Поиск
Обновления

10 октября 2020 обновлены ориджиналы:

10:50   Звёзды в крови

20 августа 2020 обновлены ориджиналы:

07:27   Котёнок

20 июля 2020 обновлены ориджиналы:

11:37   Может быть?

10 июля 2020 обновлены ориджиналы:

07:56   Шепот гравия

07 июля 2020 обновлены ориджиналы:

17:40   Ничтожество

все ориджиналы

Противоположности притягиваются  

Жанры:
Юмор, Флафф, Слэш (яой), Романтика, Повседневность, Омегаверс
Герои:
Студенты, Омеги, Альфы
Место:
Вселенная омегаверс
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Wessex
Размер:
мини, написано 17 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
04.03.2018 19:06
Описание

Джас­тин не был тол­стым, но и ху­дым его наз­вать нель­зя бы­ло. Ему бы­ло да­леко до оме­жек с мо­дель­ны­ми про­пор­ци­ями, ко­торые ве­сили, как пе­рыш­ко, они бы­ли хруп­кие и эле­ган­тные, буд­то фар­фо­ровые ку­кол­ки. Ле­он­хард, в от­ли­чии от них, имел фор­мы. Да, бы­ли не­боль­шие ляж­ки, но за­то име­лась ап­пе­тит­ная поп­ка, ко­торой мог­ли по­зави­довать лю­бые ху­дыш­ки в ок­ру­ге.

Публикация на других ресурсах

https://ficbook.net/readfic/4 935 530

Комментарий автора

Написано по заявке толстячок омега

Объем работы 30 433 символа, т.е. 17 машинописных страниц

Средний размер главы 30 433 символа, т.е. 17 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 04.03.2018 19:06

Пользователи: 12 прочитали

 

Утренние пробуждения… В фильмах и рекламах все так красиво: улыбаясь, потягиваешься, сперва опускаешь одну ногу с кровати, тянешь носочек, не спеша встаешь, смотришь в зеркало, а там видишь красивое отдохнувшее личико с пушистыми ресницами, идеальным цветом кожи, вовсе не заспанными глазками… В реале же все немного сложнее.

Джастин с закрытыми глазами потянулся рукой к будильнику, в голове ругая себя за то, что решил посмотреть вчера ночью сериал, да не одну серию, а целых полсезона. Кто виноват, что он такой интересный оказался? Пальцы едва нащупали часы и поднесли их к разлипающимся глазам. Увидя время, омега резко подскочил с кровати, забыв, что вчера не убрал ноутбук с покрывала, а когда же техника начала в замедленной съемке падать на пол, юноша мигом ринулся за ней, получив весь удар на себя. Уже валяясь на полу, полностью проснувшийся, с ноутбуком на животе, Джасс тихо прошипел: «Доброе, мать его, утро!»

Поднявшись на ноги, парень подошел к большому зеркалу, стянул футболку и посмотрел на свое отражение. Пару дней назад омега вычитал, что надо каждое утро смотреть в зеркало и говорить: «Я красивый, успешный, идеальный». Ну, нахваливать себя так сильно, что можно было бы расплакаться от того, какой ты восхитительный. Как еще такого красавца Земля носит.

— Да… Ну, как бы неплохо-неплохо, — усмехнулся отражению Джастин, махнув пушистым иссиня-черным хвостом, а затем тяжело и немного опечаленно вздохнул, чуть втянув животик, — но так было бы лучше.

Омега мимолетом взглянул на часы и вновь опомнился, он ведь опять опаздывает. Во сколько бы ни встал — по-любому не придет вовремя в университет. Кто-то должен был следить за пареньком, давать небольшой пинок под задницу, аргументируя тем, что выходить надо не в девять утра, зная, что именно на это время назначена пара, а за полчаса.

Волчонок распахнул шкаф и пробежался пальцем по джинсам, аккуратно сложенным на полке. Светлые, светлые с дырками, черные, темно-синие, голубые… О, а вот и серые, недавно купленные. Юноша быстро вытащил пару и начал натягивать их на себя. Когда же ножки были «в седле», то его ждало очередное разочарование — джинсы сидели вплотную, а ведь всего две недели назад можно было свободно вставить между телом и тканью несколько пальцев. Жизнь — боль, когда новые вещи становятся малы, а все из-за того, что твоя сила воли — бесхребетное создание, которое не может сказать «нет» красивому и аппетитному пирожному.

В детстве Джастина Леонхарда никогда нельзя было назвать толстым ребенком. Частенько родители откармливают своих чад так, что у них появлялись пухлые щечки и миленький животик, чтобы их можно было тискать и умиляться. Так вот, папа и дедушка-омега никогда не позволяли мальчику объедаться до такой степени. Всего было в меру. И мальчик до средней школы был худенькой тростинкой. Но в тринадцать лет случилась первая любовь. Прогулки по вечерам, крепкие объятия, первые неумелые поцелуи, когда по закону жанра надо закрывать глаза, а Джастин тупо распахивал голубые зырки и пялился на партнера, смущая того. Все было восхитительно, пока прекрасный принц не превратился в козла. Натурального козла, несмотря на то, что был лисом. Несчастная первая любовь, когда горе начинаешь не заливать стопками, а заедать конфетами, шоколадками, круассанами, маффинами, пончиками и другими мучными вкусностями. После такой опасной артиллерии горе прошло и все вернулось на свое место, вот только страсть к сладенькому уже нельзя было отнять.

Джастин не был толстым, но и худым его назвать нельзя было. Ему было далеко до омежек с модельными пропорциями, которые весили, как перышко, они были хрупкие и элегантные, будто фарфоровые куколки. Леонхард, в отличии от них, имел формы. Да, были небольшие ляжки, но зато имелась аппетитная попка, которой могли позавидовать любые худышки в округе, но еще и присутствовал небольшой животик.

Много раз волчонок хотел взять свое тело в руки и исправить небольшие недостатки. Иногда даже это получалось, и он худел на заветные пять килограммов, вот только когда немного расслаблялся и баловал себя любимым десертом, все эти килограммы вновь быстро наедались и возвращались на свое место.

И тогда Джастин понял, что надо полюбить себя таким, какой ты есть, ведь ты не страшный, покрасивее на мордашку, чем некоторые. Хорошего человека ведь должно быть много! А что без парня бегаешь — не беда, если не твоя судьба, то пусть проходит мимо. Как говорят: не для тебя моя роза цвела, не для тебя я крендель выпекал… Так не говорят, конечно, но суть вы поняли.

Леонхард быстро натянул первый попавшийся под руку свитер, запихнул в рюкзак тетрадки с докладом и выскочил из комнаты, по пути натягивая второй носок.

— Джасси, а завтрак? — недовольно поинтересовался папа, навострив свои коричневые ушки.

— Я не успеваю, — быстро высказал Джастин, проскальзывая между папой и раковиной к холодильнику и хватая первую попавшуюся баночку с йогуртом.

— Что за волк? А как же мясо? — отец чуть опустил газету и прищурил свои золотистые глаза. — Только сласти и йогурты. Так хищники не поступают.

— Оте-е-е-ец, — заканючил Джастин, закатывая глаза к потолку. — Прошу, не начинай опять, — черный хвост парня нервно задергался, уж больно не хотелось вновь выслушивать трактат на тему: «Толстых хищников не бывает, они не едят сладкое, только мясо! Мясо с кровью!»

— И правда, Марк, не доставай ребенка с самого утра, — рыкнул папа, чуть треснул половником мужа по макушке.

— Но Уилли, где это видано? — запричитал волк, поправляя очки-половинки и откладывая на стол газету. — Может, он такой хилый из-за того, что пренебрегает нормальным питанием.

— Нет, я просто дохляк с кучей лишних килограммов и комплексов, — усмехнулся Джастин, выглядывая из-за угла. Юноша подмигнул родителю и ринулся ко входной двери, принялся обуваться, а затем надел куртку.

— Шапку не забудь! И зонтик! — рыкнул из кухни Марк, вот только мальчика уже и след простыл.

***

Скучные пары в университете. Безумно скучные и нудные пары в университете. Порой Леонхард даже не понимал, что он делает, и почему он решил пойти именно на эту специальность. Едва отсидев три лекции, Джастин сразу же направился в свое любимое кафе, надеясь, что хотя бы сегодня все пройдет там тихо и гладко, без приключений.

Все началось пару месяцев назад, когда Джастин решился прогулять пары и направился прямиком в одну из популярных кондитерских. Она находилась недалеко от университета, прямо по пути к дому волчонка, и он частенько забегал туда прикупить любимые сладости или же посидеть на втором этаже, попить горячий капучино с каким-то десертом и почитать хорошую книгу. Здесь была теплая и уютная атмосфера, приятные и компетентные работники и чертовски вкусные вкусняшки.

В один такой прекрасный ничем непримечательный день волчонок встретил его.

Прямо перед ним стоял баран. Даже не баран, а баранище. Двухметровая широкоплечая дылда, заслоняющая весь дверной проход, имеющая большие крученые рога, длинные белокурые волосы, заплетенные в небольшие косички, как у викингов, взгляд серых глаз пробирал до костей, будто это и не травоядное на тебя смотрит, а настоящий хищник под прикрытием, на ушках по несколько серег… В общем, приведешь такого парня домой, и родитель впадет в ступор, а затем начнет выдирать волосы на голове. С такими мальчиками никак нельзя водиться, это же просто бандиты, честное слово!

Омега постарался слиться со стеной, будто его и вовсе здесь нет или притвориться тумбочкой, чтобы этот громила его не заметил. Трусливо, конечно, со стороны волка, но этот альфа, а что он альфа, сомнений не было, действительно пугал.

Притвориться тумбочкой оказалось глупой затеей, и брюнета сразу же заметили, альфа сделал несколько шагов к пареньку, у которого ноги задрожали, да и хвост предательски прижался к ноге. Баран лишь усмехнулся, наблюдая, как омега перед ним весь сжался, становясь таким компактным, что его можно было запихнуть в чемодан и унести. Блондин наклонился чуть ближе, прямо к пушистой макушке, прикрыл глаза и вдохнул приятный аромат волчонка.

— Мелочь, чего жмемся? — улыбнулся голливудской улыбкой альфа, чуть отступая назад, но продолжая загораживать собою проход.

— А вы… Дяденька… Не могли бы дать пройти?

И понеслось. Именно с такого неловкого знакомства начались странные и непонятные отношения между такими разными видами. Баран — Клод Редгрейв — оказался сыном владельца этой кондитерской. Его папа с отцом случайно в течку так забылись, что завели еще одного внепланового ребенка на старости лет. Так что по-быстрому пришлось выходить из этого положения. Отец так и продолжал пахать в фирме, ведь директору никуда не деться, а вот малый бизнес папы решили взгромоздить на плечи старшего сына. Сына, который был не в восторге. Он не переносил сладкое на дух, просто ненавидел тортики, кексики, конфеты, шоколад, зефир… Собственно все, где в состав входил сахар. Да он даже кофе пил без сахара. Тяжело быть начальником, когда особо не любишь свое дело, но пока папа похож на шарик и с каждым днем все больше раздувается, то надо вертеться, но не загубить бизнес.

Внутри Клода текла кровь француза и британца, горячий коктейль. Значит, он должен быть прекрасным любовником и уважаемым джентльменом. Вот только в этой морде джентльменским совсем и не пахло. Хотя, возможно, вся дурь пошла именно в пункт «любовник», вот только Джастин не горел желанием это проверять, хотя ему на это намекали.

Папа Клода был милым барашком, а вот отец оказался выдрой. Самое удивительное, что у этой парочки вымахал такой качок, ведь оба родителя были весьма элегантны и миниатюрны на вид. Загадка была раскрыта в день, когда в кафешку заглянул ее владелец. Клод, конечно же, решился познакомить папу с его «парнем». И Людвиг, именно так звали барашка, с огромным удовольствием решился рассказать парню своего сына (парню, который попытался все опровергнуть, но его тут же быстро заткнули пирогом) о том, какой Клод прекрасный душка. Что Клод пошел в своего дедушку, который был такой же громадиной, что Клод умный мальчик, учился только на пятерки, что Клод отнюдь не задирала и бандит, хотя на первый вид — настоящий головорез и т. д. В таком плане. Леонхард все жевал и слушал, слушал и жевал. И так он прожевал… То есть прослушал почти до вечера.

Увидев волчонка в дверях, Редгрейв сразу же метнулся ко входу и крепко прижал к себе пушистое чудо, которое даже не пыталось вырваться, зная, что все равно ничего не выйдет. Это ведь как пытаться сдвинуть памятник с постамента. Клод любезно провел парнишку на второй этаж за их столик, где волчонка поджидали вкусности. Джастин даже удивился, ведь было чувство, будто альфа знал, что сегодня именно в это время к ним заскочит в гости Леонхард. Хотя, возможно, что это влюбленное парнокопытное уже давно выведало расписание занятий волчонка. Отогнав все неприятные мысли, омега принялся за свое любимое пирожное, стараясь не глядеть на своего воздыхателя.

— Ты когда меня с родителями знакомить будешь? — поинтересовался альфа, «случайно» подвигая к волчонку тарелочку со своим десертом и с умилением наблюдая, как голубые глазки радостно сверкнули, и парнишка потянулся к куску торта.

— Никогда, — причмокивая, ответил Джастин, умело орудуя ложкой.

— Как это никогда? — изогнул бровь Клод, водя пальцем по каемке чашки кофе.

— А как ты себе это представляешь? Папка обморок схлопочет, зуб даю, а отец попросту тебя сожрет, — пожал плечами Джастин, оттяпывая огромный кусок и засовывая ложку в рот, дальше продолжил говорить уже с набитым ртом: — И чего это я вас знакомить буду? Ты мне даже не друг. Так… Чувак, который иногда мне сладости покупает.

— Какой это «чувак, который мне иногда сладости покупает»? — возмутился Клод, стукнув по столу кулаком, отчего омега напротив вздрогнул, а посетители вокруг стали оборачиваться на подозрительную парочку. — Да мы встречаемся!

— Как-то я пропустил тот момент, когда ты мне парнем стал, — икнул Леонхард, с трудом проглотив торт.

— В прошлый раз я говорил. И еще в позапрошлый намекал, — выдохнул Редгрейв, качая головой. — Как это можно было не заметить?

— Но…

— Вам что-то предложить? — любезно поинтересовался официант — кучерявый пепельный зайчонок, игриво поглядывая на босса. — Может, еще одну чашечку кофе, Кло-о-од?

— Нет, Джулиан, мне ничего не надо, — нахмурился альфа. Его безумно утомляло излишнее внимание зайчика к своей персоне. Возможно, раньше он бы обратил внимание на этого сексуального и соблазнительного паренька, но увы… Теперь единственное, о чем он мог мечтать — это вредный, но очень милый волчонок. Осталось только поймать пушистое чудо в свои лапы и никогда больше не отпускать. — Джастин, детка, хочешь еще чего-то? — Клод придвинулся ближе к брюнету и коснулся руки Леонхарда.

Заяц недовольно шмыгнул носом и скривился. Было обидно наблюдать, как альфа, который тебе нравится, увивается за каким-то пухликом. Джулиан, конечно, не мог сказать, что волчонок был страшным, но пару лишних килограммов имел, и как можно было выбрать этого мальчишку, когда рядом находится такой прекрасный и красивый заяц!

— Пожалуй, откажусь, — Леонхард посмотрел на официанта, выразительно глядя в зеленые глаза голубыми.

— Ну, как знаете, — фыркнул Джулиан, тряхнув волосами. Покачивая бедрами, зайчик направился на кухню, а зайдя туда, бросил поднос на стол вместе со своим фартуком и злобно зашипел. Чтоб его прогнал какой-то жалкий волк! Ха-ха! Да еще и какой волк? Жирный волк, который ест сладкое и уводит парня твоей мечты у тебя из-под носа!

— Косой, чего творишь? — неожиданно раздался приятный, но холодный баритон над ухом парня.

— Ты меня напугал, Колин, — вздрогнул Джулиан, поворачиваясь и смотря на повара-лиса. Этот альфа всегда раздражал его. Выводил из состояния равновесия даже посильнее, чем тот жалкий волк, крутящийся вокруг Клода. Колин Максвелл был красавец, ничем не хуже обожаемого Редгрейва, вот только его характер… Ох, характер у этого человека был чертовски паршивый. Он всегда придирался к Джулиану, вечно был чем-то недоволен.

— Работой занимайся, Хартон, а не наворачивай круги вокруг босса, — усмехнулся лис, показывая клыки. — Боюсь, что Клод на тебя больше не обратит внимание.

— Не указывай мне, что делать! — выкрикнул Джулиан, отворачиваясь и собираясь уйти в другую комнату. — Нашелся тут главный…

— Хартон, быстро вали в зал и работай, — рыкнул альфа, шлепнув по заднице зайца, заставив того заверещать.

— Ты… — Джулиан не успел договорить, получив прямо в лицо своим фартуком.

Бормоча проклятье, Джулиан принялся завязывать передник, бросая злобные взгляды на Колина, который продолжил заниматься своими делами и больше не обращал никакого внимания на зайчонка.

***

— Как это получилось, что ты у меня дома? — пробормотал Джастин, прикрыв руками лицо и отсаживаясь на край диванчика.

— Я удивлен, что этого раньше не случилось, — промурлыкал на ушко омеги Клод. Альфа нагло примостился возле волчонка, напрочь забывая о личном пространстве. Руки барана уже вовсю начали хозяйничать на теле Джастина, оставляя за собой мурашки.

— Нет-нет! — вывернулся Леонхард, при этом стукнув по пустой голове своего парня. — Ты обещал, что не будешь приставать! Мы пришли пить чай…

— Чай? — огорченно выговорил Клод, облокачиваясь на спинку и скрещивая руки. — Думал, мы займемся чем-то более интересным.

— Можем в шахматы поиграть, — проворчал Джастин, наблюдая за бараном и отмечая каждое движение альфы.

— Боже, детка, ты меня убиваешь.

— Вот если бы я предложил тебе мою стряпню, тогда бы да — это можно было засчитать за попытку убийства. Но я добрый, так что сиди, помалкивай да руки не распускай, — покачал пальчиком Джастин. Омега славился своей убийственной готовкой, вот почему папа никогда не позволял тому становиться у плиты.

— Кстати, покорми хоть чем-то своего жениха, — подмигнул Редгрейв, у которого, похоже, от любви инстинкт самосохранения напрочь отнялся. Джастин лишь закатил глаза, наблюдая за очередной попыткой флирта.

— Увы, травы у нас много не водится, даже не знаю, что и предложить вегетарианцу, — проговорил волчонок, заглядывая в холодильник и пробегая глазами по полкам в поисках хоть чего-то более уместного.

— Какой такой вегетарианец? — удивленно переспросил альфа. — Я мясо люблю. Особенно стейк. С кровью.

— Каннибал что ли? — распахнул глаза Леонхард и выглянул из-за дверцы, поглядывая на барана уже с другой стороны. Этот человек все больше и больше удивлял. Разбивал все предрассудки насчет травоядных.

— Что сразу каннибал? Просто как салатом наесться можно? Да и как променять отбивную на кочан капусты? — хмыкнул Клод, удобней расположившись на диванчике и продолжая наблюдать за омежкой, который начал вытаскивать из холодильника пару кастрюль. — Притом, ты сам хищник, а такая сластена. Позоришь свой вид, детка.

— Замолчи, рогатый, — обиженно шикнул Джастин, легонько стукнув по носу барана деревянной ложкой. Нехватало, чтобы его еще и Клод от сладкого старался отучить.

Волчонок принялся разогревать еду, задумываясь о своем. Почему-то с Редгрейвом Джастин чувствовал себя спокойно и тепло. Все казалось настолько правильным: Клод на их кухне, их легкие перепалки, эти томные взгляды, заигрывание. Джастин все отрицал, но, черт побери, за несколько месяцев он так привык к этому парню, что больше не мог представить свою жизнь без него. Редгрейв больше не пугал, он вел себя как альфа, ухаживающий за своим омегой. Да, он мог позволить себе некую вольность с прикосновениями, но быстро исправлялся, когда Джастину действительно не нравилось. Волчонок даже уже подумывал, что пора познакомить своего барана с родителями. Ведь сколько можно уже оттягивать?

Кстати, о родителях. Омега услышал, что входная дверь открылась, и в прихожей раздались голоса предков. Джастин так и застыл на месте с ножом в руках, не донеся его до буханки. Клод поднял глаза на Джастина и мигом вскочил с дивана, слегка придерживая парня, у которого даже ноги затряслись от страха. Что сейчас будет?

— Малыш, ты что не оди??? — в кухню заглянул Уильям, который подавился последним словом, широко разинув рот, наблюдая, как его дитятко находится в объятиях огромного барана.

— Сядь, сядь… — прошелестел Джастин, подталкивая Клода бедром к дивану, чтобы тот своими габаритами еще больше не пугал пошатнувшуюся психику папули. Редгрейв покорно присел, чуть заметно улыбаясь родителю-омеге.

Самое страшное было впереди, когда на кухню зашел отец. Увидев барана возле своего сына, Марк упустил на пол два пакета, и разьяренными золотистыми глазами уставился на Клода. Молчание и гляделки продолжались уже больше трех минут и Джастин уже думал, что пора что-то вставить, но Марк его опередил.

— Сначала ты ешь сладкое, а потом приводишь домой травоядное! — взревел старший волк, ощетиниваясь и подскакивая к сыну. — Я понимаю, волк или лис, да на худой конец ласка, но не баран!

— Сэр, мой отец выдра, так что я почти что наполовину хищник, — вставил Клод, вновь поднимаясь на ноги и возвышаясь даже над отцом-волком, который непроизвольно дернул хвостом и левым глазом.

— Его все же, но смущают рога на твоей головушке, сынок, — отметил Уильям, выглядывая из-за мужа.

— Но вы ведь так хотели, чтобы я нашел себе альфу, — невинно захлопал ресницами Джастин, хватаясь за руку Клода. — Вот вам альфа!

***

Семейный ужин проходил в непринужденной обстановке. Родители за полвечера уже больше не шарахались от альфы сыночка и даже начали нормально с ним общаться. Отец в первую очередь разузнал о материальном положении барана, удостоверившись, что тот не бандит с большой дороги, а весьма обеспеченный молодой человек. После этого Марк даже перестал дергать левым глазом. А уж когда дело подошло ко второму блюду, и мужчина заметил, что альфа во всю уплетает мясо, отец совсем подобрел.

— У тебя точно в родстве нет волков? — поинтересовался старший Леонхард, подтягивая блюдо с мясным и накладывая себе и Редгрейву добавки.

— Боюсь, что нет, сэр, — тактично ответил Клод, который за весь вечер побил рекорд учтивости и вежливости.

— Вот не верю, не верю! Жрешь, как волчара! — хохотнул Марк, уже по-дружески стукнул кулаком по плечу новоиспеченного зятя. — Если бы так Джастин кушал. Слышишь, Джастин, тебе надо у своего парня поучиться.

— Ну что вы, сэр, — вставил смешок баран, продолжая подбивать клинья под родителей своего омеги.

— Вот засранец, — прошипел волчонок, поглядывая на Клода и со злобой разрезая стейк, будто тот причинил ему зверскую душевную боль. И как можно было подружиться с его отцом всего за один вечер? Настолько подружиться, что тот уже относится к нему лучше, чем к своему сыну! Да такими темпами через месяц Джастина перевяжут бантом и выпихнут из дому, оставят у порога Редгрейва с запиской: «Позаботьтесь об этом милом волчонке!»

— Джасси, ты что-то сказал? — захлопал ресницами Клод, еще больше улыбаясь и напрашиваясь на то, чтобы его зубы познакомились с кулаком. — Может тебе еще добавки положить?

— О, нет-нет, дорогой, — выдавил сквозь оскал Джастин, чуть склонив голову вправо. — Боюсь, что ты скорее опустошишь наш холодильник, чем я потребую добавку.

— Ох, милые бранятся — только тешатся, — защебетал Уильям, всплеснув руками.

Остаток трапезы волчонок пытался отмалчиваться. Как только все закончили ужин, Джастин незаметно для остальных выскользнул из-за стола и направился в свою комнату. Грохнувшись на кровать, омега уткнулся носом в подушку. Сегодня он очень сильно устал. Да еще и стресс от знакомства Клода с родителями давал о себе знать, отзываясь мигренью. Джастин опасался того, что отец устроит нагоняй, а оно как получилось — родители приняли ухажера на ура. Можно даже сказать, что они распростерли объятия для нового члена семьи. Весь вечер щебетали лишь с Клодом, который радостно отвечал на все поставленные вопросы. Да так радостно, что абсолютно и совершенно позабыл о существовании Джастина.

Всхлипнув, Леонхард понял, что злится на альфу только лишь из-за этого. Ведь раньше все внимание он уделял волчонку. Забавно… Ведь он мог выбрать любого красивого омегу с идеальными формами. А выбрал такого… Вредного, необщительного, толстенького. А ведь за Клодом увиваются столько омег посетителей да еще и этот проклятый заяц! Такой худенький, как тростиночка, гибкий и готовый на все ради своего ненаглядного босса. Даже страшно представить, если Клод решит, что такой омега ему подходит больше.

Задумавшись, волчонок не услышал, как в дверь тихо постучали, а затем в комнату заглянул Клод. Альфа подошел к кровати и улыбнулся, смотря как его омежка нервно подергивает ножкой в воздухе, как неуверенно мнет пальцами подушку.

— Джастин, — позвал Редгрейв, опускаясь на кровать и обнимая волчонка, утыкаясь в темные волосы и глубоко вдыхая запах омеги. Такой насыщенный, вкусный, еще более усилившийся за последние дни.

— Что такое? — тихо проговорил Леонхард, чуть повернув голову. Юноша чуть вздрогнул, не ожидая увидеть лицо Клода так близко.

— Ты так быстро ушел и странно себя вел весь вечер, — сказал альфа, проведя пальцем по щеке волчонка и заправляя прядь за ухо.

— Не важно… Все хорошо. Не обращай внимания, — вздохнул Джастин, опуская глаза. Признаться, что он ревнует к собственным родителям он просто не мог. Но внутренние переживания были настолько сильны, что волчонок не выдержал. Ему невероятно сильно захотелось узнать ответ на вопрос, мучающий его все это время. — Почему же все-таки я?

— О чем ты?

— Ты знаешь, о чем я. Почему ты выбрал меня? Ведь ты… Ты тако-о-о-ой! — Джастин нервно дернул рукой, указывая на Клода. — А я… Я такой… Такие парни, как ты, не смотрят на таких, как я.

— Таких, как ты? — переспросил баран, нахмурившись. — Что это значит? Очередной неуместный комплекс? Ты видел себя в зеркале?

— Как раз видел. Я боюсь, что у тебя со зрением плохо, если ты решил ухаживать за мной, — горько произнес Леонхард, стараясь спрятаться от настойчивого взгляда.

— Со зрением у меня все прекрасно. Я просто разглядел в тебе нечто удивительное. То, чего другие альфы даже не постарались увидеть, вешаясь на худых вешалок, — усмехнулся Клод, укладываясь полностью на кровать и перетаскивая омегу на себя. — Ты был таким неповторимым. Непохожим на других. Милый, но колючий волчонок. С первого взгляда мне захотелось крепко тебя обнять и защитить ото всех на свете.

— Но я же толстый! Разве это тебя не смущает? — прикусил губу Джастин, неспеша водя пальчиком по груди альфы.

— Глупости! Разве я говорил тебе, что ты толстый? Ты именно такой, какой и должен быть. Ты мягкий и аппетитный. Черт… Какой же ты еще маленький у меня. Я буду носить тебя на руках и никогда не отпускать, — улыбнулся Клод, целуя макушку Джастина.

Редгрейв замолчал, продолжая крепко прижимать к себе успокоившегося омегу. На душе стало очень тепло после таких добрых слов. А в крепких объятиях было настолько спокойно, что волчонок даже не заметил, как уснул…

***

Месяц они уже встречались, как настоящая пара, но дальше поцелуев и объятий дело не заходило. Джастин попросту боялся. Боялся того, что Клод увидит его без одежды и отвернется. Хоть альфа и утверждал, что волчонок самый прекрасный омега на свете, но Леонхард все никак не мог избавиться от этого назойливого страха.

Джастин однажды побывал в гостях у Редгрейва, но когда дело дошло до пикантного поворота событий, волчонок позорно сбежал, а потом несколько дней не мог взять себя в руки и осмелиться пойти в кафе или же просто ответить на звонки. На третий день перед дверями дома Леонхардов стоял Клод с огромным букетом белых роз и любимым пирожным Джастина. Альфа начал приносить извинения за свою настойчивость, протянув вперед сладость для своего любимого. Омега же, не дослушав до конца, бросился на шею Клода, удивляя такой неожиданной нежностью.

Так они и ходили вокруг да около еще полмесяца. Пока однажды утром Джастин не понял, что этот день пришел. Вскочив на ноги и сбросив на пол одеяло, парень увидел мокрое пятно на простыни, а по ноге тонкой струйкой потекла смазка. Течка. Джастин готовился к этому дню, считая, что все пройдет гладко, прямо по плану. Он просто позвонит Клоду, они поедут к нему домой и наконец-то поднимутся на ступень выше в отношениях. Да и течку он переживет не так болезненно, как обычно. Но сейчас Леонхард совершенно не хотел звонить альфе. Он желал напиться подавителей, успокоительного и завалиться в постель, укутаться пледом и целую неделю не выбираться из своего укрытия.

Омега вздрогнул, услышав звонок телефона. Волчонок догадывался о том, кто это может быть, поэтому колебался, переступая с ноги на ногу и мучительно долго смотря на мобильный, покоившийся на тумбе.

— Да… Слушаю, — наконец-то пробормотал Джастин, отвечая на вызов. Как бы ни хотелось, чтобы голос звучал уверенно, он предательски задрожал.

— Солнышко, ты уже готов? Я у твоего дома, готов отвезти в университет, — послышался радостный голос Клода из трубки.

— Я… Что-то неважно себя чувствую. Наверно, простуду подхватил. Или что-то еще… Думаю, я сегодня никуда не поеду, — затараторил Джастин, укутываясь в простыню и осторожно выглядывая из комнаты. Почему дома так тихо? Где же отец с папой?

— Малыш… Может мне стоит зайти и помочь тебе? — взволнованно произнес альфа.

— Нет, что ты! Не входи, — почти проскулил волчонок, заглядывая в комнату родителей. Да где же они? Неужели уже уехали по делам?

— Я думаю, что все же стоит.

— У меня течка, ты, баран! — истерически крикнул Леонхард, спускаясь по лестнице. Он застыл на первом этаже, озираясь по сторонам. Похоже, что он дома один, а на улице перед домом его альфа, который после такого ответа может в любой момент ворваться внутрь. Или же через несколько минут сам Джастин захочет впустить Клода и завалит его прямо в прихожей.

— Я знаю, — спокойно ответил Редгрейв. А через секунду в замке прокрутился ключ и на пороге возник альфа, улыбаясь во все тридцать два зуба. — Твоих родителей нет дома и не будет еще целую неделю. А ключи… Даже не спрашивай откуда они у меня.

— Ах, ты… — прошипел омега ринувшись к барану с кулаками, но достигнув цели, волчонок повис на парне, яростно дернув того за длинные волосы и впившись поцелуем в губы. Омега в течку — страшная вещь. Тут даже скромник превращается в горячую штучку.

Вот они были в прихожей, а уже очутились в спальне. Сильные руки срывали одежду, прижимали к горячему крепкому телу, заставляли дрожать и выгибаться. Губы Клода исследовали каждый участок нежной кожи, порой оставляя на омеге яркие багровые отметины. Едва сдерживаясь, альфа все-таки не забыл подготовить Джастина, несколько пальцев входили достаточно легко из-за обилия смазки. Когда же в омегу вторгся упругий орган его любовника, то парень выгнулся, сильнее хватаясь за Редгрейва, как за спасательный круг, оставляя на плечах и спине царапины. Сразу же возникло ощущение заполненности, голова шла кругом, дыхание сбивалось. Сперва легкие покачивания, затем более широкие движения, срывающиеся в сильные толчки. В комнате были слышны стоны и рыки удовольствия, звуки соприкасания тел и пошлое хлюпанье. Потом Джастину будет стыдно: что он набросился на альфу, что он вел себя так развязно. Но он подумает об этом позже, когда закончится течка. Сейчас есть дела поважней. Сейчас ему божественно хорошо.

***

Неделя скачек и почти полное отсутствие сна. Джастин чувствовал себя опустошенным и затраханным. Омега едва мог поднять голову с подушки. Повернувшись, волчонок заметил довольное лицо своего альфы. Шикнув, Джастин залепил щелбан по носу Клода.

— М-м-м… Ты меня чмокнул? — еще не до конца проснувшись, пробормотал Редгрейв, обхватывая омегу поперек талии.

— Нет, я тебя стукнул, — вздохнул Джастин, опрокидываясь на постель. — Как же это было подло. Зайти к омеге в дом во время течки, зная о последствиях, но продолжая притворяться прекрасным принцем, готовым помочь в тяжелой ситуации! А отец с папой! Ох, как же я на вас всех зол!

— Детка, но ты же у нас трепетная лань, ты бы ходил вокруг да около, но все никак не решился бы, — засмеялся Клод, целуя длинную шею и обводя языком метку.

— Я просто… — Джастин замолчал, чуть покраснев, вспоминая, что они с Редгрейвом вытворяли эти семь дней и уткнулся носом в плечо альфы. — Черт… Я просто люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, малыш, — тихо сказал Клод, выводя пальцем узоры на спине омеги. — Ты даже не представляешь насколько сильно я тебя люблю.

Прикрыв глаза, Джастин улыбнулся. В своих мечтах он и не представлял, что все так хорошо обернется. Теперь же он был просто счастлив. С ним был его альфа, его любимый альфа.

— Кстати, ты ведь в курсе, что во время течки могут дети появиться. А у нас было с узлом, — невзначай бросил Клод.

После этих слов Леонхард впал в ступор, а через некоторое время понял, что один щелбан для Клода — это слишком мало.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0.011 секунд