Поиск
Обновления

17 августа 2018 обновлены ориджиналы:

18:06   Я не вызывался быть Избранным! 

14 августа 2018 обновлены ориджиналы:

11:20   Phoenix 

09 августа 2018 обновлены ориджиналы:

00:26   Северный волк 

28 июля 2018 обновлены ориджиналы:

23:33   Элисон 

20:55   Дневник отношений 

все ориджиналы

Обними меня... - Глава 8  

Сюноске

Ощущение абсолютной защищенности.

В последний раз я чувствовал себя так лет двадцать назад… ну, да, мне было пять.

Когда я родился, моей няней сделали одну из женщин, которые работали в доме — Мей. Не знаю почему, но родители не захотели нанимать кого-то со стороны на эту должность, сделали из горничной няню, а на место еще одной служанки взяли постороннюю девушку. Впрочем, Мей была замечательной няней, она к тому времени уже вырастила своих собственных троих детей, так что опыта у нее было предостаточно.

Я, как и всякий взрослый человек, плохо помню этот период своей жизни. Разве что какими-то образами и ощущениями, картинками случаев, которые отложились в моей памяти надолго. Помню, что всякий раз, когда я чего-либо пугался, я бежал к Мей. Она опускалась рядом со мной на колени и крепко обнимала, даря мне иллюзию защищенности от всего мира. Тогда я действительно верил, что ее нежные, хоть и покрытые мозолями, руки способны оградить меня от любой опасности.

Когда мне исполнилось пять, отец решил, что она воспитывает меня неправильно, и нанял квалифицированного педагога. Строгая женщина вечно в темно-сером костюме-тройке с юбкой ровно до середины колена и с пучком, который закреплялся длинными металлическими спицами, а не обычными палочками. Она никогда не поднимала на меня руку и не кричала, даже отца отчитывала за это, утверждая, что это не педагогично. Она просто запирала меня в чулане, зная, что я боюсь темноты. Утверждала, что таким образом избавляет меня от детских страхов, и доводила практически до истерики.

В одном она была права. Страх темноты я к семи годами изжил, а заодно и эту воспитательницу. Просто сказал отцу, что раз я уже достаточно взрослый и уже хожу в школу, она мне не нужна. Он был согласен.

Заодно я к этому времени пришел к выводу, что слишком взрослый для того, чтобы прятаться от проблем в объятьях Мей. Ну, или слишком рано понял, что она не способна меня ни от чего защитить…

А потом у меня появилась фобия, и любая мысль о чужом прикосновении вызывала отвращение. Противная липкая паника особенно остро чувствовалась по ночам, я не мог нормально спать без огромного количества снотворного. Лишь несколько раз, устав до полуобморочного состояния, я засыпал самостоятельно, и то, что мне снилось, вызывало еще больше недоумения. В своих снах я купался в чувстве защищенности, что дарили большие сильные руки, обнимающие меня нежно.

Последний мой психолог, которому я единственному рассказал об этом, предположил, что мне станет намного спокойнее, если я воплощу эти сны в реальность. Разумеется, я моментально отмел эти идеи.

До последнего времени, я считал, что все наладилось, но после возвращения в Японию они возвратились в тройном размере. Даже принимая снотворные или напиваясь вдрызг, я не мог спать спокойно и без сновидений. Я не привык откладывать решение проблемы, поэтому, когда хозяин хост клуба сделал свое заманчивое предложение, я просто не смог отказаться.

До последнего думал, что не решусь. Отправил его мыться, а сам планомерно уничтожал запасы спиртного, стакан в трясущейся руке колотил по зубам. Не могу. Не могу я сделать этого! От одной мысли, что он ко мне прикоснется, все внутри переворачивается.

Не думал, что смогу. Но хватило почему-то одного взгляда на его лицо со слегка растерянным выражением на нем, и ко мне вернулась уверенность. Нет, конечно, я все еще мандражировал, но уже совсем не так.

И когда его руки, наконец, легли на мои плечи, мягко обнимая, я застыл, не в силах пошевелиться. Я ведь уже совсем забыл, что человеческие руки могут быть такими — теплыми и нежными. Впервые за много лет я заснул спокойным сном без кошмаров, которых не могу вспомнить на утро, и без безумной тяги к недостижимому теплу, что может подарить человек. Я потонул в чувстве защищенности, что он подарил мне, сознательно не позволяя своему разуму восстать против той глупости, что он может защитить меня.

* * *

Утро встретило меня приятным ощущением тепла и спокойствия. Я проснулся без будильника по привычке ровно в семь утра и, еще не открывая глаз, улыбнулся. Впервые за последнее время мое утро начиналось с такого приятного ощущения тепла и расслабленности. Захотелось даже в кой-то веке «проспать», появилось какое-то детское желание пропустить работу, придумав глупую отговорку типа «я заболел» или «я стоял в пробке»…

Слабо зашевелившись, обнаружил, что мне что-то мешает. Большое и теплое, лежащее прямо посреди кровати.

— Доброе утро, — послышалось рядом.

Я вздрогнул и чуть не слетел с кровати, быстро вспомнив, что происходило вчера ночью. Испуганно дернулся и только тут заметил, в каком состоянии мы находимся. Я помнил, что мы заснули в обнимку, как я и хотел, но это… хост лежал на спине, а я — у него под боком, положив голову на плечо. Он приобнимал меня одной рукой за талию, а вторую закинул за голову. Но это еще ничего, этого следовало ожидать. Проблема была в другом. Его халат был распахнут на груди, а пояс практически развязался, и моя рука соприкасалась с его обнаженной кожей.

Обнаружив сей факт, я удивленно округлил глаза и замер. Теплая нежная кожа под пальцами. Его тело, покрытое золотистым ровным загаром, слегка накаченное, так что отчетливо видно под кожей очертания мышц. В распахнутом халате даже виднеется горошинка соска в темном ореоле, что смутило меня окончательно. Но больше всего шокировал тот факт, что я не испытывал в данный момент к нему никакого отвращения.

— Что-то не так? — осведомился он, заглядывая мне в глаза.

Вздрогнув, согнал оцепенение и поспешил отстраниться:

— Да, все нормально. Собирайтесь, Ваши вещи там, где Вы их оставили. Не забудьте надеть бахилы, прежде чем выйти из ванной. Оплату я переведу на счет клуба. — Поспешно скрыв смущение за профессионализмом, я встал с кровати и потуже завязал на себе халат, собираясь немедленно пойти и вымыть руки… а лучше вымыться целиком, а то кто его знает, когда меня настигнет приступ отвращения к самому себе после случившегося.

— И… все? — слегка растерянно осведомился хост.

Он тоже встал с кровати и поправил халат. На его лице читалось недоумение.

Я замер на секунду, но быстро сообразил, что он имеет в виду.

— Ах, да, конечно. — Подошел к прикроватной тумбочке, взял из ящика кошелек и вытащил несколько крупных бумажек. — Вот Ваши чаевые. Спасибо, отлично поработали.

Сунув деньги ему в руку, поспешил покинуть помещение, чтобы скрыться от его преследующего взгляда.

Уже в душе, надраивая себя мочалкой, я более спокойно принялся обдумывать случившееся. Точнее говоря, обдумывать-то было и нечего. Ничего особенного не произошло. Я всего лишь принял решение воплотить свои сны в реальность и, собственно, следуя четко выстроенному плану, сделал это. Теперь эти странные видения больше не должны меня беспокоить, и я со спокойной душой продолжу жить дальше… и больше никогда не повторю этой ошибки.

Еще немного подумав о том, в какое ничтожество, поддающееся своим желаниям, меня превращает фобия, я все же взял себя в руки и, надев халат, вышел из ванной.

Мой хост, уже собранный, ждал у выходной двери. Я с удовольствием отметил, что бахилы все еще были на его ногах, поэтому всю квартиру мыть не придется, только гостевую ванную.

— До свидания, — пробормотал он, когда я открывал для него дверь.

Я смерил наглеца холодным взглядом. На лице его, впрочем, не было заметно высокомерия.

— Прощайте, — буркнул под нос и захлопнул за ним дверь.

Вот и все. Конец. Финал. Финиш. Безумная полоса моей жизни закончена, теперь нужно вернуться к серым будням.

Хотелось все же вымыть тщательно гостевую ванну сейчас, но я понял, что времени нет, иначе я опоздаю на работу. Поэтому пришлось оставить это на вечер и поспешно собираться. Европейский завтрак: яичница с беконом, стакан апельсинового сока и французские тосты с клубникой, тщательно отглаженный костюм. Уже у зеркала аккуратно пригладил себе волосы и поправил галстук. Как всегда, идеально.

Кё

Проснувшись, я подумал, что держу в объятьях спящую красавицу. Почему-то образ моего клиента ассоциировался у меня с какими-то сказками. Очень светлая, будто светящаяся изнутри кожа, сквозь которую легко просвечиваются голубоватые жилки на запястьях и шее. Черные волосы, тонкие, будто шелк, в свете солнца отливающие зеленовато-синим, будто вороново крыло.

Я невольно улыбнулся, почувствовав, как он заворочался у меня под боком. Ведь сам своими тяжелыми вздохами и слабыми трепыханиями меня разбудил, а глаз не открывает. Только морщится чуть недовольно, но мило, от того, что солнечный свет падает ему на лицо.

Странное ощущение просыпаться с кем-то в одной кровати. Со своими любовницами и любовниками, а тем паче с клиентами я всегда старался на ночь не оставаться или вовремя выпроваживать, если мы были у меня. Я всегда сплю очень чутко и выспаться, когда кто-то еще есть в кровати, а тем паче, когда этот «кто-то» еще пытается ко мне прижаться горячим телом или и вовсе забраться сверху — нет уж, увольте.

Этот же клиент обладал на удивление низкой температурой тела, так что мне его близость и ладошка, лежащая на моей голой груди, была даже приятна. «Лягушонок», — подумал я с улыбкой. Даже его голова, покоящаяся на моем плече, не доставляла дискомфорта, хоть рука и затекла.

— Доброе утро, — улыбнулся я, когда он в очередной раз заворочался и смешно поморщился.

И после этой фразы все пошло по самому неприятному сценарию. Пришедший в себя клиент, быстро одел свою ужасную маску живого манекена и подробно проинструктировал, как именно я сейчас немедленно должен убираться из его дома, желательно при этом не запачкав ничего своей бомжатской грязью.

— И… все? — поинтересовался я, чувствуя, как сердце покрывается тонкой корочкой льда.

У меня в голове не укладывалось, как можно быть такой высокомерной тварью бодрствуя, и нежным котенком во сне. Да и к тому же после случившегося я ожидал каких-то комментариев, он ведь сказал, что переведет деньги за обслуживание на счет, в то время как между нами ничего и не было.

Дальнейшее меня окончательно добило. Вместо того, чтобы хоть что-то объяснить, он мне еще и денег дал. Так и хотелось заорать: «Я же ничего не сделал!», но я вовремя вспомнил о правилах и придержал свой язык. Оставшись в комнате в одиночестве, растерянно посмотрел на свои «чаевые». Клиент оказался щедр, даже очень, но меня это совершенно не радовало. Не найдя иного выхода, я поплелся в ванную, где оставил свои вещи.

Уходя, мне все хотелось спросить, встретимся ли мы снова… но я помнил один из пунктов правил, гласящий: «Ни о чем не спрашивать». Брошенное им холодное «Прощай» и захлопнувшаяся за мной дверь поставили точку на этой странной истории.

Уже спускаясь в подземный гараж на лифте, я решил немедленно выкинуть странного парня с манией чистоты из головы и больше никогда не вспоминать. Это ведь тоже часть работы хоста — мы не имеем права привязываться к клиентам.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд