Поиск
Обновления

16 июля 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Марковский Кот

12 июля 2018 обновлены ориджиналы:

09:41   Мой личный Серафим

09 июля 2018 обновлены ориджиналы:

00:06   Фландрийский зверь

05 июля 2018 обновлены ориджиналы:

20:00   Северный волк

03 июля 2018 обновлены ориджиналы:

21:38   Панкрат Залупа

все ориджиналы

Люстерец - Канун  

Арктара клонило в сон. Поспать удалось совсем мало, а встать пришлось до рассвета. Гведеону не терпелось покинуть стоянку.

— Ваше счастье, что лес считается проклятым, — распекал маг Рамина. Тот, невыспавшийся, замёрзший, злой и привыкший к дому, был не в духе. К тому же от одного из его людей не было вестей, — иначе бы вас давно нашли.

— Венценосные прочёсывали леса вдоль дороги к Магерте, — оправдался Самму. — Мы сами направили их по тому пути. Невесту принца пришлось… Ну…

— Я не желаю знать, хотя это и так понятно, — ответил Икарей. — И прорубь тоже сделали вы.

— Да, — гордо ответил Рамин. — Мы всё предусмотрели, кроме того, что отряд удвоится. Простите, Всевеликий, но тягаться с таким количеством — самоубийство.

— Дурак ты всё же. Твой братец куда умнее, — фыркнул маг. — Можно было обойтись без жертв. Венценосные довезли бы меня до Люстера живым. Вот там-то и следовало действовать.

— Так мне Хенки приказал, — оскорбился Рамин. — От Венценосных в Люстере не продохнуть. На каждой дороге — патрули. Там мы точно бы вас не отбили… Ещё и…

— Ладно. Что сделано, то сделано в моё отсутствие, — решил Гведеон и развернулся.

— Погодите, Всевеликий! — Рамин бросился вдогонку.

— Проклятье, ты не думаешь о том, что Всевеликие тоже нуждаются в уединении? — огрызнулся Икарей. Его мочевой пузырь был готов лопнуть, а задержка Самму настроение не улучшала.

Рамин застыл на месте, досадуя, что в нужный момент Гведеон не стал слушать важное. Он вспомнил, как насмехался над братом, который упорно доказывал, что Всевеликий — в тюрьме. Ему казалось, что волна пожаров, внезапно вспыхивающих в цитаделях Венценосных — работа Икарея, который остался единственным магом Совета. Теперь Гведеон был с ним. В его словах о тюрьме в Штурмвере Самму не сомневался.

«Ещё и этого приволок!» — разозлился Рамин, поглядывая на задумчивого Арктара Солея.

— Ну, подмогни моим людям! — прикрикнул Самму. — То, что ты — любовник Всевеликого, не даёт тебе привилегий.

— Это мне решать, — возразил вернувшийся маг. — А ему я дал время подумать, чего он хочет. Ну, Арктар?

Солей дотронулся до шишки на темени, куда пришёлся удар камнем. Головная боль дала о себе знать этим утром, отчего мысли в голове путались. Ему не хотелось уходить с незнакомыми людьми. Рамин Самму поглядывал на него с плохо скрываемым презрением. Одно утешало — он беспрекословно слушался Гведеона. Тот наверняка не даст в обиду любовника. С другой стороны — одному пешком до Шумы было добираться тяжело. Кроме меча, у него ничего не было. Он мог заблудиться, стать жертвой волков или бродячих разбойников. Кроме того Назгур Голлдар — отнюдь не урождённый дурак и наверняка не поверит, что об опальном маге подчинённому ничего не известно. В тюрьму Арктару хотелось меньше всего.

Гведеон терпеливо ждал. Солей подивился способности не торопиться в то время, когда другие спешили. Рамин покрикивал на своих людей и приказывал собираться как можно скорее и по возможности заметать следы. Его подчинённые словно всё делали наоборот.

— Я не знаю, — признался Солей.

— Надо, Арктар, — Гведеон взял его за руку, — прямо сейчас нужно дать ответ. Тебя никто не тронет, если ты решишь уйти. Но… — маг тряхнул рыжей шевелюрой, — очень жаль в таком случае.

На голову был накинут мешок. Петля затянулась на шее осуждённого. Гибкое тело трепыхалось, ноги искали опору. Вскоре осуждённый в последний раз дёрнулся и затих.

Гведеон вздрогнул. Из носа потекла тоненькая струйка крови.

— Что? — несмело спросил Арктар. — Что ты видел?

Маг наклонился, взял в руки снежок и приложил к носу. Арктар успел его неплохо узнать.

— Если скажу, то это окончательно склонит тебя к выбору. Я не хочу тебя ни на что толкать. Ты должен сам определиться, — ответил Икарей.

Солей опустил взгляд и уставился на снег. Ему не хотелось покидать того, к кому успел привязаться за столь короткое время. Да и то, что случилось, неприлично близкое, он не мог выбросить из головы. Арктару хотелось повторить. Он помнил страстный взгляд мага. Гведеон знал о нём едва ли не всё и не оттолкнул. Покинув его, Солей наверняка наткнётся на стену отчуждения и непонимания.

— Хорошо, — согласился Арктар. — Но при одном условии: ты всё же отпустишь меня, если я этого захочу.

Икарей улыбнулся и убрал снежок, после утёр нос.

— Обещаю. — Он протянул руку. Солей вяло пожал её. — Я своё слово держу и рад, что ты это понял.

***

Рассвет уже занялся, когда повстанцы покинули лагерь. Маг покачал головой. Замести следы было труднее, чем казалось сначала. Кострища засыпали снегом, сломанные ветви, мусор и следы — тоже.

Арктар вёл под уздцы доверенного ему коня. Беспородную рыжую клячу невозможно было сравнить с красавцем Найтом, но выбирать не приходилось. Гведеон то и дело останавливался и выгребал снег из сапог.

— Осторожно! Мы здесь яму нашли. Поглядим, не попал ли кто в неё! — Рамин откинул еловые ветки. — Проклятье! — он прибавил ещё пару неприличных словечек. — Вот вам и пропавший Садон.

— Всё оказалось куда проще, чем даже я полагал. Так лучше, — безразличным тоном произнёс Гведеон.

— Не сказал бы, — возразил Самму. — Яму-то приметил сам Садон. Он и предложил укрыть её ветками. Я его много лет знаю. Не угодил бы он в неё.

Икарей сел на колени и заглянул в яму. Мужское тело было пробито насквозь штырями.

— Я мало на что сейчас гожусь, но всё же попробую, — пообещал маг. Слова Рамина ему не понравились.

Гведеон простёр ладони над ямой, пытаясь пережить то, что случилось с Садоном.

Ничего не произошло.

— Арктар, — позвал он. Тот передал поводья первому попавшемуся и подошёл к магу. — Сядь рядом. — Молодой человек не стал возражать и опустился на холодный снег. Гведеон стиснул его запястья, после заглянул в глаза. Солей опустил голову. — Смотри на меня.

Арктар послушался, и две пары серого оттенка глаз встретились. В запястьях Солея закололо.

Он не ступал ни шага, боясь, что хруст снега отпугнёт дичь. Прекрасный олень обдирал лишайник со ствола дерева. Арктар вскинул лук и прицелился, но выстрелить не успел. В голове зашумело, и он бросился к тому месту, где недавно закидывал яму ветками.

— Держите его. Я не могу! — голос Гведеона прозвучал словно издалека. — Он чертовски силён!

Арктар не хотел сворачивать. Его тянуло прямо в западню. Он ступил на снег, успевший засыпать еловые лапы.

— Арктар! — Кто-то похлопал его по щекам. — Очнись же, ну! — Он узнал голос Гведеона. — Получилось. Ты молодец!

Сам Икарей улыбался. Солей чувствовал, как по его лицу течёт тёплая струйка. Голова разболелась. Солей поднял руку, утёр лицо и уставился на ладонь. Ошибки не было. Из носа текла кровь.

Всё происходило с ним точь-в-точь так, как порой с Гведеоном Икареем.

— Что ты со мной… — Арктар закашлялся и не закончил вопрос.

— Ничего, — ответил маг. — Делал — ты. Я только наблюдал.

Гведеон нисколько не лгал. Он немало обрадовался, поняв, что в этот раз не ошибся. Арктар — тот, кого он искал, как его самого в своё время нашёл Симен Тухон.

Икарей отодвинул наручи и опустил руки в снег, чтобы хоть так успокоить обожжённую кожу. На этот раз потоку магии поспособствовал он сам и был готов к боли. К счастью, серьёзных повреждений не было, хотя на едва начавший заживать ожог добавился новый.

— Что ты видел? — спросил маг. Арктар сел и, шмыгнув носом, начал рассказ.

***

Всё было разобрано до последнего камня. Натрайт Солей закрыл глаза, не желая видеть то, что найдут воины.

— Проклятье! — выругался Назгур Голлдар.

— Да будет вам! — успокаивал Эре.

— Куда они могли подеваться, Эре, а? — Военачальник с такой силой схватил Турриса за плечи, будто тот был повинен в исчезновении двоих людей. — Как… Как это…

— Герр Голлдар, здесь, похоже, лаз! — отозвался Марх, один из людей Назгура.

Натрайт открыл глаза и шумно выдохнул. Он был единственным, кто испытал облегчение. Оставалась надежда, что брат жив, а это значит, что он не единственный Солей.

Натрайт слабо улыбнулся. Назгур уставился на него. Хорошее настроение Солея немало его разозлило.

— Ну и где Арктар, а? Отвечай! — Голлдар толкнул Натрайта в грудь. Тот не удержался на ногах и свалился в снег.

— Успокойтесь. Ему-то откуда знать? — попытался вмешаться Сельвик.

— Откуда?! Потому что он — братец одного из моих людей! Потому что он приютил мага! — Голлдар с трудом сдержался, чтобы не пнуть беспомощного Солея. — Потому что ему, выродку, должны были срубить голову!

— Я ничего не знаю! — Натрайт попытался встать. Назгур всё же не стерпел и ударил ногой в бок, опрокидывая на землю.

— Значит, один из ваших людей — брат одного из пленников. Занятно! — сделал вывод Ренн. — Надеюсь, понимаете, что во всём том, что случилось, есть часть и вашей вины, герр Голлдар. Как пить дать, землетрясение подстроил этот треклятый маг. Потому что знал о тайном ходе.

Воины разгребали камни, завалившие лаз.

— Темно! — отозвался Элдигар. Его слова привели Назгура Голлдара в чувство. Тот покосился на Солея, который, кряхтя, пытался встать.

— Прибить, что ли, тебя? — Голлдар был склонен обвинить в неудаче кого угодно в этот момент.

— Успокойтесь! — урезонил Ренн Сельвик разбушевавшегося штурмверца. — Коль так всё случилось, то следует подумать о том, как поймать беглеца.

— Беглецов, — поправил Эре Туррис. — Арктару это не сойдёт с рук.

Натрайт встал.

— Герр Голлдар, кое-что нужно обсудить наедине, — предложил Сельвик.

Назгур охотно послушался. Ренн отвёл его в сторону и негромко произнёс:

— Не стоит его шпынять. — Он кивнул в сторону Солея. — Раз беглец — его братец, то следует попридержать, холить и лелеять. Конечно, не зад лизать, это лишнее, но не издеваться. Этот Арктар, или как его, не сможет не попытаться вмешаться, если брату будет угрожать смертельная опасность.

— Не вмешается, — возразил Голлдар. — Да, они братья, но словно чужие друг другу. Даже хуже. О Натрайте Солее знаешь. Арктару всегда доставалось за то, что он — брат столь падшего человека.

— То было раньше! — Сельвик развернулся и медленно побрёл. — Не нужно было родиться слепым, чтобы понять, что маг очаровал молодого дуралея. Вот и выходит, что два брата — пара сапог. Арктар наверняка пересмотрит мнение и по-новому взглянет на брата.

Назгур смахнул снежинки, застрявшие в бороде. В словах Ренна был резон. Он покачал головой, гадая, что могло произойти такого, что детей Солея-старшего тянуло к мужчинам. Сначала — Натрайта, после — Эльгвара, незаконного отпрыска.

«Теперь и Арктар туда же!» — задумался Назгур. По себе судить не хотелось. Причин могло быть много, не меньше, чем людей. В случае с ним самим было всё просто: он влюбился в лучшего друга, зная, что отношения изначально обречены на провал.

И продолжал любить теми болезненными чувствами, хотя пытался вытравить их из души. Назгур принял решение — никаких мужчин в его жизни больше не будет. Не помогла и связь с женщиной. То и дело вспоминался Эльгвар Ферох, его прямолинейность и честность.

«Ещё и этот… Ну почему они так похожи!» — негодовал Голлдар. Он развернулся и пошёл к тому, что некогда было храмом. Поймав взгляд серых глаз, Назгур отвернулся, не желая глядеть на Натрайта Солея.

— Эй, что встали? Проверить лаз! — приказал он.

— Назначьте вы, герр Голлдар. Я не могу их уговорить. Отказываются наотрез — и всё тут! — пожаловался Эре.

— Потому что приказывать нужно, а не просить, — огрызнулся Голлдар и, повернувшись к ожидавшим его решения людям, недолго подумал и назвал имена.

— Почему я? — возмутился Конн Хатт.

— Это не обсуждается, Хатт, выполняй!

— Есть, герр Голлдар! — Подчиненный взялся за огниво, чтобы разжечь факел.

***

Крысы с писком разбегались от топота кованых сапог и света, давно не проникавшего в тоннель. Кто-то ойкнул, когда попытался выпрямиться. К счастью, ответвлений не было, хотя путь был длинным.

— Ну что там? — нетерпеливо спросил Эре. Ему изрядно надоел запах крысиного дерьма.

— Тупик, — отозвался шедший впереди воин.

— Значит, пришли, — Туррис облегчённо вздохнул. — Толкай!

Дверь поддалась без усилий. Нетрудно было понять, что её накануне кто-то открывал. Долгожданный дневной свет немало обрадовал воинов, и они, толкаясь, высыпали наружу. Эре покачал головой, радуясь, что шёл последним. Никто не мог сбить его с ног, чтобы выбраться в неизвестность.

— Красота-то какая! — обрадовался Конн Хатт, разглядывая фонтанчик, и, стянув перчатки, сунул руки под струю. Вода оказалась тёплой.

— Не пей, — предупредил Эре. — Неизвестно, чего ожидать от неё.

Конн нахмурился и разжал руки, выплеснув пригоршню воды на землю. Бойцы осмотрели развалины.

— Никаких следов, — доложил Магр, один из людей Ренна Сельвика, довольно немолодой лучник Ордена. — Если бы мы добрались чуть раньше. Сейчас ищи-свищи следы.

— Без герра Голлдара всё равно принимать решение не будем, но главное — мы нашли направление, куда они ушли, — сделал вывод Эре Туррис. — Далеко без лошадей и хоть каких-нибудь припасов уйти невозможно. Арктар хорошо разбирается в рыбалке, но к охоте никогда не тяготел.

— Значит, они попытаются отыскать деревню, — решил Магр. — Кроме Шумы, ближайшая — Манфера. Мелкая деревушка с красивым названием.

— Разберёмся, — пообещал Эре. — Все назад! Тэм, охраняй вход. Я могу попросить тебя о том же? — обратился Туррис к Магру.

— Несомненно, — услужливо ответил тот.

— Отлично. Если заметите что-то подозрительное — назад немедленно, — приказал Туррис напоследок и вошёл первым в тоннель.

Остальные потянулись следом. Свежий воздух сменился неприятным запахом затхлости и крыс, которые с писком шныряли под ногами, уворачиваясь от тяжёлых сапог.

Путь назад показался куда короче, чем вперёд. Воины знали, чего ожидать от тоннеля.

***

Назгур выслушал доклад Эре. Его не на шутку злило, что маг сумел уйти едва ли не из-под носа. Он сделал глубокий вдох, чтобы не вылить гнев на ни в чём не повинных подчинённых. Даже маг не вызвал такую бурю эмоций.

Голлдар был готов убить Арктара Солея собственными руками.

«Что ты натворил, дурак!» — мысленно выругался он. Лишь сам Арктар мог дать ответ, хотя Голлдар сомневался, что получит хоть какое-то вразумительное объяснение. В глубине души теплилась надежда, что Солей не раздумывая бросился вдогонку за опальным магом, но, вспомнив последние события, Назгур разуверился в этом и укорил себя. Он забыл, что Арктар, несмотря на произошедшие с ним печальные события, — молодой крепкий мужчина, способный на чувства и желающий плотских утех, а не каменный истукан.

Голлдар впервые за долгое время растерялся, не зная, что предпринять дальше. С одной стороны, следовало пуститься в погоню за беглецами, с другой — было необходимо всё продумать.

«Что, если Арктару известно больше, чем я думаю?» — Назгур вспомнил Диффа Лекорда, дедушку Арктара Солея. Тот посвятил изучению тайн люстерских магов большую часть жизни и мог многое поведать внуку.

— Что собираетесь предпринять, герр Голлдар? — спросил подошедший Ренн Сельвик.

— Есть предложения? — ответил вопросом военачальник.

— Ничего особенного, но всё же я дождался бы вестей из Магерты. — Подчиненный пригладил каштановую бороду. — Пороть горячку — последнее дело.

— Ты прав, — вздохнул Назгур и отвернулся. — Заодно будет время поразмышлять обо всём.

Голлдар бросил взгляд на Натрайта Солея. Тот прошёл мимо, не обращая на него никакого внимания.

«Бесполезный кусок дерьма!» — разозлился Назгур.

Но, невзирая на это, убивать Натрайта ему не хотелось. Волочь с собой — тоже. Голлдару предстояло поразмышлять в том числе и над тем, что делать с братом Арктара.

***

Пошёл снег. Арктар придерживал капюшон, чтобы шальной ветер не задувал в уши. Его мучил кашель.

— Отлично. Снег следы заметёт! — обрадовался Рамин Самму.

Солею радоваться было нечему. Он чувствовал слабость. Ноги подкашивались при ходьбе. Гведеон, как назло, отмалчивался, что именно случилось у ямы. Маг бросал лишь злые взгляды и поджимал губы, когда в очередной раз слышал один и тот же вопрос.

Лес давно закончился. Перед отрядом простёрлось широкое поле.

— Всевеликий, впереди — Манфера! — доложил Самму.

За снегопадом не было видно ничего. Икарей наклонился и достал снег из голенищ.

— Нет. Туда мы не пойдём, — решил он. — Венценосные — не дураки и в первую очередь будут искать в близлежащих селениях.

Арктар остановился и отдышался. Ему хотелось отогреться, чтобы надоевший удушливый кашель, наконец, прекратился.

— Но здесь — открытая местность! — возразил Рамин, пытаясь перекричать вой ветра. — Нас видно издалека.

— Непогода нам на руку, — напирал Гведеон своё. — Проклятье! Ты о чём думал, когда решил встать на мою сторону?!

«О брате!» — подумал Самму, но вслух произнёс:

— По коням! Увы, Всевеликий, больше чем одного коня я не могу дать. Придётся…

— Я никогда не был хорошим наездником, — успокоил его Гведеон.

Арктар был рад, что надоевшая пешая прогулка прекратилась, и охотно взобрался в седло. Беспородную лошадь трудно было назвать красивой, но, судя по всему, она была молодой, наверняка и выносливой. Солей наклонился и помог Икарею сесть позади него.

Тот обхватил руками его туловище и плотно прижался. Даже сквозь кирасу Солей чувствовал прикосновение — таким чувственным был этот момент.

Арктар взялся за удила и тряхнул головой, пытаясь привести мысли в порядок. Резкое движение отдалось слабой болью в темени, куда накануне попал камень. Именно в это неподходящее время вспомнилась близость. У Солея до сих пор не возникло мысли, что это — плохо, унизительно, хотя мужчины не должны так себя вести, не должны наслаждаться прикосновениями себе подобных.

Ему было любопытно, каково это — почувствовать Гведеона в себе. Он был уверен — терпеливый люстерец не причинит ему боли.

Маг улыбнулся и прижался лбом к плечу любовника. Он почувствовал чужие мысли.

Погода не предрасполагала прогулок, и по дороге не попадались странники. Крестьяне предпочитали сидеть по домам и готовиться к предстоящему празднику.

«Уже сегодня!» — вспомнил Солей дату.

Коло Нови сделает новый, странный виток в его жизни. Арктар не знал, что его ждёт, но был уверен, что путь в Штурмвер для него навсегда закрыт. Если только он не приведёт мага, связанного и беспомощного.

Солею этого не хотелось. Гведеон не всё поведал из своей жизни. Арктару хотелось знать, как жил маг, одинокий, потерявший единомышленников, но стойко цеплявшийся за свои убеждения. Он чувствовал щемящую тоску, которую испытывал люстерец, потерявший однажды власть.

Арктару всего лишь стоило понять, что Гведеон — живой, настоящий, из плоти и крови, порой слабый и беспомощный.

Равнина сменилась невысокой холмистой местностью, чему Гведеон был несказанно рад. Между холмами было укрыться значительно легче. Рукав Равы прорезал местность.

— Там — мост! — Рамин указал рукой. — Всевеликий, думаю, стоит его разрушить.

— Не стоит, — ответил Икарей. — Стоило бы летом. Сейчас сама река — мост. Придётся положиться на свой страх и риск. И на удачу.

— Как скажете! — Самму поджал губы. Сейчас он не понимал, почему брат так восхищался магом. Гведеона он представлял себе иначе, хотя не смог бы ответить, как именно, но не тщедушным невысоким человеком. Рамину с трудом верилось, что изуродованные руки творили заклинания.

Но свобода Люстера была куда важнее.

За ночь Рамин не раз думал, что Гведеон — не тот, за кого себя выдаёт, самозванец. Его напарник выглядел куда внушительнее.

Выбрав ложбину между тремя холмами, отряд остановился для ночёвки. Арктар спешился с лошади и помог слезть магу. Тот застыл как вкопанный.

— Хм, — хмыкнул Гведеон. — Занятная местность. Вроде и спокойная, но кровью насквозь пропитанная. Хотя… Покажите мне хоть клочок земли в Нарсилионе, где не проливалась кровь — и я удивлюсь.

— Что он несёт? — шёпотом спросил Рамин, не осмеливаясь задать этот вопрос самому магу.

Гведеон пристально посмотрел на Арктара. Тот, не обращая на мага никакого внимания, потёр виски.

Арктар не готов. Маг чуял это.

Солей старался не подавать вида, что устал. Ему хотелось отогреться и поесть, а после — забыться крепким сном.

Оживлённые голоса прервали раздумья мага. Тот молча глазел, как мужчины высекали искру. Запас дров был невелик, и отогреться наверняка не удастся в полной мере.

Арктар охотно поспешил на помощь, без понуканий.

Всё что угодно, лишь бы не видеть, как падает изувеченное тело воина, как украшенный резьбой щит с грохотом валится, прикрывая отрубленную руку.

Лишь бы не видеть, как воин в кирасе, украшенной короной, развернулся и поскакал прочь.

Голова разболелась с новой силой. Солей взял горсть снега и приложил к вискам. Гведеон нахмурился, наблюдая за ним.

«Видел!» — догадался он. Маг поспешил к Солею, чтобы, в случае необходимости, привести того в чувство.

Арктар не был готов к тому, чтобы всё случилось раньше времени.

***

В Шуме было не продохнуть от воинов. Крестьяне недовольно ворчали, но побаивались открытых склок.

Назгур Голлдар пожал руку немолодому мужчине с седой бородой.

— Приветствую, герр Сефур! — Голлдар почтительно склонил голову.

— Оставь это задолизание юнцам, — резко парировал Медан Сефур, глава Магертского Ордена. — Тем более, времени немного. В таверну? — предложил он. — Не стоит решать дела на открытом морозе.

Назгур не осмелился перечить и поплёлся следом за Сефуром. Тот хорошо знал все закоулки, и вскоре небольшой отряд вышел к таверне.

Хозяин широко улыбнулся, завидев посетителей. Венценосные не скупились на деньги, хотя порой чинили драки и ломали мебель, но, как правило, с лихвой возмещали звонкой монетой за то, что сломали.

— Доброго вам здоровья, герр Сефур! — раздался звонкий девичий голосок.

— И тебе, Билья! — Медан почтительно склонил голову. — Рих, сочный окорок бы мне и моим ребятам.

— Билья, ступай на кухню! — прогнал хозяин таверны дочь. Та, недовольно нахмурившись, удалилась. — Всё есть. Только сегодня бычка заколол. К окороку — пиво?

— Пиво, — подтвердил Сефур. — Да и… У нас мало времени. Ты понял.

— Будет сделано, герр Сефур, — пообещал Рих.

Назгур сел за длинный стол. Медан Сефур последовал его примеру и, отстегнув пряжку плаща, передал одному из своих людей.

— Итак, перейду сразу к делу, — начал он. Назгур по его тону не мог сказать, зол ли он. Сефур казался равнодушным. — Досадное упущение случилось, но вы, герр Голлдар, имели мужество прямо сообщить об этом, а не проявлять самодеятельность, гоняясь за магом. Что ж, похвально! — Голлдар опешил. Он никак не ожидал, что Медан станет его хвалить. — Да, маг погиб, но у меня есть подозрение, что он не тот, за кого себя…

— Он жив, — без обиняков прервал Назгур. — Да, это моя вина, что в лютый мороз захотелось просто отогреть свой зад. Я не думал, что этот сукин сын сумеет выбраться из-под обломков. — Медан Сефур вытаращил голубые глаза. Заметив его удивление, военачальник продолжил: — Там лаз был. Эти треклятые жрецы всё предусмотрели. Они смастерили стену так, чтобы в первую очередь рухнула именно она. — Голлдар вытер выступившую испарину и промолчал, не решаясь признаться дальше. — Но хуже всего то, что с ним бежал один из моих людей. Проклятый предатель!

Сефур закрыл глаза и положил руку на грудь, на место, где должно было находиться сердце.

— Вот оно что, — прошептал он побелевшими губами. — Тогда всё встаёт на свои места.

Теперь ничего не понимал Назгур. Он терпеливо дожидался, когда сердечный приступ пройдёт. Медан достал из поясной сумки флакон, откупорил его и сделал маленький глоток остро пахнущей жидкости. Вскоре его щёки покрылись румянцем, и он пояснил:

— Дотла сожжена одна из деревень. Женщина, которой удалось уцелеть, сообщила, что огонь возник словно из ниоткуда, сгорели все дома. Так поджечь, ещё и зимой, невозможно!

— Где это было? — уточнил Голлдар.

— Восточнее. У ближайшей к Магерте деревни, — пояснил Медан. — Я думал об этом. Чтобы добраться до неё, хватит одной ночи. Сукин сын знал, что мы бросимся на помощь и наверняка проник в город. Немудрено! Зад-то всем охота отогреть! — Сефур пристально посмотрел на Голлдара. — Да и… Всё же жаль мне вашего дурака. Наверняка кормит падальщиков. В доспехах Венценосных маг мог беспрепятственно проникнуть в город. Мои люди прочёсывают Магерту, но сам знаешь, этот сукин сын — хитёр. Прикинуться нищим ему несложно. Даже обычные горожане не привлекают внимания!

Назгур не верил, что Арктар Солей — мёртв, хотя и не отрицал, что такие события вполне могли быть.

— Наручи, — напомнил он. — Мы не дураки, чтобы не обезвредить…

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд