Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна 

22:19   Новый мир. История одной любви 

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

все ориджиналы

Белый шоколад - Глава 1  

Жанры:
POV, Гет, Повседневность, Философия
Автор:
Юх
Размер:
мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
G
Обновлен:
16.10.2013 07:47
Описание

Шоколад — чем Вам не способ завоевать сердце девушки?

Объем работы 9 419 символов, т.е. 5 машинописных страниц

Средний размер главы 9 419 символов, т.е. 5 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 16.10.2013 07:47

Пользователи: 1 прочитали

 

Помнится, в тот день я размышлял о книжных персонажах.

Я думал о том, что есть такое понятие, как «сила мысли». И какая же тогда должна быть сила у мыслей богатых фантазией человеческих существ, читающих захватывающую историю, произрастающую из книжного переплёта? Умелый автор вполне может заставить своих читателей поверить в то, что выдуманный им мир — существует, придуманный им персонаж — существует, сон, содержание которого он старательно перенёс на бумагу, — вовсе не был сном как таковым. Ну а бывалый читатель, в свою очередь, способен услышать озорной голосок в голове, принадлежащий мальчишке, несправедливо считающимся выдумкой; стук капель дождя по мостовым мрачного Лондона, сулящее смерть неосторожным морякам пение сирен, эмоциональную игру губной гармошки, выуженной на свет из дырявого кармана… При всём при этом, как я тогда размышлял, просто не может быть, что где-нибудь, в этом вечном абстрактном Где-нибудь, они — книжные персонажи — не существуют.

На самом деле подобными пространными мыслями я пытался заменить мысли другие — бытовые, не поэтические вовсе, так и норовящие заполнить собой всю черепную коробку. Мысли о том, что отец теперь не сможет отвозить меня домой со школы, как делал это всегда, ведь он устроился на новую работу, включающую в себя совершенно отличный от прежнего график. О том, что отныне мне придётся битый час — а, может, и больше — тратить на езду в автобусе — с одного конца города в другой. О том, что наушники сегодня сломались как нельзя некстати. О том, что стоило всё же сделать вчера домашнее задание по алгебре, о том, что работа кондуктором вырабатывает невероятное чувство равновесия, о том, что не к добру небо затягивает тучами, о том… Согласитесь, куда приятнее думать о чём-то более возвышенном.

Но весь этот пчелиный рой мыслей, образов и смутных идей мигом вылетел из моей головы, как только в салон автобуса вошла Она…

Шучу. На самом деле всё было не так. Мой, привычный уже рой так и остался при мне, разве что притих немного на те несколько секунд, которые понадобились на то, чтобы окинуть беглым взглядом входящую на следующей же остановке девушку. Подросткам в моём возрасте свойственно обращать внимание на других подростков, особенно если они противоположного пола. Без умысла даже, просто — по привычке.

Сложно было назвать её примечательной. Обычная, в общем-то, девушка: длинные тёмные волосы, забранные в высокий конский хвост, круглое, не запятнанное граммами косметики лицо, просторная рубашка в крупную сине-зелёную клетку, чёрная прямая юбка до колена, перекинутая через плечо серая школьная сумка; невысока, немного полновата. В ней не было ничего, на чём стоило бы задержаться дольше, чем на несколько секунд.

Войдя в автобус, девушка тут же направилась к месту кондуктора, протягивая в его сторону ладонь с зажатыми в ней монетами, на ходу оглядывая полупустой салон. После краем глаза я равнодушно отметил, что моя ровесница — а на вид это было примерно так — уселась на заднее сиденье, туда же, где сидел и я, вот только в противоположный угол. Вновь предавшись построению бессмысленных теорий, которые если и будут доказаны, то явно не в моём веке, я было забыл про сидящую по левую от меня сторону девушку, как забывают о ютящемся на комоде очистителе воздуха — ну, есть и есть. Но в какой-то момент меня отвлёк характерный бумажный шелест. Повернул голову, убедился — соседка по сиденью аккуратно разворачивает плитку шоколада. Белого.

С тех пор я встречал её ещё немало раз. В этом даже можно было углядеть некую мистику: нечасто расписания двух разных людей совпадают подобным образом. С незнакомкой я сталкивался и тогда, когда у нас отменяли последние уроки, и тогда, когда ехал из дома в гости к старому другу, живущему в центре, и тогда, когда просто в одиночестве прогуливался по городу, задумчиво наблюдая так по-осеннему опадающие листья. И непонятно было, кто кого преследует: она меня, или я её. Будто бы две прямые, которые, сколько себя знали, шли строго параллельно, по чьей-то прихоти двинулись на сближение. Столкновение было неизбежно, отчего-то это чувствовалось нутром.

Но чаще всего, конечно, я встречал её по дороге из школы домой. Она всегда садилась на заднее сиденье, в угол, если там было свободно. Стягивала с волос резинку, — те привольно рассыпались по плечам — привычным жестом массировала затылок. Затем, предварительно достав из неё обязательную плитку белого шоколада, отставляла в сторону школьную сумку, убирая с колен. Осторожно шуршала обёрткой. Шоколад она ела, не ломая его на стандартные прямоугольники, а просто откусывая от плитки, всё больше и больше разворачивая бумагу по мере необходимости. Вместе мы ехали ровно восемь остановок. За это время она обычно успевала съедать сладкое изделие полностью. Теперь её небольшая полнота была логична и обоснована; меня она, однако, не смущала.

Моя незнакомка не затыкала уши наушниками, как большинство наших сверстников, в число коих входил и я сам. Не читала книгу. Она лишь не отрываясь смотрела в окно, задумчиво откусывая от плитки белого очередной кусочек. Какого рода мысли блуждали в её темноволосой голове в такие моменты?

Я не знаю, чем эта юная особа завлекла меня настолько, что однажды явилась даже в один из моих снов, а происходящие в них события значат для меня не меньше, чем события, текущие наяву. Было в ней что-то загадочное. Может, всегда одинаковое, спокойное выражение лица, по которому было совершенно невозможно понять что-либо, может, бессменная сладкая атрибутика. Но, скорее всего, меня подкупило её вечное молчаливое присутствие в моей жизни.

Неспешно, тягуче прошёл месяц. Месяца хватило мне на то, чтобы понять, что прямые должны пересечься хотя бы для того, чтобы выяснить наконец, какими получатся продукты незамысловатой реакции, реагенты в которой — двое человеческих существ. Вот только для того, чтобы реакция пришла в действие, мне всё же требовались кое-какие условия. Нет, просто подсесть и познакомиться — нельзя. Я чувствовал, это не будет правильно. Мне не хотелось разрушать то своеобразное волшебство между нами, что, быть может, придумал я сам, а, может, кто-то иной…

Теперь я тоже ежедневно покупал белый шоколад: воздушный, кокосовый, с орехами, с малиновой начинкой. Покупал, прятал в портфель — и терпеливо ждал случая.

А он всё не наступал. Прошёл ещё месяц, листья давно закончили неспешно плыть навстречу земле, задули холодные ветра. Шоколад я отдавал младшей сестре или соседке по лестничной площадке, девушке, уже учащейся в институте; жалко было, что он ни за что ни про что скапливается в холодильнике. Поначалу они пытались выяснить причину моей внезапной нежности, но быстро бросили эти попытки, ведь я предпочитал отмалчиваться. Никто не должен узнать о моей незнакомке — исчезнет.

Но, видимо, наши жизни начали неумолимо соприкасаться не просто так: однажды случай изволил представиться. При ней не оказалось шоколада.

Четвёртое ноября — я записал дату на блокнотный листок, что впоследствии прикрепил на стену, а затем и запомнил. Четвёртого ноября небо хмурилось и всем своим видом грозилось пролиться на сонный городок продолжительным ливнем. Она, как и обычно, зашла в автобус на остановке Гагарина. Она, как и обычно, первым делом подошла к пожилой женщине-кондуктору, протягивая ей пятнадцать рублей — три монеты. Она, как и обычно, прошла к задним сиденьям и уселась в свой любимый незанятый угол, четвёртого ноября он просто не мог быть занят. Поставив рядом с бедром серую сумку, с негромким вздохом отвернулась к окну. После того, как мы проехали одну остановку, я уже не смог сдержать широкой улыбки. Почему-то я нисколько не волновался, не думал, что что-то может пойти не так — оно не могло. Сердце не билось в бешеном ритме, норовя разорвать грудную клетку, нет. Видимо, со дня нашей встречи прошло достаточное количество времени, чтобы я смог подготовиться.

Нескольких мгновений хватило мне, чтобы преодолеть разделяющее нас расстояние. Несколько мгновений — и она уже с любопытством смотрит на меня своими огромными тёмно-зелёными глазами.

Моргнув, я залез рукой в портфель и выудил из него плитку Альпен Гольда. Уверенно протянул её — пока ещё — незнакомке.

— Спасибо, — улыбнувшись краешками губ, тихо сказала она и осторожно коснулась моих пальцев.

— Лё-ёш? Ты чего там делаешь?

— Пишу.

— Про кого-о?

— Про тебя-я, — ответил Алексей, передразнивая манеру собеседницы тянуть гласные.

— Про меня? — удивленно переспросила та и показалась в дверном проёме.

— Ну да, — подтвердил парень, с усмешкой наблюдая за тем, как подруга, мучимая любопытством, приближается к монитору и, отобрав мышь у своего законного владельца, жадно читает написанный в старом добром Word-е текст. Появившаяся на её лице улыбка по мере прочтения становилась всё шире и шире.

— Всё хорошо, — наконец вынесла девушка вердикт, поощрительно чмокнув автора в тут же подставленную щёку, — вот только… Конец должен быть немного другим.

— Да, и каким же? — Алексей недовольно фыркнул, полностью уверенный, что сам знает, как и где заканчивать свои произведения.

— Ну, как же это? — удивлённо спросила юная особа, легонько хмурясь. — Разве можно обрывать всё вот так? Ведь неясно, что было потом! Будут они вместе или не будут…

Начинающий писатель решительно прервал её, поднеся указательный палец к тонким губам:

— Нам с тобой известно, что будет потом, а читатель пусть додумывает сам. Недосказанность в конце — это очаровательно. Ничего-то ты не понимаешь, моя сладкоежка.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,009 секунд