Поиск
Обновления

17 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:58   Вдребезги 

10:00   Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды) 

02:58   Фландрийский зверь 

15 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

09:33   Наступление 

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ... 

все ориджиналы

Сновидения - 6. Логика  

Холодно. Много снега. Расчищаю дорожку до дома, а ее снова и снова заметает ветер. Обидно, мерзнут пальцы. Представляю, что разгоняю лопатой монстров в больших количествах — так легче и теплее. Шарф колет нос, колет подбородок. Жалею, что нельзя натянуть его и на глаза. А пальцы постоянно мерзнут. Мимолетная мысль: «Как бы не отвалились».

Дома тепло. Снимаю шапку, с лопаты натекает лужа. Помню, что пахнет вкусно, но давно не чувствую.

За столом отец. Улыбается, что-то говорит. Мать у печи, стоит спиной, вижу медного цвета косу. Сажусь за стол — она ругается, отправляет мыть руки.

Снова за столом. Суп в глиняной миске. Моя порция меньше, чем у отца. Нет хлеба. Пытается подкинуть мне мясо — мать ругается, но не отбирает. Она хмурится, настроение портится. Отец смеется, она хмурится. Хочу быстрее доесть и уйти, но не выходит.

Дальше — не помню. Не важно, и не причиняет боль. Потом мать кричит. Почему так громко? Громче обычного. Мой взгляд — в тарелке. Пытаюсь уйти, не поев — отец удерживает за руку. Говорит мягко, голос тонет в голосе матери.

Дальше — важно, поэтому помню. Зачем? Важно: мать хватает нож, огибает стол. Замахивается. Думаю — все. Падает отец, кричит мать. Оплеуха, слетаю со стула. Успел встать — она замахивается снова. Хватаю за запястье, но она бьет второй рукой. Щеки горят. Запах металла.

Мать сильнее. Рвется. Но толкаю — падает.

Грохот.

И оглушающая тишина. Давит так, что падаю на колени. Колени в красном. Ладони в красном. Откуда столько? Ноги, ноги, испачканный подол, тонкое запястье. Нож. Красное. Тошнит. Как же сильно меня тошнит…

Встаю, иду, поскальзываюсь. Боль в колене, красный след на стене.

Красное на шапке. На шарфе и шубке — меньше. Ботинки чистые. Лопата. Зачем мне лопата?..

Толкаю дверь, ветер тушит лампу — не закрыл дверь в комнату.

Сзади темно, впереди не светлее. Какая теперь разница?

Шаг.

Когда ты просыпаешься утром, то зачастую не можешь понять, где ты. Просто валяешься и смотришь в потолок (или в стену — смотря в какой позе проснешься), силясь вспомнить, где же ты ложился спать. Коль лежал на спине, и поэтому глядел вверх. Он не любил просыпаться из-за снов, оканчивающихся падением. Правда, через какое-то время его уже занимала не мысль, где он и какого черта ему снилось, а как он оказался в кровати: мужчина отчетливо помнил, что отключился он за столом, прямо над кружкой с недопитым медом. Быть может, в этой столичной таверне есть услуга по тасканию пьяниц?

Воин сел. С удовлетворением обнаружил, что голова у него, пусть и отказывается работать, но абсолютно не болит. Вместо пьяного тумана внутри черепной коробки была девственная чистота, перемежаемая чисто случайными мыслями. Мужчина утопил лицо в ладонях, затем запустил пальцы в волосы.

Рядом что-то шевельнулось. Коль удивленно уставился на вздыбленное одеяло. Насколько он мог понять, там не лежало ничего, ему принадлежащего — и поэтому он поднял взгляд выше.

По левую руку от Коля обнаружился Грач. Он не спал, а молча глядел на мужчину из-под полуопущенных ресниц. Встретившись с воином взглядом, эльф раскрыл глаза шире и сказал:

— Доброе утро.

— Д… доброе.

Мягкий голос Грача сработал как рычаг, открывающий в голове Коля какую-то потайную дверь, за которой прятались все воспоминания. Память, до этого вяло отбрыкивающаяся от хозяина, резко ожила, тут же подкинув пару картинок прошедшей ночи.

Не уснул за столом. Попытался встать — зашатало, но рядом возник Грач и услужливо поддержал под локоть. Довел до комнаты. Был прижат к двери. Взгляд без тени страха — чистое любопытство и немного беспокойства.

— Ты же едва на ногах стоишь, — говорит со смехом. Кладу два пальца ему на губы: молчи. Молчи. Не услышу и не запомню. Молчит, но тихо смеется. Почему — не понимаю.

Уже ощущаю голой спиной шершавое одеяло. Он нависает сверху. Опирается о кровать по обе стороны от моего лица. Словно на воздухе висит. Колени… где его колени? А. Чувствую.

Касается сухими губами челюсти. Не успеваю повернуть голову — отстраняется. Выпрямился, неторопливо стягивает рубашку. Ребра торчат — не сломается ли?

Не сломался. Даже и не устал, кажется, хоть и не лежал бревном. Дышит тяжело — и все на этом. А я не могу — дико хочется спать.

— Ты чего?

Коль потряс головой. Грач уже успел сесть рядом, касаясь его плеча своим собственным.

— Ничего.

— Похмелье?

— Что-то типа…

— Воды? Рассола? — эльф уже хотел было откинуть одеяло, но мужчина внезапно поймал его за запястье. Их взгляды встретились.

— Зачем ты согласился?

Парень в задумчивости приоткрыл рот, но тут же его закрыл и улыбнулся.

— Мне не стоило? Тебе не понравилось? Что-то не так?

— Я… нет, все так. Зачем ты согласился?

Грач перестал улыбаться. Коль с удивлением отметил, что кончики ушей эльфа начали медленно пунцоветь.

— В этом же нет ничего такого, — парень прикрыл глаза, но взгляда не отводил. — Секс — это просто средство.

— Для чего?

— Для того, чтобы расслабиться. Чтобы отблагодарить. Чтобы закрепить сделку. Ты считаешь по-другому?

Коль задумался. Действительно, если размышлять в таком ключе, то его собственный вопрос был донельзя глупым. В словах Грача был резон, но что-то в них также мужчину смущало, но вот что — он понять не мог. Тут он понял, что до сих пор сжимает запястье эльфа и, смутившись, поспешно разжал пальцы. Парень сперва воззрился на свою руку, а потом, мимоходом погладив воина по щеке, откинул одеяло. Коль задумался и пропустил момент, когда Грач, собрав с пола свою раскиданную одежду, начал одеваться. Мужчина тоже быстро слез с кровати и задумчиво оглядел комнату. В тот же момент ему в лицо прилетело его же штанами, а эльф сдавленно хихикнул и отвернулся. Коль взглянул на него, и внезапно заметил три длинных шрама почти через всю спину. Не то, чтобы воина удивляло наличие шрамов у кого-либо, просто на этом остроухом они как-то не смотрелись, и лишь когда располосованная давным-давно кожа скрылась под рубахой, Коль смог, наконец, отвлечься.

Грач подошел к окну, осторожно его открыл, задумчиво оглядел улицу. Вид ему явно понравился, и к мужчине — который к тому моменту уже затянул шнуровку на штанах — он вернулся довольный.

— Мне пора идти.

— Ты не останешься?

— Не сейчас. У меня еще есть дела.

— Мы… еще встретимся?

Эльф улыбнулся. Он подошел ближе и кротко чмокнул Коля в щеку, а затем ответил:

— Обязательно, — и быстрым шагом вышел из комнаты. Шаги его стихли почти сразу же, а мужчина еще какое-то время растерянно потирал место поцелуя пальцами.

***

За завтраком Ятсан усиленно страдала. Что удивительно, молча, но рожи, которые она корчила в процессе, надо было видеть. Сердобольный самаритянин бомжеватого вида услужливо поднес ей кружку меда, при виде которой девушка, наконец, заговорила. Непечатными выражениями.

— Лучше выпей, — сказал Коль, у которого уши начали заворачиваться в трубочки. — Полечает.

Ятсан осеклась и задумчиво уставилась на золотистую жидкость.

— Да я даже глядеть на эту дрянь не могу!

Несса, сидящая тут же, с подругой спорить не стала, просто забрав кружку. Магесса повздыхала и успокоилась. Дальше они какое-то время ели молча, но надолго Ятсан не хватило. Она быстро высказалась о том, что столица ей уже надоела и надо быстрее куда-то идти. Коль был против — он знал, что Лисице в любой момент может понадобиться его помощь и не хотел уходить далеко. Магесса, в свою очередь, не хотела оставлять его одного. В конце концов, они как-то сговорились на то, что мужчина проводит девушек до Трема, там повернет назад, а они пойдут дальше, в горы. Нессе это не нравилось, и свое недовольствоона выражала, как и всегда, очень ярко и с чувством, но Коль уже научился не прислушиваться к ней. Он просто запомнил, что все тирады аарадва сводятся к чему-то вроде «идите сами, я никуда не пойду» — но в итоге она все равно делает то, что ее просят.

После завтрака компания разошлась по комнатам, дабы собрать вещи. На Коле, в довесок к его собственному скудному скарбу, висели еще два полотна, которые они крайне неаккуратно свернули после предыдущей стоянки. Пришлось складывать аккуратнее, стараясь, чтобы плотная ткань заняла в итоге как можно меньше места. Потом выяснилось, что погода на улице разошлась не на шутку, из прохладно-весенней превратившись в жаркую летнюю. Ватник Коля не вдохновлял, и его тоже пришлось запихивать в сыто надувшийся рюкзак. На арене мужчина всегда жалел, что у него нет полного доспеха, но тут он ужасно обрадовался своему единственному нагруднику и латаной кольчуге.

Водрузив все это себе на спину и совсем по-старчески крякнув, Коль вышел из комнаты. Ятсан уже стояла возле хозяйской стойки и со скрупулезностью гнома отсчитывала хозяину таверны мелкие монетки.

— С вас еще один серебренник и десять медяшек, миледи, — устало произнес худой усач явно не в первый раз.

— Да знаю я, знаю! — магесса даже язык высунула от усердия. — Вот! Тут… э-э-э… сорок две медью.

— Еще, — хозяин вознес глаза к потолку, считая, — восемьдесят восемь.

— Сделайте скидку!

— Нет.

— Коль!

— Что? — мужчина выгнул бровь. Ятсан сделала жалобные глаза.

— Дай денег.

— Тебе же Грач вчера комнату оплатил!

Девушка набрала в грудь побольше воздуха, словно собираясь сдуть Коля с места, но потом передумала и быстро сдулась.

— Я еще ванну попросила. Ну не могу я с такой грязью на волосах ходить, понимаешь? И мне казалось, что у меня было гораздо больше денег… А, я забыла про шарфик… и еще про ту деревянную собачку.

Хозяин таверны понимающе взглянул на мужчину, в глазах которого читалась сейчас вся ненависть к женщинам, которую он копил в себе до этого момента. Тем не менее, Коль все-таки расплатился за Ятсан, мельком при этом подумав, что в случае голода можно будет жевать ее волосы. Магесса, радостно пискнув, порывисто сжала воина в объятиях и благоразумно отошла подальше под защиту только что подошедшей Нессы. Появление аарадва пресекло все конфликты, а примерно через лучину компания уже покидала город.

Хотя «покидала» — это громко сказано.

— В смысле «нельзя выходить»? — неестественно четко переспросила Несса. Ее лицо стремительно багровело.

— В том смысле, что нельзя, — с готовностью пояснил стражник — тот самый аранец. — А через какое-то время будет можно.

— У вас что, какое-то особое время невыпускания гостей? — Ятсан изогнула брови.

— Ага.

Коль вздохнул. Надвигалась буря, и имя этой бури начиналось на «Н». Сгущающиеся чернильно-черные тучи несомненно бы разразились прямо над головой бдящего аранца… если бы не появление птицы, предупреждающей шторм. На море такой птицей была чайка, а на суше — Грач.

— День добрый, — одетый по-дорожному эльф расплылся в улыбке. — Проблемы?

Стражник лишь пожал плечами и, как ни в чем не бывало, открыл ворота.

— Ой, — только и сумела вымолвить Ятсан, — а как это ты?

— Сила убеждения и немножко эльфийской магии.

Грач встретился взглядом с Колем и быстро ему подмигнул. И Коль понял, что весь этот спектакль, умело аранцем разыгранный, был по просьбе эльфа. При этом девушки, казалось, ничего не заметили или сочли это за случайность.

— Ты с нами?

— Если позволите.

Никто не возражал.

***

Но не успел Коль порадоваться тому, что удалось избежать очередного конфликта с участием Нессы, как девушка подсунула им новую свинью. Она заняла позицию между мужчиной и Грачом, не подпуская их к друг другу даже на расстояние руки. Воин с этим смирился почти сразу же, а вот эльф еще предпринял кое-какие попытки вырваться. Он оглядывался на Коля, словно ища поддержки — на что тот неизменно отвечал кивком, мол, не боись, я с тобой, — пытался разговорить аарадва, натравливал на нее Ятсан… но Несса хранила просто поразительнейшее спокойствие и на все его тычки отвечала одной фразой:

— Птичка, уймись.

На этот раз в голосе полугномки послышались стальные нотки, и Грач, повздыхав, сдался. Вместо очередной попытки он снял с пояса фляжку и сделал пару глотков. Ни характерного людского покряхтывания, ни потрясания головой после этого не последовало, поэтому Колю даже не удалось определить, был это алкоголь или нет.

Пройти им удалось немного: компания едва миновала седьмой мерный столб, как хлынул дождь. Как назло, на многие доарты вокруг Аэрна простирались слошные поля, и укрыться под деревьями не было никакой возможности. Колю ужасно не понравилось спешно вытряхивать свои вещи на землю, чтобы добыть из-под них полотна (он-то рассчитывал все аккуратно вытащить!), но погода не сумела испортить настроение мужчине сильнее, чем это снова сделала Несса. Когда воин поднял над головой ткань, с одного бока к нему тут же прижалась Ятсан, а с другого — аарадва.

А Коль-то рассчитывал на Грача! Он же знал, что полугномка его не выносит — а тут на тебе! Эльфу же пришлось встать с другой стороны от Нессы, потому как Ятсан свой край полотна захватила в единоличное пользование. Мужчина укоризненно покосился на магессу, но она этого даже не почувствовала, продолжая жаться к нему мокрым боком. Девушка, вероятно, считала, что крупный Коль согреет ее куда лучше низкой Нессы или тощего Грача, и меняться с кем-либо местами не собиралась. Пришлось воину смириться — благо, дождь лил недолго, хоть и много.

Но и на тракте аарадва вновь загородила собой эльфа. Почему она это делала — для Коля осталось загадкой, но раздражало просто невероятно.

***

— Я вижу стены!

Звонкий голос Ятсан на части разорвал ту тяжкую тишину, что висела над отрядом последнее время. Как ни удивительно, но молчала и магесса, и эти три слова были первыми, ей произнесенными.

Из-за леса действительно показались… нет, не стены. Больше — обломки или осколки. Кажется, давным-давно кто-то позарился на небольшой городок кузнецов, и этому кому-то так он был мил и люб, что он решил сделать его своим любой ценой. Только вот треморцы не сдались даже после потери своей защиты, и, даже спустя столько лет, не стали отстраивать ее заново. Зачем? Пусть все видят, насколько они сильны!

— Единая, наконец-то! — вся сдерживаемая болтовня с удвоенной силой и скоростью полезла из Ятсан. Девушка быстро обежала всех, и каждого порывисто стиснула в объятиях. — Наконец-то! Как же я хочу вымыться!..

— Ты мне еще за прошлую свою помывку должна, — педантично напомнил Коль. Он не хмурился — ему даже стало как-то легче после того, как магесса заговорила.

— Ой, подумаешь! Еще отдам, обещаю, — отмахнулась девушка. Мужчина вздохнул — Ятсан сейчас была в том самом состоянии, в котором забывала и собственное имя, так что на деньги было лучше не надеяться.

— Двигайтесь уже, — буркнула Несса, пихая Коля в спину.

А у магессы словно прохудился какой-то мешок, в котором копились все несказанные слова. Она тараторила, казалось, даже не вдыхая, и умудрялась не повторяться. На полпути до города ей стал поддакивать Грач, молчать которому тоже надоело.

В центре Трема находился фонтан, у которого вскоре и оказались путешественники. Ятсан потрясенно примолкла, и было от чего: это не было похоже на обычную лужу с водой и бьющими из нее струйками. Местный фонтан был настоящим произведением искусства, и было удивительно, как его еще не отодрали и не увезли к себе арденцы. Среди воды возвышался мраморный молот в окружении чего-то абстрактного — языков пламени или еще чего-то такого. На ударной части был вырезан какой-то сложный узор, а по рукояти шла витиеватая надпись на северном. Благодаря тому, что буквы были выбиты невероятно ровно, Коль смог их прочитать: «Пусть вечно в горницах Трема горит огонь». И, собственно, вода стекала по тем самым струям чего-то там, хитро переплетаясь и искрясь в закатном солнце. Фонтановый бассейн, помимо каменных бортиков, окружала кованая железная ограда.

— Было бы жарче, я бы залезла, — призналась Ятсан, склоняясь до довольно чистой воды. — Холодная!

Коль фыркнул. Честно говоря, ему до жути хотелось поднять магессу на руки и кинуть ее в воду забавы ради, но Несса глядела волком, и вполне могла принять шутку за покушение на жизнь.

Тут путешествие застопорилось. Нужно было искать местодля ночлега, но вопрос упирался в деньги — вернее, в их отсутствие. У Коля, правда, еще оставалось немного, но вот девушки были на мели: Ятсан все спустила на ерунду, а Несса чуть ранее подчистую проигралась в кости.

— Может, работу какую найти? — Ятсан задумчиво накручивала на палец прядку волос. — Чем вообще люди зарабатывают?

— Ты не знаешь? — Коль изогнул брови. — У тебя же были деньги, и ты же их откуда-то взяла.

Магесса единомоментно покраснела.

— Я их заработала, а не украла, если ты об этом! Но так зарабатывать… я больше не хочу.

Мужчина хотел уж было поинтересоваться, чем это именно она не собирается заниматься, но его сбил с мысли Грач.

— У меня есть пара вещичек, которые можно продать. Недорого, но деньги будут, — эльф сунул руку в сумку и достал оттуда слабо светящийся камушек на шнурке.

— Отличная идея, Птичка.

Одобрение из уст Нессы звучало настолько неожиданно, что на нее изумленно уставилась даже Ятсан. Аарадва их взглядов не одобрила и отвернулась.

В итоге Грач вскоре действительно куда-то делся вместе с артефактом, и вернулся через пол-лучины уже с маленьким кошельком в кулаке. Казалось бы, с появлением денег все бытовые проблемы должны были закончиться — но нет! И можно легко догадаться, из-за кого они начались снова.

— Что значит «я буду спать с ним»?

Компания остановилась на дешевом постоялом дворе со странным названием «Мясное лоно». Вероятно, хозяин заведения хотел намекнуть на то, что здесь подают вкусное мясо, а в итоге вышло что-то крайне пошлое.

— То и значит! — Несса скрестила руки на груди. При дележке комнат аарадва выказала свое желание (или даже требование) во что бы то ни стало остаться с Грачом, поправ на древнейший принцип расселения «мальчики налево, девочки направо». И теперь она упрямо гнула свою линию, а воздух между ней и Колем, тем временем, начинал искриться.

— Несс, это же нелогично! — возразила Ятсан. Она благоразумно оттащила обалдевшего эльфа в сторону, опасаясь, что его вскоре начнут раздирать.

— Если кому-то так неудобно, — елейным голосом протянула воительница, — то он может отправиться спать на конюшню.

То, что на деле в конюшне должны спать они с магессой, аарадва как-то упустила. Зато не упустила Ятсан, которой совсем не улыбалось опять остаться без воды, и пуще того — спать в соломе. Девушка втянула воздух, и…

— Так значит, да?! — возопила она так громко, что на шум даже выглянул тучный и апатичный хозяин. — Сама себе заграбастала вот эту вот тряпку, — тонкий палец ткнулся Грачу под ребра, — а мне оставила маньяка-женоненавистника? — указующий перст оказался у Коля под носом. — Да он же спит и видит, как бы меня грохнуть во сне, завернуть в мешок и утопить в фонтане! Если уж ты так хочешь от меня избавиться, то милосерднее было бы сдать Церкви!

Повисла тишина, разрядился воздух. Несса открыла рот и тут же его закрыла.

— Ну… можно взять еще одну комнату.

— Их нет, — голос Ятсан был холоднее льда. Аарадва, за неимением других вариантов, обернулась и злобно взглянула на хозяина. Тот поспешил скрыться за дверью, а Несса же так скрипнула зубами, что, судя по звуку, стерла их до половины. Тем не менее, перед заселением она первой прошерстила обе комнаты, и лишь убедившись, что они абсолютно одинаковы, более-менее успокоилась.

— Что ей за вожжа под хвост попала? — удивился Грач, когда его оставили в покое и запихнули в одну с Колем комнату.

Мужчина пожал плечами и устало упал на узкую кровать лицом вниз. Если бы не более-менее мягкая подушка, то он бы сломал себе нос о невозможно твердый матрас. Воин так устал таскать на себе тяжелую сумку и идти практически от рассвета до заката, что уснул сразу же, не раздеваясь — только повернул голову на бок, чтобы не задохнуться.

И проснулся он, как ему показалось, буквально через треть лучины от назойливого стука. Коль приподнялся на локтях, обнаружил, что кто-то накрыл его оделом, и увидел стоящего у окна Грача.

— Что там? — сипло спросил мужчина, растирая переносицу двумя пальцами. Судя по ощущениям, он не спал совсем, хотя в комнате было уже светло.

— Письмо, — эльф вертел в руках маленький свиточек, перевязанный куском веревки.

— Твое?

— Нет. Кажется, оно тебе.

Грач протянул Колю бумажную трубочку и уставился на него в ожидании. Делать было нечего: воин сел, еще раз протер глаза и стянул веревочку.

Он ожидал, что внутри будет что-то написано, но на деле там был какой-то схематичный рисунок. В сером утреннем свете, да еще и в тени рассмотреть его не представлялось возможным, и мужчине пришлось вставать и идти к окну. Эльф, любопытничая, тут же возник рядом и заглянул Колю через плечо.

На бумажке было накорябано какое-то перечеркнутое тремя вертикальными линиями животное.

Мужчина нахмурился.

Он признал в животном лисицу.

1) В одном сребренике — 130 медяшек.

2) Одна из местных единиц измерения — арт (около метра). Доарт — одна миля.

Комментарий автора ориджинала tharannas
 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд