Поиск
Обновления

09 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Вдребезги

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

04 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

22:37   С точки зрения науки

01 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

20:51   Подарок

20:39   Одно маленькое исключение

все ориджиналы

Дримлэнд - Глава 18. Одуванчик  

Со вчерашнего вечера ТиЭн ни на секунду не оставлял Джесси одну. Хоть и выглядела она сегодня, определенно, бодрее, её эмоциональное состояние всё же оставляло желать лучшего.

На завтрак ТиЭн вытащил Джес практически силой. Всю дорогу до столовой он вел её за руку, чтобы ненароком не сбежала, и даже обещал попробовать Кока-Колу, чем умудрился выжать из замученной девушки улыбку. Джесси же хотелось просто побыть одной, разобраться с мыслями, решить, что делать дальше и найти в себе силы на это.

Завтрак, как обычно, начался позже положенного времени. Джес пришлось делать вид, будто она хоть что-то ест, чтобы успокоить волновавшегося за нее ТиЭна. С кислым выражением лица она перебирала ложкой шоколадные хлопья в тарелке с молоком. Под присмотром ТиЭна пару ложек все же пришлось в себя впихнуть, но вот третья никак не лезла.

— Всё, не хочу, — решив больше не мучиться, Джес отодвинула от себя тарелку с размокшими хлопьями.

— Ладно, — сдался ТиЭн, но тут же поинтересовался: — Как насчет прогуляться? — ему хотелось отвлечь Джесси от грустных мыслей хотя бы на время.

В ответ девушка безразлично пожала плечами. Ей было всё равно куда идти. Джес удивлялась тому ненормальному, как ей казалась, спокойствию, что она сейчас чувствовала. Чем ближе был день катастрофы, тем быстрее таяла надежда на спасение. От этого внутри как будто погасли все эмоции. Странное чувство — вроде бы надо волноваться, переживать, испытывать кучу эмоций, но их нет. Вместо этого какая-то апатия и усталость.

— Значит, идем, — ответил ТиЭн за Джес, вставая из-за стола.

Она послушно последовала за Близнецом, хотя и сама не совсем понимала, зачем согласилась пройтись — то ли чтобы успокоиться, то ли наоборот, почувствовать, что еще жива.

Они неспеша вышли на улицу, и их внимание тут же привлекла странная картина: чуть поодаль, между ангаров, разговаривали два Близнеца. Всё бы ничего, но один из них стоял на коленях, опустив голову, и смотрел куда-то вниз. За этим необычным зрелищем с искренним интересом наблюдало несколько парней из охраны.

— Что у них там происходит? — поинтересовался ТиЭн, когда они с Джесси подошли поближе.

— У вашего коллеги крыша поехала, — без сомнений произнес один из охранников, глядя в сторону «человека», который сидел на песке. — Видимо, сказывается недавнее происшествие. Слабоват оказался для перестрелок…

Все гибриды издалека казались одинаковыми, поэтому разобрать, кто перед ними стоял, можно было лишь с близкого расстояния. Но Джес уже точно знала, кто этот сумасшедший Близнец. Да и ТиЭн наверняка догадывался.

Быстрым шагом преодолев расстояние до странной пары, они остановились позади сидящего на песке Вилла. Пока ТиЭн разговаривал с незнакомым Джесси Близнецом, она пытаясь разглядеть, на что же так внимательно смотрел Вилл. Сделать это оказалось не так-то просто, обзор закрывала спина Близнеца.

— Можно я с ним поговорю? — обратилась Джесси не то к ТиЭну, не то к его коллеге, который стоял рядом и, видимо, хотел сделать то же самое, но безуспешно.

— Конечно, — ответил ТиЭн, и снова встретившись взглядом с другим Близнецом, продолжил немой разговор.

Джесси обошла Вилла и увидела, наконец, что именно завладело его вниманием. Одуванчик. Самый обычный желтый одуванчик, которых здесь сотни. У них есть удивительная способность — расти практически в любых условиях, даже посреди пустыни. Но Джес всё равно не понимала, что в одуванчике такого особенного.

Джес осторожно опустилась на колени напротив Близнеца, но он совершенно не отреагировал на её появление. Просто продолжал смотреть на одуванчик так, будто кроме него больше ничего не существовало.

— Вилл? — осторожно позвала Джесси, желая обратить на себя внимание.

Он завороженно смотрел на одуванчик, будто всю жизнь провел на другой планете и никогда ничего подобного не видел.

— Знаешь, а ведь я никогда не смотрел на цветы… — неожиданно начал он. — Я знаю о них всё, но своими глазами никогда не видел. То есть видел, но не замечал их, всегда проходил мимо. Я не замечал абсолютно ничего вокруг. Мне было все равно. А ведь жизнь — это чудо, особенно посреди пустыни, даже такая хрупкая и маленькая.

После этих слов Джесси решила, что сильно перестаралась вчера. Эмоции для Вилла оказались слишком большим потрясением, и ей показалось, что он с ним не справился. Но Джес могла вернуть всё на свои места, заставив Близнеца забыть последние два дня.

— Вилл, я могу тебе помочь… — мягко начала Джес, но он ее тут же перебил.

— Ты уже мне помогла, — Вилл наконец-то поднял голову и взглянул в глаза девушке. В его взгляде не было ни капли сумасшествия. Глаза цвета индиго искрились непривычной теплотой и живостью. Взгляд Вилла напоминал взгляд маленького ребенка, впервые попавшего в Дисней-Лэнд. Для него всё, что он видел, было чудом.

В этот момент к ним присоединился ТиЭн, тихонько сев на колени рядом с Джесси. Другой же Близнец неподвижно продолжал стоять в двух шагах и с отсутствующим взглядом наблюдать за происходящим.

— Но Вилл, ты понимаешь, что ведешь себя немного… — Джес запнулась, подбирая нужное слово.

— Странно? — чуть улыбнувшись, закончил за неё Близнец.

— Ну да.

— Раньше я вел себя намного необычней. Я всю жизнь провел словно в другом мире, не замечая ничего вокруг. Я хотел делать лишь то, для чего меня создавали, я не знал и не представлял, что может быть по-другому. А с эмоциями все обретает смысл. Я могу видеть, слышать, чувствовать. Раньше все это будто не доходило до меня, терялось где-то в формулах, описаниях и прочей информации, записанной у меня в голове. Жаль, что я не могу чувствовать так, как ты, я лишь наполовину человек, но это заставляет пересмотреть всё, — Вилл посмотрел на своего коллегу и, чуть улыбнувшись, добавил: — Уверен, ТиЭн, ты меня понимаешь. Как и ты, я, наконец, стал тем, кем являюсь от рождения — наполовину человеком. Я вижу всё по-новому: всё, что меня окружает, тех, кто рядом, тебя, даже себя. Я думаю о том, что раньше мне в голову никогда бы не пришло, а если и пришло, то я бы этого не понял, — он перевел взгляд на девушку. — И прости, за то, что я наговорил тебе вчера, Джесси. Я просто не мог по-другому, я не знал, что можно сказать иначе. Не знал, что слова могут причинить боль… Джейс был для тебя другом, я не понимал значение этого слова. Точнее знал, но оно не имело для меня смысла. Ведь мы, Близнецы, по сути друг другу никто, у нас нет понятия дружбы. Мы всего лишь коллеги по работе. Относимся друг к другу как к вещи, справочнику или компьютеру: вопрос-ответ и ничего больше. Никакого смысла… Я пытался объяснить это Эллу — одному из моих коллег, — Вилл кивнул в сторону неподвижного, словно статуя, Близнеца, — но он посоветовал мне обратиться к Ним и исправить «ошибку». Он назвал проявление человеческой половины ошибкой. Он не понял, даже не захотел попробовать понять, — Вилл опять уставился на одуванчик. — Жизнь — это чудо. Она проходила мимо меня все эти двадцать лет. Как я мог этого не замечать?

— Осталось недолго… — вырвалось у Джесси. Она виновато покосилась на ТиЭна, ругая себя за то, что иногда не может держать язык за зубами.

— Ты не хочешь даже верить, что всё получится, — отозвался Вилл, почувствовав немалую долю пессимизма в её фразе.

Джес опустила глаза, начав разглядывать тоненькие лепестки одуванчика:

— Моя вера здесь, к сожалению, не поможет. За четыре дня чуда не произойдет.

Близнец в ответ поднял глаза на девушку и хитро улыбнулся:

— Ты ведь не думаешь, что всё это случайность?

Джесси переглянулась с ТиЭном, не понимая, о чем это Вилл:

— В смысле?

— Ты попала к нам в Центр как раз перед тем, как тебе начали сниться кошмары о будущем, — намекнул Вилл.

— И что? Это простое совпадение, — медленно проговорила Джес, не понимая, как связан Научно-исследовательский центр и будущая катастрофа.

— Я бы на твоем месте не был так уверен. Удивляюсь, почему никто из нас раньше не обратил не это внимание? Видеозапись с твоим участием мы тоже совершенно случайно увидели, хотя она не должна была к нам попасть. Мы успели послать за тобой ТиЭна, как оказалась, очень вовремя. Вы с ним умудрились добраться до Невады практически незамеченными, хотя мы думали, что без Их помощи не обойтись и вас придется забирать не совсем обычным транспортом прямо по дороге к Центру. Подумай, кто лучше Них может помочь тебе предотвратить катастрофу? Никто. Думаете, что всё это — простые совпадения? Лично я так не считаю.

Джесси растерянно хлопала ресницами, пытаясь поверить в то, что сказал Вилл. ТиЭн же задумался, просчитывая в голове такую возможность.

— Твои способности могут действовать независимо от тебя, Джесси. Ты ведь не просила тех кошмаров, так? Тебя кто-то или что-то предупредило о приближающейся катастрофе. Твои способности привели тебя именно сюда, чтобы с нашей помощью ты предотвратила её. Ответ нужно искать здесь.

Ведь уже искали, но ничего не получается. Времени всё меньше и меньше, а выход еще не найден.

— Но почему тогда я не вижу причину катастрофы? Почему, имея способность видеть будущее, я вижу лишь последствия того, что произойдет? К чему эти загадки? Неужели так сложно нормально и понятно все показать? — злилась Джес.

— Пару дней назад я тоже совершенно ничего не видел, хотя весь мир находился перед глазами. Уверен, что в нужный момент ты всё поймешь, — произнес Вилл, вставая с колен.

— Джейс говорил так же… — тихо произнесла Джесси, вставая с ТиЭном на ноги.

— Двое против одного, — улыбнулся Вилл.

— Трое, — поправил ТиЭн.

— К тому же у нас в головах по суперкомпьютеру, и мы знаем что говорим, — добавил Вилл.

— А вы умеете успокоить, — буркнула в ответ Джес, но всё же улыбнулась.

— Тебе нужна всего малость — уверенность в своих силах, — Вилл поднял голову и посмотрел вверх, на быстро бегущие клочья облаков, подсвеченных солнцем. — Красиво…

Джес догадывалась, что компания Близнецу сейчас вряд ли нужна, поэтому, взяв ТиЭна за руку, потянула его в сторону наблюдавшей за ними охраны. К этой парочке ребят в камуфляже присоединился еще один военный. Хорошо, что в Центре почти не осталось персонала, иначе Вилл собрал бы намного больше зрителей.

— Ну как? Полный неадекват, да?- деловито поинтересовался один из охранников, когда Джесси с ТиЭном остановились рядом.

— Как раз нет. Вилл адекватнее всех нас вместе взятых, — ответила Джес, чем немало удивила присутствующих.

— Ага, конечно… — пробормотал охранник, думая, что она его не услышала. Но спорить Джесси сейчас особо не хотелось.

Её больше волновал странный седой мужчина в темно-синей военной форме. Он стоял всего в двух шагах и, совершенно не стесняясь, пялился на Джесси. Она отчетливо чувствовала на себе его пристальный взгляд. Причиной такого нездорового внимания могло быть лишь одно — способности Джес. За три недели девушка должна бы уже привыкнуть к косым взглядам, но излишний интерес ей не особо нравился.

ТиЭн тоже заметил неотрывный взгляд военного, и уже собирался поинтересоваться в чем причина такого внимания, но Джесси начала первой:

— Эмм… мы знакомы? — девушке показалось, что она где-то видела этого военного, но не могла вспомнить где.

— Да, то есть нет… Меня зовут Томас МакАртур, — начал он, — мы с вами встречались вчера.

Только тут Джесси вспомнила, что видела его, когда выходила от Адамса. МакАртур о чем-то говорил с ТиЭном, но Джес тогда было не до этого.

— Вы вчера хотели о чем-то поговорить? Со мной? — неуверенно спросила она.

— Да, дело в том, что… насколько я знаю, у тебя есть способность исцелять, так?

— Да, — в подтверждение кивнула Джес.

— И я хотел бы попросить… — МакАртур на секунду взглянул на ТиЭна, будто тот может снова сказать, что для просьб сейчас не время. — У меня есть внучка Лили, ей восемь лет и… она прикована к инвалидной коляске. Куда я только не обращался, врачи не могут ей помочь. А ты можешь… Я готов отдать всё, что у меня есть… — он замолчал, глядя на то, как на лице Джесси появляется разочарование.

Пару недель назад и Адамс предлагал ей продать себя и свои способности военным, видимо, у них это профессиональное.

— Вам всего лишь нужно попросить, — слова МакАртура напомнили Джес её первый разговор с Джейсом. Тогда она тоже думала, что помощь Центра не может быть бескорыстной. Она ошибалась.

— Пожалуйста, если ты можешь, помоги ей, — эти слова давались военному с трудом. Никогда еще на Джесси не смотрели, как на последнюю надежду. И отказать она не могла.

— Конечно, — едва заметно улыбнулась она.

МакАртур просиял от счастья и стал лихорадочно искать что-то в карманах формы.

— Тогда я сейчас же позвоню дочери, и они будут здесь к вечеру…

Но Джес знала способ быстрее. Она протянула руку военному:

— Проще будет переместиться к ним. Вам нужно будет всего лишь подумать о Лили, и мы через секунду окажемся рядом с ней.

МакАртур застыл на месте. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы осознать то, что сейчас предложила Джесси.

— Да, да, так и, правда, быстрее, — согласился он, осторожно взяв девушку за руку.

Джес посмотрела на ТиЭна, решая, взять его с собой или нет. Переместить двоих туда и обратно было намного легче, чем троих. И Близнец это знал:

— Справишься? — спросил он.

— Да, — ничуть не сомневаясь, отозвалась Джес.

— Уверена?

— Правда, всё хорошо, — и Джесси улыбнулась.

— Жду тебя здесь, — ТиЭн сделал шаг назад, отойдя к охране, которая с интересом наблюдала за происходящим.

— Ну, вперед, — ободряюще улыбнулась Джес, глядя на белое от волнения лицо МакАртура. — Думайте только о Лили.

— Да, Лили, — почти шепотом произнес МакАртур, и они с Джесси исчезли из Центра, на глазах у изумленной охраны и ТиЭна.

Меньше, чем через секунду Джес с военным стояли на залитом солнцем заднем дворе небольшого домика. Высокая живая изгородь блестела изумрудными листьями, словно после дождя. Несколько кустов роз, белых, розовых и красных, протянулись вдоль одной из стен изгороди. Видно, что за цветами должным образом ухаживали: кусты были усыпаны крупными бархатными бутонами.

Лили сидела на специальном стульчике с прикрепленной к нему столешницей и что-то увлеченно рисовала. Она сидела спиной ко входу в дом, поэтому совершенно не заметила появления дедушки с незнакомкой.

— Хорошо хоть не промахнулись, — попыталась пошутить Джесси, глядя на бледного МакАртура. Вряд ли ему приходилось когда-нибудь перемещаться в пространстве.

— Странное ощущение, — выдавил из себя военный, — то ты в одном месте, а потом моргнуть не успеешь, как оказываешься за сотни километров.

— Ну, к этому быстро привыкаешь, — чуть улыбнулась Джес и тут же посерьезнела, вспомнив, зачем они здесь. — Вы еще ничего не говорили Лили про то, что скоро ей, возможно, придется… — Джес не договорила, но МакАртур всё понял.

— Ни Лили, ни моя дочь ничего не знают и даже не подозревают. Я хочу, чтобы эти три дня прошли не в отчаянии, слезах и прощаниях, а были такими же, как обычно, — тихо произнес он. — Еще я хотел бы увидеть Лили здоровой, хотя бы в эти последние дни. Я решил, что что бы ни случилось, я останусь здесь.

— Как останетесь? — Джесси не поверила своим ушам. Она уставилась на МакАртура, будто бы тот по доброй воле только что подписал себе смертный приговор. В принципе, именно так и было.

— Я слишком стар для всего этого, — печально улыбнулся военный. — Не уверен, что смогу адаптироваться там, у Них. Я прожил долгую счастливую жизнь, и её остаток, даже если это всего три дня, я хочу провести здесь, а не на космическом корабле. Я родился на Земле, здесь и умру.

— А как же Лили? Как же ваша дочь?

Джесси не могла поверить в такой выбор. У МакАртура есть шанс спастись вместе с семьей, а он от него отказывается. Кто в здравом уме пойдет на такое? Джес пыталась найти вескую причину, по которой он мог остаться, но не находила её. В силу возраста она не понимала фразы «Слишком стар» и «Я родился на Земле, здесь и умру», а может быть, у МакАртура были другие причины, о которых он не стал рассказывать.

— Когда-нибудь ты поймешь мой выбор, Джесси. Поймет и моя дочь, — с уверенностью произнес военный, заметив растерянный взгляд девушки. — А для меня главное знать, что они будут в безопасности и им ничего не угрожает.

Едва слышно скрипнула дверь, ведущая на задний двор, и к Джес с МакАртуром вышла молодая женщина, на ходу вытирая руки о белоснежный фартук:

— Папа? Что ты здесь делаешь? — спросила она, удивленно уставившись на непонятно откуда взявшегося отца и рыжую незнакомку.

— Не волнуйся, дорогая, всё хорошо, — поспешил успокоить МакАртур. — Просто смотри.

— Мама? — услышав взволнованный голос матери, Лили забеспокоилась.

Вместо мамы к Лили подошла Джес.

— Привет, меня зовут Джесси, — улыбнулась она, присев напротив.

По виду это была вполне здоровая девочка с длинными каштановыми волосами, собранными в низкий хвостик, с большими карими глазами и белоснежной искренней улыбкой на круглом личике. Казалось, что Лили просто присела отдохнуть, порисовать, и как только отодвинет прикрепленную к стульчику столешницу, то тут же начнет носиться по двору.

— А я Лили, — улыбнулась в ответ девочка. Она была рада внезапно свалившейся на неё гостье и с нетерпением ждала, что с ней поиграют.

— Знаю, твой дедушка много про тебя рассказывал, — Джес мельком взглянула на военного, который обнимал за плечи ничего не понимающую дочь. — Кстати, я умею показывать фокусы. Хочешь посмотреть?

— Да! — у девочки загорелись глазки от неожиданного предложения.

— Тогда смотри внимательно! — Джес взяла листочек изрисованной бумаги, лежащей перед Лили, и сложила из него самую простую бабочку. Этому ее научили ещё в младших классах. Она часто в возрасте Лили складывала несколько таких бабочек и заставляла их летать по комнате.

— Ух ты! Бабочка! — воскликнула девочка, когда Джес закончила.

— Это еще не всё. Дай руку, — Лили протянула ладошку к Джесси, и та положила в нее бабочку, накрыв сверху своей ладонью. — А теперь досчитай до десяти и смотри, что получится.

Лили, в предвкушении чего-то необычного, радостно начала считать:

— Один, два, три, четыре…

Джесси не знала, откуда бралась энергия, способная исцелять любые раны. Она наполняла мягким теплом, проходила сквозь Джес и, медленно переливаясь через пальцы, заполняла того, к кому она прикоснулась.

— …десять! — весело закончила счет Лили.

Джес осторожно убрала руку, и на ладошке девочки бумажная бабочка замахала крыльями. Восторг и удивление Лили было не описать словами. Словно завороженная, она смотрела на живую бумажную бабочку. Через пару секунд бабочка взмахнула крыльями и слетела с ладони, кружась вокруг Лили.

Заливистый детский смех заполнил всё вокруг. Не хватало лишь малости. Джесси отодвинула в сторону столик, давая возможность девочке встать со стула.

— Догоняй! — воскликнула Джес, когда бабочка полетела к центру дворика.

Лили весело спрыгнула со стула, как будто делала это по сто раз в день, и побежала вслед за бумажной бабочкой. Девочка смеясь носилась по траве, норовя её поймать. Как мало ей нужно было для счастья — возможность ходить и летающая бумажная бабочка.

Глядя на Лили, Джес подумала, что всё-таки Адамс был прав. Скольким она могла бы помочь, если бы не пряталась в своем маленьком городишке, и не скрывала от всех свои способности. Сколько таких вот «Лили» Джесси смогла бы спасти и сделать счастливыми, всего лишь исцелив их? От осознания этого, внутри, как снежный ком стало расти до боли знакомое чувство вины.

И Джес дала себе обещание: если катастрофы удастся каким-то чудом избежать, она перестанет скрывать свои способности, ведь они могут спасти чью-то жизнь.

Джесси перевела взгляд в сторону МакАртура и мамы Лили. Отцу пришлось поддерживать дочь, которая от нахлынувших эмоций едва стояла на ногах. Впервые, глядя на Лили, она плакала не от горя, а от счастья.

— Лили! Хочешь еще один фокус? — хитро улыбнулась Джес, решив, что больше здесь не нужна. — Сейчас я исчезну. Смотри!

Джесси на прощание помахала девочке рукой и, подумав о ТиЭне, в ту же секунду снова оказалась в Центре, рядом с Близнецом. Он ничуть не удивился внезапному появлению Джес. Правда, ждал, что вернутся двое:

— А генерал МакАртур?

— Он не вернется, — печально улыбнувшись, сообщила Джесси. — Решил провести последние дни с семьей.

У Джес на глазах навернулись слезы. Как бы ей хотелось увидеть маму и брата, особенно сейчас, когда они так нужны.

— Если хочешь, то можешь вернуться домой на эти три дня, — мягко начал ТиЭн, будто прочитав мысли Джесси. — Мы дадим знать, если будут какие-то новости и…

— Нет, — перебила девушка, помотав головой. — Знал бы ты, как я этого хочу, но… не смогу. Не смогу вести себя как обычно, зная о том, что произойдет. А рассказать обо всем мне не хватит смелости, да я и не хочу. Пусть эти три с половиной дня они проживут как все, ничего не зная о катастрофе. Я не хочу забирать у них это время…

После обеда Джесси появилась на плановом совещании, чем очень удивила и вдохновила присутствующих. Следующие три дня она почти не выходила из конференц-зала. Джес пыталась разобраться во всех возможных теориях и предположениях ученых, но понимала меньше половины того, что ей объясняли. Время текло, как вода сквозь пальцы, но Джесси не придвинулась к разгадке причины катастрофы ни на сантиметр.

В ночь перед катастрофой ТиЭну пришлось чуть ли не силой выводить Джес из конференц-зала. Она рвалась остаться с учеными и провести последнюю ночь в бесполезных поисках хоть одной теории, при которой возможна будущая катастрофа. Но ТиЭн добился своего, правда, до комнаты Джесси в центральном корпусе они всё же не дошли. Ей захотелось в последний раз оказаться на морском побережье. И Джес знала, что ТиЭн не сможет отказаться. Мгновенное перемещение — и они уже стояли на влажном песке.

— Мы на том же самом месте, — сообщила Джесси, вглядываясь в едва заметную оранжевую полоску заката на горизонте.

В этот раз штиля на море не было, оно покрылось мелкими белыми барашками, а его цвет сменился на грязно-синий. Странно знать, что все это может исчезнуть через двадцать четыре часа.

Джес молча отошла на несколько шагов от берега и опустилась на сухой песок. Разговаривать о чем бы то ни было сейчас совершенно не хотелось. Хотелось просто сидеть и смотреть на бескрайнее серо-синее плато, чувствовать легкий прохладный бриз и соленый запах моря. Казалось, что если остаться тут, то ничего плохого не случится: ни сегодня, ни завтра, никогда. Но это было не так…

ТиЭн неслышно подошел к Джесси и, сев рядышком, обнял её за плечи. Они молчали, слушая шелест прибоя и наблюдая за тем, как небо покрывается алмазной россыпью звезд.

Глядя на ТиЭна, Джес жалела, что они не познакомились раньше. Хотя это было невозможно, но ей так хотелось, чтобы у них было больше времени. Как много Джесси могла бы показать ТиЭну, как много могла бы дать почувствовать. Но будущее распорядилось иначе. ТиЭн видел море всего второй раз в своей жизни, и этот раз будет последним.

Поймав на себе пристальный взгляд девушки, он посмотрел на неё. Джес догадывалась, что ТиЭн не решится первым начать поцелуй, наверняка думает, что у неё сейчас не совсем подходящее настроение. Но ей так хотелось почувствовать тепло того, кто ее любит.

Джес, легонько притянула ТиЭна к себе, обвила руками его шею и поцеловала. Он ответил на поцелуй, нежно, но с желанием. Пальцы Джес незаметно для ТиЭна опустились вниз, к воротнику его рубашки. Руки её немного дрожали. Джес торопливо пыталась расстегнуть пуговицы, прежде чем ТиЭн поймет, к чему всё идет.

Вдруг его губы застыли, и Джесси даже показалось, что она отчетливо услышала слово «стоп». Но Джес решила не останавливаться. Она снова поцеловала ТиЭна, но тот сразу же отстранился.

— Джес… Джес, стой… — прошептал он, поймав её ладони в свои, тем самым не давая расстегнуть все пуговицы на рубашке до конца.

— Что? А вдруг это последняя наша ночь? — произнесла Джесси, понимая, что это вряд ли является оправданием.

— Даже если и так, то это не повод делать то, для чего еще не пришло время, — мягко сказал ТиЭн.

Джесси, смутившись своего внезапного порыва, густо покраснела. Она даже не могла поднять глаза и посмотреть на него. Если бы от стыда можно было сгореть, то Джес бы сейчас полыхала синим пламенем. Она и сама толком не знала, что на неё нашло:

— Прости, — выдохнула она.

— Ты ни в чем не виновата.

— Виновата, — тихо произнесла Джесси, выдергивая свои ладони из его рук. Встав на ноги, она быстро подошла к самой кромке воды. — Виновата, — повторила Джес, но на этот раз громче. — Я с самого начала знала, что мои способности — это ошибка! Я же совсем не подхожу для них. Я даже отца своего спасти не смогла… Как я могу спасти от той чудовищной катастрофы, что ждет нас завтра? Я не могу совершенно ничего сделать, не могу помочь, не могу! Я не знаю, как. И в этом виновата только я.

ТиЭну пришлось зайти в воду по щиколотки прямо в туфлях, чтобы встать напротив Джесси и заглянуть девушке в глаза. В них читалось отчаяние, вперемешку с чувством вины и растерянностью. Она едва сдерживалась, чтобы не расплакаться.

ТиЭн не знал, что ему сделать, чтобы Джесси хоть немного стало легче. Он просто обнял девушку, осторожно прижав к себе.

— Нет, Джес, ты не виновата… Такое иногда бывает, — произнес ТиЭн, легонько гладя Джесси по рыжим волосам.

— Что бывает? — уткнувшись носом в плечо Близнеца, спросила она.

— Цивилизации, целые планеты, миры, иногда погибают, — тихо говорил ТиЭн. — За всё время существования нашей Вселенной, сотни, тысячи, миллионы цивилизаций погибли по разным причинам. Но сколько бы это ни происходило — всегда будет зарождаться новая жизнь. Так было и так будет — это закон Вселенной. И ты в этом не виновата.

— Тогда зачем всё это было? Зачем все эти кошмары, если ничего нельзя изменить?

— Я не знаю, Джес… Не знаю.

Звезды, как и тысячи лет до этого, продолжали медленно плыть по небосводу, сияя серебряным светом из прошлого. Знают ли они, что завтра не будет ни неба, ни тех, кто на него смотрел?..

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд