Поиск
Обновления

17 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:58   Вдребезги 

10:00   Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды) 

02:58   Фландрийский зверь 

15 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

09:33   Наступление 

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ... 

все ориджиналы

Доброе утро, Феликс Андреевич!  

Жанры:
Повседневность, Слэш (яой), Флафф
Герои:
Парни, мужчины
Место:
Россия
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Paulana
Размер:
мини, написано 17 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
24.05.2018 21:05
Описание

Феликс никогда не задумывался об одиночестве, просто некогда было. Постоянно куда-то спешил, к чему-то стремился. Ни минуты на остановку, на пустые раздумья. И к своим сорока пяти достиг всего, чего желал в молодости — высокая должность, обустроенная квартира, статусная машина, — но понял что всё это лишь мишура, пустышка.

Комментарий автора

Обложка от Swetairis https://vk.com/id387009653?z=photo387009653_456 239 095%2Fphotos387009653

Объем работы 30 640 символов, т.е. 17 машинописных страниц

Средний размер главы 30 640 символов, т.е. 17 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 24.05.2018 21:05

Пользователи: 1 не читали, 1 прочитали

 

Феликс никогда не задумывался об одиночестве, просто некогда было. Постоянно куда-то спешил, к чему-то стремился. Ни минуты на остановку, на пустые раздумья. И к своим сорока пяти достиг всего, чего желал в молодости — высокая должность, обустроенная квартира, статусная машина, — но понял, что всё это лишь мишура, пустышка.

Работа приносит деньги, которые копятся на счету непонятно для чего и для кого. Квартира встречает холодом и пустотой. Машина — только средство передвижения, с таким же успехом можно было бы ездить и на менее заметном авто. Всё это годилось для пускания пыли в глаза, но совсем не для счастья. То, что казалось важным в двадцать, на пятом десятке не приносило радости.

Одиночество — густое, тяжёлое, — стало его спутником. И если днём, вращаясь среди людей, Феликс не ощущал его так остро, то дома оно наваливалось бетонной стеной.

Он старался бежать от него, заводя ничего не значащие интрижки, встречаясь со знакомыми и приятелями, задерживаясь на работе, в конце концов. Но оно преследовало его по пятам. И Феликс понял — толпа не спасёт. Одиночество в ней в разы страшнее. Потому что надо держать марку, потому что надо улыбаться и показывать, какой ты успешный, но стоит тебе споткнуться или, не дай бог, упасть — не заметят и затопчут. А рядом нет никого, кто подаст руку, поможет подняться, пожалеет.

Хотелось тепла, простого человеческого тепла. Хотелось, чтобы дома ждали или он ждал — не суть важно. Хотелось, чтобы поддерживали, когда плохо. Хотелось просыпаться утром и нежиться в объятьях.

«Стареешь, — усмехался он своему отражению. — Сентиментальность попёрла. Романтики захотелось. Найди себе мальчика и создай иллюзию отношений. И тебе не так одиноко, и ему хорошо рядом с богатым папиком». От этих мыслей становилось ещё хуже, а в груди — там, где, как говорят, находится душа, — ворчало и скребло что-то. Словно зверь, запертый в клетке и потерявший надежду когда-нибудь снова отведать свободы.

В последнее время он чувствовал себя роботом — не хотелось ничего, а обязанности выполнялись на автомате, не принося прежнего удовлетворения. Совсем. В офисе можно было бы и не показываться — подчинённых вымуштровал так, что они работали как единый механизм. Но оставшись дома был риск скатиться в депрессию. Вот и ехал он каждое утро по привычному маршруту, чтобы на несколько часов забыться.

С каждым годом желание иметь рядом родного по духу человека — о любви он и не мечтал — становилось всё больше. Только вот кому нужен ненормальный трудоголик, понятия не имеющий, как строить отношения?

— Доброе утро, Феликс Андреевич, — приветливо улыбнулся парень-охранник. Феликс кивнул и молча прошёл мимо него. Не от сознания собственной значимости, просто настроения разговаривать не было.

Дойдя до лифта, оглянулся. Охранник — Вадим, кажется, — задумчиво смотрел ему вслед, а перехватив взгляд начальства, быстро сделал вид, что осматривает фойе.

«Странный он какой-то, — подумал Феликс, не впервые замечая, что парень за ним следит, провожая глазами утром от дверей до лифта, а вечером — от тех же дверей до машины. — Надо бы с начбезом поговорить…»

Входя в лифт, воровато оглянулся ещё раз — так и есть, охранник опять провожал его грустным и, как показалось, заинтересованным взглядом. «А может…» — но додумать мысль до конца не получилось, следом за ним в лифт вошли несколько сотрудников и пришлось отвечать на привычное «Доброе утро, Феликс Андреевич!».

— Доброе утро, Лена. Пригласите ко мне Терещенко, — попросил он секретаршу, войдя в приёмную.

— Доброе утро, Феликс Андреевич. Сейчас вызвать? — уточнила девушка.

— Да. И сделайте нам кофе.

В кабинете так же, как и в квартире, было пусто, холодно и сумрачно. Феликс подошёл к окнам и раздвинул жалюзи, впуская солнечный свет, и сразу стало полегче.

Он всё ещё стоял у окна, когда раздался стук в дверь и в кабинет, не дожидаясь приглашения, вошёл начальник службы безопасности.

— Вызывали, Феликс Андреевич? Какие-то проблемы?

— Нет, никаких проблем, Сергей Иванович. Проходите, садитесь, — и сам сел в своё кресло.

Терещенко уверенно прошёл к столу и уселся на один из стульев, вопросительно глядя на шефа.

Феликс молчал, не зная, как правильнее сформулировать свой вопрос. И вообще, эта внезапно вспыхнувшая подозрительность показалась сущей глупостью. Но всё же он решился, не зря же оторвал человека от работы.

— Охранник внизу… Что вы можете о нём сказать? — осторожно поинтересовался он.

— Он что-то натворил? — нахмурился Терещенко.

— Нет-нет, просто… Он ведь недавно у нас, верно? — «Ещё не хватало, чтобы у парня из-за меня неприятности были!»

— Да, пару месяцев всего, — подтвердил Сергей Иванович. — По документам у него всё в порядке. Местный. Живёт один. Круг общения довольно узкий. Не особо общителен, но и не конфликтен, — сухо перечислил начбез и добавил уже от себя: — Хороший парень, надёжный. Вы же знаете, к нам не так просто устроиться.

Феликс знал. Своих подчинённых Сергей Иванович подбирал сам, искал таких людей, на которых можно было положиться.

— Так что случилось, Феликс Андреевич?

— Ничего, Сергей Иванович, — поспешил успокоить. — Просто увидел новое лицо, удивился.

«Ага, нормальная отмазка! — мысленно постучал он себя по лбу. — Рассмотрел после двух месяцев, как же!»

Лена принесла кофе. Мужчины поблагодарили её, и Феликс попросил:

— Меня ещё полчаса ни для кого нет.

— Хорошо, Феликс Андреевич, буду всех отправлять к замам, — кивнула девушка и ушла, плотно прикрыв дверь.

— Очень серьёзная девочка, — одобрительно сказал Терещенко, наливая сливки в кофе.

— Очень, — согласился Феликс. — Не знаю, что бы я без неё делал. Сергей Иванович, а можно личный вопрос? — Дождавшись кивка, спросил: — А как ваша жена относится к тому, что вы на работе пропадаете?

При упоминании жены лицо начбеза посветлело, на губах появилась улыбка, а глаза заблестели.

— Она привыкла, мы же тридцать лет женаты, — сказал он непривычно мягко. — Настоящая боевая подруга.

— И вы не ругаетесь?

— Почему? Ругаемся иногда, — хохотнул Терещенко. — Как же без этого? Если бы мы не ругались, можно было бы на нас крест поставить.

— Почему? — Феликс искренне не понимал.

— Потому что раз ругаемся, значит, нам не всё равно. Да и не ругань это вовсе, — сказал Сергей, но видя, что Феликс всё ещё не понимает, попытался объяснить: — Мы же все живые люди: устаём, раздражаемся, болеем, срываемся. И чаще всего, к сожалению, на близких.

— Я понял, — задумчиво произнёс Феликс и замолчал.

— Вам бы отдохнуть, — Терещенко смотрел на него понимающе. — А знаете, мы с ребятами едем на выходные на природу. С семьями. Давайте с нами?

Предложение прозвучало настолько неожиданно, что растерялись оба.

«А что я, собственно, теряю? — размышлял один. — Авторитету ничего не грозит. Наоборот, поближе познакомлюсь с подчинёнными».

«Я сошёл с ума! — думал второй. — Нахрена ему природа, если все курорты мира в его распоряжении?! Сейчас пошлёт меня…»

— С радостью, — улыбнулся Феликс, а Сергей незаметно выдохнул. — Когда и куда? И что с собой брать?

В пятницу, загрузив в багажник вещи, Феликс ехал к дому Терещенко, чтобы оттуда уже двигаться вместе со всеми к месту отдыха.

Начбез проживал в коттеджном посёлке на выезде из города. Когда-то Феликс хотел и себе прикупить тут участок, но передумал, решив, что квартира его вполне устраивает.

Феликс остановился в конце вереницы машин, выстроившейся на обочине, и прошёл во двор. При его появлении разговоры и смех на миг смолкли, и в это мгновение он почувствовал себя неуютно и неуверенно. Но тут словно из ниоткуда перед Феликсом появилась женщина.

— Феликс Андреевич? — спросила она. — А мы только вас и ждём! По машинам! — зычно крикнула она, и стоявшие во дворе мужчины поспешили выполнить приказ. — Я Нина Александровна, — представилась хозяйка, — но можно просто Нина.

— Очень приятно, — улыбнулся Феликс. — А не хотите к нам на работу устроиться? — шутливо поинтересовался он.

— Это кем же? — поддержала шутку она.

— Замом по кадрам.

— Ну нет, — засмеялась Нина. — Я лучше своими кадрами буду заниматься, — и кивнула в сторону двери, из которой один за другим появилось её семейство.

— Четверо детей? — восхитился Феликс.

— Шестеро, — гордо поправил его подошедший Сергей Иванович. — Старшие дома остаются.

У Феликса не было слов. Нет, он знал, что у Терещенко большая семья, но не думал, что настолько.

— Как вы с ними справляетесь? — не удержался он от вопроса.

— Вы вон целой фирмой управляете, и ничего, — засмеялась Нина. — А тут всего-то…

Феликс смотрел на эту женщину и не верил. Невысокая, худенькая, ухоженная — ни за что не скажешь, что она мать шестерых детей. А рядом с высоким, статным мужем смотрелась и вовсе молоденькой девушкой, если не присматриваться пристально.

— Феликс Андреевич, — обратилась она к нему. — Вы же один едете? Возьмите Вадима с собой, а то у всех машины полные.

— Конечно, не вопрос, — тут же согласился он, оглядываясь в поисках предполагаемого пассажира, и столкнулся взглядом с тем самым охранником, который его заинтересовал недавно.

Парень топтался на месте и чувствовалось, что ему не по себе. У его ног стоял набитый рюкзак, а в руках он держал огромную кастрюлю, и было ясно, что она не пустая.

— Ой, — всплеснула руками Нина. — Серёж, забери мясо-то! Забудем ведь!

— Может, ко мне? — предложил Феликс, догадываясь, что у Терещенко всё должно быть забито. — Пойдём, — кивнул он Вадиму, приглашая к своей машине.

Наконец все расселись и колона автомобилей двинулась в сторону загородного шоссе. За тот час, что заняла дорога, Феликс и Вадим едва ли перекинулись парой слов, но молчание не тяготило. Время от времени Феликс бросал взгляды на парня. Ничего особенного: простое, ничем не выделяющееся лицо, короткая стрижка, спортивная фигура, но что-то было в нём, что заставляло смотреть вновь и вновь.

Наконец он не выдержал.

— Где ты раньше работал?

— В полиции, — ответил Вадим, не глядя на него.

— А почему ушёл?

— Не моё, — пожал тот плечами. И Феликс понял, что тема для Вадима неприятна. О чём ещё с ним можно говорить, он не знал, и они опять замолчали.

Феликс был приятно удивлён. Он ожидал отдыха на дикой природе, даже спальный мешок прикупил на всякий случай, но они приехали во вполне приличное место. Видимо, на его лице отразилось сомнение, потому что Вадим, взглянув на него, с улыбкой сказал:

— Это что-то вроде турбазы.

— Вроде? — не понял его Феликс.

— Ну, это мы тут иногда отдыхаем, а вообще, здесь обычно взрослые серьёзные дядьки в войну играют. Тут хозяином друг Иваныча, они служили вместе когда-то. Пойдёмте, нас ждут уже. — И Вадим вышел из машины.

Феликс слушал вполуха, что ему говорили, оглядываясь с интересом. Довольно большая территория была окружена лесом. Их провели мимо небольших бараков, которые Вадим назвал казармами, к таким же скромным домикам, рассчитанным на небольшое количество жильцов — самое то для семейного отдыха. До европейских стандартов, привычных Феликсу, было далеко, но выглядело внешне всё вполне пристойно.

— Надеюсь, в туалет в лес бегать не придётся? — ляпнул он растерянно.

— Вы в армии не служили? — засмеялся Вадим. Феликс отрицательно мотнул головой. — Заметно. Здесь есть и туалет, и душ. Правда, общий.

— И для женщин?

— И для женщин, но отдельно от мужчин.

Феликс вздохнул, вот чего он не любил, так это такого вот массового посещения мест общего пользования. Даже когда ходил в фитнес-центр, старался попасть в душ, когда там никого не было. Хотя здесь от душа можно и отказаться — не обрастёт за пару дней грязью, — а вот с туалетом придётся что-нибудь придумывать.

«Господи, придурок, расслабься! — остановил сам себя он. — Как-то же все справляются, и ничего — живы, здоровы и вполне счастливы. Будь проще, и люди к тебе потянутся!»

Поселили Феликса вместе с Вадимом. Сергей Иванович объяснил, что только они двое бессемейные, остальные приехали с жёнами и детьми. Вадим пожал плечами, видимо, знал заранее, а Феликсу пришлось согласиться — не говорить же, что у него, когда парень на расстоянии вытянутой руки, организм начинает реагировать неадекватно. Не тот секрет, которым бы он хотел делиться с кем-либо, особенно с подчинёнными.

«Придётся держать себя в ежовых рукавицах», — подумал он, идя вслед за Вадимом и рассматривая его спину. Взгляд то и дело скользил вниз, на обтянутые джинсами ягодицы, но Феликс мужественно возвращал его назад. Похоже, отдых превратится для него в то ещё испытание.

«Знал бы, снял бы накануне кого-нибудь, расслабился бы», — расстроенно подумал он, поднимаясь на невысокое крыльцо.

Пока остальные устраивались, Вадим проводил для Феликса ознакомительную экскурсию, показывая где что. И первым делом, пряча улыбку, провёл его в «санитарную зону».

Феликс уже и сам готов был смеяться над собой, надо же было так опростоволоситься. Совсем зажрался!

Больше в этот вечер ничего особенного не происходило. Народ был уставший после трудовой недели и все разошлись спать довольно рано, чтобы набраться сил для завтрашнего дня.

Феликс проснулся поздно, что было удивительно. В городе он вставал рано даже в выходные, завтракал и принимался за дела. А тут, видимо, свежий воздух сказался, спал почти до обеда.

Вадима в комнате не было. С улицы доносились детские крики, громкий смех и птичий гомон. Все давно были на ногах, и Феликс подозревал, что только он бессовестно предавался безделью. Это было незнакомое ощущение, но не сказать, что неприятное.

Быстро приведя себя в порядок, он влился в общую суету. Вернее, попытался влиться, но везде чувствовал себя лишним. Чувствовалось, что люди собираются вместе не в первый раз, каждый был занят своим делом, и только он ходил неприкаянным. Чтобы не путаться под ногами и не мешать, пошёл на спортивную площадку, откуда доносились детские крики.

Детвора не испытывала перед ним пиетета — какой-то незнакомый дядька бродит без дела, когда родители не покладая рук готовятся к вечеру. Разве ж так можно? А раз не работает, то вполне может побыть судьёй! И мальчишки объявили Феликсу своё решение.

— И что я должен делать? — спросил он. На него посмотрели так, что хотелось провалиться от стыда под землю. Детские глаза так и говорили: «Ну что за бесполезное создание!» — Может, я лучше в воротах постою, — попытался реабилитироваться мужчина. Ну уж это-то он сможет. Наверное. Играл же когда-то с друзьями во дворе.

К тому времени, когда их позвали к столу, Феликс был уставший, грязный, с сорванным голосом, но довольный и счастливый. Как же хорошо иногда опустить планку и почувствовать себя не небожителем. Хорошего настроения добавляло и мальчишеское одобрение — вот уж не подумал бы!

— Феликс Андреевич! — всплеснула руками встретившая его Нина. — Давайте застирну, — показала она на его одежду.

Феликс осмотрел себя: шорты были украшены пятнами непонятного происхождения, футболка, купленная в дорогом лондонском бутике, так же была заляпана, да ещё и приобрела модную, но не дизайнерскую дыру.

Феликс улыбнулся и только рукой махнул.

— Не стоит, Нина Александровна, ничего страшного.

— Быстро приводите себя в порядок и к столу, всё готово уже, — строго сказала женщина. — Мужики, — покачала она головой, ещё раз осмотрев его с головы до ног.

Что она имела в виду, Феликс не понял, но ослушаться не осмелился. Несмотря на внешнюю хрупкость, в Нине чувствовался железный стержень, и он был уверен, что она не посмотрит, что перед ней начальник мужа, и вполне может и по шее врезать, точно так, как своему сыну только что. Поэтому поторопился к домику за чистыми вещами и мыльно-рыльными принадлежностями — без душа не обойтись.

Вадим с удивлением смотрел на шефа, роющегося в своей сумке. Где он был? Как-то тут, на проверенной территории, никто не озаботился начальственной безопасностью, и сейчас Феликс Андреевич выглядел так, будто участвовал в сражении и победил: грязный, взлохмаченный и очень-очень довольный. Куда делась механическая кукла, которую Вадим встречал утром на входе в офис? Это не шеф! Это кто угодно, но не он!

— В футбол играли, — радостно сообщил Феликс, правильно расшифровав молчание Вадима.

— Ага… — только и смог произнести охранник. У него случился разрыв шаблона: представить шефа, играющего с мальчишками, он не мог — фантазия оказалась скудной.

— Пойдём со мной, — позвал Феликс застывшего парня. — Посторожишь. Не люблю с кем-то мыться, — объяснил он свою просьбу.

Если бы кто-то увидел Вадима, охранявшего вход в душевые помещения, решил бы, что парень слега тронулся умом, такой блаженный вид у него был. Представить шефа, гоняющего с пацанами мяч, он не мог, а вот шефа без одежды и под душем — без проблем. И даже себя рядом пририсовать возбуждённому воображению не составило труда. Когда Феликс, чистый и довольный, вышел на улицу, то испугался, увидев Вадима с нездоровым румянцем на щеках и подозрительно блестевшими глазами — не заболел ли. Хорошо, что он не посмотрел ниже, а парень не решился сразу встать, чтобы не выдать своё состояние. Немного болезненное, но, безусловно, приятное. Поднялся только когда шеф и герой его фантазий развернулся спиной и сделал первые шаги по дорожке, а он пошёл следом, тщательно прикрывая плоды этих самых фантазий.

Феликс не мог вспомнить, когда он чувствовал себя таким живым. Первоначальная скованность ушла под действием алкоголя, помноженного на свежий воздух и тёплую обстановку. Никто не заискивал перед ним, иногда, забывшись, кто-нибудь по-дружески хлопал его рукой по спине или плечу. Про детей и говорить не стоило: мальчишки оценили его спортивные способности и приняли в свою команду, даже не спрашивая, а предупреждая, чтобы готовился к завтрашнему матчу.

Феликс купался во всём этом, пытаясь напитаться впрок. Кто знает, позовут ли его ещё когда-нибудь на вот такие почти семейные сборы? Он улыбался, шутил, пытался помогать с шашлыками, но был отправлен обратно за стол, когда чуть не перевернул на себя мангал.

Он сел рядом с Вадимом и, пользуясь тем, что сидели все довольно тесно, прижался к нему боком. Ещё бы и голову положить на плечо — было бы совсем хорошо, но тут возникало две проблемы: во-первых, парень и так напрягся, а во-вторых, подобный жест приведёт к нежелательным разговорам. Ему-то всё равно… Ну хорошо, не всё равно, но он начальство, а вот у Вадима могут быть неприятности.

Когда на лес спустились сумерки, дети были отправлены спать, а в руках взрослых появились гитара и аккордеон. Феликс сначала просто слушал слаженное пение, а потом и подпевать пытался, пока Вадим не прошептал ему со смешком на ухо: «Феликс Андреевич, у вас отвратительный слух».

Феликс, сделав вид, что обиделся, потащил его прогуляться.

— Пойдём пройдёмся, а то развезло меня что-то с непривычки.

Вадим не сопротивлялся, следуя за ним на расстоянии шага, и Феликс наслаждался. Себе врать не стоило — парень, несмотря на его обыкновенность, нравился. А его скрытные взгляды говорили о взаимном интересе. И думать сейчас о неправильности и несоответствии не хотелось совсем.

Они всё дальше уходили от освещённой площадки, где были расставлены столы. Феликс неожиданно разговорился, попытался что-то спеть, чтобы оправдаться в глазах Вадима — он вообще ощущал себя сейчас супергероем, могущим всё. Но у его сопровождающего было другое мнение.

— Феликс Андреевич, может, всё же не надо петь? — засмеялся он. — Белок распугаете и они вам отомстят — придут утром в гости.

— Ладно, — легко согласился Феликс, — буду петь в душе.

— Я бы послушал, — очень тихо прокомментировал Вадим, но его услышали.

Феликс резко остановился и развернулся. Вадим, не успев притормозить, столкнулся с ним и придержал за талию рукой, чтобы шеф, уже не совсем твёрдо стоявший на ногах, не упал. А начальство, воспользовавшись моментом и нарушая всякую субординацию, схватило его за грудки и, притянув к себе ещё ближе, впилось в губы поцелуем. Пока Вадим думал, оттолкнуть или поддаться, язык Феликса уже вовсю хозяйничал у него во рту, а сам мужчина урчал, словно кошак, дорвавшийся до схрона со свежей рыбой.

Вадим отбросил сомнения, сожалеть будет потом, и ответил, перехватывая инициативу.

Контроль, махнув на обоих, отошёл покурить в сторонку, а мужчины, забыв обо всём, стояли, тесно прижавшись, и целовались.

Первым опомнился Вадим и, с сожалением оторвавшись от Феликса, встревоженно оглянулся — не видел ли кто. Феликс же просто схватил его за руку и потащил за деревья, стоявшие плотной стеной и надёжно скрывающие от посторонних глаз.

Прислонившись спиной к шершавому стволу, Феликс, так и не выпустивший руку Вадима, прижал её к своему паху, чтобы тот мог оценить реальную величину проблемы, мучившей его. Вадим оказался догадливым и, опустившись на колени, на ощупь расстегнул ширинку, приспустил с него штаны вместе с трусами, выпуская на волю возбужденное естество, и нежно провёл по нему рукой.

— Фонарик бы, — простонал сверху Феликс.

— И без него справлюсь, — уверенно заявил Вадим и, обхватив головку губами, начал её посасывать.

Если бы не надоедливые комары, удовольствие было бы полным, но парень не роптал — такой шанс даётся раз в жизни, и он не позволит кровопийцам помешать ему.

Вадим почувствовал, что ещё немного, и Феликс кончит. С сожалением выпустив член изо рта, довёл его до разрядки рукой, другой сжимая себя.

Феликс кончал долго, постанывая и вцепившись пальцами в плечо Вадиму. И он был этому даже рад — синяки будут напоминанием о произошедшем.

— Всё, а теперь спать, — расслабленно заявил шеф, и Вадим испытал что-то сродни обиды — опять придётся дрочить в одиночестве! — но ошибся.

Феликс поменялся с ним местами, подтолкнул к дереву, и теперь уже он стоял перед парнем на коленях и боролся с одеждой.

Даже в самых смелых мечтах Вадим не мог представить отсасывающего ему шефа, поэтому сейчас согласился со сказанным ранее — фонарик бы, чтобы увидеть всё в мельчайших подробностях.

В отличие от него самого, Феликс довёл его до конца, не отрываясь от своего занятия, и, проглотив сперму, поднялся и поцеловал, делясь его же вкусом. Потом обмяк и, прижавшись лбом к плечу Вадима, устало сказал:

— Теперь ты просто обязан довести меня до постели.

«Я и жениться не против, — мысленно ответил ему Вадим. — Жаль, нельзя». И потащил на себе расслабленное и пьяное тело в их домик, по пути пользуясь моментом и лапая его, совершенно не стесняясь. Хозяин тела, судя по одобрительному бормотанию, был совсем не против.

Утром Вадима опять не было в домике. Но теперь вместе с ним исчезли все его вещи и рюкзак. Феликс, вспомнив, что он вчера отмочил, протяжно застонал и зарылся лицом в подушку. Неужели напугал?

На завтраке отсутствовало ещё несколько человек, и Нина на вопрос Феликса пояснила:

— У них сегодня ночное дежурство, вот и уехали раньше.

Стало полегче. Значит, не сбежал, а просто работа. До среды, когда они вновь столкнутся утром, оба успокоятся и можно будет поговорить. Эта мысль утешила его окончательно, и Феликс с аппетитом принялся за еду, удивляясь, что организм так легко пережил вчерашние возлияния.

К среде успокоиться не удалось, наоборот — Феликс накрутил себя, не зная, как объясниться с парнем. Спасла выработанная годами привычка держать лицо в любой ситуации.

— Доброе утро, Феликс Андреевич, — привычно встретил его у дверей Вадим. Парень явно чувствовал себя не в своей тарелке, прятал взгляд, стараясь не смотреть на Феликса, а на щеках играл румянец.

— Доброе, — ответил он. — Зайдите ко мне перед обедом, — попросил он сухо. Вадим встревоженно вскинул голову и тут же опустил её, но Феликс успел заметить горькую усмешку.

«Чёрт, кажется, он меня не так понял», — подумал, заходя в свой кабинет.

За работой время пролетело незаметно, и Феликс вздрогнул, когда Лена сообщила, что к нему пришёл Соловьёв.

— Какой Соловьёв? — не понял он.

— Охранник, — пояснила Лена. — Он говорит, что вы сами вызывали его.

— Пусть входит, — поспешно ответил Феликс, а сам подумал, что он непроходимый идиот — даже не потрудился узнать фамилию парня.

Дверь открылась, и в проёме появился Вадим, старательно делающий вид, что ему наплевать, чем он не угодил начальству. В руках он держал листок, который со шлепком положил на стол перед Феликсом.

— Что это? — удивился мужчина и принялся читать. — Что за хрень? — воскликнул он, закончив. — С чего ты решил увольняться?

— Ну, вы же за этим меня вызывали, — пожал Вадим плечами, всё так же отводя взгляд. — Сэкономил вам время, — и поднялся, чтобы покинуть кабинет.

— Сел на место! — рявкнул на него Феликс. Вот сейчас он был разъярён. — А меня ты спросить не хочешь? Сам всё решил, да? — Если изначально он сам готов был признать произошедшее ничего не значащим событием, то теперь в груди разлилась обида.

— А что спрашивать? — Вадим наконец-то посмотрел на него. — Мы с вами птицы разного полёта, я на вашу высоту не поднимусь, а вам ко мне спускаться статус не позволит, — грустно усмехнулся.

— А вот давай ты за меня говорить не будешь! — Осознание, что его считают за сноба, резануло по живому. Хотя и не Вадима это вина, так уж в большинстве случаев и бывало. — Сегодня дождёшься меня после работы, — приказал Феликс, а на непонимающий взгляд ответил: — На свидание тебя поведу! А теперь марш работать. Стоять! — остановил он Вадима, когда тот уже взялся за ручку. Встал из-за стола и, подойдя, поцеловал, чтобы стереть последние сомнения. Провёл рукой ему по груди, якобы стряхивая невидимую пыль, поправил лацканы пиджака, проверил узел галстука — и всё это под ошарашенным взглядом парня. — Вот теперь иди. И подумай, надо ли вести тебя в ресторан, или кофе в моём исполнении предпочтительней.

После обеда Лена сообщила, что в приёмной сидит начбез и просит принять его срочно. Феликс усмехнулся — настоящий отец-командир, горой готовый встать за своих бойцов.

— Входите, Сергей Иванович, — он сам вышел к Терещенко. Закрыв дверь, спросил: — Что случилось?

Мужчина замялся, не зная, с чего начать. Феликс ждал.

— Э-э, Феликс Андреевич, — наконец заговорил он. — Я не знаю, что произошло между вами и Вадимом. — «Знаешь, старый лис!» — неожиданно понял Феликс. — Но я бы хотел попросить за него. Парень работает всего ничего, и вполне понятно, что может совершать ошибки. Не стоит его сразу увольнять.

— А с чего вы решили, что он уволен? — невинно поинтересовался Феликс.

— Ну как же… — растерялся Сергей Иванович.

— Увольнять его или нет — решать вам. Это вы его непосредственный начальник.

— Но вы же его вызывали, значит…

— Ничего не значит! — перебил Феликс. И подумав, стоит ли говорить или нет, решился. — Видите ли, Сергей Иванович, между нами действительно кое-что произошло, уж извините, в подробности я вас посвящать не буду.

— Не надо! — покраснел начбез, и Феликс ещё раз убедился, что если и не знает точно, то догадывается, о чём идёт речь.

— Замечательно, — улыбнулся он. — Значит, вы должны понимать, что это наше личное дело. И, Сергей Иванович, я надеюсь, что наш разговор останется в этих стенах и не скажется на вашем отношении к Вадиму. Поверьте, его вины здесь нет. А со своей стороны могу дать слово, что на работе афишировать наши отношения мы не будем.

Лена с удивлением смотрела вслед выскочившему из кабинета генерального начбезу — таким смущённым она его ещё не видела. «Что здесь вообще происходит? — подумала девушка. — Сначала охранник, теперь его начальник…» Но никто не собирался удовлетворять её любопытство.

Феликс радовался — Вадим не сбежал! Он топтался у его машины, тревожно поглядывая на здание офиса. Феликс его понимал, поэтому поспешил отключить сигнализацию, чтобы парень мог скрыться от излишне любопытных коллег в салоне.

— Ну, что решил? Ресторан или ко мне? — спросил он, вставляя ключ. Вадим пожал плечами, и Феликс решил сам: — Ко мне. Я устал, и сил на рестораны у меня сегодня нет. Согласен?

Вадим кивнул и словно сжался на своём сиденье.

— Вадь, — Феликс положил руку ему на плечо, успокаивая и ободряя. — Если ты не хочешь…

Вадим посмотрел на него с удивлением. «Не верит», — горько подумал мужчина.

— Хочу, — тихо сказал Вадим и покраснел. — Но… потом-то как?

— Когда «потом»?

— Ну, после всего…

— А-а, — дошло до Феликса. — А потом будет видно. Я надеюсь на очень долго. А ты? — Парень смущённо улыбнулся. — И вообще, может, ты сам сбежишь от меня и не захочешь больше никогда видеть. Я, знаешь ли, не подарок.

Вадим долго смотрел на него, а потом обхватил за шею и притянул к себе, быстро целуя.

— Чёрт! — возмутился Феликс. — Зачем ты это сделал?! Как теперь ехать? — и показал на пах.

— Я могу сесть за руль, — улыбнулся Вадим. — Только вам придётся мне дорогу подсказывать.

— Тебе, — поправил его Феликс, открывая дверь и освобождая водительское место. От возможности рассмотреть парня, не отвлекаясь на дорогу, отказываться он не собирался. — После того, как я тебе отсосал, — теперь он открыл пассажирскую дверь, выпуская Вадима, не верящего, что Феликс действительно доверяет ему руль, — странно слышать от тебя «Вы».

Обещанный кофе пришлось отложить — крышу рвало у обоих, и вместо кухни они прямиком отправились в спальню, забыв про то, что неплохо бы было принять душ после долгого дня.

Феликс не стеснялся своего тела — он привык тщательно следить за собой, но немного всё же побаивался, всё-таки Вадим был значительно моложе. Тот, словно почувствовав эти сомнения, поспешил убедить, что его всё устраивает.

— Сверху или снизу? — спросил Феликс, когда парень посмотрел ему в лицо. Уловив мелькнувший в глазах испуг, сам же и ответил: — Сверху! — и протянул ему смазку и презерватив.

Проснулся Феликс от тихого «Доброе утро, Феликс Андреевич». Засмеявшись, удобнее устроился в крепких объятьях и произнёс задумчиво:

— Может, сегодня не ходить на работу, как думаешь?

Вадим ущипнул его за бедро и строго, насколько это было возможно в данной ситуации, сказал:

— Ай-яй-яй, как не стыдно! Ты же начальник!

— Вот именно, — не менее строго ответил Феликс, — начальник! Не уволю же я сам себя за прогул. Могу хоть раз в жизни воспользоваться служебным положением? — Он развернулся лицом к Вадиму. — Ты-то останешься досыпать, — сменил тон на жалостливый.

— Я тоже уйду, — разочаровал его парень.

— Куда это?

— Домой.

— А чем тебе здесь плохо? — Феликс напрягся.

— Хотя бы тем, что нет сменной одежды. — Вадим успокаивающе поглаживал его по спине и улыбался.

Феликс выбрался из постели, тихо бурча что-то, вышел из спальни и почти сразу вернулся. Вложил Вадиму в ладонь связку запасных ключей и сказал:

— У тебя целый день, чтобы перевезти сюда свои вещи. — Вадим покраснел, недоверчиво глядя на него, а он наслаждался его смущением. — Вадь, хочешь свиданий, букетов и признаний — будут. Но в процессе. Не хочу терять время, у меня его не так много. Или я ошибся? — Теперь пришёл его черёд сомневаться — не перегнул ли он палку, принимая желаемое за действительное, и не торопит ли события.

Вадим обнял его и, уткнувшись в макушку, что-то прошептал. Феликсу показалось, что его только что обозвали дураком, но он решил не обращать внимания.

— Зачем я тебе? — спросил Вадим уже погромче.

— Мне нравится твоё «Доброе утро, Феликс Андреевич», хочу слышать его каждый день…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,010 секунд