Поиск
Обновления

22 июля 2018 обновлены ориджиналы:

17:43   Как же мне везёт

21 июля 2018 обновлены ориджиналы:

09:54   Придурки

02:47   Приручить...

20 июля 2018 обновлены ориджиналы:

21:46   Запах моря

19 июля 2018 обновлены ориджиналы:

07:57   Академия Кастерли

все ориджиналы

С точки зрения науки - Эпизод с переездом  

Джеймс поправил лямку тяжелой, отвешивающей плечо сумки. Он стоял перед дверью довольно долго, и все никак не мог заставить себя коснуться домофона. Не сказать, что он нервничал — хотя и не отрицал, что в груди немного щемило, — тут дело было в другом. Ему не слишком хотелось трогать кнопки. Последнюю влажную салфетку он использовал, выйдя из автобуса, а ключей с собой не взял. Вот и делай после этого импульсивные решения.

— Как ребенок, ей-богу, — проворчал Джеймс. — Кнопки, подумаешь. Не сожрут же они тебя…

В голове упорно билась мысль, что лучше все-таки подождать, пока кто-нибудь будет выходить или заходить. Но уже вечерело, хотелось есть, да и в ногах начинала тяжело оседать усталость, так что надо было просто покончить с этим и поехать домой.

Вздохнув, Джеймс сгибом пальца нажал на кнопку напротив таблички, на которой значилось «Оливер». Домофон пискнул, а через какое-то время раздался и голос:

— Да?

— Здравствуйте, я сосед.

«Идиот ты, а не сосед».

— Угу, — ответил домофон, и дверь щелкнула. Джеймс выгнул брови — сам бы он не открыл. Мало ли, какие подозрительные личности могут попытаться зайти?

Насколько он помнил, нужно ему было на третий этаж, направо. Кое-как одолев лестницу, Джеймс остановился отдышаться, и заодно оглядеться. Да, справа действительно была та самая квартира. Еще немного подышав (для успокоения и в попытке еще раз перебороть отвращение), он быстро ткнул в звонок.

Пару минут никто не отзывался, и Джеймс уже начал было уговаривать себя позвонить еще раз, но тут услышал гулкий звук шагов, доносившийся изнутри, и почти сразу же дверь открылась, вынося на лестничную площадку густой запах кофе, звуки музыки и обитателя квартиры. На пороге стоял парень в ярко-желтой, слепившей глаза футболке.

— Так ты мой сосед, что ли? — удивленно поинтересовался тот, откидывая темно-рыжие волосы с лица назад. — А че ты тут делаешь? Я тебя раньше завтрашнего не ждал.

Его голос был полон искреннего удивления — но, к счастью, без злобы или чего подобного. Джеймс и вправду заявился без предупреждения, просто потому что был неподалеку и подумал «а почему бы и нет», и даже не обиделся бы, если бы его развернули и отправили, откуда пришел.

— Я ехал мимо, — честно сказал он, — и завернул. На разведку, если можно так сказать. Можно ведь?

— Можно, — сразу же ответил рыжий. — Правда, у меня не убрано.

Сердце екнуло. Решающий момент.

— Не страшно.

— И правда что. Ты не беспокойся, я с утра собирался прибрать. Логан.

Уже шагнув было вперед, Джеймс напоролся на пальцы выставленной вперед руки как на копье, и отпрянул.

— Что, простите?

— Это мое имя — Логан. Как Росомаха. А ты?..

— Джеймс, — он нерешительно выпростал из кармана свою ладонь, которую тут же схватили и крепко потрясли. Рукопожатие было довольно липким, и не хотелось представлять, чем же до прихода незваного гостя занимался хозяин.

— Джеймс? — Логан склонил голову набок и вдруг рассмеялся. — Что, тоже как Росомаха? Или как Джеймс Гордон?

— Джеймс как Джеймс.

— Ладно, Джеймс как Джеймс. Проходи. Можешь не разуваться. Ты, кстати, болеешь, что ли?

— В смысле?

— Ну… ты в маске. Болеешь?

— Я… нет, это для улицы. Там пыльно.

Логан угукнул (прозвучало это как «я ничего не понял, но воспитание не позволяет мне задавать неудобных вопросов») и посторонился, пропуская его в квартиру. И, надо было сказать, что на планах и фотографиях, показанных риэлтором, она казалась больше. Хотя, может, это все было из-за коридора, который ощущался еще уже из-за большого количества верхней одежды, развешанной по крючкам на стене; гостиная вполне сходилась размерами с указанными. Везде въедливо, но довольно приятно пахло мясом и немного кофе.

— В общем, я писал тогда, что спальня занята мной, — Логан неловко почесал затылок, — и мой прошлый сосед обитал здесь. Ему, правда, норм было — он в основном только спать и приходил, и то не всегда. Ну и если ты согласился, то тебе, видимо… ну, тоже норм.

Джеймс повернулся на каблуках, осматриваясь. Оказалось, что гостиная совмещена с кухней, но отгорожена от нее чем-то вроде барной стойки. Тут же стоял небольшой квадратный столик с двумя стульями, а сама стойка была завалена грязной посудой. Заглянув через эти горы в саму кухню, Джеймс узрел трагично лежащую на полу котлету. Оставалось лишь надеяться, что Логан после избавления от внезапного гостя не поднимет ее и не съест. От одной мысли об этом Джеймса передернуло, и он поспешно отвернулся. Зато стало понятно, что хозяин готовил ужин и не удосужился хотя бы вытереть руки перед тем, как идти открывать дверь.

Кроме стола, в комнате еще был диван и большой шкаф-стенка «три-в-одном» — отделение для одежды, открытые книжные полки, и стол посередине. Из-за гардеробной части робко выглядывал кусок окна.

Вежливо улыбаясь на бормотание Логана — больше по привычке, потому как нижней части лица все равно не было видно под маской, — Джеймс прошел вслед за ним в ванную. Обычная такая ванная, с втиснутой под раковину корзиной для грязного белья и неровным строем бутыльков на нескольких полочках. Большую ее часть занимала душевая кабинка с покрытыми следами от высохших капель матовыми стеклами. Никаких тебе жутких пятен плесени или еще чего-то мерзкого. Воспользовавшись тем, что хозяин отвлекся на пискнувший телефон, Джеймс быстро и максимально тщательно (насколько было возможно) вымыл руки, выдавив в ладонь приличную лужицу жидкого мыла. Сойдет.

— Все нормально? — Логан посторонился, выпуская его из ванной. Он улыбался, снова потирая шею. — Не передумал въезжать?

Уверенность в том, что этот жест — отражение неуверенности, исчезло, когда Джеймс краем глаза заметил на коже будущего соседа какое-то пятно. Теперь казалось, что тот всеми силами пытается его закрыть, и поэтому постоянно держит ладонь у яремной вены. Отгоняя от себя как мысль о том, что «главное, чтобы это не было заразно», так и вдобавок «не пялься — это невежливо», Джеймс поспешно отвел взгляд — и только тогда вспомнил, что ему, вообще-то, задали вопрос.

— Нет.

Но уверен он на самом деле не был. По многим причинам. Позже он неоднократно будет задавать себе вопрос, почему поступил в итоге так, а не иначе; почему не подыскал себе другую квартиру, почему не нашел другого способа сэкономить немного денег; почему не сказал то, что должен был сказать, когда это было нужно. Но сейчас Джеймс, настроившись на лучшее, старался выбросить из головы очевидные минусы нового соседа, с которым ему предстояло делить жилище, и сосредоточиться на положительных сторонах. Пока что он придумал только то, что этот, по крайней мере, был симпатичным.

«Хоть себе не ври. Он красивый».

— Время покажет, пожалею я об этом выборе или нет, — немного запоздало добавил Джеймс, неловко хихикнув. Сосед из вежливости посмеялся тоже. Выяснив, что Логан завтра «весь день точно будет дома, прям вот наверняка», они распрощались.

На улице было еще светло, но ощутимо похолодало, так что пришлось поднять воротник повыше. Стоя на остановке в ожидании автобуса, Джеймс чувствовал, как в груди сматывается клубок нервозности — практически такой же, какой всегда появлялся перед экзаменами. Он уже давно распланировал для себя свою жизнь с соседом, и страх, что они оба будут сосуществовать не по этим планам, неприятно скребся изнутри. К тому же, перед глазами все еще стояла лежащая на полу котлета, которую воображение уже украсило ордами мультяшных микробов с кишечными палочками во главе. С другой стороны, это видение иногда перебивалось другим, от которого, правда, тоже слегка подкашивались ноги.

Будучи не в силах нормально улыбнуться в ответ Логану в реальности, Джеймс чуть приподнял уголки губ в ответ на улыбку воспоминания, и вскочил в подъехавший автобус.

***

С утра за ним заехала Гэбби на своем новеньком пикапе. Она стояла и курила в окошко, пока Джеймс как ужаленный бегал по квартире, проверяя, не забыл ли он чего.

— Как-то ты очень компактно уложился, — сказала подруга, когда они перенесли последнюю коробку в багажник. Джеймс был с ней не согласен и считал, что слишком оброс барахлом — при том, что пару дней назад вынес мешка три мусора. Он пока не знал, вместится ли со всеми своими вещами в небольшую комнатку; оставалось только выяснить. Оставив ключи соседке, они тронулись в путь. Гэбби что-то рассказывала, но Джеймс никак не мог сосредоточиться. Он волновался, и сердце периодически начинало биться так сильно, что, казалось, подруга сможет услышать этот стук.

Его потрогали за руку.

— Что?

— С тобой все в порядке? — Гэбби надела солнечные очки на голову, серьезно глядя ему в глаза. Джеймс поспешно отвел взгляд.

— Просто не выспался, извини.

— Может, тогда заедем за кофе?

— Ты же знаешь, что я его не люблю.

— Ты как будто не студент. Как ты выживаешь-то вообще… о, мне здесь свернуть?

Парковка, в отличие от той, у старой квартиры, была с другой стороны от входа, и Джеймс слабо представлял, как они сейчас начнут все таскать. Он сам в последнее время (лет эдак десять) не особо налегал на спорт, и легко выдыхался, не преодолев и пары лестничных пролетов, а уж любимой забавой Гэбби было закатывать рукава и показывать окружающим свои пухленькие руки, с гордостью называя это «демонстрацией бицепсов». Она, кстати, и сама не очень-то горела желанием побыстрее приниматься за работу, даже наоборот — достала из бардачка пачку сигарет, сунула одну между губ и уже целеустремленно щелкала зажигалкой.

— Гэбс, мы еще ничего не сделали, а у тебя уже перекур, — мягко укорил ее Джеймс, в нерешительности ковыряя замок багажника.

— Я вела, и у меня стресс.

— Ты за рулем со старших классов.

— И что, я не могу из-за этого нервничать? Дай мне две минуты и начнем таскать твое барахло, — она, рисуясь, выдохнула пару колечек, и добавила: — Кстати, что-то много его у тебя. Особенно книг. Ты что, библиотеку ограбил?

Джеймс только фыркнул. Художественную литературу он покупал в надежде почитать на досуге, но постоянно находились какие-то другие дела. А перепродать было жалко — в конце концов, когда-нибудь дела могут и не найтись. Так и копились на его полках томики, которых он касался только сочувственными взглядами и метелкой для пыли. Стоило, наверное, перейти на электронные книжки, занимавшие совсем мизерное пространство, но тоже все как-то было недосуг.

Из-за пушистых облаков с сероватыми серединками выглянуло солнце. Большая часть парковки оказалась в тени, но именно то место, где был припаркован пикап, утонуло в свете. Гэбби, поморщившись, ловким движением скинула очки обратно на нос.

— О, а че этот тип мне машет? — вдруг возмутилась она, глядя куда-то ввысь.

— Какой?

— Да вон, на балконе стоит, смотри.

Прищурившись и прикрыв глаза рукой, Джеймс уставился в указанном направлении. Несмотря на принятые защитные меры, глаза довольно быстро начали слезиться, и он так никого толком и не разглядел. Тип с балкона остался для него расплывчатым красным пятном.

— Может, ты ему понравилась, — Джеймс отвел взгляд и сжал пальцы на переносице. — Или он вообще не тебе махал. Или ты заняла его парковочное место.

— Тогда бы он орать начал. Или бутылкой бы кинул, как тот пьяный придурок, помнишь?

Тайна недолго оставалась нераскрытой — через пару минут, когда Гэбби приканчивала свою сигарету, на стоянке появился Логан. Он был в красной рубашке.

— Привет, — просто сказал он. Джеймс улыбнулся, но сосед, заинтересовавшись содержимым багажника пикапа, на него не смотрел.

— Эй, это моя машина, — ревниво сообщила Гэбби, легко оттесняя Логана, — попрошу всяких непонятных личностей не лапать.

Тот рассмеялся, абсолютно не обидевшись.

— А если я представлюсь, то буду понятной личностью? Логан. Сосед.

— О. Сосед. Гэбби. Будешь гуглить — открывай только ссылки на скандальные статьи.

И они пожали друг другу руки. Просто, крепко и вежливо. Джеймс выдохнул.

С появлением Логана дело как-то пошло. Может, потому, что Гэбби требовалось с кем-то непринужденно поболтать, а сам Джеймс сегодня был способен только угукать в ответ, чего подруге явно было мало. С Логаном же они довольно быстро нашли общий язык, как-то незаметно перескочив с темы машин почему-то на видео с котиками. У Джеймса появилось ощущение, что это не его тут перевозят, а он сам решил подработать таксистом, и сейчас ему сунут двадцатку, быстро пожелают хорошего дня и отошлют. Он и до этого чувствовал себя не очень уверенно, а сейчас так и вообще уровень неловкости для него резко поднялся, а еще захотелось куда-нибудь деться. Но, учитывая, что эти двое все-таки таскали его вещи, а не чьи-либо еще, «деться» было бы как минимум невежливо. Поэтому он просто плелся позади, даже не пытаясь вступать в диалоги.

Когда последняя коробка была торжественно сгружена прямо у входа на кухню, Логан предложил выпить. Чаю. Но выяснилось, что ни выпить, ни чаю у него нет, поэтому он извинился, подхватил ключи и выскочил из квартиры, на ходу наказав, чтобы никто никуда не расходился и он сейчас вернется. Как только за ним закрылась дверь, Гэбби повернулась к Джеймсу. Тот даже попятился, потому что вид у подруги был пугающе воодушевленный.

— Джим, он горяч, — вылепила она.

— Гэбс!

— Что? — подруга склонила голову, упирая руки в бока. — Скажешь, нет? Я-то думала, ты какого-нибудь задрота найдешь себе под стать.

— Я не… я квартиру искал, — Джеймс взялся распаковывать коробки, чтобы было оправдание тому, что он избегает смотреть Гэбби в глаза. — На аватарке в фэйсбуке у него что-то непонятное стоит, а фоток вообще не было.

— Он что, от спецслужб скрывается?

— Я откуда знаю? Спроси сама. Мне кажется, вы нашли общий язык.

И тут Гэбби издала звук. Это было что-то типа «ага», не разжимая губ, с долгим вторым слогом. Звук не сулил ничего хорошего. Особенно — если при этом выражение лица у подруги было такое, как сейчас. Если она сейчас еще и руки на груди скрестит… а, вот оно. Джеймс затравленно огляделся, но проход был надежно перекрыт, а прыжок из окна ничем хорошим окончиться не мог.

— Джим, ты что — ревнуешь?

— Да с чего ты взяла? — он так нервно дернул скотч, что вместе с ним оторвал кусок коробки. Гэбби в восхищении ахнула.

— Вы еще даже не съехались — а ты уже ревнуешь! Еще и ко мне! Охрененно!

— Гэбс.

— Что — Гэбс? Что ты мне морды строишь, словно экзамен сдаешь? — она наклонилась к нему, заглядывая в глаза, и заговорщицким шепотом спросила: — Но серьезно: он тебе понравился, так?

Джеймс фыркнул, стараясь сделать это как можно более небрежно. Коробки закончились. Скотч в руках рваться отказывался. Пришлось поспешно ретироваться в кухню в поисках мусорного ведра, чувствуя, как к щекам приливает кровь.

— Джим, я же не со зла спрашиваю, — Гэбби подошла с той стороны барной стойки и облокотилась на нее. — Ты же и сам знаешь, что у тебя мозги отдельно от тела работают. Против физиологии не попрешь. Хотя бы… не торопи события. Только въехал. Ни к чему с порога начинать портить с ним отношения.

Он и не собирался. Вот ни капельки. Разве что совсем немножечко. Может быть.

— А если он и правда скрывается от спецслужб?

— Тогда будь готов к тому, что в любую минуту сюда могут вломиться суровые дядечки в черном и повязать нас всех.

Потрогав кончиками пальцев скулу, Джеймс убедился, что лицо у него все еще горит. Стянутую ненадолго маску пришлось надеть обратно, чтобы смущение не так бросалось в глаза.

— А вообще знаешь, — подруга вытащила из кармана телефон, повертела его в руках и сунула обратно, — лицо у него какое-то знакомое. Я точно где-то его видела.

— Минут двадцать назад, на балконе? Или, может, на плакате «разыскивается живым или мертвым»?

— Очень смешно. Нет, где-то еще.

Она еще с минуту задумчиво постукивала пальцами по стойке, морща лоб, но, так ничего и не вспомнив, хлопнула в ладоши и объявила, что идет курить.

Джеймс успел разгрузить пару коробок, неловко пристроив стопки книг на столе. Ощущения, что теперь эта квартира и его тоже, не было — вместо него было чувство, что сейчас придется стаскивать все вещи в машину и ехать обратно. Даже не чувство — желание. Черт его знает, правда, что на него повлияло: природный ли консерватизм, или же боязнь перемен и того, что на новом месте будет хуже, чем на старом — в любом случае Джеймс не чувствовал себя комфортно.

— Это пройдет, — пробормотал он себе под нос, лениво перебирая выложенные прошлогодние конспекты. — Это нормально.

Вскоре вернулся Логан, да так тихо, что показалось, будто он телепортировался в коридор, а не вошел. Джеймс вздрогнул, когда тот, буднично о чем-то болтая (не особо понятно, с кем), прошлепал босыми ногами на кухню, где сгрузил на стойку пакет. С балкона вернулась Гэбби, так лихо подхватывая тему логановского монолога, что, казалось, она все это время с ним разговаривала. Джеймс, радуясь, что его не трогают, проскользнул в ванную, чтобы вымыть руки. Там он на пару минут подвис, облокотившись о раковину. Мысли появлялись в голове и тут же из нее ускользали, как медленно сползавшая в слив мыльная пена. Он умылся, рассчитывая смыть этот легкий налет хандры, и уставился в зеркало. Отражение уставилось на него в ответ. Видок у него был довольно жалкий.

— Это пройдет, — повторил Джеймс.

В дверь постучали.

— Выползай, — сказала с той стороны Гэбби, — пора чаевничать.

Стряхнув излишки воды с лица ладонью, он выполз.

Надо сказать, чай был ничего такой. Джеймс не был силен в траве, но вкус был приятный, особенно после пары ложек сахара. Он немного расслабился, и краем уха слушал болтовню подруги и соседа, изредка посмеиваясь.

— … семестр начинается через неделю, — пожаловалась Гэбби, кусая принесенный Логаном пончик. — Последние деньки, когда можно наслаждаться ничегонеделанием без угрызений совести, понимаешь?

— О, да.

— Ты студент? Мы вроде примерно одного возраста.

— Не, — хмыкнул Логан. — Я работаю.

— Везет. Никакого тебе «черт возьми, мне завтра сдавать семестральную» в два часа ночи.

— Поверь, я это проходил. Но грызть гранит науки — немного не мое.

— Ну, если вдруг желание возникнет — Джим у нас профи в этом деле. Грызет науку на завтрак, обед, ужин и вместо десерта. Может, поделится советами, как не сломать о нее зубы.

Джеймс не сразу понял, что пауза повисла не потому, что товарищи решили синхронно отпить чаю. Лишь подняв глаза, он обнаружил, что те в ожидании смотрят на него.

— Что? — смутился Джеймс.

— Ждем советов, — Гэбби хитро улыбалась. По всей видимости, она была очень довольна тем фактом, что ей удалось хоть как-то вплести его в разговор.

— Я плохой советник. Берешь и учишься — что тут сложного?

— Ничего, мистер Грейнджер.

— Гэбс.

— Что? Я комплимент тебе сделала! — она подпихнула Логана локтем. — Этот парень умнее всех, кого я знаю. А мы с ним, между прочим, магистры, типа крутые.

— Я не могу в науку, — смущенно признался сосед. — Вернее, мне нравится читать простые научные статейки, но вот систематизировано учиться и учить — нет. Все из головы вываливается.

Джеймс спрятался за кружкой. Укрытие было аховым, но, к счастью, эти двое довольно быстро сменили тему и забыли про него, а минут через десять Гэбби собралась домой.

— Приятно было с вами посидеть, мальчики, но, знаете, — подмигнула та, — у меня есть и своя жизнь, которую тоже надо налаживать.

И она ушла. Сделав вид, что он очень занят видом из окна (из которого так некстати не было видно парковку), Джеймс вперился в пространство, пытаясь срочно придумать, о чем дальше говорить с Логаном. По правде говоря, кое-какие бытовые вопросы им бы стоило решить, но нельзя же так просто кидаться на человека, вопрошая, мол, по каким дням мы моем полы, а по каким будем травить грызунов. К чести соседа, гостиная выглядела вполне чисто, и он, кажется, и вправду с утра прибирался. На полках, до которых Джеймс мог дотянуться, даже пыли не было. Раз так, то, наверное, можно начать разбирать вещи.

Логан кашлянул, привлекая внимание.

— Так, эм-м, — потирая шею, начал он, — я не знаю… Что у тебя с режимом дня?

— В смысле?

— Ну, я работаю по сменам, и тут как повезет. Но вообще я жаворонок.

— Я сова, — признался Джеймс, теребя рукав водолазки, — но у меня с утра бывают пары.

Сосед неловко засмеялся.

— Окей, не сходимся. Тогда просто… пытаемся друг другу не мешать?

— Угу.

Повисла тишина. Пытаясь в спешке придумать какой-нибудь не очень глупый вопрос, Джеймс стучал ногтями по оконной раме. Логан привалился к косяку и покусывал большой палец, словно бы что-то про себя решая.

— Эм-м, ну, — наконец-то заговорил он, — мне несколько неловко, но… как читается твоя фамилия? Янг?

— Юн.

— Юн? То есть, Джеймс Юн?

— Угу. Почему спрашиваешь?

Логан фыркнул, отрываясь от стены.

— Не знал, что еще спросить.

Взъерошив напоследок затылок, он улыбнулся и добавил:

— Ну, с новосельем. Стучись, если что, — и скрылся за дверью своей комнаты, оставив Джеймса в весьма противоречивых чувствах.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд