Поиск
Обновления

09 июня 2019 обновлены ориджиналы:

10:57   Повстанцы

03 июня 2019 обновлены ориджиналы:

18:05   M. A. D. E.

25 мая 2019 обновлены ориджиналы:

03:12   Ониксовая бабочка

24 мая 2019 обновлены ориджиналы:

16:22   EVERYZINE

06 мая 2019 обновлены ориджиналы:

18:15   Как я влюбилась во мглу

все ориджиналы

Одно желание на двоих  

Жанры:
Флафф, Слэш (яой), Повседневность
Герои:
Парни, мужчины
Место:
Россия
Время:
Новый Год, Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Paulana
Размер:
мини, написано 20 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
19.04.2019 16:58
Описание

— Ну что, ещё одно? — ухмыльнулся Иван.

— На двоих! — согласился с ним Марат, ведь всем известно, что загаданное под Новый год — обязательно сбудется.

Комментарий автора

Сначала было… Нет, не слово, а две Мотенькины Ночные))))

http://static.diary.ru/userdir/2/9/3/6/2 936 881/85413615.jpg

http://static.diary.ru/userdir/2/9/3/6/2 936 881/85422782.jpg

Спасибо, родная!♥♥♥

Бети, без тебя эта история ещё долго бы лежала в черновиках. И тебе огромное спасибо!♥♥♥

Обложка от Betina по артам от Motik: https://m.vk.com/photo247369658_456 239 318

Соавтор Betina

Объем работы 35 322 символа, т.е. 20 машинописных страниц

Средний размер главы 35 322 символа, т.е. 20 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 19.04.2019 16:58

Пользователи: 1 хотите почитать

 

Иван был абсолютно доволен жизнью. Когда-то пришедшая в голову идея заняться фрилансом оказалась замечательным решением. Само собой, не всё и не сразу у него получалось, но зато сейчас с какой стороны не посмотри, одни плюсы: полная независимость, свободный график работы, максимально комфортные условия труда, включающие персонализированное рабочее место у себя дома, комфортный температурный режим, ванная комната под боком и нормальное питание, а не перекусы всухомятку — главное, не забывать периодически загружать холодильник. К тому же никто тебя не нагрузит сверху дополнительно чужими обязанностями, так как ты сам выбираешь работу и всегда можешь отказаться от выполнения невыгодных или неинтересных проектов.

Конечно, обеспечивая свою финансовую независимость веб-дизайном, Иван не шиковал, но на хлеб с маслом и несколько литров бензина для его ласточки вполне хватало. Одним словом, как фрилансер он достиг идеального баланса, имея возможность и семью не обделять вниманием, и о своей личной жизни не забывать, да ещё и не гнуть горб на чужого дядю за гроши, без перерывов и выходных. Правда, в личной жизни пока похвастать нечем, но да какие его годы, всего-то чуток за тридцать!

Иван безмерно любил свою семью, готов был ради неё на всё, но как же его бесило… Ну хорошо, не бесило, а раздражало, что кое-кто из семейства бессовестно пользовался родственными узами. Например, как сейчас. Именно поэтому он и материл от души Янку — свою младшую обожаемую сестрицу, жуткую карьеристку и по совместительству мать его любимого племянника.

— Ты просто обязан мне помочь, — первое что она сказала, разбудив его ни свет ни заря телефонным звонком. — У меня совещание, и мне необходимо на нём присутствовать. А потом у Даньки утренник в школе. Не успеваю ничего. Список продуктов скину смс-кой, деньги отдам потом. И не жмотничай, а то знаю я тебя!

Он даже не пытался возражать. Яна явно включила режим «большого босса» и не делала различий между своими любимыми подчинёнными и не менее любимыми родственниками. Лишь мученически возведя очи к потолку, вздохнул. И как бедный Данька терпит такую мать?! Хотя чего уж там, другой-то он не знает, а к мамкиному стилю привык с рождения.

«Надо бы забрать его на выходные, чтобы отдохнул от казармы», — подумал Иван, поднимаясь с постели.

Игнорировать сестру было бесполезно, с неё станется перезвонить и проверить, проснулся окончательно старший брат или нет. Ещё и лекцию прочитает о бесполезном прожигании жизни. Нет уж, увольте! Лучше помучиться пару часов и потом жить дальше так, как привык и как самому удобно.

Без особого энтузиазма, так как мог бы еще целый час поспать в своё удовольствие, Иван поплёлся в ванную комнату.

— И почему я не единственный ребёнок в семье? — грустно спросил он у своего зеркального двойника. Тот же в ответ смотрел осуждающе: мол, ты что, забыл? — Ну да, ты абсолютно прав, дружище, тогда не было бы ни Янки, ни Даньки.

Включая воду и настраивая температуру, Иван вспомнил, как в детстве родители шутя называли их Вань-Янь. В чем-то они были правы, так как заумная китайская философия действительно отражала противоположность полов и характеров их разных, как день и ночь, детей. Вот только с ассоциацией цветового оттенка у них явно вышла осечка. У Яны было такое же позитивное, светлое, теплое и… мужское начало, как у него негативное, холодное, темное и женское. Хотя порою Иван и сам сомневался, у кого из них яйца — уж больно крутой нрав имела пробивная и чрезмерно настырная сестрица. Но искренне привязанные и всегда переживающие друг за друга, они вместе действительно олицетворяли взаимодополняющие противоположности: Вань — покой, а Янь — подвижность.

Порелаксировав под душем и приведя себя в более-менее бодрое состояние, Иван, одевшись, проверил телефон. Так и есть, Яна прислала несколько сообщений — в одно бы «малюсенький» список просто-напросто не влез. Зачем ей столько продуктов, думать не хотелось. Видимо, на новогоднее застолье сестра решила позвать всех, кто её хоть немного обидел, и покончить со всеми разом, накормив до смерти. Настораживало, правда, что и сам Иван был в категоричной форме приглашён на праздник. Но он-то с сестрой договорится, если что, не чужие же люди, в конце концов. Где она ещё такого доброго, понимающего и всегда готового прийти на помощь брата найдёт? От неё даже муж периодически в командировки сбегает, а Ванька — вот он, всегда под рукой.

Ещё раз пробежавшись глазами по перечню продуктов, Иван достал из ящика компьютерного стола блокнот и ручку. Проблема была в том, что Яна напротив каждой покупки написала, где именно её нужно сделать. И ладно бы упорядочила как-то, так нет же! Пришлось сначала составить свой список — указав в каком магазине что брать, — затем плотно позавтракать, так как закупочная эпопея грозила затянуться, а перекусывать на бегу Иван не любил, и собираться в дорогу.

Раздумывая о том, надевать ему шапку или нет, выглянул в окно и взвыл — в довершение ко всем его неприятностям на улице валил густой снег, а это усложняло задачу как минимум в два раза.

«Хочу не хочу, а надо», — героически решив, что начинать стоит с дальнего магазина, Иван наконец вышел из квартиры. Поёжившись от холода, поспешно сел в машину, предварительно очистив лобовое стекло от пленки осевшего снега, и двинулся в путь.

Как ни странно, но ему до поры везло: и дороги оказались расчищены, и места на парковке находились без труда, и очереди были не такими уж длинными. Но когда дело, к его вящей радости, медленно, но верно подходило к концу, а его ласточка проседала от тяжести загруженного в неё провианта, начались проблемы.

Сначала какой-то долбодятел перекрыл ему выезд и свалил, бросив машину, отчего пришлось, нетерпеливо постукивая пальцами по рулю, полчаса дожидаться, когда он появится. Иван ожидал увидеть какую-нибудь блондинку, но никак не взмыленного мужика с полной корзиной продуктов. Ясное дело — собрат по несчастью, потому и скандалить с ним не стал.

Затем именно перед Иваном все светофоры, будто специально сговорившись, загорались раздражающим ярко-красным цветом, и он вынужден был, не успев разогнаться, тормозить. Когда же под нетерпеливые гудки вспыхивал долгожданный зеленый, приходилось двигаться с места по свежевыпавшему снежку — а это не так уж и легко! К тому же ещё и за всякими ненормальными, возомнившими себя гонщиками, нужно было следить в оба, ибо въедут в зад и глазом не моргнешь. Горе-Шумахеры, блин…

Но больше всего его раздражали газующие на месте дебилы! Как будто от рычания их машин светофор быстрее переключится. Не идиоты ли, а?

Дойдя до точки кипения, Иван плюнул на всё и решил срезать путь, проехав дворами…

Видимо, в этот самый момент везение решило, что с него достаточно, и, помахав ручкой, окончательно испарилось. И теперь он стоял на практически пустой дороге и наблюдал цирк с конями. Вернее, с одним конём, железным. Вокруг которого растеряно бегал горе-всадник. Тьфу ты! Водитель.

Иван прислушался к себе, но нет, его внутренний альтруист спал крепким сном и помогать водиле-неудачнику не собирался. Откинувшись на удобную спинку сиденья и расслабившись, Иван с ленивым интересом наблюдал за разворачивающимся действием. Правда, из-за снегопада видимость была не ахти какая, и это слегка раздражало, поскольку занимательное представление набирало обороты: мужчина кружил вокруг машины, зачем-то заглядывал под днище, выходил на середину дороги и смотрел то в одну, то в другую сторону.

Иван вслед за ним просматривал удивительно пустынную улицу. Если бы не этот бедолага, он уже давно бы доехал куда надо.

«Может, всё-таки помочь? — Иван, задумчиво почесывая подбородок, кивнул. — Так и быть, если в следующие пять минут ничего не поменяется, можно будет подъехать».

Вообще, было странно, что его до сих пор не заметили. То ли снег такой густой, хотя Иван-то вот почти прекрасно всё видит, то ли у водителя проблемы со зрением.

Нарезав ещё пару кругов вокруг авто, мужчина снял куртку и закинул её в салон, задержавшись в весьма провокационной позе. И вот тут Иван пожалел, что стоит далеко и не может в полной мере насладиться открывшимся зрелищем. Даже отсюда было видно, как соблазнительно выглядит выставленная напоказ… хм… часть тела. Да и ноги у незнакомца были ничего так. Такие бы Иван с удовольствием…

«Пора тебе охладиться, а то всякая дурь в голову лезет», — осадил он сам себя и завёл мотор.

Подъехав максимально близко, Иван не стал сразу выходить из машины, а лишь опустил окно и учтиво спросил:

— Помочь?

— Если вам не трудно, — повернулся к нему мужчина. Молодой, лет на пять младше самого Ивана, но всё-таки мужчина. Издалека его можно было запросто принять за совсем молоденького парнишку, но вблизи становилось ясно, что это взрослый человек. — Занесло вот, не могу вытолкнуть.

Иван присмотрелся, оценивая масштаб проблемы. Автомобиль по самое брюхо сидел в нанесённом сугробе, и Ивану показалось, что вытолкать его будет нетрудно, но его не замедлили разочаровать.

— Зацепился за что-то, боюсь, без аварийки не обойтись, — расстроенно сказал мужчина.

— Попытка — не пытка, — возразил Иван, вылезая из теплого нутра салона и захлопывая дверь. — Двое не один, может, получится сдвинуть и ничего не оторвать.

— А может, дёрнете? Оторвётся и оторвётся, чего уж теперь, — тихо и устало произнёс водитель-неудачник.

— Дёрну. Если не получится вытолкать. — Почему он настаивал на этом, Иван и сам не понимал, но «калечить» чужую машину не хотелось.

Мужчина вздохнул, проваливаясь в снег, добрался до капота и упёрся в него руками. Иван успел подумать, что обуты они совсем не по погоде — он в туфлях, а этот — в кроссовках. Тут бы сапоги или валенки были в самый раз, а так ноги гарантированно промокнут у обоих, не заболеть бы.

Наступая в оставленные следы, чтобы не усугублять положение, он подошёл к заинтересовавшему его мужчине со спины и, решив, что нет никакой разницы, как они будут толкать, главное — усилия, пристроился за ним почти вплотную, словно взял его в плен, и упёрся своими руками рядом с его. Какой чёрт дёрнул его потереться пахом о так понравившийся зад, Иван не знал, видимо, захотелось пошалить, но реакция ему понравилась: тело под ним дёрнулось, а потом застыло, будто ожидая дальнейших действий.

И тут же оба мужчины вздрогнули от визгливого крика, донёсшегося из машины:

— Совсем обнаглел! Мы тут застряли, а он мужиков клеит!

Только теперь Иван заметил, что за рулём сидит довольно эффектная женщина и смотрит на них с брезгливостью и злостью.

— Жена? — шёпотом спросил он, немного отодвинувшись в сторону.

— Сестра, — так же шёпотом сообщили ему, и уже громче — женщине: — Лара, успокойся.

Но Лара не желала ничего слушать. Иван никогда не слышал от женщин такой отборной брани — ни от мамы, ни от сестры. Яна, конечно, была той ещё язвой, но ни наедине, ни тем более при посторонних не позволяла себе подобного. Наоборот, стоило кому-то только заикнуться плохо о брате, младшая сестрёнка превращалась в настоящую фурию.

Лара тем временем разошлась не на шутку и уже костерила и Ивана, а вот этого он терпеть не собирался. Терпеть оскорбления, когда вызвался помочь? Нет уж, увольте!

— Уважаемая, — сказал он довольно холодно, — я ведь и уйти могу. И что-то других помощников я не наблюдаю поблизости. Так что закройте рот и делайте, что мы вам скажем, если хотите выбраться отсюда в ближайшее время.

— Да вы!.. — не желала униматься женщина.

— Да я! — перебил её Иван и скомандовал: — Закрой рот и окно и не отсвечивай!

— Перестаньте! — наконец подал голос молчавший до сих пор мужчина. — Лара, действительно, закрой окно, Маришку застудишь, — и Ивану: — Толкаем!

Видимо, злость сыграла свою роль, и они довольно быстро вытолкали автомобиль на дорогу и даже ничего не оторвали и не потеряли. Однако теперь перед всеми встала другая проблема — машина категорически отказывалась заводиться. Чихала, кашляла, рычала — но дальше этого дело не шло.

Лара опять разразилась руганью, обвиняя брата во всех грехах и бедах, тот молча и, было заметно, привычно слушал её, а Иван закипал: «Ну что за идиотка! У неё ребёнок в машине, а она бранится словно базарная баба!»

Будто услышав его мысли, женщина развернулась к маленькой девочке, тихо и испуганно глядящей на взрослых, и, не сбавляя тона, заявила:

— Можешь сказать спасибо своему любимому дяде Марику, ни к какому Деду Морозу мы не едем.

У девчушки задрожала губа, но она мужественно пыталась сдержать слёзы. И Иван решил, что если взялся помогать, то нужно идти до конца, не портить же ребёнку праздник.

Он подошёл к задней дверце, открыл её и спокойно обратился к девочке:

— Привет, принцесса! Как тебя зовут? — увы, прозвучавшее ранее имя он не запомнил.

— Марина, — тихо ответила ему она.

— Так вот, принцесса Марина, знаешь, кто я? — девочка отрицательно замотала головой. — Я помощник Деда Мороза. Он узнал, что ты не успеваешь на его бал, и послал меня за тобой. Сейчас мы пересадим тебя в мою машину и поедем на праздник.

— И дядя Марик? — спросил ребёнок и испуганно посмотрел на мать.

— И дядя Марик, — кивнул Иван. — Без него никак. Открою тебе тайну, — продолжил он шёпотом, — Дед Мороз и его хочет взять в свою команду. Только никому не говори, договорились?

Марина радостно заулыбалась, закивала головой и подняла руки, чтобы добрый помощник сказочного деда поторопился и отстегнул её.

Иван сначала помог выбраться из машины ребёнку, потом отстегнул детское кресло и передал его дяде Марику.

— А вы, мадам, — обратился он теперь к онемевшей от его самоуправства Ларе, — останетесь здесь и будете ждать эвакуатор.

— С какой это стати! — вмиг отмерла она. — Кто вы такой, чтобы командовать? Я еду со своим ребёнком!

— Извините, но в свою машину я вас пускать не собираюсь — аура у вас плохая, — язвительно заявил он. — Ваш брат вполне справится с ролью сопровождающего. А я в свою очередь гарантирую после утренника доставить вашу дочь домой в целости и сохранности. Если так боитесь, запишите номер моей машины, — подумав, назвал свои имя и фамилию, на этом посчитав долг вежливости исполненным.

И, больше не обращая внимания на возмущённую таким пренебрежением к её царской персоне женщину, отошёл к своей машине. Иван помог Марику установить кресло и самолично усадил принцессу на автомобильный трон. Тщательно проверил все крепления, сообщил маленькой даме, как она очаровательна, и наконец, кивнув смущённому кортежу в лице дядьки девочки, сел за руль.

— Ну, командуй, куда ехать, — сказал он ему, поворачивая ключ в замке зажигания.

— Может, всё же заберём Лару? — попытался вступиться за сестру Марик.

— Нет, она наказана, — жёстко ответил Иван, но тут же, смягчив тон, спросил, повернувшись к своей пассажирке: — Согласны со мной, ваше высочество? — и получив утвердительный ответ, улыбнулся и ободряюще подмигнул Марику.

Оставшаяся сидеть в опустевшем авто Лара до последнего не верила, что её вот так и оставят одну посреди пустой улицы с неисправным транспортом. Напоследок глянув в её сторону, Иван для очищения совести поинтересовался у слегка зардевшегося мужчины, далеко ли до их дома, на случай если женщина замёрзнет.

— Да мы даже от двора не успели отъехать, — махнул тот рукой в сторону тесно стоящих пятиэтажек.

— А чего сам за руль не сел?

— Мама сказала, — встряла в разговор Маришка, — что она дядю Марика близко к своей машине теперь не подпустит.

— Теперь? — Иван выгнул бровь — интрига, однако.

— Чёрт, просил же её при ребёнке за языком следить, — тихо проговорил Марик. — Ларка права получила на днях, вот и решила, что теперь ей всё можно. Это раньше я у неё персональным водителем работал, — горько усмехнулся он.

Понятливо кивнув, больше Иван вопросов Марику не задавал, переключившись на его племяшку. А у той в глазах светился такой восторг оттого, что взрослый дядя разговаривает с ней как с равной, что Иван понял — быть ему сегодня если не рыцарем, то конём точно.

***

За процессом облачения юной королевской особы Иван наблюдал со стороны, справедливо решив, что дядя справится со всем и сам. Не доставляя каких-либо хлопот, Маришка послушно выполняла указания Марика. Когда Марик чуть подкрасил девочке губы, Иван неодобрительно поморщился — зачем, ребёнок и так очарователен без всякой искусственной дряни. Но промолчал, в конце концов, кто он такой, чтобы лезть с советами. И вообще, что он понимает в воспитании девочек? Янка не в счёт — сестра могла дать форы любому представителю сильной половины человечества, он и сам иногда её побаивался.

«Кстати, надо бы ей позвонить и сказать, что задерживаюсь, — мелькнула мысль и тут же пропала, всё внимание Ивана было приковано к Марику. — Интересно, а полное имя у него какое?»

Обращаться к мужчине вот так просто было как-то несолидно. По крайней мере — пока. Вот потом… А будет оно, это потом?

«Будет», — сам себе ответил Иван. Если он правильно расценил сигналы чужого тела, обязательно будет. Марик ему понравился: спокойный, ласковый — вон как о племяннице заботится, — скромный. Сокровище, одним словом.

Убедившись, что Маришка при полном параде и ничего не забыто, они стали прогуливаться по холлу. Иван вокруг почти не смотрел, скорее выполнял роль ледохода, прокладывая путь своим спутникам. Удивительно, как много народа приходит на такие мероприятия — на одного ребёнка мамы, папы, бабушки, дедушки и ещё чёрт знает кто.

А вот Маришка, сидя на руках у дяди, без конца крутила головой и восторженно щебетала. Марик улыбался и терпеливо отвечал на сыпавшиеся на него вопросы.

Потом они сделали несколько фотографий. Маришка была прекрасной моделью — ей и делать ничего не надо было, просто улыбаться и не шевелиться, пока её фотографировали. Не шевелиться для ребёнка было почти невыполнимой задачей, но маленькая принцесса с честью с ней справилась. А Иван, пользуясь моментом, сделал несколько кадров на свой телефон, но всего на одном была девочка в розовом воздушном платье, на всех остальных — её дядя.

Когда обозначилось оживление, Марина с поистине царским величием велела вести её на ёлку.

— Пойдёмте скорее, а то подарка не достанется, — сказала она, хватая Марика и Ивана за руки.

— Слушаем и повинуемся, ваше высочество, — тепло улыбаясь, одновременно произнесли мужчины и, переглянувшись, рассмеялись.

Веселой компанией перешагнув порог празднично украшенного зала, они оставили радостно щебечущую с другими участниками новогоднего представления Марину и встали поближе, чтобы ничего не пропустить.

Организаторы мероприятия расстарались на славу — актёры играли с юмором и огоньком, благодаря чему счастливые дети постоянно улыбались и проявляли небывалую активность. Ивану это было не в новинку. Он видел подобное уже много раз, сопровождая Даньку на праздники вместо занятой суперски важными делами сестры.

Представление шло своим ходом, но Иван почти ничего не замечал — его внимание было полностью приковано к Марику. Тот волновался так, словно сейчас решались все вопросы мироздания. То закусывал губу, то чуть подавался вперёд, когда Марина пропадала из поля его зрения, то тихонько подпевал, когда дети под руководством сказочных персонажей распевали новогодние песни, и кажется, сам готов был влиться в хоровод.

Глядя на него, Иван тихонько улыбался. Время от времени Марик поворачивался и вопросительно выгибал бровь — что, мол, смешного? Ваня пожимал плечами, но глаз от него не отводил и настолько увлёкся, что не сразу услышал телефон. Опомнился, лишь когда на него зашикали рядом стоящие.

— Да, — прошипел он в трубку, пробираясь к выходу.

— Гордеев, а ты где? — тон сестры не предвещал ничего хорошего.

Подпустив в голос виноватых ноток, Иван сознался:

— На детском утреннике.

— Где?! — сказать, что Яна удивилась, ничего не сказать.

— На детском утреннике, — повторил Иван.

— И что, позволь узнать, ты там делаешь?

— Личную жизнь налаживаю, — честно ответил он.

Проходившая мимо родительница посмотрела на него с подозрением и прибавила шагу.

— Ва-ань, — теперь голос сестры звучал жалобно и растеряно, — не пугай меня, родной.

— Ты чего там себе надумала, извращенка?! — возмутился Иван.

— А что я могу подумать?! Мне даже представить страшно, как можно, — Яна запнулась, но мужественно продолжила, — устраивать личную жизнь на детском празднике.

— Что за дурные мысли бродят в твоей умной голове? — Оскорблённый до глубины души, Иван расхаживал по пустынному холлу и не сдерживал эмоций. — Может, я Снегурочку себе присмотрел!

И сестра тут же язвительно заметила:

— Скорее — Деда Мороза.

— Или его, да, — не стал спорить Иван. — Но это пока не точно.

— В смысле — не точно?.. Так, ты мне зубы не заговаривай! Я чего звоню-то… Ты всё купил?

На ходу вспоминая, сколько пунктов в списке остались незачёркнутыми, Иван остановился возле высокой деревянной кадки с каким-то огромным широколистным растением и уклончиво ответил:

— Почти.

— Ладно, привезёшь, что взял, остальное я сама, — зная его как облупленного, милостиво разрешила Яна.

— Ты так великодушна, о, прекраснейшая из сестёр! — не сдержал иронии Иван.

— Да, я такая! — смутить её не удалось. — Гордись, холоп! И, Вань, не забывай, что празднуешь ты с нами, — напомнила Яна на всякий случай.

— Мне будет позволено привести с собой гостя? — шутливо уточнил он, нисколько не сомневаясь в ответе.

— Да хоть десять! Хотя нет, десять — слишком много, — засмеялась его собеседница и добавила: — Удачи, братишка, и пусть тебе в этот раз повезёт! — Иван так и видел, как сестра подмигивает ему там, у себя дома.

План, до этого только зарождавшийся, теперь оформился полностью, и мужчина поспешил вернуться в зал, где, судя по радостному детскому гомону, уже раздавал подарки Дед Мороз.

Завидев Ивана, Маришка тут же подбежала к нему и похвасталась полученным от Деда Мороза медвежонком, на шее которого красовался синий бант. Усмехнувшись в ответ на детскую непосредственность, он уже хотел было, как привык с Данькой, шутливо растрепать Маришке волосы, но, вспомнив, что перед ним принцесса и девочка, быстро убрал руку в карман. Подняв глаза, встретился взглядом с подошедшим к ним Мариком, на соблазнительных губах которого тоже играла робкая улыбка.

«Надо действовать», — решительно подумал Иван и предпринял первый шаг по сближению, везя Марика с Маринкой домой.

— А давай посидим где-нибудь? — предложил словно невзначай и бросил взгляд в зеркало заднего вида. — Вот сдадим мелкую, я разгружусь, и закрепим знакомство.

— Я не против, но ты и так почти полдня на нас потратил, — неуверенно ответил Марик.

— Ничего страшного, — успокоил его Иван, в душе радуясь его ответу, как Маришка подаренной мягкой игрушке. — Мне даже понравилось.

Когда они заехали во двор, он хотел подняться вместе с Мариком, но тот уверил его, что справится сам, мол, уже привык. Иван не удивился — это ему повезло с семьёй, не многим дано такое счастье.

Долго ждать не пришлось. Марик вернулся минут через двадцать, улыбался виновато и грустно, но ничего не стал рассказывать.

«Сильный, не хочет, чтобы его жалели», — добавил Иван ещё один плюсик новому знакомому.

— Слушай, а Марик — это?.. — спросил он, снова заведя авто.

— Марат.

— Да? А я думал это восточное имя. Ну, там что-то вроде Тамерлана, Тимура… — задумчиво протянул Иван, рассматривая Марика — восточная кровь если и была в нём, то уже основательно разбавленная славянской. — Значит, делюсь планами, — продолжил мужчина, включая поворотник, — сейчас заскакиваем к моей сестре, сгружаем всё, что лежит в багажнике, потом я отгоняю машину, и мы идём отмечать наше знакомство.

При слове «сестра» Марик слегка побледнел, но возражать не стал.

«Умница! — мысленно хмыкнул Иван. — Спорить со мной бесполезно, я уже всё решил».

К серой многоэтажке они подъехали не торопясь. Мужчине хотелось как можно больше узнать об объекте своего интереса, и по пути он вел с Маратом необременительную беседу, аккуратно выведывая нужную информацию.

Выяснилось, что Марат живёт у сестры, выполняя множество обязанностей: нянька, повар, домработник, и до недавнего времени ещё и водителем был. Родители их жили далеко, и Марат без вопросов взял на себя заботу о сестре, приехавшей вслед за ним завоёвывать город, а после и о племяшке.

Если Иван понял правильно, то Лара без зазрения совести пользовалась добротой брата, да ещё и жила за его счёт. И при этом не стеснялась поливать грязью и шантажировать, что расскажет родителям о его ориентации, при малейшем намёке на бунт.

Иван, слушая, только головой качал — для него такие отношения между самыми близкими родственниками были дикостью.

***

На нужный этаж поднялись на лифте — наконец-таки отремонтировали. Иван не скрывал радости — не надо бегать туда-сюда по лестнице, потому что даже с помощью Марата за один раз они бы не справились.

Открывшая дверь Яна была предельно вежлива и мила, что на неё совсем не походило. То ли подействовало предупреждающее выражение лица старшего брата — «одно слово из этого угла, и не сестра ты мне боле, не сестра!», — то ли в кои-то веки она вспомнила о том, что не каждый может понять принятую в семье манеру общения. Но как бы то ни было, Иван остался доволен результатом — Марат расслабился и улыбался уже вполне искренне.

Даньке все эти взрослые заморочки пока были неведомы, поэтому, увидев новую жертву, он сразу потащил Марика к себе в комнату, с детской непосредственностью хвастаясь своими сокровищами.

— Дед Мороз? — тихо спросила Яна, пока внимание Марата отвлекал младший член семьи.

— Угу, — подтвердил Иван. — Очень на это надеюсь.

— Хороший человек, — констатировала сестра, одобряя его выбор, и легонько хлопнула Ивана по спине. — Удачи, братишка!

И он поверил ей безоговорочно — уж что-что, а в людях Яна умела разбираться.

***

Перед Иваном стояла практически невыполнимая задача: за три дня очаровать, обаять, завоевать и убедить Марата, что Иван Гордеев — лучшее, что можно пожелать. Почему за три? Да потому что хотел, чтобы Марат встречал Новый год с ним, а до него осталось аккурат три дня.

Нет, конечно, можно было подключить сестру, чтобы она на правах хозяйки застолья пригласила нового знакомого, но тяжёлую артиллерию Иван решил оставить на тот случай, если сам не справится.

В своих силах он не сомневался, но и Марик оказался необычно крепким орешком. Было заметно, что не привык он верить людям, что и не удивительно, если вспомнить его скупой рассказ. Оттого задача казалась ещё интереснее. Ивана охватил почти охотничий азарт. И конечно, это не прошло мимо глаз очень внимательной, когда не надо, сестры.

— Скажи мне, родственник, — она насильно затащила его на кухню и, захлопнув дверь, подпёрла её спиной, отрезав единственный путь к спасению от допроса с пристрастием, — у тебя это серьёзно?

— А тебе не всё ли равно? — попытался встать на дыбы Иван, но Яна на его негодование не обратила ни малейшего внимания.

— Представь себе — нет! Не хочу, чтобы мой старший брат оказался мудаком, — тихо, но выразительно сказала она. — Я, конечно, с Мариком твоим не знакома и видела его всего полтора раза, — да, Иван умудрился заманить Марата к сестре ещё раз на несколько минут, когда его опять подрядили в качестве грузовой лошади, — но в людях разбираюсь неплохо. — Тут Ивану возразить было нечего. — И вот что я хочу тебе сказать. Если ты его обидишь…

— Не сестра ты мне боле, не сестра? — попытался свести всё к привычной им шутке Иван, но внутри похолодело — слишком дорожил он своей семьёй, а сестрой — особенно.

— Именно, — серьёзно согласилась Яна. — Так что иди, — она наконец отошла от двери и открыла её, — и хорошенько подумай. А Марата я уже пригласила, он и мне, и Даньке понравился, — хитро улыбнулась она напоследок.

— Пригласила она, — бормотал себе под нос Иван, быстро выбегая из квартиры сестры. — И когда только успела? Сама же сказала, что видела всего полтора раза…

Тихий смех за спиной решил списать на звуковые галлюцинации, потому что ничего смешного сам Иван в этой ситуации не видел.

Хоть он и не был доволен вмешательством сестры в его личную жизнь, но всё же признавал правоту её слов. Стоит ли Марат тех усилий, что Иван собирался потратить на его завоевание? И что ему, Ивану, хочется получить — кратковременную связь или долгие серьёзные отношения?

Звучит-то как — «отношения»! Никогда их у него не было, вполне обходился ничем не обязывающими встречами. Переспали — разбежались. Если понравилось, встретились ещё пару раз к обоюдному удовольствию. Но что-то подсказывало, что с Мариком это не пройдёт. Тут либо всё, либо ничего. «Ничего» Ивана не устраивало. Сам не знал — почему, но чем-то Марат зацепил с первой встречи.

За прошедшую с их знакомства неделю они виделись почти каждый день, но всё на бегу, второпях. То у Ивана неожиданно объявился клиент, и хотелось с ним до праздника обговорить основные детали заказа. То Марат торопился домой, потому что его сестра собиралась куда-то с подругами, а Маришку оставить было не с кем.

Если бы Марат жил отдельно, Иван без зазрения совести напросился бы в гости, но идти в логово к Ларе, чтобы лишний раз подставлять Марика? Нет, нет и ещё раз нет!

Хотел было пригласить Марата к себе, но, осмотрев критичным взглядом квартиру, понял, что прежде чем кого-то приглашать, надо хотя бы поверхностную уборку провести.

Сказано — сделано! Сам не думал, что у него столько лишнего хлама накопилось. Откуда только что взялось? Чистя, моя, выкидывая мусор, обдумывал, как и что будет говорить — кстати сказать, уборка, оказывается, очень способствует процессу мышления. А поговорить им обязательно надо, хватит уже ходить вокруг да около, и так неделю потеряли!

Для разговора Иван затащил Марата в первое попавшееся кафе рядом с его домом. Долго, почти целый день, думал, где бы им поговорить, и решил, что в людном месте правильнее всего — и сам лишнего не скажет, и Марик будет сдерживать эмоции, если что-то пойдёт не так, как Иван задумал.

Но с самого начала все надежды на серьёзный мужской разговор рухнули. Марат сидел скованный, вцепившись в чашку с кофе, и казалось, была бы его воля — нырнул бы под стол.

Время от времени он тайком осматривал кафе, а стоило зазвенеть колокольчику над входной дверью, вздрагивал всем телом и ещё ниже склонялся над столом.

Иван ничего не мог понять, поэтому спросил напрямую, что происходит.

— Это любимое Ларино кафе, — тихо и чуть виновато ответил Марик.

— Ну и что? — всё ещё не мог понять суть проблемы Иван.

— У неё здесь полно знакомых. И если ей скажут, что видели меня здесь с мужчиной…

— То она тебе совсем жизни не даст, — уверенно закончил Иван за него.

— Она хорошая, — встал на защиту сестры тот. — Просто нелегко принять, что твой брат не мужчина.

— Это в каком смысле? — опешил Иван. — Как это — не мужчина?

Марат побледнел, бросил быстрый и затравленный взгляд на Ивана, потом опять осмотрелся вокруг, но ничего не сказал.

— Ты допил кофе? — Марик кивнул и наконец отставил в сторону чашку, которую словно спасительную соломинку сжимал в руке до сих пор. — Тогда пойдём-ка прогуляемся. Смотри, какая красота на улице.

Оба всмотрелись в большое витражное окно, за которым не на шутку разошлась метель.

— Да уж, красота, — усмехнулся Марат.

— То, что нам надо. Вряд ли сейчас много праздно гуляющих. Да даже если они есть, в такой круговерти на нас никто не обратит внимания. И мы поговорим.

— О чём?

— Ты и сам знаешь, о чём! — Иван расплатился по счёту и решительно встал. — Пойдём! — скомандовал он.

Улица их встретила привычной уже прохладой. Мимо пробегали редкие прохожие, по дороге медленной вереницей ехали машины, без конца сигналя друг другу. Ветер пригоршнями бросал снег в лицо и закручивал позёмкой у ног, разгоняя людей по домам.

Пока Иван решал, с чего начать, они с Маратом вышли на центральную площадь, где стояла ёлка. Под порывами ветра она раскачивалась, и в снежной пелене казалось, что дерево танцует, а огоньки гирлянд только усиливали это ощущение.

— А ты загадываешь желание под Новый год? — спросил Марат, с мечтательной улыбкой глядя на лесную красавицу.

— Конечно, — не задумываясь, ответил Иван. — Только они ни разу ещё не сбывались, или сбывались, но не так.

— А если мы загадаем одно на двоих, как думаешь — сбудется?

— Думаю, обязательно сбудется, — кивнул Иван и засмеялся.

— Ты чего? — Марик смотрел на него с подозрением.

— А давай загадаем? Знаешь, чего я хочу?

— Не уверен. Но попробовать можно. Вот и увидим, совпадают ли наши желания, — улыбнулся Марат.

Иван хотел сказать ему, чтобы он почаще улыбался — улыбка делала его моложе и красивее, но промолчал. Вот если… Нет, не если, а когда они будут вместе, он сделает всё, чтобы это выражение счастья не сходило с лица Марика.

— Кстати, Яна просила напомнить, что приглашение в силе и отказа она не потерпит.

— Мне неудобно… — начал было Марат, но Иван его перебил:

— Ничего не знаю! Скажи ещё, что твоя Лара тебя не отпустит.

— Да она только рада будет, — грустно констатировал Марик.

— Тем более!

В тот день они так и не поговорили, по крайней мере, серьёзного разговора не получилось, но у обоих было такое ощущение, что сказали друг другу достаточно. А тридцать первого Иван лично забрал Марата из дома, рассудив, что тот найдёт какую-нибудь отговорку, чтобы не идти к Яне. Но Марик ждал его и, стоило Ивану подъехать, выскочил из подъезда, бережно неся в руках несколько подарочных упаковок.

— Не знаю, понравится ли, — смущённо пробормотал Марат, сгрузив подарки на заднее сиденье.

— Не стоило, — отозвался Иван.

— В гости с пустыми руками не ходят! — вскинулся возмущённо Марик. — Тем более в Новый год!

Иван хотел было сказать, что он рассчитывает на немного другой подарок, но вовремя прикусил язык — не время.

К сестре они приехали, когда уже все гости собрались и нетерпеливо поглядывали на праздничный стол — он поражал обилием яств, что своим аппетитным ароматом возбуждали недюжинный аппетит.

Вручив подарки, Иван повел Марата знакомиться с присутствующими. Поначалу тот чувствовал себя в чужой компании скованно, отвечал скупо и старался лишний раз не привлекать внимания, но очень скоро расслабился — никто на него пренебрежительно не косился, и пальцем никто не тыкал. Даже когда Иван явственно дал всем понять, что к этому мужчине приставать нельзя — он с ним.

Впервые столкнувшись с таким толерантным отношением к себе, Марат растерялся.

— Им что, действительно всё равно, что мы… ну… — шепнул он на ухо рядом стоящему с ним Ивану, не в силах подобрать нужное слово.

— Яна очень тщательно выбирает друзей, — успокоил его Иван. — Сам понимаешь, когда любимый брат — гей… Эй! — воскликнул он, дернувшись от ощутимого щипка за мягкое место и оглянулся.

— Болтун! — заявила стоявшая за его спиной Яна, помимо воли вгоняя гостя в краску. — За стол садитесь.

Дважды повторять не пришлось. Иван усадил Марата рядом с Данькой, сам же занял место с другого бока, убив этим сразу двух зайцев: во-первых, в обществе ребёнка гостю будет привычнее и комфортнее, а во-вторых, так он мог пресечь любую попытку флирта со стороны присутствующих дам. И пусть со стороны это выглядит глупо — плевать! Иван своим делиться не собирался.

За весельем и разговорами время пролетело незаметно, и вот на часах уже почти двенадцать. Все дружно засуетились, и под шумок Иван утянул Марата в коридор. В комнате с экрана телевизора поздравлял страну с Новым годом Президент, весело переговаривались и смеялись гости, а в темноте коридора целовались двое мужчин.

— Ну как, исполнилось? — спросил Иван, оторвавшись от губ Марата, когда послышался первый удар курантов.

— Исполнилось, — серьёзно ответил Марик и потянулся к Ивану, чтобы продолжить начатое.

— Вань, Марик, ну где вы там? — послышался крик Яны. — Самое время желание загадывать!

— Ну что, ещё одно? — ухмыльнулся Иван.

— На двоих! — согласился с ним Марат, ведь всем известно, что загаданное под Новый год — обязательно сбудется.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд