Поиск
Обновления

18 августа 2019 обновлены ориджиналы:

08:43   Тьма на тьму

17 августа 2019 обновлены ориджиналы:

07:03   Злато

16 августа 2019 обновлены ориджиналы:

03:44   Русская рулетка

15 августа 2019 обновлены ориджиналы:

21:21   Все твои раны

07:42   Естественно

все ориджиналы

Два кота и одна свадьба  

Жанры:
Повседневность, Слэш (яой), Флафф
Герои:
Парни, мужчины
Место:
Россия
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Paulana
Размер:
мини, написано 25 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
19.04.2019 17:17
Описание

— Ладно, говорите адрес, — выдохнул Валька, наглядно убедившись, что действительно нашёлся хозяин. Кот, только заслышав голос, упёрся передними лапами в Валькины коленки и потянулся к телефону, издавая какие-то странные квакающие звуки.

Комментарий автора

Пульхерий http://photoshare.ru/photo14790464.html

Обложка от Betina)))

https://m.vk.com/photo247369658_456 239 360

И ещё одна обложка от Swetairis

https://vk.com/albums387009653?z=photo387009653_456 239 817%2Fphotos387009653

Девочки, спасибо огромное! Я вас обожаю!))))

Объем работы 44 594 символа, т.е. 25 машинописных страниц

Средний размер главы 44 594 символа, т.е. 25 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 19.04.2019 17:17

Пользователи: 1 хотите почитать, 4 прочитали

 

Валька чуть не плакал. Всё, абсолютно всё против него сегодня! Утром, не услышав будильник, благополучно проспал на работу и получил выговор. А ещё невзлюбившая почему-то парня кадровичка заявила, что премии ему не видать как своих ушей. Проехалась, так сказать, по больному — Валентин всю жизнь комплексовал из-за этих лопушистых органов слуха. А до этого по нему прошёлся когтями Пулька, когда Валя, бегая по квартире в поиске чистых носков, нечаянно наступил ему на хвост. Мстительная кошачья морда!

Про перепутанные договоры, отказавшийся работать в самый ответственный момент принтер и прочие мелкие неприятности, сопровождавшие сегодня Вальку целый день, и вспоминать не хотелось. Но и это ещё не всё!

Почти у дома на пути Валентина встретился старый враг, незаметно перебравшийся в стан приятелей, — Димка Васнецов. Как всегда, навеселе и со стратегическими запасами пива в потрёпанном рюкзаке. Пришлось составить ему компанию и выслушать уже набившую оскомину историю о его несчастной и безответной любви к Верке из восьмого дома.

— Ну чё она, а, Валёк? Чё ей надо? Я же… Ну ты же знаешь, какой я! — ныл Димон, опустошая очередную банку.

Конечно, Валька знал, какой он, — не раз и не два в школьные годы становился жертвой убойного Димкиного внимания, пока однажды тот не сломал ему руку. Не специально, просто толкнул неудачно, а Валька, не удержавшись на краю лестницы, скатился вниз. Васнецов, кажется, испугался больше Вальки — сам вызвал школьного медика, сам сбегал к Вале домой, чтобы предупредить бабуль, и сам же поехал с ним в травмпункт. С тех пор Димка стал его личным охранником и тем самым приятелем, без которого Валёк вполне мог бы и обойтись, как ему казалось. Но именно Димка поддержал Валю, когда одна за другой ушли бабушки и парень остался совсем один. И именно Димка притащил ему маленький пищащий комочек и вручил со словами: «Ну ты это… того… Я там, короче, у пацанвы** отобрал… Тебе надо… Только он блохастый, наверное…» Не дипломат Васнецов, это да, разговаривать никогда особо не умел, но в тот момент это были самые нужные слова. Так в опустевшей квартире вместе с Валентином поселился Пульхерий, а попросту Пулька — пушистая зловредная зараза…

…которая сейчас утробно завывала по ту сторону двери, требуя непонятно чего, пока Валька растерянно топтался в подъезде перед собственной квартирой, не решаясь сделать ни шагу. Потому что на коврике перед дверью сидел огромный кот, раза в два, а то и в три больше откормленного Пульхерия, и угрожающе урчал на хозяина дома.

— Ты кто такой? Откуда взялся? — Валя прикрылся сумкой и попытался приблизиться к родной двери.

Кот, сверкнув на него жёлтыми глазами, заурчал громче и замотал хвостом из стороны в сторону — плохой признак, очень плохой. Пулька тоже так делал, когда злился, а потом сразу кидался с когтями. У этого монстра когти-то побольше Пулькиных будут, поди, располосует так, что мало не покажется.

— Ну ладно, ладно, успокойся, — примирительно пробормотал Валька и сделал шаг назад. Незванный гость стал урчать потише, зато Пульхерий за дверью прибавил оборотов. — Димку, что ли, позвать? — задумчиво спросил Валёк пустоту. — Не, потом и его не выгонишь, придётся опять про Верку слушать. Слушай, — опять обратился он к коту, — давай договоримся — ты подпускаешь меня к двери, а я тебя за это покормлю, а?

Кот наклонил голову, словно задумался над предложением, и, видимо, посчитав его приемлемым, поднялся на все четыре лапы и отошёл в сторону. В другой раз Валька бы восхитился понятливостью животного, но сейчас просто обрадовался, что путь наконец-то свободен, и совсем не ожидал, что кот нырнёт в открывшуюся дверь вперёд него.

Пульхерий при виде незнакомого сородича выгнул спину дугой и угрожающе зашипел, предварительно отпрыгнув подальше. Гость не обратил на него практически никакого внимания: просочившись в квартиру, стал её обследовать, словно собирался провести тут остаток своей кошачьей жизни. Пулька, всё так же шипя и пыжась, преследовал его, задрав пушистый хвост в боевой стойке и передвигаясь боком по странной кривой траектории.

Валя, наблюдавший этот кошачий кордебалет, решил, что за пару минут ничего страшного не случится, и рванул в туалет избавляться от накопившейся жидкости. Насладиться кайфом ему не позволил грохот, и Валька, на ходу натягивая штаны, рванул из туалета, уверенный, что его вредному, но любимому Пульке требуется помощь.

Влетев в полутёмный зал, он застыл посреди комнаты, не веря своим глазам. Вторгнувшийся в их с Пулькой жилище кошачий захватчик удобно расположился на подоконнике, а предатель Пульхерий уже не шипел, а обнюхивал своего сородича вполне мирно. И Валька даже знал, откуда такая внезапная перемена в его поведении — на полу валялись осколки цветочного горшка, на который Пулька уже давно точил зуб, но был нещадно бит за каждую попытку от него избавиться. Не то чтобы Вале был дорог цветок, росший в нём — тот чахлый кустик и цветком-то назвать было стыдно, — просто он привык к нему, а с привычными вещами всегда трудно расставаться.

— Ну и ладно, — пробормотал Валя, — он мне и самому не очень нравился. — Ругать постороннего кота, а тем более кинуть в него чем-нибудь, как в Пульку, ему не позволили совесть и законы гостеприимства. — Пойдёмте жрать, лохматые, — позвал он и отправился на кухню.

Если котам можно было открыть по баночке кошачьего корма — а нет, гостю одной будет явно маловато! — то себе надо было ещё что-то приготовить. В морозилке лежали пельмени, и не какие-то там магазинные, а собственноручно слепленные, но их же нужно варить, а он что-то совсем устал и расклеился.

Звать котов дважды не пришлось, они явились на кухню вслед за Валентином — Пулька гордо вышагивал впереди, показывая, кто здесь настоящий хозяин, а за ним спокойно шёл гость. Валя открыл им корм и поставил баночки в разные углы — не хватало ему ещё кошачих разборок для полного счастья. Подумав немного, решил, что сегодня обойдётся бутербродами и чаем, а завтра обязательно приготовит чего-нибудь горячего и жидкого.

Пулька, как всегда, ел будто нехотя, а вот второй кот подмёл всё за несколько секунд, Валёк даже испугался — не стало бы ему потом плохо. Он осторожно протянул руку и, не встретив сопротивления, погладил кота по голове.

— Что, оголодал, да? Да ты домашний! — воскликнул Валя, увидев ранее не замеченный ошейник. — Ну-ка, иди сюда, давай посмотрим, может, и хозяина твоего быстренько найдём.

Но кот, только что благосклонно терпевший поглаживания, недовольно заурчал, стоило потянуться к кожаной полоске у него на шее, и Валя одёрнул руку.

— Ну всё-всё, не буду я трогать. Что же нам с тобой делать-то? Тебя ищут, наверное. Пулька, а ты что думаешь?

Пульхерий ни о чём не думал, не до того ему было — наевшись, он намывал лапой свою наглую, но симпатичную кошачью морду. Проблемы хозяина его не волновали, он уже убедился, что выгонять и менять на другого питомца его никто не собирается, а здоровый кот совсем не страшный и угрозы ему не представляет.

— Ладно, — вздохнул Валентин, — завтра будем думать…

Уже засыпая, Валька вдруг вспомнил одну очень важную вещь, а вспомнив, понадеялся, что их гость приучен к лотку, иначе завтрашнее утро будет ещё фееричнее сегодняшнего.

Теперь, когда в его доме появился ещё один кот, Валя перестал просыпать на работу. Кот — имя ему Валька давать не стал — будил его за пять минут до того, как должен был сработать будильник. Просто запрыгивал на него и топтался, пока Валентин не выползал из-под одеяла. Надолго его не хватало — попробуй выдержи огромную кошачью тушу, расхаживающую по тебе словно по аллее, ещё и когти выпускающую, если пытаешься отмахнуться, не очень сильно, но чувствительно.

Кот оказался вполне воспитанной особью, привычной к домашней жизни. В этом-то Валя как раз и не сомневался. Наверное, его хозяин места себе не находит. Вот он бы очень переживал, если бы Пулька вдруг пропал, а тут не просто кот, а породистый, мейн-кун — Валька всё о них в интернете нашёл. Тут уже разговор не просто о чувствах хозяина к питомцу, тут ещё и деньги огромные. Не дай Бог, обвинят его в воровстве, и Вале до конца жизни не рассчитаться, а то ещё и в тюрьму посадят. И будет он отбывать срок как кошкокрад. Нет-нет, надо как-то найти хозяина и вернуть ему потерянное сокровище. Только как это сделать, Валька не имел ни малейшего понятия.

Выход подсказал Димка, выловив Валентина в очередной раз.

— Да ты меня совсем не слушаешь! — обиженно заявил он, когда Валька согласно угукнул на его слова. Не слушал, да, не до того. — Эй, ты чего такой? Проблемы, да? Опять урода какого-нибудь встретил?

Спросил он не просто так, Димка, пожалуй, единственный, кто знал Валькин секрет — то, что ему нравятся парни.

Первая Валентинова любовь, как и положено, была трудная и несчастная. Во-первых, потому что Валька окончательно понял, какой он неправильный. Во-вторых, потому что предмет влюблённости даже и не догадывался о его чувствах. Ну и в-третьих, потому что не с кем было поделиться своей бедой. Даже бабулям он тогда ничего не сказал, хотя они и заметили, что с внуком что-то не так. Валя справедливо предположил, что лучше старушкам не знать о его ориентации, как чувствовал, что недолго им осталось, а его весть вполне могла бы ускорить их уход.

А вот от Димки отмахнуться не получилось, тот прилип как репей, пока Валя не решил: будь что будет, не убьёт же Васнецов его в самом деле, ну, поколотит — так Вале не привыкать. Димка удивил: морду бить не стал, выслушал внимательно, ещё и пивом напоил.

— Ты же не в меня влюбился? Нет? — только и спросил он, а потом, оправдываясь, добавил: — Я Верку люблю, ты же знаешь…

Валя долго смеялся тогда, уткнувшись Димке в плечо и пряча слёзы, и уверял напуганного приятеля, что тот может быть абсолютно спокоен — не в Валькином он вкусе. И признался, что нравится ему согруппник, но там совсем никаких шансов.

— Хочешь, рыло ему начищу? — спросил Димка, когда провожал Вальку домой.

— Зачем? — удивился тот.

— А просто так, чтобы он не такой красивый был. Тогда ты его разлюбишь, и всё нормально будет.

— Не надо. Он же не виноват, что я урод, а тебя в ментовку заберут.

— Ты не урод, — возмутился Димка. — Но только ты в меня не это…

— Не буду, — пообещал Валька.

С того дня их приятельство перешло на новый уровень, и теперь Димка уже на правах друга жаловался Вале на свою несчастную долю.

— Ну так чё там у тебя? — Васнецов дёрнул задумавшегося Вальку за рукав. — Влюбился?

— Нет, — поспешил успокоить его Валя. — Кот у меня…

— Пулька, что ли?

— Да нет, другой кот.

— А откуда у тебя другой кот? — ревниво спросил Васнецов, видимо, решив, что котов Вальке может только он дарить.

— Пришёл.

— Сам?

— Сам, — вздохнул Валя. — И теперь я не знаю, где его хозяина искать.

— Оставь себе, — предложил Димка.

— Нельзя, Дим. Он породистый, дорогущий, наверное.

— Ну продай тогда, чё! — Димка всё ещё не понимал, в чём проблема.

— Да ты что! — возмутился Валя. — Он же чужой!

— Ну это… Объявление напиши, что ли…

— Димка, да ты гений! — прервал приятеля Валька и ринулся домой. Вот ведь тупица! Элементарно же!

— Эй, я с тобой, — бросился вслед за ним Васнецов. — Пульку проведаю, а потом клеить помогу. Может, Верка увидит… — мечтательно закончил он. Какая связь между объявлениями и Веркой, Валя не понял, но возражать не стал — помощь ему и правда не помешает.

— Зверюга! — уважительно заметил Димка, стоило ему увидеть Кота.

— Надо его сфотографировать, — решил Валя, — чтобы хозяин понял, что это его кот.

Одно дело решить, и совсем другое — сделать. Нет, Кот был совсем не против, наоборот, развалился на полюбившемся подоконнике, позируя. Но объяснить Пульхерию, что его морда на фото — лишняя, никак не получалось. В итоге пришлось делать двойной портрет.

— На память останется, — махнул рукой Валька, но в объявлении уточнил, что белый кот — его.

— Слышь, а как ты узнаешь, что это точно хозяин, а не левый ханурик? — спросил Димка, когда они расклеивали объявления по соседским дворам.

— Не знаю, Дим, разберёмся как-нибудь, — пожал плечами Валёк.

— Васнецов! — вдруг раздалось за их спинами. — Ты опять?..

Парни дружно развернулись, и Димка расплылся в улыбке.

— А мы тут это… Ну… Вот…

— Объявления мы расклеиваем, Вер. Димка мне помогает, — пришёл на помощь приятелю Валя. — Кот у меня…

— Потерялся? — участливо спросила девушка, взглянув на Димку уже другими глазами.

— Нет, нашёлся. Не мой кот, Вер, чужой. Ты, кстати, не знаешь, ни у кого не убегал?

— Он здоровый, — вступил в разговор Димка. — Кабан такой, ты бы видела! Этот, как его… Валь?

— Мейн-кун.

— Нет, не слышала. А давайте я вам помогу? Втроём быстрее управимся, — предложила девушка, а Димка посмотрел на Вальку такими глазами, что тот готов был отпечатать ещё одну партию объявлений, чтобы помочь ему.

Звонить начали ближе к обеду, причём большинство из звонивших утверждали, что они настоящие хозяева Пульхерия. Поначалу Валентин вежливо отвечал, что это его и только его кот, потом еле сдерживался, чтобы не обматерить очередного псевдохозяина и, в конце концов, просто стал сбрасывать звонок, стоило услышать: «Белый — это мой/наш потерянный любимец».

Поэтому, когда поздно вечером раздался звонок, Валя почти рявкнул в трубку:

— Слушаю!

— Это вы нашли кота? — спросил довольно приятный мужской голос.

— Скорее, это он меня нашёл, — усмехнулся Валька.

— А вы не могли бы его описать? — попросили на том конце трубки.

— Я же фотографию сделал, — удивился Валя. — Не рассмотрели, что ли?

— Понимаете, я фото не видел. Мне соседка сказала про объявление, а вот отклеить его не смогла — вы на совесть приклеили.

— Ну, он серый, пушистый, — начал описывать Валька, — кисточки на ушах, как у рыси, только маленькие. Ещё он спокойный и умный. — Кот согласно рыкнул, спрыгнув с подоконника и подойдя к Вальке.

— А ошейник у него есть? — спросил мужчина.

— Есть, — подтвердил Валька. — Только он мне не даёт к нему прикасаться.

— Белька! — радостно выдохнул его собеседник.

— А может, не он! — заупрямился Валентин. — Вы же его не видите.

— Мой, мой, — чувствовалось, что мужчина улыбается. — Как вас зовут? — поинтересовался он.

— Валя. Валентин.

— Валентин, а вы не могли бы привести его ко мне. Я заплачу, вы не думайте!

— Вот ещё! — не сдавался Валька. — Приходите сами, чтобы я убедился, что кот ваш. И как это я его приведу? Он же не собака, его на поводок не посадишь!

— Да не могу я прийти, у меня нога в гипсе, мне так ещё недели три ходить!

И тут Вальке пришла в голову мысль. Нет, не так. МЫСЛЬ! Он включил на телефоне громкую связь и попросил:

— Скажите что-нибудь.

— Что сказать? — не понял собеседник.

— Ну, позовите его, что ли…

— Белька, маленький, ты как сбежать умудрился, зараза?

— Ладно, говорите адрес, — выдохнул Валька, наглядно убедившись, что действительно нашёлся хозяин. Кот, только заслышав голос, упёрся передними лапами в Валькины коленки и потянулся к телефону, издавая какие-то странные квакающие звуки.

Хозяин Кота жил недалеко — в новой двенадцатиэтажке, совсем недавно заселённой. Валя слышал, что квартиры там стоили бешеных денег, поэтому дом сразу обозвали мажорным. Ясное дело, что тот, кто там проживал, запросто мог позволить себе завести такого питомца, как Кот. Теперь бы ещё придумать, каким образом доставить его до места. У Вальки была переноска, в ней он носил Пульхерия к ветеринару, но Кот, то есть Белька (вот ведь имечко!) туда не поместится, можно даже и не пытаться. А им придётся через довольно оживлённую дорогу переходить… Что же делать?

И опять на помощь пришёл Димка.

— На машине отвезём, — сказал он.

— А машину где возьмём?

— Не ссы, прорвёмся! — успокоил приятель. — Веру попросим.

— У Веры есть машина? — удивился Валька.

— У неё нет, а у её отца есть. А у Веры есть права, — с гордостью ответил Димка.

«Это что, Кот и правда помог Димке наконец добиться Вериного расположения?! — подумал Валя. — Ну и ну! Мне бы так…»

Вера с радостью согласилась помочь и сказала, что отец совсем не будет против дать ей машину, но придётся подождать до выходных. Валя сразу же позвонил по сохранённому номеру и предупредил, что операция по возвращению кота немного затягивается, заодно узнал и имя котовладельца — накануне тот, видимо, от радости, забыл представиться.

Константин — Валька решил, что так и должны звать обладателя глубокого, чуть хрипловатого голоса, который ему понравился. Интересно, а это реально — влюбиться в человека, только услышав его голос? Судя по Валькиной реакции — да. Может, и не совсем влюбился, но уже где-то рядом с этим, очень рядом.

В субботу в Валькиной квартире царило непривычное оживление. Довольно просторная для него и Пульки, она вдруг стала тесной, а всего-то пришли Димка и Вера. Коты тоже вели себя необычно. Белька с раннего утра занял место у двери и не сходил с него, а Пульхерий носился по квартире, заглядывая всем в глаза и возмущённо мявкая. В конце концов, Белька, не выдержав, просто прижал его лапой к полу, когда Пулька в очередной раз пробегал мимо него.

— Смешно так, — заметила Вера, глядя на котов. — Они такие разные, а имена у них похожи.

— Точняк, — согласился с ней Димон, — Пулька и Белька. Это судьба! — и он тихонько сжал Верину ладошку.

Валя торопливо отвернулся, чтобы не выдать свою зависть. Нет, он очень рад был за Димку, честное слово, но теперь совсем один останется, хоть и раздражал тот его раньше своим нытьём. Видимо, не так уж и равнодушна была к нему Вера, вон какой взгляд. Вальке тоже хотелось, чтобы на него так смотрели.

Пульхерия пришлось закрыть в спальне — он никак не хотел отпускать своего нового друга, устроив в квартире шумовое шоу. Кот грустно проурчал ему что-то через закрытую дверь, и Пулька взвыл ещё громче.

— Ну всё, попёрли, — решительно сказал Димка и поднялся.

Валька чуть не плакал — за неделю с небольшим он тоже привык к своему квартиранту, отдавать его уже не хотелось. Кот словно уловил его эмоции и потёрся о ноги, заглядывая в глаза.

— Что, не терпится домой вернуться? — спросил его Валька. — Ну пойдём тогда.

— Валёк, может, с тобой пойти? — спросил Димка, когда они подъехали к дому, где жил Константин.

— Мы лучше тут подождём, — предложила Вера. — Вдруг это не хозя…

Она не успела договорить, а кот, выскочив из машины, кинулся к одному из подъездов.

— Думаю, не стоит нас ждать, — сказал Валя и бросился вслед за животным. — Я потом отзвонюсь, — крикнул он на ходу.

Валентину даже звонить не пришлось снизу — как раз выходил один из жильцов, и Кот рванул в подъезд, чуть не сбив его с ног. Валька, извинившись, рванул за ним. Мужчина что-то прокричал ему в спину, но парню уже было не до него — перескакивая через ступеньки, он поднимался по лестнице вслед за Белькой. Остановились они на седьмом этаже, и кот уверенно подошёл к одной из четырёх квартир, Вальке даже на номер смотреть не нужно было.

Дверь распахнулась, словно Константин ждал под ней. Валя не успел рассмотреть хозяина, а кот уже ринулся внутрь.

— Соскучился, скотина? — Голос Валька узнал сразу. — Не будешь больше сбегать! Здравствуйте, Валентин! — Наконец и его заметили. — Проходите, не стойте за порогом.

— Пойду я, наверное, — неуверенно пробормотал Валька. — Не буду вам мешать.

— Да вы что! — Константин, отодвинув костылём кота чуть в сторону, проковылял к порогу и втянул Вальку в просторный коридор. — Я обязан напоить вас чаем!

Валя наконец-то смог рассмотреть Константина и пропал — перед ним на костылях стояла его ожившая мечта. Если бы Вальку попросили описать Константина, он бы обошёлся всего двумя словами — ужасно красивый. Против такого образчика мужской красоты у него не было никаких шансов, потому что если и было в самом Вальке что выдающееся, то только уши — довольно сомнительное достоинство.

Пока Валя пил чай, Константин и Кот — не поворачивался у Вальки язык назвать его Белькой — радовались встрече. Когда мужчина стал почёсывать кота под ошейником, Валентин заметил:

— А мне даже посмотреть не давал.

— Да? — удивился Константин. Сняв с животного кожаный ремешок, пробормотал: — Странно, а я и не заметил сразу…

— Что такое? — поинтересовался Валя.

— Я ему капсулу на ошейник крепил со своим телефоном, а сейчас её нет.

— Может, зацепился где и потерял, — предположил парень.

— Может, — не очень уверенно согласился с ним Константин и задумался, став ещё привлекательней в Валькиных глазах. Пора было уносить ноги, хотя это вряд ли поможет — похоже, хозяин Кота место в непослушном Валькином сердце уже занял.

Прощаясь, он, ни на что не надеясь, предложил:

— Если помощь будет нужна, звоните. Телефон мой знаете.

— У меня помощница приходит через день, — разочаровал его Константин, однако тут же добавил: — Но если вдруг что, обязательно позвоню.

Валька, конечно, не верил, что Константин позвонит, но мечтать ему никто не мог запретить. А погрузившись в мечты, он не сразу заметил, что с Пульхерием творится что-то неладное. Кот не ждал его привычно под дверью, не орал, почти не ел и всё время лежал на подоконнике. Наглая морда уже не выглядела наглой, шерсть потускнела и как будто потеряла пушистость, а глаза стали тусклые и грустные. Когда Валентин увидел перемены в любимце, немедленно понёс его к ветеринару. Тот только руками развёл.

— Он здоров, по крайней мере, я ничего не нахожу. Вы его не оставляли никому? Очень похоже, что он тоскует. У животных такое бывает.

— И что же мне делать? — спросил Валентин, прижимая кота к себе. Пулька безвольно повис в хозяйских руках.

— Ждать. Это пройдёт. Наверное.

В общем, поход к врачу не принёс облегчения, а только ещё больше расстроил.

Вечером того же дня позвонил Константин и пригласил Валю в гости.

— Бель странный какой-то, — сказал он, словно оправдываясь. — Думаю, он скучает.

— А можно я не один приду? — встрепенулся Валька — вот оно! Пулька действительно тоскует — по своему другу.

— Да, конечно, — согласился Константин, а Валя не стал уточнять, что принесёт с собой кота.

Сказать, что Константин был удивлён, увидев в руках у Валентина переноску, значит, не сказать ничего. Однако он молча пропустил парня в квартиру и с интересом стал наблюдать за происходящим.

Стоило Вальке поставить переноску на пол, к ней тут же подошёл Бель и стал принюхиваться. Из пластмассового ящика раздался радостный вой, и Пульхерий стал царапать стенки, требуя немедленно выпустить его из заточения. Валька едва успел открыть дверку, а кот, оправдывая своё прозвище, пулей метнулся к своему другу и начал тереться об него всем телом.

— Надо же, — хохотнул Константин. — А говорят коты дружить не умеют. Ну, пусть порадуются, а мы пойдём на кухне пообщаемся. Я тебя хотел кое о чём спросить… Ничего, что я на ты?

— Я не против, — разрешил Валя.

— Тут такое дело, — уже на кухне продолжил мужчина. — А где Белькин поводок?

— Какой поводок? — удивился Валька. — Не было никакого поводка! Или вы думаете, что я его прикарманил?

— Валь, спокойно, — остановил Константин поток Валькиного возмущения. — Я только спросил. Но теперь мне всё становится ясно. И, наверное, я всё-таки воспользуюсь твоим предложением.

— К-каким предложением? — спросил окончательно запутавшийся Валентин и дёрнулся к двери. Симпатия симпатией, а он этого мужика совсем не знает, а у него оружие — костыли. Мало ли…

— О помощи. Да сядь ты! — в голосе Константина прорезались командные нотки, и Валька испуганно плюхнулся на стул. — Думаю, тебе надо кое-что объяснить, — сказал он уже спокойно, и Валя согласно кивнул, мол, надо, да. — Мы с Белькой любим гулять в парке, а из-за этого, — Константин постучал костылём по гипсу, — я теперь не могу с ним выйти. Вот и попросил Тамару, мою помощницу, выгуливать Беля.

— Дурацкое имя, — не выдержав, фыркнул Валька. — Совсем ему не подходит.

— По документам он Бельфагор, — улыбнулся Константин. Валька передёрнул плечами — это имя нравилось ему ещё меньше. — Только оно ему не подходит, — словно прочитав его мысли, продолжил мужчина. — Бельфагором звали чёрта у Макиавелли*, а Белька у меня совсем не такой.

— Я его просто Кот звал, — сказал Валька и тут же спросил: — Так что там с прогулками?

— Кот — это скучно. А с прогулками… Тамара в тот день первый раз с ним вышла. А я, как на грех, не мог найти его шлейку, пришлось поводок к ошейнику цеплять. Вернулась она часа через полтора, расстроенная и чуть не плача. Сказала, что Белька рванул за птицей, а она не смогла его удержать, мол, побоялась, что задушит, и выпустила поводок из рук.

— Не было поводка! — опять возмутился Валя.

— Да я тебе верю, — успокоил его Константин. — И ей я поверил, но теперь у меня появились сомнения. Во-первых, Белька со мной всегда на птиц спокойно реагировал. Во-вторых, бесследно пропавшие поводок и капсула. И в-третьих, Тамара не могла не увидеть твоё объявление, однако и слова мне не сказала. От соседки узнал о нём, она же мне и номер твоего телефона переписала.

— Думаете, она его специально «потеряла»? Зачем? Ей-то что с этого?

— Не знаю, Валь, но обязательно спрошу. И давай ты ко мне тоже на ты, хорошо?

Валька согласно улыбнулся — конечно, он не против!

Как позже рассказал Константин, его верная, как он считал, домработница поддалась соблазну.

— Бес попутал, — каялась она, плача и прося прощения. — Она мне такие деньжища предлагала, такие деньжища…

«Она» — это новая соседка, пару месяцев назад заселившаяся в их подъезд. Костя не обращал на неё внимания, а вот дама очень быстро положила на него глаз. Одинокий, не старый, обеспеченный — отличная кандидатура на роль если не мужа, то любовника. Но было одно «но» — Бельфагор. Он почему-то сразу невзлюбил женщину и, стоило им случайно столкнуться у подъезда или в парке, шипел и рычал на неё. Та решила устранить препятствие, мешающее ей добраться до Константина, и она привлекла в сообщницы Тамару, заплатив ей приличную сумму.

Тамара, давно мечтавшая помочь хозяину устроить личную жизнь («Так и останется бобылём, только своего зверюгу и любит!»), даже и без денег готова была пойти на «преступление». Шлейку припрятала заранее, чтобы замести следы и объяснения выглядели правдоподобно. Костя очень сильно сомневался, что женщина придумала этот план сама, но выяснять не стал, только спросил:

— Тамара, а если бы он погиб? Неужели вам его жалко не было?

— Да что бы с ним сделалось! Он же вон какой, обязательно подобрал бы кто-нибудь! — И в этих её словах тоже явно чувствовалось чужое влияние.

В общем, Костя не стал дальше слушать женщину и распрощался с ней, но всё же в память о годах безупречной работы помог устроиться в офис к знакомому. Уборщицей. Пусть там теперь попробует интриги плести.

Валентина не интересовало, как теперь живётся Тамаре после тёплого и, чего уж там, сытного места у Кости на хозяйстве, и ему совсем не жалко было потерявшую работу женщину — сама виновата! Предавший раз — предаст опять. Уж это он усвоил очень рано. А прощение запросто может привести к трагедии. Пример — его родители. Отец, то уходивший от мамы, то возвращавшийся, и мама, прощавшая его раз за разом. Никому хорошо от этого не было, даже старшая бабуля — мать отца — осуждала беспутного сына и бесхарактерную сноху. В один непрекрасный день родители, ехавшие с дачи, устроили очередные разборки в машине, отец не справился с управлением, и десятилетний Валя остался сиротой. Страшно представить, как бы сложилась Валькина жизнь, если бы не бабули. Воспоминания о почивших любимых родственницах кольнули застарелой болью.

Поэтому Валя совсем не осуждал Константина и считал, что тот поступил правильно. Предательство, пусть и такое мелкое, должно быть наказано! Зато теперь он мог видеть Костю почти каждый день, а на выходные они с Пулькой прочно обосновывались у него в квартире: мужчине просто необходима была помощь, а Вале… А Валя уже увяз окончательно в своей влюблённости.

Сегодня Валентин возвращался домой грустный — Константину на следующей неделе должны снять гипс, и тогда ему Валькина помощь уже будет не нужна. Потом у него начнётся своя жизнь, и всё закончится, даже не начавшись. Валя не питал иллюзий — даже если бы Костя был геем, вряд ли бы он обратил своё внимание на него. Валька простой менеджер в небольшой фирме, у Кости своё дело. Валька красотой не блистал, ещё и уши эти, Костя же был идеальным с головы до ног.

— Никаких шансов, — вздохнул Валька, подходя к дому.

— Ты чего бормочешь? — Валька испуганно оглянулся и не сразу узнал Димона. — И где тебя носит? Я уже час тебя жду!

— Мог бы и позвонить, — огрызнулся Валя. — А тебя и не узнать, — тут же улыбнулся он.

— Здорово, да? Это всё Вера! — гордо ответил Димка.

— Здорово, — согласился Валька. — А зачем ждал-то?

— Мы с Верой заявление подали, решили, что ты должен быть свидетелем.

— Ого! Быстро вы. Поздравляю! — искренне обрадовался Валя. — Только, Дим, думаю, тебе надо другого свидетеля поискать, я же…

— Ты мой друг! — перебил его будущий молодожён. — Если бы не ты… Кароч, ничего не знаю! Готовься, быть тебе моим дружком. И это… Если захочешь кого с собой привести, так мы с Веркой совсем не против.

— Некого приводить, — грустно ответил Валя.

— А ну-ка, посмотри на меня. Опять влюбился? — Валька обречённо кивнул. — А он чего? Хочешь я ему рыло начищу?

— Да что ты всё рыло да рыло! — взвился Валентин. — Не знает он ничего, другом меня считает. Прям как ты.

— Так скажи ему. Не спросишь — не узнаешь, — не унимался Димка. — А если обидит тебя, ты только скажи!

— Чтобы ты ему рыло начистил? — грустно засмеялся Валька

— Ага, — согласился Димка, широко улыбнувшись. — Кароч, звони и не теряйся. И к свадьбе готовься!

Гипс Косте сняли, но, к Валькиной радости, видеться реже они не стали. Он попытался сократить свои с Пулькой визиты в Костину квартиру, но не смог выстоять против трёх обиженных морд. Ну хорошо, двух морд и одного лица. Костя ещё и пригрозил, что если Валька будет маяться дурью, то он возьмёт Пульхерия в заложники. Пушистая сволочь… Две пушистые сволочи поддержали его, игнорируя Вальку весь вечер. А он впервые подумал, может, всё-таки есть у него малюсенький шанс? Как там Димка сказал? Не спросишь — не узнаешь?

Как только смог самостоятельно выходить из дома, первым делом Константин купил две шлейки, побольше для Бельки и поменьше для Пульхерия, и два тонких, но прочных поводка, и теперь почти каждый вечер они выходили на прогулку в соседний парк.

Не сказать, что Валька от этой идеи был в восторге, но он никогда не умел говорить нет, а уж отказать Константину… Он попытался было сказать, что выглядеть они будут смешно, ладно бы с собаками прогуливались, но Костя пресёк возражения, сказав, что к ним с Бельфагором в парке уже давно привыкли и никто в их сторону и не посмотрит. В итоге оказался прав Валька.

Первый их выход получился феерически-провальным. Нет, идущие впереди Константин с Белем выглядели вполне солидно, и на них действительно не особо кто реагировал. Зато над Валькой ржали не стесняясь. Ещё бы! Привыкший к квартире, Пульхерий на улице растерял всю свою наглость, превратившись в безвольный пуховый мешок, который Валентину пришлось тащить за собой на поводке — идти кот отказывался напрочь, упав на пузо и жалобно мяукая. Валя хотел уже взять Пульку на руки, но Костя остановил его.

— Пусть привыкает, — сказал он. — А то так и будешь его волочить.

— А может, и не надо привыкать? — робко спросил Валька, с состраданием глядя на своего питомца. Мало того что кот испытывает стресс от незнакомой и пугающей обстановки, так его же потом ещё и мыть придётся, а Пулька этого жуть как не любил.

— Надо! — уверенно ответил Константин. — Котам нужна свобода, хотя бы относительная. Он у тебя и так целыми днями сидит в четырёх стенах да птичек в окне разглядывает. Разжирел вон как!

Пулька возмущённо взвыл — что за грязные инсинуации! Вовсе он не жирный, а в меру упитанный! Ещё и лохматость у него повышенная — так это и не недостаток вовсе, а предмет особой гордости его и хозяина!

От обиды Пульхерий поднялся на лапы и дальше пошёл сам, правда, прижимаясь к земле.

— У меня друг женится, — ни с того ни с сего ляпнул Валька.

— Здорово, — спокойно ответил Костя, а сразу спросил: — А ты не собираешься?

— Я… — Валентин растерялся. Вот он шанс, про который говорил Димон. — А ты?

— Тебе никогда не говорили, что отвечать вопросом на вопрос — неприлично? — улыбнулся Костя.

— Говорили. Бабули. Но ты же тоже не ответил, а спросил! — заметил Валя.

— Ишь ты! Ладно, уел. Пойдём-ка присядем, — кивнул Костя на свободную лавочку. — Нога устала.

Они устроились на лавочке, Костя отцепил поводок от шлейки, позволяя Бельке порезвиться на траве, Пульхерий же запрыгнул к Вале на колени и с них наблюдал за другом, не решаясь присоединиться.

— Не сбежит? — спросил Валя, кивнув на развалившегося на земле кота.

— Нет. Я потому и заподозрил неладное, когда он от Тамары сбежал. Ну так что там с твоей женитьбой? — резко сменил тему Костя.

— Не собираюсь. И никогда не женюсь, — вздохнув, ответил Валя.

— Про никогда — это ты, брат, загнул! Никогда не говори никогда! Встретишь ещё…

— Встретил уже, — буркнул Валя, перебив Костю.

— Неужели невеста твоего друга?!

Выражение лица Кости было непередаваемым, и Валя, не выдержав, засмеялся.

— Нет, — замотал он головой. — Не он… То есть не она! — испуганно поправил сам себя.

— А что, может и «он» быть? — Вальке показалось, что Костя мурлыкнул, но этого не могло быть. Не могло же? И что ему ответить?

— Прохладно уже. Может, пойдём домой? — Если надо, Валька тоже мог уйти от ответа, правда, не так ловко, как это получалось у Кости.

Констатин смерил его долгим задумчивым взглядом и наконец кивнул.

— Да, пожалуй, на сегодня хватит.

И почему-то Вале показалось, что сказано это было не про прогулку.

***

После того разговора прошло две недели. Валя поначалу ждал, что Костя укажет ему на дверь, однако всё оставалось по-прежнему. Только вот они почти не виделись, но Константин звонил каждый вечер, спрашивал про Валькины дела, интересовался подготовкой к свадьбе, иногда советовал что-то. Например, когда Валя рассказал, что молодожёны не могут найти подходящего места для торжества — чтобы и недорого, и качественно, — сам предложил помочь.

Вера прыгала от восторга и без конца обнимала и целовала Вальку, рассыпаясь в благодарностях, а он косился на Димона — вдруг заревнует. Но Димка только снисходительно и довольно улыбался.

— Вер, ну хватит, — не выдержал Валя. — Я ж ничего и не сделал…

Но его никто не слушал.

— Костя, можно я к тебе приду?

— Что-то случилось, Валя? Почему шёпотом? — Константин не заметил, что и сам шепчет.

— Мне надо спрятаться! — загадочно заявил Валька и отключился.

За те двадцать минут, пока Костя ждал Валькиного появления, он не на шутку себя накрутил и хотел уже выдвинуться навстречу, но звонок домофона остановил его.

Валя выглядел уставшим, но не напуганным, и Костя решил повременить с расспросами — сейчас они сядут, выпьют чаю, и Валя спокойно всё расскажет.

— Чай? — предложил он.

— А покрепче ничего нет? — спросил Валька, расстёгивая куртку, из-под которой тут же появилась мятая морда Пульхерия.

— Есть. Кофе.

Костя забрал кота и опустил его на пол, ногой подтолкнув под зад в сторону кухни.

— А кроме кофе? — Валя стоял перед ним такой домашний, что хотелось его обнять, но Костя сдержался.

— Что-то мне подсказывает, что напитки крепче кофе ты не пьёшь.

— Ну почему это? — обиженно протянул Валя. — Я иногда с Димоном пива могу…

— Извини, пива у меня нет, — улыбнулся Костя и жестом пригласил Валю пройти вслед за Пулькой на кухню. Ладонь так и просилась пройтись по округлым ягодицам, но он сдержался.

Вообще, после той Валиной оговорки, Костя, посоветовавшись с Белькой, решил — Вальку надо прибирать к рукам. Естественно, вместе с Пульхерием, куда ж без него! Неискушённый и скромный Валентин пришёлся по душе сразу, но слишком часто Костя ошибался и выбирал не тех. Однако за время общения понял, что в этом случае он на верном пути. Про Пульку и говорить нечего, с Белем они не просто сдружились, можно сказать — срослись. Осталось только придумать, как всё провернуть, чтобы не напугать парня, а то вдруг — оставалась ничтожная доля сомнений — он неправильно понял, и оговорка всё же была оговоркой. Хотя…

Хотя, если Валя и имел в виду совсем не то, что хотелось услышать Константину, возражения приниматься не будут! И пусть пока Костя не очень понимал, как действовать, но имея в союзниках двоих котов, был уверен, что всё у него получится. И бракосочетание Валиных друзей тоже очень кстати. Да, коты и свадьба ему в помощь!

Валька начал жаловаться сразу, как уселся за стол — сразу видно, как достало его всё происходящее. Костя поначалу ещё пытался сдержать смех, но долго не выдержал. К тому моменту, когда Валя дошёл до подготовки конкурсов — «На кой-чёрт мне их готовить, если, как оказалось, мне же самому в них и участвовать?!» — он уже икал от смеха и утирал слёзы.

— И ладно бы вот это всё, — Валя размахнулся, показывая размер постигших его неприятностей, — но чем им мой костюм не понравился?! Я его всего один раз и надевал — на защиту. Новый же совсем. Нет, Вера решила, что мы с Димоном должны быть во фраках. Ты можешь представить меня во фраке? — взволнованно уставился он на Костю.

А Костя мог, более того — представил, и картинка ему пришлась очень по душе. Валя, видимо, что-то заметил, потому что посмотрел на него уже удивлённо, и продолжил:

— Не, ну я ещё более-менее, а Димон! Ты Димкину рожу видел? — Костя отрицательно покачал головой. — А, ну да, вы же не знакомы, — тут же опомнился Валька. — Но поверь мне, его никакие фраки не спасут! Верина мама, мне кажется, до сих пор по ночам горючие слёзы льёт, что отдаёт дочку за бандюгана. Нет, Димон не такой, но рожа у него и правда бандитская. А отец так и сказал, что теперь за дочь спокоен, ни одна сволочь не обидит. Главное, чтобы дети на Веру похожи были, остальное переживут. Ну что ты смеёшься?!

Костя не мог и слова сказать в своё оправдание, только было успокаивался и тут же опять давился от хохота.

— Тебе смешно, а мне теперь ещё и по магазинам с ними, костюм искать, чтобы мы с Димкой были похожи. И она уверена, что это возможно! Ты нас рядом… Ах, да, не видел. Так вот, нас как ни ряди, похожими мы не будем никогда! — закончил Валя и наконец взял в руки кружку с остывшим уже кофе. Отпил глоток и поморщился. — У тебя сладкого, случайно, ничего нет?

— Случайно — есть, — кивнул Костя. Пока сходил за коробкой конфет, действительно случайно оказавшейся дома, немного успокоился и взял себя в руки. — Вот, угощайся. Может, вам помочь? С Димоном? — предложил он, когда Валя сунул одну конфету в рот.

— Как? — Валька заглотил одну и потянулся за второй конфетой.

— Есть у меня знакомый, — задумчиво произнёс Костя, — он даже из твоего Димона человека сделает. Точно! Сейчас позвоню ему, а ты доедай и позвони Диме, пусть ко мне приходит, только без Веры. Мой знакомый, конечно, кудесник, но женщин не любит.

— Так пофно уфе, — попытался возразить Валя, пережёвывая очередную конфету, но Костя только рукой махнул.

— Ему без разницы, когда работать, он это дело любит. Фанатик!

Можно было подумать, что у Димона выросли крылья от счастья, потому что меньше чем через десять минут после Валиного звонка он уже сидел на кухне у Кости и доедал конфеты из коробки, отобрав её у друга. Костино предложение его очень обрадовало, и он пообещал, что если его знакомый сотворит чудо, то Костя обретёт верного раба на всю жизнь.

Константин вежливо отказался, но Димон ничуть не расстроился.

— Если что, ты только позвони! — сказал он. — И на свадьбу приходи!

— Может, мы не будем бежать впереди паровоза? — осторожно заметил Костя, но Димку уже было не переубедить.

— Приходи!

— И что я на вашей свадьбе делать буду? Я же никого не знаю.

— Есть, пить, танцевать и нас поздравлять! И как это никого?! — возмутился Димка. — А Валёк? А я? Вот, точняк, будешь Вальку поддерживать, а то у него такой мандраж, как будто это он, а не я, женится!

Валькин испуганный взгляд положил конец сомнениям, и Костя согласился.

Знакомый и впрямь оказался кудесником. Хоть и ворчал, но сделал всё так, что на церемонии бракосочетания Димона было не узнать. Да и Валя, вопреки своим сомнениям, выглядел более чем.

Свадьба была весёлой. Молодые светились от счастья, родители — и даже Верина мама — плакали от радости, гости знакомились и от души праздновали, поднимая тост за тостом, и даже Валя постепенно, по мере выпитого шампанского, избавлялся от скованности. Костю приняли как родного — Димка постарался, расписал его помощь так, что вопросов, кто этот мужчина и что он тут забыл, не возникало. Единственное, что напрягало Вальку, опять же по мере выпитого, это подружка невесты, бросающая в сторону Кости призывные взгляды и так и норовящая втянуть его во всемозможные конкурсы в качестве своего партнёра. Так и вцепился бы ей в волосы! Но это не по-мужски.

Успокаивало, что сам Костя на девушку внимания не обращал и вёл с ней себя не более чем вежливо. Поэтому Валька решил — пусть пока живёт, но с Кости глаз не спускал.

— Палишься, — шепнул ему на ухо Димка.

— Чего? — не понял Валя.

— Ну это же он, да? В него ты втюхался? — Валька только кивнул, а Димка огорчённо заметил: — М-да, с Костей я драться не буду.

— Зачем драться? — Валя наконец отвёл глаза от Кости и испуганно взглянул на Димона.

— Ну я же обещал морду набить. Косте — не смогу.

— И не надо! — слишком громко сказал Валька, чем привлёк к себе внимание всех, кто был рядом. Покраснел, кинул ещё один взгляд на Костю, поймал его весёлую усмешку и склонился над тарелкой, полыхая ушами.

Димка подсунул ему бокал с шампанским, и он одним махом выпил шипящий напиток. Пузырьки ударили в нос, и Валя закашлялся.

— Пойдём-ка, проветришься! — Костя незаметно оказался рядом, взял Валю под локоть и потянул на улицу, попутно улыбаясь гостям.

— Веди себя прилично! — выговаривал он Вале на улице, поправляя чуть сбившийся галстук и одёргивая пиджак. — Ты же свидетель — лицо жениха! — Вальке стало смешно, когда представил, что у Димона его лицо. — Не хихикай, трезвей давай!

Да, это всё шампанское виновато, согласился Валя. Если бы не оно, он ни за что не сделал бы того, что произошло через мгновение. Валька прикрыл глаза и поцеловал Костю. В губы! И с готовностью ответил, когда Костя перехватил инициативу. Они так увлеклись, что забыли о времени и месте, поэтому Димкино «Валь, Костя, вы где?» прозвучало как гром среди ясного неба.

— Я бы тебе лимон сейчас предложил, — ворчал на друга Димка, когда они вернулись за стол, — но, боюсь, не поможет.

— Зачем мне лимон? — удивился Валя.

— Больно рожа довольная! — И Валька не смог сдержать счастливой улыбки. — Эй, это моя свадьба! — шутливо толкнул его в плечо жених.

Валя за Веру с Димой был рад — правда, рад, — но сейчас хотел оказаться от них подальше. Вместе с Костей, который бросал на него горячие и обещающие взгляды. Он еле дождался, когда гости наконец стали расходиться. Костя всё время был рядом, и это волновало и заставляло замирать в предвкушении.

Таксист, наверное, очень сильно удивился, что молодые люди, ехавшие со свадьбы, выглядели так мрачно и не перекинулись за всю дорогу ни словом. Но ещё больше бы он удивился, если бы увидел, как, едва захлопнулась за ними дверь подъезда, они начали целоваться — по-прежнему не произнося ни звука. А уж если бы ему непосчастливилось попасть вместе с парнями в квартиру, то мир и вовсе перестал бы быть для него прежним. Да что там таксист! Даже Пульхерий и Бельфагор пребывали в смятении и не понимали, что им делать: то ли разнимать хозяев и растаскивать в разные стороны, то ли временно исчезнуть, чтобы на них ненароком не наступили. В конце концов коты решили, что кошачьи силы с человеческими не сравнить, и мудро удалились на подоконник, спрятавшись за плотную гардину — она хоть немного глушила звуки, которые издавали взбесившиеся хозяева. Право слово, будто март на улице!

Утром оба осторожно пробрались в хозяйскую спальню, принюхиваясь к запахам. Пахло странно и непривычно, но, видимо, теперь так будет всегда.

Бельфагор на правах постоянного и законного жильца хрипло поскрипел у кровати, пытаясь возвать к совести спящих Кости и Вали и напомнить, что котиков надо покормить, но безуспешно. Пульхерий молча запрыгнул на постель, потоптался, решив, что раз не слышат, может, хоть почувствуют, насколько легче он стал. В итоге оба поняли, что хозяев лучше не трогать, а недолгая диета ещё никому не пошла во вред, и улеглись в ногах: Пулька — свернувшись пушистым калачиком, Бель — развалившись с комфортом.

— Пульхерий, гад, слезь с меня! Все ноги отдавил! — заворочался под одеялом Валя.

— Это не он, это Белька. Пулька спит на мне, — хохотнул Костя и тут же хмыкнул, заставив Валю приоткрыть глаза. — Мы обменялись котами. Это же тоже что-нибудь значит, как думаешь?

— Я думаю, что эти морды вконец обнаглели, поспать не дают, — буркнул Валька.

— Ну раз уж нас разбудили, у меня есть одно интересное предложение, — совершенно по-кошачьи мурлыкнул Костя — у Пульхерия научился, не иначе! — и натянул одеяло на головы себе и Вале.

Котам пришлось опять убегать на подоконник, зато вечером они получили каждый по двойной порции корма и ласки, и были совсем не в обиде на хозяев — люди же, что с них взять!

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд