Поиск
Обновления

16 октября 2018 обновлены ориджиналы:

10:04   Вдребезги

15 октября 2018 обновлены ориджиналы:

22:49   Обнуление

13 октября 2018 обновлены ориджиналы:

09:21   Фрайкс

09 октября 2018 обновлены ориджиналы:

10:55   Лучший худший день

10:47   Приблуда

все ориджиналы

Трудности взаимопонимания. Изинскиан - 5  

Жанры:
Флафф, Романтика, Научная фантастика, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Герои:
Люди, Инопланетяне
Место:
Другая планета
Время:
Далекое будущее
Автор:
ШиЗайк
Размер:
мини, написано 7 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
09.09.2018 10:37
Описание

Психанул, с кем не бывает!

Кризис пяти лет совместной жизни Лакуона и Карена.

Публикация на других ресурсах

https://ficbook.net/readfic/7 156 261

Где-либо еще — исключительно в виде ссылки

Объем работы 12 280 символов, т.е. 7 машинописных страниц

Средний размер главы 12 280 символов, т.е. 7 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 09.09.2018 10:37

Ни один пользователь не выбрал статус работы

 

«Стыковка с платформой завершена. Давление стабилизировано. Температура за бортом — пятьдесят один градус по Фаренгейту. Не рекомендуется выходить без маски…»

Карен хмыкнул, просмотрел данные по составу воздуха и уровню загрязненности атмосферы, согласился с Изей по поводу маски — легкие ему еще пригодятся чистыми, отстегнул ремни и с удовольствием выбрался из кресла пилота. Крякнул, разминая затекшие конечности. Завратас располагался за Поясом Шута и последние несколько часов он провел в кресле, проводя «Крошку Лайлу» между огромными, мертвыми и весьма опасными для неосторожных пилотов, астероидами. С десяток стандартных лет в эту часть Галактики не летал и еще бы восемь раз по столько не летать.

Изя предусмотрительно прислал робота с нужной одеждой. Карен переодеваться не стал, только надел куртку, предварительно отрегулировав подогрев комбинезона — снизил его до минимума. Увеличить — дело пары секунд, а вот куртку в руках тащить не хотелось. Проверил заряд парализатора — без полного в город лучше не соваться, привычно огладил широкие браслеты-наручи, полюбовавшись на голубой всполох в ответ на прикосновение. Убрал кредитку и пачку наличных в нагрудный внутренний карман комбинезона — в застегнутом виде молния сливалась в узкую единую полоску, не позволяя чужому расстегнуть себя — реагировала исключительно на отпечаток пальца Карена, да и то, нужно было знать, куда прикладывать. Собственно, так и только так стоило носить деньги на планете, где безумное количество воров, мошенников и проходимцев — у тела, без шанса добраться случайному постороннему — ткань комбинезона обладала повышенной прочностью и эластичностью.

Шлюз открылся с тихим шипением, Карен поставил себе заметку: проверить механизм. Вроде бы все нормально и показатели работы идеальны, но звук ему не особо понравился. Или у него просто паранойя.

Возле платформы уже сиял контрольный экран. Карен приложил к нему идентификационную карту и оплатил стандартные сутки стоянки. Сумма вышла не особо большой — седьмой сектор космопорта был в отделении от основной линии — минут двадцать еще пришлось обходить огромные платформы с пассажирскими кораблями. Еще один контрольный экран перед воротами — для выхода с территории нужно было ввести код, подтверждающий оплату стоянки — плюсом именно седьмого сектора были дополнительные бесплатные полчаса — аккурат дорога до выхода.

Под ноги хлестнула серая лента — Карен ухватился за поручень и вскочил на нее. Пробрался к свободному месту, сел и тут же оплатил проезд до города — три кредита — по местным меркам весьма щадяще для кошелька и ничто в сравнении с тем, сколько он собирался потратить в городе. В конце концов, Завратас — идеальное место, чтобы заглушить безумный коктейль эмоций, замешанный на ярости и отчаянии, после весьма скандального расставания. Бар — бордель — аукцион — корабль. Отлежаться и валить восвояси, наслаждаясь обретенной свободой.

То, что такая свобода ему не нужна, Карен понял уже после второй рюмки местного самогона — крепкой восьмидесятиградусной и вырвиглазной жидкости. Кристально прозрачной и немеряно дорогой — гнали его на, опять же, местном растении, которое выращивали в теплицах и продавали по квоте — теплицы по пальцам можно было пересчитать, на бесплодных землях Завратаса само по себе ничего не росло, а условия выращивания были весьма сложными. Поговаривали, что растение (точное наименование держалось в тайне, самогон именовали завратасским) вывел некий селекционер, когда-то и спившийся в итоге.

Карен опрокинул в себя третью рюмку и окончательно убедился — план абсолютно безнадежен. Вытравить почти пять лет отношений пьянкой не получится — глупо было и предполагать. Глупо было вообще думать, что Лакуону важно то же, что и ему. И глупо было ждать от безэмоциональной инопланетной твари сочувствия: «Подумаешь, вышвырнули из команды. Да ты в этой… (дальше вживленный переводчик намертво замолчал и Карен интуитивно понял, что Лакуон на своем родном, изинскианском, обложил его бывшее место работы трехэтажным матом) …получал мизер, пахал за троих, а дома появлялся только на выходных. Вот успокоишься, отдохнешь и будешь работать там, где я тебе порекомендую — и условия лучше, и график удобнее, и люди ответственнее!».

Ну да, Карен усмехнулся, а еще трахаться будем чаще и все у нас будет как… хрен его знает, как у кого. Союз изинскианца и землянина вызвал в свое время нехилый всплеск обсуждения: как с четырехруким, пятиглазым, двухвостым монстром можно трахаться? Там и руки с когтями, и кожа лиловая, и голова лысая, и вообще… член с шипами!

Можно. Еще как. Карен опустошил то ли шестую, то ли седьмую рюмку и понял: скучает. Скучает по мерзкому, похренистичному, плюющему на чувства Карена и вечно его пилящему засранцу! Скучает так, что в груди ноет. Да, Лаку пилит почище сварливой жены. Но ради его же блага: Карен год пахал на шаражку перевозчиков, что толком не могла приобрести ни нормальных кораблей, ни охрану пилотам не нанимала. А вышвырнули его, на минуточку, когда он потребовал предоставить ему законный отпуск! И нет, не хотел он к ним обратно, просто без протекции изинскианца на Изинскиане землянина на работу не возьмут — только под поручительство местного. Конторка и та — случайно залетные открыли, потому что изинскианцы не жаждали себя утруждать такими глупостями, как доставка всякой чуши типа сувениров и подарков — обычно ждали, пока кто-то в гости не придет и самолично не заберет. Самим относить западло было, не иначе. В общем, приблуды относительно прижились и даже что-то там зарабатывали. В большей степени именно из-за Карена — Лакуон все же хорошей рекламой служил даже при своем отсутствии — если уж его партнер-по-жизни-и-постели работает в этой конторе, то можно и помочь, заказать доставку.

Но хорошо не было.

Карен погружался в алкогольное отчаяние. Где-то на… какой-то там рюмке осознал — работу потерял, на партнера наорал и послал его… козликов пасти, заявил, что они расстаются, улетел на корабле Лакуона. А безработного землянина, угнавшего личный транспорт одного из Верховных Айхеров Изинскиана… Карен застонал, побившись головой о барную стойку. Как пить дать — найдут и пристрелят. А он еще и деньги с общего счета на свой личный перекинул, чтоб Лакуон не заблокировал!

Еще две рюмки спустя ощутимо тошнило. Первичный план разлетелся вдребезги — в таком состоянии в бордель не пойдешь, тут бы до комнаты добраться и с унитазом пообниматься по старинке, а не устраивать скачки на блядях. Впрочем, какие бляди?.. Четырехруких, двухвостых, пятиглазых, невыразимо нежных, неутомимых, искренних среди них точно не было.

И любимых.

— Я эту скотину люблю!.. — вдруг рявкнул он, на секунду отвлекшись от рюмки. — А он!..

Дальнейшее осталось в тумане.

Голова трещала. Тошнило. Хотелось выблевать внутренности и мозги, потом заменить их мятой. Дышать было тяжело. Карен застонал, не в силах открыть глаза и скинуть с себя нечто тяжелое.

— Очнулся? — строгий, но в то же время заботливый голос заставил совершить невозможное — приоткрыть один глаз.

— Лаку? — проскрипел недоверчиво Карен.

— Угу, — невнятно ответил вроде-как-бывший-партнер.

— Где мы?

— На «Крошке», где же еще! — проворчал Лакуон.

Голову приподняли, к губам прислонили прохладный край металлической кружки, и Карен послушно приоткрыл рот. Давясь, проглотил кислую жидкость, закашлялся и выматерился — температура повысилась почти моментально, пот полился ручьем — тело освобождалось от всякой дряни.

Хорошо еще, что лежал он раздетый и перепачкал только простыни.

— Безмозглый сопляк! — внезапно рявкнул обычно хладнокровный Лакуон, расхаживая перед койкой и активно жестикулируя всеми четырьмя руками. — Зачем ты отключил маячок?

— Я угнал «Крошку», вообще-то, если ты помнишь, — Карену вдруг стало смешно.

— Придурок! — Лакуон остановился. — Какой угон, если ты записан совладельцем? Да если бы обшивка корабля не содержала в себе еще сорок три маяка, как бы я тебя нашел, идиотина? Завратас? Серьезно?!

— А ты что тут делаешь? — в голове Карена наконец заработало то самое, серое. — Мы же с тобой вроде как… — он сглотнул, — расстались?

— Карен! — изинскианец всплеснул руками. — Ты контракт читал? Какое расставание? У нас партнерство на всю жизнь заключается! Отсутствие претензий ты сам мне подтвердил пять лет назад, как и свое согласие! Никто не станет расторгать законный контракт — это невозможно! А если тебе так нравится местное пойло, мог бы просто сказать — в баре за две улицы от нашего дома его подают в неограниченном количестве! И куда лучшего качества, должен отметить! И зачем ты деньги со счета перевел? А если бы тебя обманули? Я разве отказывал тебе хоть раз в каких-либо тратах? Всегда ведь давал согласие на оплату!

Карен озадачился внезапной эмоциональностью Лакуона. Но что еще важнее…

— То есть, мы все еще вместе? — уточнил он на всякий случай.

— Без вариантов, — категорично отрезал изинскианец, присаживаясь на край койки. — Ох, тебе срочно нужно принять душ! И прошу тебя, надумаешь устроить скандал и куда-нибудь полететь, не отключай маяки, я хотя бы буду знать, где ты! И почему это мне докладывают, что ты в баре всех угощал, потому что «любишь эту лиловую многоглазую сволочь!»? Надеюсь, кроме меня ты ни с кем из моих собратьев-по-планете не завел отношения? Или ты все же говорил про меня? И если про меня, то почему за это все пили, а я не в курсе?

Карен истерично рассмеялся. Встал, оставив без ответа все вопросы взбудораженного Лакуона, добрел до своей каюты, помылся, накинул рубашку и легкие брюки, и только потом вернулся в медотсек, где до сих пор сидел Лакуон.

— Да, я тебя люблю, — выпалил он, абсолютно счастливо. — Да, я — идиот. И ни с кем, кроме тебя, у меня нет отношений и не будет! Пили все за наше счастье. Кстати, откуда тебе известно про любовь и почему ты такой дерганый?

Изинскианец вроде бы удовлетворился, облапал Карена всеми конечностями и привлек к себе. Потерся, урча, щекой о плечо, глянул пронзительно-зелеными глазищами без зрачков и издал некий звук, похожий на смех.

— Я изучал. Тебя и особенности поведения людей. Это сложно и забавно. Я смотрел видео, где подробно разбирались всякие эмоции. Наше строение тела, культура и обычаи не предполагают столь бурных реакций и мне пришлось немало тренироваться, чтобы хоть как-то понять, что ты можешь испытывать. А еще мне понравилось самому выражать свои чувства с помощью тела — это способствует взаимопониманию, как я понял. Но сложно и неприятно.

— Не то, чтобы очень способствует, но хотя бы не выглядишь безразличным, — уточнил Карен, поерзав на коленях Лакуона — в бедро уже упирался разворачивавшийся член изинскианца. — Долго тренировался-то?

— Четыре года, — как-то застенчиво пробормотал тот. — Просто никак не мог заставить себя перестроиться. Да и у нас не приветствуется все это. Нужно быть рассудительным и уметь отбрасывать все ненужное. Землян на планете считанные единицы, а моим сопланетникам все равно на эмоциональный фон и чувства.

Карен заерзал сильнее и вдруг понял одну простую вещь. Но прежде, чем высказаться, спросил: — А тебе самому как больше нравится?

— Мне неудобно, что нужно перестраиваться, — признался Лакуон. — Я становлюсь мягче. А мне нельзя быть мягкотелым — управление требует твердой руки.

— Ты меня любишь? — требовательно спросил Карен.

— Люблю, — без тени сомнения ответил Лакуон, покатав на языке непривычное слово. Оно ему нравилось.

— Тогда лучше будь собой, — героически заявил Карен. — У меня от тебя такого мурашки по коже от недоумения. И потом, надо же мне иногда на что-то ворчать! И… и…

Лакуон остальное и без подсказок понял, а потому перестал напрягать лицевые мышцы, совершенно не приспособленные, хоть и тренированные, вновь обрел свою извечно-спокойную маску и опрокинул Карена на койку.

— А голос? — постанывая, между делом, уточнил внезапно Карен.

— Голос? — Лакуон оторвался от вылизывания сосков. — С ним все в порядке.

— Тогда… им… и… о-о-х-х… — Карен выгнулся, когда изинскианец спустился чуточку ниже и обвил языком его член.

— Что — им? — практически промурлыкал Лакуон.

— Лучше им свои эмоции показывай! — на выдохе рявкнул Карен.

Вскоре им стало не до разговоров. Не до них было еще около двух стандартных недель — Карен обнаружил, что Лакуон может довести его до оргазма одним только голосом… А корабль лишь посмеивался, транспортируя тела двух заново познающих друг друга хозяев на Изинскиан.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд