Поиск
Обновления

12 июля 2018 обновлены ориджиналы:

09:41   Мой личный Серафим

09 июля 2018 обновлены ориджиналы:

00:06   Фландрийский зверь

05 июля 2018 обновлены ориджиналы:

20:00   Северный волк

03 июля 2018 обновлены ориджиналы:

21:38   Панкрат Залупа

17:07   Морозушка

все ориджиналы

Змей.  

Жанры:
Слэш (яой), POV
Предупреждения:
Смерть персонажа, Секс с использованием посторонних предметов, Мужская беременность, Изнасилование
Герои:
Эльфы, Сказочные персонажи, Оборотни, Люди, Мифические существа
Место:
Россия, Наш мир
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End, Беременность
Автор:
Ния.Чайка
Размер:
миди, написано 28 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
15.11.2015 19:42
Описание

Прогулка к озеру координально изменила жизнь молодого парня. Теперь его всегда будут преследовать изумрудные глаза неизвестного существа и звук скольжения змеиного тела

Публикация на других ресурсах

http://ficbook.net/readfic/3 642 249

Объем работы 51 282 символа, т.е. 28 машинописных страниц

Средний размер главы 51 282 символа, т.е. 28 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 15.11.2015 19:42

Пользователи: 1 читаете, 2 хотите почитать, 9 прочитали

 

У нас была красивая, но отдаленная технологически и по расположению деревня. Я тут родился, тут и живу. Я не рвусь в далёкие города, меня не манят приключения и знакомства. Я живу один и почти не покидаю дома, ни в чём не нуждаюсь-деревенские доверяют мне кто детей, кто внуков. Некоторые награждает деньгами, некоторые ещё чем-то.Многие бы сказали, что в свои 19 я прозябаю, но я так не считаю, мне больше ничего не нужно от жизни. Меня любят и взрослые, и дети. Вокруг деревни лес, который я так люблю. Уродом меня тоже не назвать. Золотые волосы до пояса, небесно голуые глаза с длинными и пушистыми ресницами, полудевичье личико и тонкая фигурка. Похожесть на девушку никогда не задевала меня-девушки пищали от восторга, а с парнями я не смотря ни на что был на равных. Не было ни одного из них, кто бы прикоснулся пошло, отнесся с презрением или хоть обозвал. Что ещё мне может нужно для счастья? Семья?В этом нельзя спешить, я не готов… меня понимают. Моё место жительства было похоже на маленький рай. К которому каждый житель деревни с самого детства старается относиться как можно осторожнее и бережнее. Мы никогда не берем больше нужного, редко ездим в ближайший город. Конечно есть и те, кто не любит такое существование. Например, половина моих свестников уехали и не вернуться сюда уже никогда. Чтож, таким и был наш уютный мирок.

ГЛАВА 1.

Утро как обычно началось для меня с ароматной чашки кофе и новостей по небольшому телевизору. Я улыбался, наслаждаясь тишиной и покоем, зная, что сегодня меня снова ждет насыщенный и энергичный день, несмотря на то, что детей приведут лишь двоих. Меня легко понять, они самые энергичные. Куда уж их дедушке с бабушкой за ними уследить, если даже я устаю? Возраст у них не тот, а ведь есть ещё и хозяйство, его тоже запускать нельзя.

Уже через пол часа в дверь постучали и я поспешил открыть. Близняшки тут же влетели в мой дом, едва не сбив меня с ног. Пожилая женщина у дверей горестно вздохнула, когда я вцепился в косяк чтобы не упасть.

-Ох, прости, Сергей… Опять их на тебя взваливаем, но самим не в мочь.- Уже привычно она протянула мне пакет с обедом для меня и детей, который я не задумываясь принял.

-Не переживайте, мне вовсе не трудно. Тем более вы тоже мне очень помогаете.-Я мило улыбнулся.

-Золото ты, а не ребёнок и как такому не помогать-то?-Старушка медленно пошла назад.-Приведи их вечером, пожалуйста…

-Хорошо.До вечера.-Я зашёл, закрыл дверь и пошёл ловить два маленьких торнадо, с завидным упорством уже пару минут как разносящие мой дом.

-Лиза, Леша!-В голосе слышалось раздражение.-Вы же хотели быть как взрослые! И что это?!

Дети резко застыли.

-Простите, дядя Сергей…

Парень засмеялся. Потом обнял их и поцеловал в щёки.

-Умойтесь, грязнульки!-В сердце разливалось приятное тепло, когда он смотрел на чумазых шалопаев, вымазавшихся акварелью. Где они её взяли? Принесли с собой из дома? Одному богу известно…

Я достал платок и намочил его, а потом принялся вытирать их личики и ладошки, тихо смеясь при их попытках к побегу.

-Эй, маленькие индейцы, будете послушными и я отведу вас сегодня на озеро. Согласны?

От радостного визга я ненадолго оглох, моё предложение было встречено крайне положительно, брат с сестрой перестали ёрзать и с нетерпением смотрели на меня.

-Вот и молодцы.-Я наконец привёл детей в порядок, включил им мультики и занялся устранением погрома в доме. Это заняло чуть больше получаса. А потом я собрал нам поесть, решив порадовать детей пикником у озера в дополнении к купанию. Из соседней комнаты показалась хитрая девчачья мордашка, разведывающая обстановку. Я не сдержал смешка, беря полотенце.

-Зови брата и пойдём.

Мордашка пропала, а через пару минут рядом со мной уже стояли близняшки. Они нетерпеливо вертелись вокруг меня, пока я замыкал дверь дома. Девочка не выдержала и заскулила.

-Дядя Сергей, ну давайте побыстрееее…

-Терпение, ребята.-Я убрал ключи в карман и наконец повёл их в сторону леса.

Солнце ещё не показало полностью свой темперамент, но уже стояла жуткая жара. Но тем не менее, всё вокруг жило. Пахло деревьями и травами, а ещё пахло летом, уже настойчиво одолевающим нежную весну. Где то в кронах деревьев мелькали птицы, то и дело хвалящиеся своими песнями. Идеальный день для купания на тихом озерке, куда почти никто не ходил, предпочитая ему не столь далёкую реку. Пожалуй, только один Дай знал, как красиво это озеро, как спокойно и умиротворённо вокруг него, какая приятная и ласковая в нём вода. Она словно обнимала как заботливая мать.

Едва завидев блеск водной глади, дети тут же умчались вперёд, раздеваясь и бросая вещи как попало. И спешно забежали в озеро, тут же начиная резвиться. Парень поднял их одежду, аккуратно сложил и принялся готовить всё к пикнику. И только после этого последовал за детьми. Те сразу втянули его в игру, Сергей совсем не возражал против этого. В такие моменты он и сам становился ребёнком, не забывая впрочем об обязанностях и собственной отвественности. Ведь всё-таки ему далеко не пять, как выбегающим из воды, спустя час, проголодавшимся близняшкам.

Как и следовало ожидать, нападению первыми подверглись сладости. Так что, когда я вышел на берег вслед за ними, от них уже и следа не осталось. С моей любовью к сладкому это вызвало укол обиды и разочарования. С неслышным вздохом я присел рядом и решил довольствоваться бутербродами.

В воду пока я их пустить не мог, так что увлёк девочку плетением венков, а её брата ловлей ящерок и с улыбкой наблюдал за ними. После озера солнце уже не доставляло мне неудобств, так что я не заметил как задремал.

Разбудил меня детский крик. Я тут же вскочил и почувствовал острую боль в ноге. Медленно я опустил взгляд и увидел уползающую змею.Ядовитую.Внутри всё похолодело, дыхание перехватило, а взгляд словно закрыло какой-то пеленой."Я умру…"С этой мыслью я погрузился в забытье и рухнул на траву.

Очнулся я уже ночью, чувствуя на себе пронизывающий взгляд. По телу проходился жар, даже прохлада земли не снимала его. На миг меня охватила паника, ведь мое состояние наверняка последствие укуса, но… С чего в таком случае у меня стоит? И, о боги, жгуче хочется секса? За подобными размышлениями я совершенно забыл о наблюдении и дернулся, услышав голос сидящего рядом мужчины.

-Дети под гипнозом ушли домой. Ты не умрешь. По твоей крови гуляет афродизиак, а не яд.

Я, признаться, подвис разглядывая его и слушая. Он был прекрасен. Черные волосы до подбородка, изумрудные глаза, манящие тонкие губы, прекрасное тело не скрытое ни лоскутком ткани… Он походил на древнего бога и тянуло к нему просто невероятно. Когда я наконец оторвался от разглядывания, то понял что раздет. Его руки заскользили по моей груди, лаская и заставляя потерять разум вновь и на этот раз гораздо серьезнее. Он накрыл меня своим телом и впился в мои губы, жадно и жарко их терзая. Я сдался сразу, сраженный его красотой и сходящий с ума от желания. Когда его губы стали опускаться для ласк на тело, я вскрикнул и заметался. Он не был ласков, кусал и сжимал мою кожу до синяков, но это распаляло лишь сильнее. На краю сознания бились мысли о неправильности, но не могли найти отклика. Мужчина раздвинул мне ноги и заставил приподняться, тут же смачивая слюной колечко ануса и проникая внутрь языком, а затем и пальцами. Я уже не сдерживал криков наслаждения, мысль о том, что у искусителя раздвоенный змеиный язык какзалось лишь придала пикантности… В себя не привела даже жгучая боль от вошедшего внутрь на всю длину большого члена. Пока он давал время привыкнуть, я хватал ртом воздух. Понимающая усмешка любовника заставила покраснеть, а толчок внутри выбил крик. Хорошо и сладко стало сразу, будто происходящее совершенно естественно. Я сам стал толкаться навстречу мощным движениям, подначивая криками. Я не продержался долго, а он же словно был неутомим. Я кончал раз за разом и оставил он меня лишь перед рассветом. Проваливаясь в сон, я думал лишь об одном «Кто же он? Он не человек…»

Глава 2.

Проснулся я ближе к полудню. Рядом никого не было, а мое нагое и отмеченное неизвестным существом тело было накрыто пледом. Отрицания, как впрочем и гнева о произошедшем насилии не было. Лишь ниточка волнения, смешанного с легким страхом.

Откинув ткань, я пошел к озеру. На удивление боли совершенно не было ни в клеточке тела, хотя каждый синяк и укус выглядел устрашающе. Смывая с себя следы страсти, я невольно усмехался собственному спокойствию. Вместо истерики было твердое намерение узнать кто меня обесчестил. И сбежать от него. Внутри что то кричало о том, что он вернется. Я не боялся. Пока, по крайней мере. Но и жгуче не желал повторения.

Обтерся я тем же пледом. Потом оделся и бросил его на траву. От ткани словно исходил дурманящий запах недавней похоти и мне не хотелось уносить вещь с собой. Тропа быстро вывела меня к родной деревне, где казалось никто и не заметил моего отсутствия. Догадка пронзила быстро-он всех одурманил! В такой маленькой деревеньке все всегда на виду!

Едва скрывшись за дверью своего дома, я отправился к бабкиному сундуку со старыми книгами. Поверья, легенды, мифы сейчас нужны были как воздух! О, пожалуй сейчас я жалел, что моя бабушка не была какой деревенской колдуньей и источники информации были крайне малы. И еще о том, что отмахивался от слов о всяких духах и нечасти. Все не верил. Убедился!

Дураком я никогда не был и закрывать глаза на очевидное не собирался. Все было предельно ясно. Укусившая меня змея была или моим любовником, или же его «подругой».И именно через ее укус в мою кровь попал афродизиак. Слегка нервный смешок все же сорвался с губ, пока книги одна за другой проходили через мои руки. Я занимался сексом с рептилией? Нет, исключая его язык, все у него было вполне человеческим!

Книги дали лишь один результат-я завис. Вариантов было много, даже слишком много! Беспомощно вздохнув, я отложил очередной потертый сборник народного творчества и пошел на кухню. Разместившись там с кружкой кофе, я со вздохом признал, что информации у меня катастрофически мало. Смириться с этим было тяжело, но необходимо. Чтож, откладывать уезд отсюда из-за этого я все равно не собирался.

Нехитрые и немногочисленные пожитки сбрасывались в сумку не без сожаления, но быстро. В городе безопаснее, чем в глухой местности. Документы и скопленные на случай деньги переместились в карман легкой куртки, как и ключи. И теперь в полный рост встала проблема транспорта. С досадой поморщившись, подумал о том, что здесь мне может помочь только удача или обаяние. Все же меня тут любили и могли пойти навстречу. Но как в такие моменты ощущается отсталость нашей местности всего с парой машин и строго определенным временем поставки продуктов!

Но судьба похоже была милостива ко мне. Немолодой уже мужчина сосед легко согласился меня подвезти. Уже через 15 минут мы покидали пределы деревни. Ненавязчивые расспросы о причине уезда совсем не раздражали, даже всколыхнули детскую мечту и вызвали улыбку.

-А на врача учиться пойду. А потом обратно вернусь, буду стариков и ребятню лечить. А то пока к нам кто доедет, а народное… Нет, нужен врач.

Мужичок заулыбался, похвалил мое рвение и предложил помощь. Оказывается в городе его сестра сдавала квартиру и он пообещал договориться с ней на скромную цену. И ведь договорился, стоило только приехать! Только сейчас я понял, что уезжал в никуда, мне не к кому было обратиться за помощью. И в который раз стало тепло в груди за нашу деревню. Осматривая довольно удобную однокомнатную квартирку, я думал о том, что здесь, в городе, никого не взволновала бы чужая беда.

Жизнь моя начинала новый виток. Но мне казалось, что он начат не мной одним, и близкой тенью за мной стоит изумрудноглазый искуситель. И почему то именно сейчас это вызвало страх…

***

Сам же виновник этого страха свернулся кольцами на камне, удовлетворенный происходящим, Побег жертвы казался ему крайне забавной игрой. Он вполне заслуженно причислял себя к хищникам, так почему бы не «загнать дичь»?Эти мысли вызывали у змея вожделение, желание ощущать острый вкус чужого страха на языке… Ему нужен был этот мальчишка. Инстинкты вели его именно к нему, поэтому охотник убеждал себя действовать как можно осторожней. Ведь подобные ему легко лишали разума, здоровья, а часто и воли к жизни. И он, пусть неправильный и смотрящий на мужчин вместо женщин, в остальном исключением не был.

Но как же разжег юнец его кровь! В городе будет гораздо интереснее, чем в глуши! Он затеряется среди толпы, неотделимый от людской массы и насладиться охотой.

Солнце скрылось за горизонтом, и на месте змея теперь сидел черноволосый мужчина. На губах его была усмешка, а глаза предвкушающе блестели.

-Поиграем…

***

В темноте квартиры, на усталого спящего парня на миг из зеркала посмотрели светящиеся изумрудные глаза и мгновенно пропали. Ночь была спокойна и тиха.

Глава 3.

Увы, дальше в моей жизни все не могло быть так просто. С горем пополам под конец следующего дня выбив хотя бы работу уборщика, я был совершенно опустошен и разбит. Документы на обучение подавал уже крайне неуверенно, проклиная мистическую встречу на чем свет стоит.

Возвращение в квартиру вызвало у меня горькие мысли о шаткости нынешнего положения дел. Упав на кровать, осознал невероятно четко, что пусть и не ел весь день, но совершенно не хотелось обратного. Даже немного мутило. Кажется стресс оказался сильнее, чем казалось изначально. сна так же не было, хотя организм и намекал на усталость плохим самочувствием.

Я со вздохом поднялся и пошел на кухню. Чай с мятой всегда меня успокаивал и давал некоторую собранность. После него я точно смогу уснуть.

***

Переселение змея в город все же принесло тому неприятные хлопоты-в своих размышлениях о месте жительства он вовсе не думал. И столкнулся с тем, что единственным подходящим местом стал городской парк. Днем, накрепко запертый в змеиной форме, он мог притаиться в кустах, а ночью лишь достаточно одеться, чтобы походить на гуляющего.

Одежда у него была всегда. Дело в том, что рожден он был в крайне необычной паре-его мать и отец были такого же вида как он сам. Явление это было безумно редкое. Обычно рождалась юная нечисть от человеческих женщин, отнимая за время вынашивания жизнь. Не одна порядочная змея на это не соглашалась, да и ужиться парочке одного вида было практически нереально. Впрочем, человеческих женщин тоже просто оплодотворяли. А во избежании абортов сопровождали везде и доводили до того, что об этом и мысли не было.

Итак, его родители были крайне необычны. Но юный змееныш умудрился отнять жизнь даже у сильной матери. И тут же практически погубил отца. На любовь их вид практически не был способен, но ведь уже было сказано, что пара необычна? Отец угас за пару недель, успев оставить сына в одеяльце на тротуаре. Как же тогда повезло младенцу, что его забрали до сумерек! Превращение неконтролируемо даже взрослыми, так что может сделать дитя? Змею бы не пожалели.

Парня, что забрал его, звали Александром. Ему было 20 и жил он в доме, доставшемся в наследство от родителей. Живший с десяти лет в приюте, он очень трепетно отнесся к младенцу и это была огромная удача в жизни юной нечисти. Сердце паренька было слишком добро к детям, чтобы выбросит его даже после обращения. Он закрывал глаза на все. На быстрый рост, на исчезновения по ночи… И по утрам встречал лишь улыбкой. Грустной, но нежной. Именно тогда знавший о себе из за генов юный змей понял, что неправильный. Что любит не женщин, а мужчин. Юная психика была гибка и легко приняла это.

Именно Саша приучил его к одежде. Он был наг в теле человека лишь во время близости и считал это правильным.

Воспоминания о опекуне вызвали странную боль и пустоту в грудной клетке. Змей, названный с легкой руки Виктором, никогда не мог понять что это значит, но это чувство всегда возникало, стоило вспомнить улыбчивого парня.

Когда змею было пять он выглядел на 20. И природа его брала верх. Хорошо или плохо в его природе были понятиями крайне размытыми, поэтому он не видел ничего страшного в инстинктивном впрыскивании афродизиака в опекуна и последующем неистовом взятии его. И совершенно не понимал слез и криков того. Неистовая ночь впервые показала чем подобное может обернуться-когда змей насытился, Саша лишь пару раз рвано вздохнул и навсегда затих. Что он натворил, виктор понял лишь через время ощутив запах тлена. Дом он покидал в спешке. С тех пор и появилась эта неясная пустота…

Виктор отбросил эти мысли и обратился в змея. Алая лента взвилась в небо и направилась к жертве. Окно квартиры было открыто и змей легко ступил в нее уже человеком. Пройдя к кухне, он с усмешкой посмотрел на пьющего чай Сергея. Тот, внутренним чутьем ощущая взгляд, повернулся и выронил чашку. Даже гул машин на улице не заглушил оглушительный звон с которым та разбилась. И пожалуй впервые в жизни, паренек ощутил ужас, что отразился и в его глазах. Змей лишь усмехнулся, видя как юноша отступает назад и упирается в стену.

-Ч…что ты такое?! Как ты меня нашел?!

-Меня зовут Виктор.-Змей продолжал усмехаться.-Нашел легко, можно сказать по запаху. И я не что, а кто, дружок.

Но уже через секунду усмешка покинула губы, уступая недоумению. Сергей сполз по стене, теряя сознание.

Глава 4.

Змей подхватил падающего юношу и ощутил жгучую похоть. Впервые краска залила щеки, и он судорожно вздохнул. Похоть почти застилала сознание. О черт! Брачный сезон! Змей крайне красочно выругался. Его ждали два месяца муки, ведь зачать свое продолжение он не мог. Ну не стояло на женщин! А, насколько он знал, юноши на продолжение рода не способны.

Уложив свою проблему на кровать, змей направился в человеческий гей клуб, пока Сергей давал разуму отдых.

Там он сразу заметил стоящего у барной стойки одинокого паренька. Светловолосый мелированный юнец-типичный пассив, стрельнул на него накрашенными серыми глазками. Жертва вполне подходила. Знакомство быстро перешло в горизонтальную поверхность. Парень даже выжил, но впросак попал сам змей. Юнец видел превращение поутру и засунул его в аквариум! Более того, он знал защитные обереги и навесил на него!

Виктор был зол. Нет, он был в бешенстве! На взлом защиты ушло трое суток. Зато потом юнец очень пожалел! После жестокого изнасилования парень сам вскрыл себе вены. Прибывшая по вызову полиция лишь сказала о самоубийстве, а алого змея взмывшего в небо с подоконника восприняла как галлюцинацию из-за долгой работы.

А вернувшись в уже знакомую квартиру, он не обнаружил жертвы! Гнев застилал взор и он направился по запаху на поиск. Увидев СВОЕГО Сергея в женских объятиях, он почти обезумел. Но все же с каким то мазохистким удовольствием наблюдал, как тот имеет самку. Тугими спиралями скручивалась в нем… Жажда собственника? О да, именно она!

Вскоре все завершилось и юноша ушел. Еще никогда змей не рвал в клочья горло человеку. Но сейчас разрывал на ошметки, наслаждаясь хрипением, толчками крови и уходом жизни.

Едва она затихла, уже мужчина вошел в квартиру Сергея и безжалостно повалил его на пол. Одежда вмиг оказалась разорвана, сопротивление вызывало гнев и злобное шипение. О, теперь юноша ощутил что такое действительно быть взятым силой! Его порвали одним движением, вызывая беспомощный вой и попытки отползти. Слезы прочертили дорожки по щекам, но разгневанный змей этого не замечал. Толчок за толчком вторгаясь в окровавленное нутро он лишь наслаждался. И излился в глубину чужого тела, ощущая небывалый экстаз.

***

Я дергался, кричал, насаженный на него и крайне жестко насилуемый. Слезы текли по щекам, но насильнику было все равно. Меня пронзали раз за разом. Во время его оргазма, я и вовсе сходил с ума. Меня словно обжигали изнутри кипятком выплески спермы, давно сорванный голос был способен лишь на мученнический хрип. Сознание не хотело меня покидать, хотя я молил об этом. Отпущенный насильником, я распростерся на полу, глухо всхлипывая. И почувствовал болезненный укус, вызвавший новую порцию слез.

-Я отравил тебя.-Произнес Виктор.-Теперь ты отравишь каждого с кем целуешься или спишь. Ты только мой.

Счастье от поступления в медицинский сразу меня покинуло. Как и надежда на отношения с Анжелой, соседкой.

-Если скажешь, что это я убил твою любовницу, пострадаешь. Я скроюсь, а тебя закроют в психушке.

Я нервно засмеялся. ВОт тебе и надежда на нормальную жизнь! Он предусмотрел все. Дьявол!Оставалось лишь беспомощно плакать.

Глава 5.

Змей был крайне доволен, прижимая к себе свою жертву и собственность. Раздвоенный язык прошелся по щеке юноши, собирая слезы и мазнул по его губам.

Парнишка отчаянно дернулся, заранее зная, что результата это не принесет. Так и оказалось. Насильник скользнул губами по его уху, прошептав интимным шепотом.

-Если ты будешь хорошим мальчиком, то я больше не причиню тебе боли. Буду нежить, ласкать, давать афродизиак, чтобы тебе было еще слаще…

Это кажется снесло Сергею последние тормоза. Он забился в руках незванного гостя, стал кричать и материться, угрожая расправой и называя мерзкой тварью. Рациональная часть мозга, словно оценивающая все далеко со стороны дрожала в ужасе, выдавая лишь одну фразу «не потерпит-убьет».Жить очень хотелось, но остановиться не получалось. Наконец, он замолк, выдыхаясь и поднял испуганный взгляд на Виктора. Тот был странно задумчив, но кажется не злился. Издав что то похожее на смешок, змей скомандовал:

-Не двигайся. Или хуже будет.

***

Я скользнул между ног моей маленькой «самочки» и широко раздвинул их, вызвав громкий всхлип из-за потревоженного ануса. Да…зрелище и впрямь оставляло желать лучшего. Несколько разрывов, наверно, даже кровь и сперма, вытекая, причиняли ему боль. Что то незнакомое и чуждое шевельнулось внутри и я даже сам не понял как стал вылизывать пострадавший участок, выделяя слабое подобие афродизиака. Чтобы возбудиться этого крайне мало, но вот чтобы унять боль достаточно. Больше помочь я ему ничем не мог — я все же существо темное и чудес не совершаю. Смотрю на его красное лицо, проникая языком внутрь него. Прикусывает губу, но даже не дергается сейчас. Отчетливо чувствую, что он боится. Это вызывает неоднозначные ощущения, пожалуй за всю свою жизнь я не испытывал такой калейдоскоп эмоций сразу. Тут и веселье от того, что он боиться получить за свои слова, и удовлетворение от такой покорности, и желание от взгляда на красное личико… Мой. Только мое сокровище!

Хотелось вновь ворваться в тугое юное тело, но пришлось с досадой себя сдерживать. Второго раза он не выдержит. Превратить это великолепие в сломанную игрушку ради минутной прихоти? Я еще не сошел с ума.

-Легче?Больше ничем помочь не могу, разве что…

Подхватываю его на руки и несу на кровать. Аккуратно уложив, сажусь рядом. Он все так же спокоен, только к моему удивлению смотрит на меня обиженными глазами.

-Сначало калечишь, потом лечишь… Псих нелогичный.

Тихонько шиплю на него.

-Не забывайся, человечек! И не вылечил я, а временно обезболил. Ты еще несколько дней прекрасно будешь ощущать последствия моей злости на своей попке!

Сергей тут же стушевался и отвел взгляд. Некоторое время стояла тишина, которую нарушил его тихий вопрос.

-Почему я, а не кто-то другой?

Признаться такой вопрос меня приятно удивил. Созрел, наконец, для выяснения причин без истерик и упреков? Может стоило раньше изнасиловать?

-Ты мне идеально подходишь. Наш вид создает семью, выбирая самок к которым ведет инстинкт…

-Я парень! Не самка! Потомства от меня не будет!

Надо же сколько возмущения! Лишь усмехаюсь, качая головой. Неужели он думает, что просветил меня в этом и я отпущу?

-Для меня ты как самка. А про потомство я в курсе и не особо меня это волнует. Только семья у нас спокойнее будет и ты дольше проживешь.

На это он еще пару минут хватает ртом воздух.

***

Лежу, смотрю на него, пытаясь переварить полученную информацию. Недавняя истерика отняла все силы, поэтому кричать на него и обвинять во всех грехах мне, против обыкновения, не хочется.

-А почему дольше проживу-то?

Улыбается так снисходительно, словно я обязан сам знать, но это лишь подстегивает мое любопытство, о котором, впрочем, мгновенно жалею.

-А дети свою мать просто «сжирают».Сгорают носители за беременность.

Я смертельно бледнею, и Виктор вдруг начинает меня успокаивать.

-Тебе нечем ни зачать, ни родить, ты в полной безопасности. Высушить тебя сексом я так же не смогу, идеально совместимые от этого защищены…

Измученно стону, понимая, что на волосок от смерти побывал уже дважды… Сглатываю.

-Так зачем тебе я?

-Жить вместе. В лесу.

Я опешил настолько, что спросить смог лишь о том, почему именно в лесу. Он морщится, но отвечает предельно честно.

-Я нечисть не только с людьми, но и с природой связанная. Для долгой жизни в городе не приспособлен. Давай в деревню вернемся.Вместе.Лучшей парой тебе буду, да и выбора у тебя нет. На краю света найду, да и пометил тебя.

Морщусь от этих слов, но поспорить с ними не могу. И тут в мозгу что-то щелкает, вызывая настоящую эйфорию.

-Хорошо!Но при условии! Я добровольно стану твоим, если дашь доучиться и до этого времени показываться не будешь! А потом вместе в деревеньке и заживем!

Он смотрит недоверчиво, немного зло, но скрипнув зубами и не находя во мне лжи, кивает. Целует, поднимаясь и вылетает в окно алой лентой. Я же по детски счастливо вскрикиваю. Внутри плещется чистый восторг. Моя маленькая победа! И образование, и отсрочка! Это годы, может получится выкрутится!

Глава 6.

С того дня моя жизнь стала протекать спокойно и размерянно. За учебу я брался с удовольствием, обзавелся друзьями и более приличной работой… Вот только от отношений шарахался так, что вскоре меня прозвали недотрогой и отстали. Почти все. А вот особо навязчивых избегал всеми силами. Убийцой я становиться не хотел, а ведь поцелуй можно сорвать и без желания. При этих мыслях я покрывался холодным потом. В том, что Виктор не лгал мне уверенность была полной.

Первое время желания тела было легко контролировать, но через полтора года моего терпения хотелось выть. Пожалуй, сейчас я сам бы подставил змею свой зад и уже жалел, что прогнал его. С этим срочно надо было что-то делать, так как нормальным для себя подобный сдвиг я не считал. Черт, ну почему ему не явиться разок? Человек, тьфу ты, существо слова, блин…

Подобные размышления из себя хотелось выбить. Чтобы хоть как-то охладить сошедшее с ума тело, я стянул с себя одежду и лег на кровать. Рука скользнула к паху и обхватила жаждущую ласки плоть. Я стал неспешно поглаживать ее, покусывая губы. Казалось, мне хватит и пары движений, но разрядка все не наступала, а от мучительного желания достичь пика я уже тихо хныкал. Озарение было подобно удару грома. Ярко покраснев, раздвигаю ноги и начинаю облизывать пальцы свободной руки. Изрядно увлажнив их, опускаю руку вниз и прикасаюсь к колечку ануса. Тело словно подбрасывает на постели, а с губ срывается стон. Хочется заполнить пустоту внутри резко, до крика, но мне удается сохранить благоразумие. Палец входит туго, неохотно, но вызывает дикий восторг организма. Вскоре внутри их уже два, после три. Член забыт и я просто трахаю себя пальцами, поскуливая. Недостаточно, но все равно так сладко! Кончаю с тихим вскриком и прикрываю глаза, пытаясь отдышаться.

Кажется мне придется посетить сексшоп и в ближайшее время удовлетворять себя исключительно анально. Что он со мной сотворил?

***

В некотором роде мальчишка обыграл меня. Показал каким может быть если не противиться и поставил условия. И я просто не смог отказать. Я хотел, чтобы он был таким. Возможно подсознательное стремление к спокойной семье и покорившейся «самке» толкнуло меня на это?

Уступить было сложно, но нужно. Тем более упрямцу будет хуже, чем мне. Змеи прекрасные и опасные любовники. Один раз принять в себя плоть подобного мне достаточно, чтобы желать этого снова и снова. Не сразу, конечно. Срок у всех разный, в зависимости от силы воли.

Я схитрил в договоре. Наблюдал за ним почти каждый день. И чем больше проходило времени, тем горделивей я выглядел. Мне достался очень сильный партнер, что не могло не вызвать восхищения. Выдержать такой срок! Я наблюдал за тем, как он ласкает себя с жаждой наброситься на него немедленно. Но…нельзя.Еще слишком рано. И сделай я это всего придется добиваться исключительно насилием. Чуть морщусь и ретируюсь, дабы не оказаться замеченным. Лес, точнее моя поляна, встречает меня незванным гостем. Обращаюсь человеком и шиплю.

-Какого ты тут забыл?!

Мужчина постарше меня и пошире в плечах, оборачивается на меня наровчито медленно. Серебро его волос изящно скользит по нагому плечу и такие же серебряные глаза встречаются с моими, обжигая насмешкой.

-Как невежливо, братишка.

-То, что отец сначало обрюхатил твою мать, а потом мою, не дает тебе права лезть на мою территорию! Ты мне такая же родня как все из нашего роду-племени.Свалил.

Тот хмыкнул.

-Сразу видно человеческое воспитание. Ни уважения к более мудрому, ни даже терпения. Я пришел сообщить, что ты скоро станешь дядей. Так, кажется, делают люди? Видишь, я хотя бы пытаюсь быть хорошим братом, подстраиваясь под тебя…

Я засмеялся и прервал, совершенно не скрывая ехидства.

-Что же ты тогда голышом? И да, я отвратительный брат, который и дальше собирается тебя позорить. И сейчас, и всю свою дальнейшую жизнь. Ползи отсюда.

Брат чутко повел носом и слегка выгнул бровь.

-Партнерша?

-Партнер.

-Значит и впрямь ты от природы такой… редкий.-Задумчиво бормочет серебряный змей и качает головой.-Что же… счастья вам и деток, раз так. Теперь и впрямь влазить не буду, на все воля Матери Природы и Ночи.

Уже через секунду я остался один, недоуменно глядя вслед родственнику. А как же отговоры, воспитательные беседы? Что он задумал? Ведь не мог же он просто принять мою особенность? Или мог? Ответов у меня не было.

Глава 7.

От лица Серебряного Змея.

У нас никогда не ценились родственные отношения. Только авторитет. Так меня всегда воспитывал отец. Были мы вместе до моего года и, переводя на человеческие года, я, пятилетний ребенок, вступил во взрослую жизнь.

Мой серебряный окрас чешуи был прекрасен, это признавали даже главенствующие. Энергию я черпал из вохищения и жалости людей к «божественному малышу».Так и дорос до трех.

А потом отец встретил ту сварливую змеюку, в которую… ВЛЮБИЛСЯ?!Но как?! Это в нас не вложено, мы почти паразиты! Я терпеть ее не мог. И был счастлив, когда мой маленький брат отнял ее жизнь. Я сразу проникся к нему нежностью. Но после смерти отца оставить с собой не мог. Традиции и правила-я был слишком юн. Но я никогда не оставлял его, хотя узнай кто и мне пришлось бы не сладко.

Он справился и только я успокоился, оказалось, что он ненормальный. Его сразу хотели уничтожить, но я, в то время уже вошедший в состав главенствующих, настаивал на терпимости. Не могла же ошибиться сама Великая Мать Природы и Ночи? Только это спасало его, мы слишком уважали покровительницу.

А я в это время пытался вправить мозги братишке. Это влекло сплошные скандалы и я стал видеть в его глазах ненависть. Было обидно и… больно?Да, пожалуй. В последний, недавний мой визит, я боялся уже до крайности. Терпение наших заканчивалось. И наконец появился свет в конце тоннеля-партнер.Я чуть не рассмеялся от радости, убегая. Мать природа никогда не ошибается! А если они и не поймут, я всегда защищу тебя, мой юный братишка! Ты будешь счастлив!

Глава 8.

С того вечера началась пытка. Мое тело сгорало в огне, с вибратором я почти засыпал… Я хотел его. С ума сходил как хотел и признал это спустя месяц мук.

Учеба отвлекала, но ненадолго и ей никак было потушить пожар внутри.

На начале второго года от договора, я уже не мог держаться. Как я был счастлив, что живу не в общежитии! Кто поймет рыдания с вибратором в заду… Боги, как стыдно… Кажется, я звал его.Молил.И он услышал. О, как я был неправ! Его руки не смеют меня покидать!

***

После визита брата я стал наблюдать за ним чаще. Каждый миг отсутствия мне казалось погубит его. И когда он зарыдал и стал звать, я не мог выдержать.

Я набросился на него как сумашедший, движений тела уже не контролируя…

Кажется я целовал его, запихивая игрушку поглубже в его анус. Он так тянулся ко мне, что та быстро отлетела в сторону.

И уже через мгновенье раздался крик наслаждения. Я вошел резко, на всю длину, но похоже это только усилило наслаждение. Он был прекрасно разработан, а сжигающее его желание сгладило все плохие моменты.

Как же сладко слышать из его уст свое имя! Как сладко, что он так обнимает! Руками и ногами, словно желая остаться так навечно…

От удовольствия кричали мы оба. А потом он лихорадочно зашептал:

-Не уходи. Забудь о моей просьбе, приходи каждый день… Не оставляй меня, я с ума сойду!

Я от облегчения чуть не расхохотался. Значит, не злится. Ведь, получается, я обманул его. Он не получил образование до конца, а я уже в его постели…

Прижимаю его к себе и шепчу:

-Не оставлю.

***

Я был счастлив. Он всегда был рядом, всегда поддерживал… И я больше не мог смотреть на него как на насильника. Я влюблялся. Окончательно и бесповоротно. А еще мучался. Он желал меня-бесспорно.Но любил ли хоть на толику?

Мучительно вздыхаю, глядя на змею на постели. Ему так лучше спиться…

Вдруг стало частить сердце, а к горлу подкатила тошнота. Отбросив книгу, я ринулся в туалет. Кажется книгой я попал по любовнику, но мне сейчас было все равно. Тошнота была крайне мучительна и болезненна, кажется, посреди процесса сзади стал возвышаться Виктор с кружкой воды. Едва все заканчивается, благодарно принимаю ее, полощу рот и пью. Он усмехается.

О

-Отравился?Ел в вашей столовой? Даже мой род убивает меньше, чем ваши повора. Я отлично готовлю. Веришь?Могу изредка побаловать партнера… Но только изредка, учти! Сейчас например.

Меня снова согнуло и когда я вышел, змей уже закончил. Передо мной опустилась кружка с горячим бульеном и небольшим количеством лапши. Себе суп он налил более основательно и сел есть. Уже с первого глотка я понял-он бог. И это он называет умею готовить? Какой изредка? Даже умолять буду!

Тошнота сразу отступила, оставив мягкое тепло. Виктор заметил это и улыбнулся.

-Легче?

Я лишь киваю и улыбаюсь в ответ.

***

Я идиот! Приготовил на свою голову! Мне теперь приходиться отбиваться от такой чести все время визитов. Кроме постели. И ситуация усугубляется-даже если готовлю, даже если то, что просит, он недоволен.

Шиплю от раздражения, собираясь ударить эту доставучую особу, но руку перехватывают.

Резко поворачиваюсь и вижу брата. Он чуть улыбается, притягивает меня к себе и шепчет:

-Я очень вовремя… Ты сегодня стал дядей. Пришел порадовать и заодно познакомиться с твоим мальчиком.

Я резко отталкиваю его и смотрю на своего малыша. Он нервничает, даже хуже, он боиться. Глажу его по щеке, подходя, и шепчу:

-Это мой старший брат-Серебряный Змей.

-А имя?

Тихо смеюсь, понимая, что он не знает.

-Это и есть имя. Это только я такой особенный.

Брат все это время молчит и смотрит как-то оценивающе. Потом вздыхает.

-Я понимаю, что ты меня ненавидишь, но можно было хоть сказать? Я о сыне сказал!

Ошарашенно смотрю на него и хмурюсь. Кажется он понимает меня и усмехается.

-Твой партнер носит ребенка.

Я не знаю для кого это больший шок…

-Ты действительно не знал?-И уже ловя бессознательное тело моего партнера, хмуриться.-И он не знал?

-Брат, мать твою! Кто этим в лоб!

Глава 9.

Схватив бессознательное тело на руки и сев на диван, я вспоминал весь запас мата. Налаживание отношений длилось годы. Только все начало получаться, мать вашу!

Вот почему он такой нервный… Горько вздыхаю, думая о том, что мне его еще успокаивать…

***

От лица Серебряного Змея.

Сегодня погибла моя партнерша, принеся долгожданную радость-моего сына. О, мое сокровище было прекрасно! Юный Алый вполне мог занять мое место в главенствующих.

Брат, подверженный человеческим чувствам больше других, должен знать о нем первым! Ведь такую честь не отдают кому попало!

Заодно посмотрю на его пару. На самом деле, я не раз видел его. Разве оставлю я без присмотра любимого братишку? Ни за что.

Красивый, юный и сострадательный. Нежный, целеустремленный… Лучший возможный партнер. Для мужчины носить ребенка хуже, тем более зная, что он погубит его. И вот тут важно его сострадание и нежность. Ведь убивать крохотную, беззащитную жизнь несправедливо?

Пришел я вовремя. Виктор уже собирался ударить юного носителя. Я хотел отчитать его за это, но он… Не знал?! Как и Сергей?! Нет, быть не может! Пусть Виктора и вырастил человек, он обязан знать о том, что инстинкты ведут к носящему! Мать природа не ошибается и то, что мой брат по парням не значит, что он обделен.

Хватаю ртом воздух, слушая брань братишки. О боги, я не вынесу истерику беременного…

***

Не спорю, я замечал свои перепады настроения. Замечал и необоснованную сексуальную активность. Но тошнило лишь раз, вкусы не поменялись… Но ведь и беременность у меня необычная…

Изнутри поднимается ярость на мифическое существо, следом отчаяние… Смесь приводит в сознание и приводит к тому, что змей получает в глаз, а я падаю на пол и горько рыдаю. Я не вынесу. Несколько месяцев умирать, еще и прекрасно это зная… Не вынесу. Но малыша убить не смогу. Я ведь будущий врач… Был, скорее всего? Родов их вида не переживали даже женщины, а я и вовсе для этого не приспособлен.

Рядом со мной опускается Серебряный Змей, задумчиво кусает губы и тянет себе на колени, инстинктивно укачивая. Это ново для него, непривычно и это видно. Но он исренне старается утешить. И это вдруг помогает. А еще, там внутри, в животе, становиться тепло.

Сердце начинает частить, рука ложиться на живот, а все мысли наполняются любовью. Кажется даже злость отошла прочь.

Виктор виноват. И я умираю. Но как бы сильно я не был напуган, я дам ему жизнь. Ведь не виноват же ни в чем этот кроха?

***

Я мог отклониться, но с честью принимаю удар. Он прав, я обязан был знать. И защитить был обязан. Хмыкаю на эти мысли, мы ведь даже не возлюбленные. Просто тянемся к друг другу, проявляем некоторое тепло…

Он носит моего сына, Мать Природа… Запоздало накрывает нежность и потребность защищать носителя. А еще злость-ребенка погубить я не дам. Что бы не думал носитель.

***

От лица Серебряного Змея.

Удар по брату меня не удивил. Для мужчины беременность закономерный шок. Истерика не удивила так же, но напугала сильно. А если он потеряет малыша?!

Кидаюсь к нему, вспоминая как успокаивают люди. Как ребенка тяну себе на колени и глажу, шепча нежности. А параллельно думаю о том, что прекрасно, что брат этого не слышит. Он, кажется, глубоко в себе.

Глава 10.

От лица Серебряного Змея.

Стоило юноше начать успокаиваться, как я тут же отпустил его, косясь на брата с опаской. Все еще в прострации, что нам на руку. Я прекрасно помню как защищал беременную партнершу.

Позволить прикоснуться к ней другому? Я даже не уверен, что не напал бы на своего младшего в то время. А ведь у меня к нему нежные чувства.

Поднимаюсь, смотря на беспомощного Сергея и ободряюще ему улыбаюсь.

-Где у вас аптечка? Тебе не помешает выпить успокоительное.

Парень молча указывает на шкаф. Достаю лекарство и иду за водой. Возвращаясь, опускаюсь перед юношей и подаю принесенное. Потом встаю и подхожу к брату. Прикосновение к плечу выводит его из транса. Я хмыкаю на его прожигающий взгляд.

-Очухался? Я твоей семье не угроза. А совсем даже наоборот. Чего расклеился? Сейчас кому хуже? Может человечку твоему?

Едва в его глазах затихает гнев и с губ перестает срываться тихое шипение, я понимаю — правильные слова найдены.

Он подходит к партнеру и обнимает его, шепча что малыш это чудесно, что это дар им.

А тот, кажется, уже совсем успокоился. Вскинул голову на эти слова и посмотрел с возмущением и обидой на нас обоих.

-Да что вы понимаете… Может и дар, но ведь я его не увижу! Может для вас и нормально так умирать, но не для меня.

Я подобрался, готовясь защищать неразумное шокированное создание. Брат тоже напрягся.

-Ты же не хочешь сказать, что собираешься…

Он явно не сразу понимает, о чем я говорю. А потом сверкает злым взглядом и шипит не хуже нашего.

-Я по вашему убийца?! Он же живой! И мой, как бы неутешительно это для меня не было.

Напряжение окончательно отпускает нас, значит глупостей не натворит. Достойная реакция, во мне поднялось уважение к нему.

Как старший я обязан помочь им, раз так вышло.

-Вы должны отправиться со мной в лес. Возражений и быть не может. Все это не игра, Сергей. Более того как один из главенствующих, я имею доступ к исследованиям о носящих и феномене их гибели. Возможно, если разобраться до конца, ты сможешь увидеть своего ребенка. И даже понести снова.

Если партнеры не будут умирать, наша численность возрастет. Это выгодно всем.

-Вы будете опыты на нем ставить?! Никогда, слышишь?

Сергей вырывается из его рук. В его глазах решимость и надежда.

-Ты лишишь меня даже шанса?!

Я только вздыхаю.

-Мы будем предельно осторожны. И это действительно его последний шанс.

Виктор и рта не успевает открыть, как парень отвечает мне согласием. И по его виду становиться понятно — не отступится. Будет бороться до последнего.

А раз так, то половина успеха уже есть.

***

-Мальчишка! Ребенком хочешь рискнуть?!

Я был искренне возмущен, но он только отмахнулся.

-Я уже смертельно рискую. Плюс я не женщина, велик шанс, что мой организм не выдержит. Так не лучше ли нам иметь хоть малый шанс и специалистов рядом. Возможно из-за своего неверия и умирали другие. А я твоему брату доверюсь. Он зла не желает.

Сейчас я был совершенно беспомощен перед его выбором. Отчасти я понимаю, что он прав. А еще инстинкт беречь, не позволяет нервировать или наказать за безрассудство.

-Мать природа с вами. Иди вещи собирай.

Дожидаюсь, когда он уйдет и крайне многообещающе улыбаюсь Серебряному Змею.

-Погибнет моя семья и у меня появиться перчатки из змеиной кожи. Серебристой такой, редкой…

Он сглатывает и кивает. Вот теперь у меня доверия к нему больше, он тоже будет рисковать.

Глава 11.

Мне почти нечего было собирать, всех вещей собралось на одну сумку. Да и много ли нужно полумертвому в лесу?

Я чувствовал себя странно, словно заранее смирившись с любым исходом. Похоже так на меня влиял ребенок. Ощущение прочной нити, что скрепила меня с ним и его отцом, вызвало изумление. Разве можно быть таким слепцом? Не видеть дальше своего носа?

Усмехаюсь, обводя взглядом спальню и сдерживаю желание засмеяться в голос. Я не жалею о незаконченной учебе, о почти покинутой камерной коробке… Мне легко и весело, я чувствую как обрубаются все сдерживающие меня цепи и ощущаю свободу.

Настроение подскакивает еще больше, когда слышу угрозу Виктора. Внутри разливается тепло и гордость. Значит я ему не безразличен. Сколько бы я не твердил обратное, но мне важно это. Очень уж тесно наши жизни перепляла судьба.

Мой любовник и его брат смотрят на меня как на сумашедшего и переглядываются. А я продолжаю широко улыбаться, а потом вовсе не могу сдержать смех.

-Я не свихнулся. Серьезно, все хорошо. Просто ощущение такое, будто до этого я не жил.

Серебряный Змей понимающе ухмыляется.

-Долго партнера не принимал. Выдержка хороша.

Он забирает мою сумку, а Виктор подхватывает меня на руки. Наш гость покидает дом первым, как всегда через окно. Сейчас смотрю на это оценивающе, но всю красоту познать не успеваю, Виктор со мной на руках прыгает следом.

Сердце уходит в пятки, голос перехватывает и я даже пискнуть не могу. Но мы не падаем. Я чувствую жар и словно сам становлюсь мифическим змеем, сливаюсь с партнером… Это настолько ярко и полно, что я будто вижу его глазами, чувствую его как себя… Трепещу от дикого удовольствия, мы парим высоко над землей и разделяем все друг с другом…

Его магия прекрасна. И если я лишал себя этой близости из-за своего упрямства, то больше я таким глупцом не буду.

Прибыли мы к пещере, уходящей в глубину земли. От нее буквально тянет недобрым и окажись я тут один, пожалуй убегал бы как можно дальше. Ощущаю обращение партнера и свое, но приятное ощущение единства остается. Он сжимает мою руку и заводит меня вслед за братом под каменный свод.

Ободрение этого жеста быстро прогоняет весь страх.

Путь пещеры освещен каким-то особым огнем, от каждой стенки идет приятное тепло. Идти пришлось доволько глубоко. Серебряный Змей на миг оглядывается.

-Иное место не подошло бы нам. Дети очень уязвимы, а здесь много веков все напитывалось нашей магией. Тут, говорят и роды легче. Но если ослабить наше проклятие эти стены могут, то вот снять нет.

-Так это проклятие?

Он кивает.

-Окрутил наш сородич когда-то жену чернокнижника. Обоим тогда перепало. Она первая умерла, а змей тот на весь род наш беду навел. Узнал потом об этом и с ума сошел.

Мой партнер недовольно хмыкает.

-Детские сказки.

-А вот это еще не доказано. Мы ничего не можем отрицать сразу.

Я обомлел, когда он наконец привел нас. Нет, город не блистал особой красотой, но отличался особым очарованием. Дома здесь явно предпочитали деревянные, а украшением каждого было детское творчество.

Детей здесь и впрямь ценили. Мы проходили по главной улице и я ясно видел, что тем все прощалось. А вот сами сородичи терпели друг друга с трудом, особенно агрессивными казались двое с беременными дамами.

Я только подивился, как они еще друг друга не перебили. И спросил поже вслух. Серебряный Змей недовольно бурнул.

-Главенствующие больших конфликтов не допускают. И я в их числе. Может дикость это все, но такая у нас природа.

Я молча думал о его словах и даже не заметил, как мы оказались в огромном, единственным в округе каменном здании.

-Мы пришли. Это Лаборатории Матери Ночи. Здесь есть все нужные материалы и комнаты. Покидать его не советую, тут вас не потревожат. Войти сюда могут такие как вы или такие как я. С другими я сам договорюсь. И этим случаем займусь сам. Так будет безопаснее.

Он провел нас в небольшую спаленку и оставил отдыхает. Мой возблюбленный наконец позволяет себе расслабиться, он явно не верил тут никому. Прижимаюсь к нему, понимая, что в ближайшее время нам будет нелегко.

***

О, боюсь я преуменьшил! Бесконечные опыты, копания в архивах и тяжесть моего положения были огромным грузом. С каждым месяцем я все больше слабел. Исхудал, плохо спал, но все еще держался. Даже защищал Серебряного Змея от впадающего в ярость любовника.

Он стал похож на бешеного хищника, только обо мне заботился как о величайшем сокровище. Времени оставалось все меньше, когда Город Змей всколыхнул неожиданный визит.

Глава 12.

Шум за пределами лаборотории заставил Серебряного Змея отложить свои расчеты, а моего любовника стать так, чтобы заслонить меня от любого вошедшего. Моя же рука инстинктивно легла на округлый живот.

Визитеры заставили моих защитников изумленно переглянуться. Я ничено особо не видел, но напряжение чувствовал.

Перед нами стояли пятеро мужчин, но внимание из них привлекал лишь один — с пронзительными черными глазами, глядящими словно сквозь саму суть всей жизни. Эти глаза вызывали ужас. Он не был мощного телосложения, но сила буквально сквозила в плавных жестах. Миловидное лицо на правой щеке было изуродовано рваным шрамом. Длинные волосы были заплетены в хвост. Кончики ушей были чуть заострены, почти неприметно. Я недоуменно захлопал глазами, а он разгадал мои мысли совершенно играючи.

-Да, я эльф. Темный или дроу, как будет удобнее. А уши… Только в ваших Выдумках они так явственно поддаются определению, но думаю, будь так и в жизни, не ходили бы легко среди вас подобные нам «сказки». А если честно, то скорее всего, не ходили бы вовсе.

Я быстро отвел взгляд. И тут заговорил один из спутников эльфа.

— Он пришел к нам буквально недавно, Серебряный Змей. И попросил провести к вам. Колдуны дроу не являются к нам без причин, поэтому мы не стали отказывать ему.

Опасный гость взглянул на них и кивнул. Все верно, главенствующие, но теперь оставьте нас. Разговор касается лишь пятерых.

На мое удивление, они не возразили ни словом. А по напряженным взглядам братьев понял, что никто из них не имеет права перечить ему. Да кто он такой…

-Мальчик, я пришел к тебе. И только тебе даю сделать выбор. Хочешь ли ты разрешиться от бремени и остаться в живых, заодно и сняв проклятие с народа змей?

Я сглотнул, чувствуя подвох. Братья не вмешивались, повинуясь жесту колдуна.

-Ведь… Не просто так?

-Умный. Конечно. В тебе две жизни и одна будет забрата. Дитя не убьют, но ты больше не увидишь его. В силу обстоятельств это необходимо. Не отказывай, подумай как следует. Меня вели сюда именно для этого, указывая на то, что пора забыть распри и уступить малым для большего. Я смиряю гнев и гордыню, ты отдаешь своего сына. Он будет жить вдали, но никто не причинит ему вреда. Это небольшая плата за то, чтобы все прекратилось.

Я всерьез задумался, в кровь искусывая губы. Родительская любовь боролась во мне со справедливостью. Меня не торопили. Я чувствовал, как смирял свое бешенство мой партнер, прислушиваясь к голосу разума. А затем ощущает его одобрение и немного расслабляюсь — он примет любой мой выбор. Щепчу, зная уже, что отвечу.

-Скажите мне только, чем вы так пугающи и не обманете ли меня? И почему уступаете и вы?

Он усмехается и садится на стул неподалеку.

-Я проклял их и во многом сильнее. Ужас и уважение память крови.

Прерываю, по-детски удивленно восклицая.

-Вы так стары?

Он смеется.

-Во много старее, чем ты можешь представить. Итак, я продолжу. Обмануть тебя я не посмею, ведь пришел даже не по своей воле. Ты видишь тьму моих глаз? Меня ведет сама Ночь. Уступка моя напрямую связана с ней и проклятьем. Когда-то давно сила змей была больше. И один из них околдовал мою жену, когда меня не было. Когда она очнулась от дурмана, она вонзила клинок себе в грудь, хотя я и не винил ее в произошедшем. Моя жажда мести была так сильна, что тем же кинжалом я рассек себе щеку и обратился за справедливостью к Покровительнице Ночи. Так появилось проклятие. Сейчас же она послала меня, чтобы завершить его и заставить забыть о мести. И я подчинюсь, ты можешь мне доверять.

И я соглашаюсь отдать одного ребенка.

***

До рождения детей оставался месяц и на это время он остался гостем, объяснив, что обязан помочь в их рождении. Серебряный Змей покинул лабораторию, уступая ему комнату.

Моему возлюбленному было тяжело. Он метался по нашей спаленке и мои доводы о правильности происходящего дошли до него не сразу. Необходимость отдать даже одного ребенка из двух заставляла бунтовать его инстинкты.

Но к концу срока он уже смиряется и понимает все.

Дроу не дает змею присутствовать при родах, смиряя тьмой глаз. Колдун укладывает меня на постель, просто срезая одежду. Рисует знаки на моем животе, что-то шепчет и режет плоть, чтобы достать малышей. По одному укладывает рядом. Удивительно, но мне совсем не больно. Он берет цветущую ветвь и проводит над моим животом. Та чернеет, погибая, а от моей раны остается лишь аккуратный шрам.

Потом отходит и обмывает малышей, укутывает обоих, но как и обещано, отдает мне лишь одного.

-Прекрасные сын и дочь. Я забираю мальчика. Счастья тебе и ей.

Он впускает ко мне мужа и уходит, а тот от трепета даже не пытается отобрать малыша.

Я жив, у нас осталась чудная дочь и может быть еще не один малыш.

Эпилог.

В глубине Города Змеи веселились двое детишек. Мальчик, очевидно более старший, щекотал девочку на радость наблюдающим родным. Серебряный Змей улыбнулся.

-Мой сын просто души не чает в вашей малышке.

Виктор на это только хмыкает.

-Он с детства рядом с ней. Да и девочки у нас теперь нарасхват.

Сергей тихонько смеется, понимая, что до его дочурки добраться будет крайне затруднительно — ее дядя, отец и брат отдавать ее из семьи будут с боем…

***

В лесу сидел маленький мальчик, закрыв глаза. Он слушал Покровительницу Ночь. Она не была кем-то материальным, а была всем сущим, как и Мать Природа. Он научился понимать ее еще в раннем детстве. Она была ему и матерью, отцом и учителем…

Он знал, что когда вырастет, будет нести справедливость от ее лица. Величайшая гордость и честь пала на его плечи не тяготящим нежным покрывалом.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд