Поиск
Обновления

17 августа 2018 обновлены ориджиналы:

18:06   Я не вызывался быть Избранным! 

14 августа 2018 обновлены ориджиналы:

11:20   Phoenix 

09 августа 2018 обновлены ориджиналы:

00:26   Северный волк 

28 июля 2018 обновлены ориджиналы:

23:33   Элисон 

20:55   Дневник отношений 

все ориджиналы

Обними меня... - Глава 10  

Такуми

Ненавижу прислуживать Сато, терпеть его не могу.

Он сидит, вольготно развалившись на диванчике на небольшом возвышении в центре зала. Стильно подстриженные короткие волосы подчеркивают мужественные черты лица, единственная вольность — челка, из-под которой временами сверкают ярко-голубые глаза. «Время от времени», потому что ему даже лень смотреть на людей прямо, обычно о таких, как он, говорят, «удостоил взглядом». Вот именно так. Чтобы он посмотрел на тебя, а тем более в глаза, надо уж точно выделиться.

Его ярко-голубые глаза на самом деле ненастоящие. Ну, в том смысле, что цвет ненатуральный, это линзы. У него вообще много разных линз от светло-голубых, кажущихся почти прозрачными, до ярко-желтых смайликов. Но настоящего цвета его глаз никто не видел. Наверное, они тривиально карие. Мне так кажется, потому что только линзы такого цвета он никогда не носит.

Описывая Сато одним единственным словом, я бы выбрал «самодовольный». Или «самодур». Или, быть может, «самовлюбленный»… не знаю, от выбора аж глаза разбегаются, ха.

Так вот, сидит он на своем невысоком подиуме — выше пола всего на две ступеньки, а ведет себя, как король. На нем жемчужно-серый пиджак, удачно подчеркивающий мужественную фигуру: длинные ноги, широкие плечи и узкие бедра. Темно-серый галстук чуть ослаблен, две верхние пуговицы белоснежной рубашки расстегнуты, открывая жадным взглядам клиенток мускулистую шею.

Он сидит, вольготно откинувшись на спинку дивана и забросив на нее руки, а по обе стороны от него две красивые девушки-клиентки. Он сегодня поленился их даже обнять для приличия, тупо сидит и пялится куда-то перед собой. Впрочем, девушкам, которые к нему приходят, это и не важно. Они готовы тратить безумные суммы денег, только для того, чтобы пятнадцать минут посидеть рядом с ним. Даже не разговаривать — он редко когда говорит, а когда кто-нибудь из клиенток пытается что-то рассказать ему, обычно морщится, намекая на то, что ему это не интересно.

Пятнадцать минут они сидят рядом с ним, потому что каждый вечер образуется очередь человек в десять как минимум, и, чтобы девушки все же имели возможность побыть со своим кумиром хоть недолго, установлен лимит времени для каждой. Впрочем, уйдя, они тут же снова встают в очередь.

Иногда, когда посетителей мало, лимит времени увеличивается до получаса, но не больше. К Сато всегда много клиенток. Тем, кто стоит в очереди, мы обычно предлагаем взять номерки и пока пойти посидеть с другими хостами, но те соглашаются редко. Они даже не боятся пропустить свою очередь (у нас с этим строго), просто не хотят отрываться от созерцания великого и замечательного Сато.

Я аккуратно поставил на столик четыре бокала и два ведерка со льдом, в которых лежали по бутылке шампанского. Аккуратно вскрыть каждую из бутылок и, не облившись и, тем более, не запачкав клиенток, наполнить содержимым каждой бутылки по два бокала. Затем расставить: по одному бокалу каждого вида каждой из клиенток и два — нашему номеру один. Все это, стараясь не шуметь и даже не ударять ножкой бокалов о стол. Я не должен отвлекать клиентов и хоста, который является моим семпаем. Меня сегодня приставили к Сато, чтобы помогал, по сути — чтобы прислуживал, но я должен быть доволен и этим, потому что работать самостоятельно у меня получается пока крайне редко — никому из клиенток не нравлюсь. И я должен радоваться возможности наблюдать за работой профессионала, учиться у него.

Только вот чему у него учиться? Как быть напыщенным индюком?! Ненавижу. Лучше бы меня к Кё-семпаю помощником поставили. Вот это я понимаю — профессионал. Может для клиентки любой коктейль смешать, как профессиональный бармен, хоть это и не входит в его обязанности. Но девушкам нравится. А как он с ними разговаривает? Кажется, что он видит людей насквозь. Пришла девушка веселая, выпивку заказала, сказала, что развлечься хочет… а он сразу спрашивает, что у нее случилось, да так, исподволь, что она сама не замечает, как ему обо всех своих проблемах рассказывает. Вроде бы и пьют-веселятся, а на самом деле по душам разговаривают.

А как он ведет себя? Само изящество, безупречные манеры, предупредительность. Настоящий джентльмен. Вот у кого есть чему поучиться. А тут, рядом с Сато, я всего лишь официант.

У меня, правда, есть помощник — Акира, он же Аки. Его недавно взяли, так что он мой кохай. Только не умеет нифига, неуклюжий и нескладный. Может в своих собственных ногах запутаться и упасть, помощи от него никакой. Пришлось поручить ему за временем следить и следующие номера клиенток объявлять.

Вообще, помощь Сато — это особо ответственный участок работ, обычно его нужно заслужить, но Аки поставили сюда за внешность. Он мелкий такой, волосы пушистые, вечно растрепанные, светлые, глаза большие, моська смазливая. В общем, девушки, которые к нам приходят, дружно говорят «кавайный» и даже изредка выбирают его, чтобы провести вместе вечер. Вот так и получается, что умею и делаю я больше него, а клиентки ему достаются. Даже к Сато поставили, хоть тот бесится от любого неудачного движения помощников. Пришлось мне взять всю работу на себя. Ксо.

Кстати, мое имя Куросава Такуми, но в клубе все зовут меня Така. Это наш менеджер придумал. Я-то хотел что-нибудь более мужественное, типа «Рю»… а тот только заржал и велел убираться из его кабинета. Через пару дней мне выдали бейджик с именем «Така» на нем.

Вообще, в нашем клубе, не то, что в других, все хосты делятся на три категории. Новички, как я, ходят с серебряного цвета бейджиками и в основном помогают своим семпаям. Те, в свою очередь, носят золотые бейджики и уже работают с клиентками постоянно, принося весомый доход клубу. Ну, и, наконец, номер один. Он может быть только один и неповторимый. Сато вовсе не носит бейджик, считая, что его имя и так должны все знать. Он ведь здесь «номер один»…

Сато вдруг выпрямляет ногу и бьет по ножке стола, от чего шампанское из одного из бокалов выплескивается на стол. Да, понимаю я, что дурак, что нужно было налить поменьше, но кто ж знал?!

— Поди вон, ты меня раздражаешь, — цедит номер один, не поднимая взгляда от стола.

— Прошу прощенья, — кланяюсь вежливо, не сгибая спины и ног, практически превратившись в букву «Г».

— Ты на колени встань, — бросает Сато надменно.

Хочется вцепиться ему в глотку и рвать зубами, до такой степени я в бешенстве, но на лице не проскальзывает ни одной эмоции. Я медленно выпрямляюсь и гордо ухожу с возвышения.

— А ты чего встал?! Убери здесь! — рявкает Сато на оставшегося в одиночестве Аки.

Мне даже жаль мальчишку, но только немного. Себя я жалею сильнее.

Взглядом встречаюсь с менеджером, который укоризненно качает головой. Ксо, теперь не видать мне золотого бейджика как своих собственных ушей!

Поджимаю губы и выхожу через заднюю дверь на улицу. Прохладный ветер остужает горящее лицо.

Ксо! Ксо! Ксо! Ненавижу его! Надменный самовлюбленный придурок с манией величия! И плевать мне, что это тавтология! Это не тавтология, это факт! Ни одно из этих слов не в силах полностью выразить степень самодурства этого урода!

В совершенно расстроенных чувствах сажусь на бортик у лестницы и вытаскиваю из кармана пачку сигарет. Гадство, до того, как этот придурок появился в клубе, я так много не курил. Да и вообще, в последнее время все чаще думаю о том, чтобы уволиться. Удивительно даже, как наш менеджер не уволил меня еще раньше. Может, ждет, пока я сам решу это сделать?

Я в этом хост-клубе работаю уже почти год и за все это время не достиг ровным счетом ничего. Вон, Сато пришел сюда всего четыре месяца назад, а уже номер один. А я не получил еще даже золотого бейджика. По-хорошему, ведь это я должен быть его семпаем…

Вообще, я решил работать в хост-клубе для того, чтобы научиться нормально общаться с девушками. Раньше я всегда смущался и даже начинал заикаться, если нужно было заговорить с незнакомой девушкой. Теперь это уже прошло — хоть это хорошо.

Я переехал в Токио из небольшого городка на Хоккайдо, когда поступил в университет. Не знаю даже, как я ухитрился, наверное, безумно повезло. Я в учебе звезд с неба никогда не хватал, вылезал за счет трудолюбия. Поступить попытался на удачу, хотелось рискнуть, попытаться вырваться из привычного окружения, измениться. И вот так повезло.

Я вырос в семье, где кроме меня было еще четверо детей и все мальчики. Я — самый младший. Мама умерла, когда мне было пять лет, я ее практически не помню, так только, смутные образы. Отец всегда много работал, так что за обоих родителей нам с братьями был Томоки — мой самый старший брат. Так и вышло, что я вырос практически в окружении одних мужчин. Только изредка на лето нас забирала к себе бабушка с маминой стороны.

Наша бабушка была женщиной строгого нрава и все время говорила, что нас отвратительно воспитали родители. Я впервые ее увидел, когда мне было лет десять, до этого она все пыталась отобрать нас у отца, как я узнал позже, но у нее не вышло. И вот, когда прошло несколько лет после судебных тяжб, она успокоилась и договорилась с отцом, что он будет отправлять нас к ней на лето.

В ее доме нам приходилось все время носить кимоно, чего мы, разумеется, делать не умели. Она говорила, что пытается сделать из нас хорошо воспитанных молодых людей, била палкой по спине, если сгорбишься, заставляла много часов сидеть на коленях в ритуальной позе, говорила, что мы должны уметь сдерживать эмоции… В общем, она заставляла делать нас все то, к чему мы приучены не были, из-за чего нам и доставалось: ругань, удары ее тонкой тростью, оставление без ужина — такие методы она привыкла использовать.

Так продолжалось каждое лето на протяжении трех лет, пока Томоки не исполнилось восемнадцать. Тогда мы приехали к ней в очередной раз, и бабушка из-за чего-то раскричалась на меня и даже дала пощечину. Кажется, за то, что я был некультурно по ее мнению одет и хихикал. Томоки тогда разозлился, он уже был достаточно взрослым. Заявил, что, если она еще раз кого-нибудь из нас тронет, мы немедленно уедем. Бабушка не поверила и вечером третьему по счету из моих братьев попало за то, что он сидел, сгорбившись. Томоки тут же велел нам собираться, и мы уехали. Оказалось, что он весь год подрабатывал в кафе не для того, чтобы было на что сводить куда-нибудь свою девушку, а чтобы были деньги, на которые можно было бы купить билеты домой, если что.

Отец потом долго ругался с Томоки, к бабушке нас больше не отправлял. Она сама к нам приезжала время от времени, но ругаться больше не смела. Только смотрела неодобрительно, когда видела, что мы ведем себя, как ей казалось, неправильно.

Окончив школу, Томоки начал работать, даже не попытавшись поступить в университет. Когда я спросил у него почему, он ответил, что не смог бы нас оставить. Точно так же поступили и остальные мои старшие братья, но скорее потому, что вряд ли смогли бы поступить. Я же решил попытаться, рискнуть. Несколько лет я подрабатывал и копил деньги, чтобы самостоятельно съездить в Токио и заплатить взнос за вступительные экзамены. Отца и братьев я не предупредил об этом, за что, вернувшись, получил по шее. Но каково же было их удивление, когда я поступил! Весь дом стоял на ушах, а девушка Томоки, которая уже полгода жила с нами, приготовила торжественный ужин.

И вот я приехал в Токио. Обжился, начал учиться… только вдруг обнаружилось, что, хотя я с парнями общаюсь всегда нормально, когда дело доходит до девушек, у меня начинается паника. После нескольких провальных вечеринок знакомств я призадумался. Через пару месяцев мы всей группой пошли отмечать день рождения одного из самых популярных в универе парней. Мы сидели в караоке, кто-то пел, а ко мне подсела девушка — подруга одной из наших девчонок. Начала что-то говорить, расспрашивать меня, как зовут, сколько лет и тому подобное. Когда же я толком не смог даже сформулировать хотя бы одно нормальное предложение, она недовольно поджала губы и, ни слова ни говоря, ушла к своей хихикающей подруге.

— Ну, что я говорила. Он у нас женофоб. Женщин боится до дрожи, аж ни слова сказать не может, — услышал я слова одногруппницы.

Мне стало обидно, и я ушел из комнаты, сказав, что в туалет, но на самом деле вовсе из бара. Понятно, что этого наверняка даже никто не заметит.

Не знаю, как меня занесло в квартал развлечений, но уже скоро я стоял посреди улицы и с удивлением наблюдал, как самоуверенные хосты очаровывают прямо посреди улицы хорошеньких девушек. Мне захотелось стать одним из них, и я, даже не задумываясь, подошел к одному из таких шикарных парней и попросил устроить меня к ним работать.

— Тебя? — ухмыльнулся парень, затягиваясь сигаретой. — Только такого нескладного шибзика нам и не хватало, — он выпустил колечко дыма мне в лицо.

Я расстроился чуть не до слез, это было уже последней каплей…

— Эй, парень! — окликнул меня кто-то. — Иди-ка лучше ко мне работать. Нечего ошиваться рядом со всякой швалью.

Оказалось, что это был наш менеджер. У него манера такая — приводить людей в клуб с улицы. Многие уходят, но уже совсем другими людьми. Я вот тоже изменился, спокойно теперь могу с женщинами общаться, хоть в глубине души и волнуюсь страшно. Но это ведь нормально, правда? Наверное, и мне уже давно пора уволиться. Найду нормальную подработку, например, официантом в кафе. А что? Навыков в этом смысле у меня хоть отбавляй…

— О чем задумался? — неожиданно прозвучавший вопрос заставил меня вздрогнуть и оглянуться. Рядом стоял Кё-семпай.

— Да, так, — я сбросил с сигареты пепел в рядом стоящую урну, — думаю вот увольняться пора, — решил не скрывать.

Кё-семпай, как мне показалось, даже расстроился:

— Да? А я как раз думал тебе кое-что предложить… помочь тебе хотел… только, если согласишься, тебе остаться придется, хотя бы на несколько месяцев, — добавил он, заметив, как я подобрался, услышав его слова.

Помочь?! Получить помощь от Кё-семпая?! Да я что угодно сделаю, чтобы только заслужить такую честь!

— А что от меня нужно? — чуть прищурился я, туша бычок в пепельнице.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд