Поиск
Обновления

17 августа 2018 обновлены ориджиналы:

18:06   Я не вызывался быть Избранным! 

14 августа 2018 обновлены ориджиналы:

11:20   Phoenix 

09 августа 2018 обновлены ориджиналы:

00:26   Северный волк 

28 июля 2018 обновлены ориджиналы:

23:33   Элисон 

20:55   Дневник отношений 

все ориджиналы

Обними меня... - Глава 2  

Клиент

Если бы меня попросили описать себя одним словом, я бы ответил просто — трудоголик. Коротко, но емко.

В словаре написано, что трудоголик — это человек, считающий, что в жизни можно реализовать себя только в работе, ставящий ее превыше своей семьи, друзей и социальной жизни. Я полностью согласен с этим определением. Вся моя жизнь — это работа, а семья и тем более друзья…

Нет, конечно, я собираюсь жениться, но о любви здесь речи не идет. Да и вообще, что такое любовь? Это что-то из фильмов, которые со слезами на глазах смотрят домохозяйки, пока ждут мужа с работы. А потом устраивают ужин, притворяясь счастливой веселой семьей. Так и хочется крикнуть «не верю!»

Я женюсь по расчету, как и положено человеку моего круга, на дочери какого-нибудь крупного акционера компании или генерального директора. Мне уже двадцать семь, некоторые отцы семейств уже начали знакомить меня со своими дочерьми. Пока еще исподволь, надеясь, что мне просто кто-нибудь понравится, и мы начнем встречаться. Мне это пока не интересно, но я понимаю, что через пару лет со мной начнут говорить о свадьбе напрямую, я выберу самую удачную партию и женюсь. И здесь будет играть роль не только положение невесты, разумеется, но и ее ум. Она тоже должна понимать, что наш брак — это удачная сделка.

Вообще, я бы мог себе позволить жениться на любой девушке, я достаточно состоятелен, чтобы не быть корыстным. У меня богатые родители, и после смерти отца ко мне перейдет его фирма. Да и без этого, я построил хорошую карьеру, не завися от семьи, у меня в банке лежат сбережения, такая сумма, что я могу бросить работу и спокойно жить на проценты. Я ведь почти не трачу заработанного — одним словом трудоголик…

Но с другой стороны, почему бы мне и не жениться на девушке с хорошим образованием и связями? В браке по расчету нет ничего зазорного. Мои родители женились так же. Отец был молодым карьеристом, мать — единственная дочь владельца компании, где он работал. Вот и все, просто сделка.

Меня, разумеется, воспитывали как наследника: няньки, гувернантки, учителя, самая лучшая школа… Когда я плохо себя вел, мои воспитатели жаловались отцу. Я всегда этого очень боялся. Он не порол меня, нет, ни разу руку не поднял, даже голоса не повышал. Он на все жалобы на меня отвечал одинаково. Смотрел мне прямо в глаза и тихо спрашивал: «Сюноске, ты хочешь, чтобы я разочаровался в тебе?» Мне одной этой фразы хватало, чтобы вновь схватиться за учебники и начать судорожно учиться, только чтобы не слышать больше: «Ты занял второе место на экзаменах? Это не достойно наследника Хайтани. Ты разочаровываешь меня, Сюноске.»

О том, что брак моих родителей лишь ширма, я узнал лет в десять. Точнее говоря, осознал этот факт. Они тогда уже давно не спали в одной комнате, но я не обращал внимания. Я вообще не знал, что должно быть как-то иначе. Мы каждый день собирались вместе по вечерам и ужинали в полной тишине. Лишь изредка ее прерывали малозначительные фразы:

— Как дела на работе? — спрашивала мать, не глядя отцу в глаза.

— Как всегда, — бросал он в ответ. — Как дела в школе, Сюноске?

— Как обычно, — отвечал я ему в тон.

Помню, тогда я пошел в гости к своей подруге, чтобы вместе делать школьное задание. Да, тогда у меня еще были друзья.

Проведя нас с еще одним приятелем по своему дому, она бросила невзначай:

— Это комната моих родителей, а вот тут — моя…

— Твои родители живут вдвоем в одной комнате? — хмыкнул я, — вы что, такие бедные, что не можете позволить себе двух?

Тогда для нас, детей из богатых семей звучало безмерно обидно, это было едва ли не худшее из возможных оскорблений.

Она ответила, как мне показалось, чужими словами, наверное, тоже спрашивала об этом у кого-то:

— Родители живут в одной комнате, потому что они любят друг друга!

Я хотел сказать еще какую-то гадость, но меня опередил наш общий друг:

— Она права. Мои родители тоже живут в одной комнате, хотя дом у нас большой и много пустых комнат. А еще я слышал, как мой брат говорил, что если родители живут в разных комнатах, то, скорее всего, разведутся…

Я промолчал.

Вернувшись в тот день домой, я хотел спросить у родителей, почему они спят в разных комнатах. Видел, как мама приехала после встречи со своими подругами. Поздоровался, но ничего так и не спросил. Потом приехал с работы уставший отец, он говорил о чем-то по телефону, и я решил его не отвлекать.

Сели ужинать, как всегда, в восемь часов. Это была замечательная возможность спросить у них… я промолчал, просто решил, что не хочу этого знать.

Мои родители, несмотря на предостережения моего друга, не развелись, они вместе и по сей день.

Мне было пятнадцать, когда я окончательно понял, что их брак — просто фикция.

Проходя мимо маминой спальни в тот вечер, я случайно услышал разговор родителей. Они говорили о том, что мама беременна. Я прислушался, мне, честно говоря, хотелось братика или сестричку, мне казалось, что уж с ней или с ним мы сможем подружиться без всяких оговорок — атмосфера соперничества в школе давила на меня. Но то, что я услышал…

— Ладно, — со вздохом, устало проговорил отец. — Если хочешь, можешь оставить ребенка, я от него не откажусь. Наследник у меня уже есть, надеюсь ты понимаешь, что твой ублюдок не получит моих денег, но у тебя ведь есть собственность, так что это не станет проблемой. Скандал мне сейчас в любом случае не нужен, о разводе можешь даже не заговаривать. Лучше я буду воспитывать чужого ребенка, чем терпеть косые взгляды друзей и партнеров по бизнесу. Тебе же самой выгодно держать язык за зубами.

— Как будто я такая дура, чтобы это афишировать, — скривилась мать брезгливо. — Не думала же я, что наш семейный врач решит тебя обрадовать, не спросив меня. И вообще, у меня и в мыслях не было оставлять этого ребенка. На черта мне еще один спиногрыз?!

— И что по этому поводу думает отец ребенка? — хмыкнул отец.

— Тебя это не касается, — зашипела мать, разозлившись. — Я к твоим ублюдкам не лезу, вот и ты не лезь в мою личную жизнь. Еще слово и все твои драгоценные партнеры узнают о том, что у тебя двое внебрачных детей!

В тот день я вновь молча вернулся в свою комнату, забыв напрочь, зачем и куда шел, а в конце недели нанял частного детектива. Родители щедро давали мне карманные деньги, так что с этим не было проблем. Не знаю почему, но мне очень хотелось увидеть внебрачных детей своего отца. Через неделю мне представилась такая возможность. Оказалось, что отец проводит с ними вместе каждую субботу, словно разведенный отец.

Я, замаскировавшись, сидел в парке и смотрел, как он общается со своими детьми. Мальчик лет семи был очень на него похож: глазами и формой носа. Такой забавно-серьезный даже в своих детских играх. Девочке было года три, она ковырялась в песочнице под пристальным вниманием матери — моложавой женщины лет тридцати. Мама у меня красивая, даже я бы сказал шикарная, будто создана для светских раутов и торжественных приемов. Любовница отца была другой, простоватой, но милой. По одному ее взгляду и движениям было понятно, что она хорошая мать. Не знаю, может, я все это себе придумал, но мне тогда так показалось. Дочка была больше похожа на нее, даже эти бровки домиком. Забавная такая. Если бы мать не сделала аборт, у меня тоже такая бы была…

Я просидел в том парке несколько часов, просто наблюдая за отцом и его настоящей семьей. Да, именно так я тогда решил. Настоящая семья моего отца. С этими детьми он был совсем не таким, как со мной. Что я слышал от него за предыдущие пятнадцать лет своей жизни? «Как дела в школе?» и «Ты меня разочаровываешь». А вот младший сын и дочка отца явно не разочаровывали никогда. Он им улыбался так естественно и тепло…

Больно мне не было, было пусто и немного завидно. Но только немного. Я ведь понимал, что они — внебрачные дети, и состояние родителей все равно достанется мне, как пожелал дед по материнской линии. У меня лучшее образование, куча карманных денег, связи, перспектива, а что у этих детей? Воскресный папа на пару часов в день и статус незаконнорожденных.

После, когда я рассказывал своим психологам эту историю, те каждый раз спрашивали, не злюсь ли я на своих родителей, не обижен ли. Устал каждому из них объяснять, что нет.

Я говорю «психологам», потому что их было очень много. Родители с шестнадцати лет стали таскать меня по врачам, не знаю почему. Каждый раз, рассказывая каждому из них историю своей жизни, которую уже сам выучил наизусть, зная, какие вопросы каждый из них задаст, какие ответы будут самыми верными… я ощущал все ту же пустоту.

Я окончил школу лучшим выпускником, поступил в Токийский Университет, чтобы обучаться управлению. Учебу приходилось совмещать с подработкой в отцовской компании — он считал, что мне пора узнать ее изнутри. Однако, окончив университет в числе лучших выпускников, я решил, что не хочу пока работать на отца и уехал в Америку.

С моими знаниями было легко устроиться на не слишком престижную должность в большую трансконтинентальную корпорацию. Я сделал быструю и успешную карьеру, работал как проклятый. Ничего удивительного, я ведь трудоголик, в моей жизни кроме работы ничего нет.

Сейчас наша корпорация вела переговоры с одной из японских фирм, и меня прислали курировать этот проект. Впрочем, от возвращения на родину я никаких особо светлых чувств не испытывал, даже наоборот.

Переговоры шли полным ходом, хоть и слегка раздражал принятый здесь обычай «обмывать» каждую удачную встречу. Когда, наконец, удалось заключить контракт, японские партнеры и вовсе потащили нас праздновать в хост-клуб. Мои американские коллеги были только за, так что пришлось согласиться.

Ненавижу подобные заведения. Пришлось сидеть и вежливо улыбаться, пока какая-то размалеванная девка прижималась ко мне своей огромной грудью. Нет, я против большой груди ничего не имею, но этот пошлый вырез, эти ее манеры… вообще, у меня подозрение, что это силикон. Ну, с чего бы мне испытывать удовольствие от того, что мне в плечо тыкают гелевой подушкой?

Повезло, что хозяин заведения — презентабельный мужчина лет сорока — заметил мои мучения и заменил девушку. Вот с новенькой я мог общаться спокойно, она не лезла ко мне с разговорами и тем более не лапала, а только подливала в бокал, когда выпивка заканчивалась, и очаровательно улыбалась.

Расходясь, коллеги, похохатывая, потащили с собой девиц, но те были и не против. Как я понял, хозяин специально подсадил к нам «таких», понимая повадки более развязных в этом плане американцев. Молодец.

Чтобы не выделяться, пришлось последовать их примеру. И так уже надо мной иногда за глаза посмеиваются (будто я этого не знаю) из-за отсутствия у меня личной жизни. Лучше притвориться.

У выхода взял такси, попросил прокатить нас вокруг квартала и вернулся в клуб, когда все уже разъехались. Девушке презентовал хорошие чаевые, чтобы не обидеть — все-таки я провел с ней хороший вечер, пусть и без продолжения.

Уже на выходе меня поймал тот же хозяин клуба, начал расспрашивать, чем мне не угодила девушка. Отвечать было сложно, не хотелось ее подставлять, но не мог же я прямо сказать этому постороннему мне мужику, что она не будит во мне желания?..

— Вы знаете, — неожиданно понизив голос, он подошел ближе, интимно глядя мне в глаза, — если Вам не нравятся девушки в моем заведении, возможно, Вам понравятся юноши?

Его прозрачный намек заставил меня дернуться, как от удара. Так меня еще никогда не оскорбляли.

— Меня это не интересует, — бросил я холодно, развернулся и опрометью выскочил вон.

Уже дома я нашел в кармане своего костюма визитку хозяина клуба с витиеватой надписью «Все, что можно пожелать». Посмеялся над своей эмоциональной вспышкой, бросил карточку на стол и ушел спать.

Следующим же утром я трясущимися пальцами с трудом набрал его номер.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд