Поиск
Обновления

24 июня 2018 обновлены ориджиналы:

01:03   Фландрийский зверь

18 июня 2018 обновлены ориджиналы:

11:46   Ледяная крепость

17 июня 2018 обновлены ориджиналы:

19:29   Северный волк

15 июня 2018 обновлены ориджиналы:

23:43   Чёрный Путь

14 июня 2018 обновлены ориджиналы:

15:38   Сказания о потерянных осколках

все ориджиналы

Кальмайский перевал - Братская любовь  

Алексия почтительно склонила голову, передав знак мира от Назгура Голлдара. Фило Тейо некоторое время разглядывал золотую печатку.

— Всё же я восхищён, Алексия! — Лорд улыбнулся. На его круглом, в оспинках, лице улыбка смотрелась скорее устрашающе, чем приветливо. — Так быстро уговорить нарсилионцев. Они, как правило, не идут на контакт.

— Более того, я привела их, мой лорд!

Фило поднял бровь.

— Почему тогда их здесь нет?! — вспылил он. — Я же приказал, если нарсилионцы согласятся на переговоры — доставить ко мне немедленно!

Алексия зло сжала губы. Фило Тейо славился несдержанным нравом, и ей это было известно более чем кому-либо. Она развернулась и пошла к дверям. Фило посмотрел ей вслед.

«Спала с ними или нет?» — размышлял он. Тейо старался гнать прочь мысли из головы. Он сам притащил Алексию Рьяду в Кальмаи, а значит, следовало ожидать чего-то подобного.

Дверь открылась, и в проёме показался светловолосый мужчина. За ним шли двое бойцов, а третий спутник заметно отличался простой одеждой, какую любят охотники.

«Следопыт!» — догадался лорд.

Назгур Голлдар подошёл к нему.

— Алексия, не уходи далеко, — попросил Фил, и та подошла к его креслу, — чтобы мы хоть как-то поняли друг друга.

— О, насчёт этого не беспокойтесь, — возразил Голлдар. — Я знаю хаквиндский язык, пусть не очень хорошо, но, думаю, друг друга поймём.

Фило Тейо был немало удивлён. Назгур Голлдар заметно скромничал — он прекрасно знал хаквиндский язык и говорил на нём без акцента.

«Странно. Так разговаривать может только уроженец Хаквинда!» — подумал Тейо, но вслух произнёс другое:

— Вот и славно! В таком случае первое, что нужно сделать — отобедать. Разговоры будут после!

Фило грузно встал с кресла. Немаленькому Назгуру пришлось смотреть снизу вверх на него. Рост лорда Тейо едва ли не достигал семи футов, а большой живот и вовсе делал похожим на огра.

— Ну и ну! — пробормотал один из бойцов, но, поймав недобрый взгляд охотника, прикусил язык.

Фило подошёл к Голлдару и протянул руку. Тот пожал её.

— Алексия, распоряжение насчёт обеда — за тобой.

— Будет сделано, лорд Тейо! — Алексия почтительно склонила голову и удалилась.

Ферох проводил её взглядом и, заметив, как Фило Тейо смотрит на неё, догадался, что они — любовники.

Назгур Голлдар немало обрадовался, что, наконец, за долгое время выпала возможность хорошенько поесть, пусть даже в гостях у хаквиндцев. В отличие от друга, кому было неуютно находиться в этом месте, Назгур чувствовал себя так, словно был дома. Лорд Тейо не солгал. Он на самом деле не питал неприязни, к тому же лицо столь огромного человека было незлым, а грустный взгляд выдавал, что хаквиндцев настигла беда.

«Не мешало бы узнать, что происходит!» — решил Голлдар. Иного способа, кроме как услышать из уст Фило Тейо, он не видел.

Зал наполнился ароматами горячей пищи, и нарсилионцы выбросили мысли прочь. Им слишком хотелось есть, чтобы думать о проблемах.

***

Эльгвар не понимал хаквиндскую речь, Назгур Голлдар до того свободно беседовал с Фило Тейо, будто сам был хаквиндцем.

«Как знать? Я ведь никогда не спрашивал у него о родителях!» — подумал Ферох, вгрызаясь в сочное жаркое из птицы. Сдобренное солью и травами, мясо было великолепно приготовлено, а вино приятно разлилось по внутренностям. Настроение было праздным, не хотелось ни о чём думать.

Он оказался прав, решив, что Алексия — любовница лорда. Когда тот, никого не стесняясь, положил огромную пятерню на худенький женский зад и погладил, та тихонько захихикала в ответ, но руку не убрала.

— Ну что ж, пора рассказать, зачем я вас позвал, — предложил лорд Тейо. В его глазах появилась грусть.

— Я готов! — согласился Назгур Голлдар и устроился удобнее на стуле.

Тейо некоторое время сидел, подперев голову о руку, и размышлял. Он сбился со счёта, вспоминая, сколько времени провёл в Кальмаях и сколько было загублено свьорров, но лишь недавно осознал, какую ошибку совершили его земляки, решившись извести обитателей гор.

— Раз так далеко заявились, то о свьоррах знаете не понаслышке, — начал Фило и тут же замолчал в ожидании слов от Назгура Голлдара, но, не услышав ответ, продолжил: — Для начала хочу, чтобы вы знали, что я был против той войны, так как знал, что мы проиграем. Но кто же меня послушает, птенца желторотого? Уж точно не отец!

Голлдар не сразу вспомнил, что у хаквиндцев невозможно занять высокий чин даже заслугами, он наследовался вместе с титулом, и зачастую бывало, что войсками руководили прирождённые дураки. Однако Фило Тейо внушил доверие сразу.

— Если это возможно, то не нужно отвлекаться. Мне душевные мытарства ни к чему, — заметил Назгур.

— Да, пожалуй, ты прав, — согласился Фило. — Хаквинд пришёл в упадок после войны, даже Безлонь и портовые города не смогли спасти от нищеты и голода. И тогда Совет решил — быть Кальмаю нашим, коль Нарсилион не сумели присоединить.

Голлдар подивился боеготовности хаквиндцев, которые, несмотря на упадок в стране, снова взялись за оружие. Даже Нарсилион долго приходил в себя, обретая былую мощь.

— Свьорры, конечно, не обрадовались, — съязвил он.

— Разумеется, — подтвердил Тейо, — но главное, что у нас были ядовитые стрелы. Ваш знаменитый оружейник рассказал, как они устроены, до того, как его…

Назгур вздохнул. Он предпочёл не знать, как умер Махен, создавший удивительные стрелы. Наверняка его пытали, ведь оружейника было невозможно купить даже деньгами, чтобы выведать тайну.

— Продолжай, — попросил Назгур, заметив, как Фило смотрел на него. Трудно было различить цвет маленьких глаз, буравивших Голлдара.

— Всем оружейникам была разослана схема, и ядовитые стрелы появились на свет. Свьорр-то только вблизи опасен, а отравленной стрелой его легко лишить жизни. Все десять лет мы только и делали, что вели эту Кальмайскую войну, — продолжил Тейо. — Десять лет нам понадобилось, чтобы понять, какую ошибку мы сделали! — он приблизил лицо к Голлдару так, что стал различим цвет глаз, нечасто встречающийся, ореховый. — Шаманы нам ой как тяжело давались. Не один наш воин просто-напросто свихнулся, попав под их влияние, но, в конце концов, и их перебили.

Лорд Тейо вздрогнул. Он не мог забыть леденящий душу страх, когда его топор раскроил голову последнему старому шаману. Тот некоторое время смотрел, широко распахнув глаза, а во взгляде читалось: «За что?».

— Что же было дальше? — нетерпеливо спросил Назгур.

— Погоди, — отрезал Фило. — Я не рассказал, как мы убивали самых сильных шаманов. Долгонько же мы выжидали, пока они высунутся из нор. Они-то понастроили дома на вершинах гор. Нужно быть безумцем, чтобы лезть туда!

Разведчики доложили, что с вершины горы спустился шаман, сгорбленный, с длинной бородой.

 — Постойте! — Фило поднял руку. Нехорошее чутьё не подводило его никогда. — Не подходите близко!

Шаман огляделся. Он словно знал, что где-то недалеко притаились люди. Издалека было трудно его разглядеть, но длинное коричневое одеяние не оставило сомнений, что это именно колдун.

 — Я долгонько ждала, пока он не отойдёт. Страха натерпелась, — доложила Алексия.

 — Ты молодец, хоть и женщина, — похвалил Фило. Та зарделась, но не от похвалы. Алексия Рьяда не любила, когда ей указывали, кем она была рождена.

Алексия не произнесла ни слова. Не до ругани и возражений было в смутные непонятные времена.

В это время появился ещё один разведчик.

 — Похоже, свьорры для чего-то собираются. В одного шамана я выпустил стрелу, но с остальными тягаться не решился. — Дыхание шпиона было сбивчивым. — Ой, ну и страха я натерпелся!

Фило понял по взгляду подчинённого, что тот чего-то недоговаривал. Глазные яблоки бегали. Он избегал смотреть в сторону лорда.

 — Ну, что начудил? — спросил Фило Тейо.

 — Так… — разведчик пожал плечами, — Гено Райво… Он… Не знаю, что свьорры сотворили с ним, но он вдруг начал метаться, а потом влез на скалу и, словно не видя, куда идёт, рухнул вниз! — Он перевёл дыхание. — Я… боялся!

 — Понятно. Затуманили разум, — сделал вывод лорд Тейо. — Ты бы ничего не смог поделать, так что не кори себя. Да примет Нийя душу Гено в свои чертоги.

Разведчик облегчённо вздохнул, Фило Тейо отдал приказ.

— И? — спросил Голлдар.

— Мы перебили их, — тихо ответил Фило, — издалека, стрелами. Хотели тела сжечь, но… — Он покачал головой так, что кудрявые русые волосы упали на лицо. Лорд Тейо смахнул их. От Назгура не укрылось его состояние. Фило Тейо, семифутовый великан, боялся, словно ребёнок.

— Готово. Осталось их сжечь, — решил лорд Тейо. Он стоял на большом каменном, похожем на алтарь, круге. Было непонятно, кто или что создало огромную каменную плиту, изрезанную непонятными знаками.

Тела пяти шаманов были уложены рядом и засыпаны сухими ветками.

Земля затряслась.

 — Что это? Землетрясение? — испуганно спросила Алексия. Подземные толчки тут же прекратились.

 — Вроде нет, — неуверенно ответил лорд Тейо и сошёл с плиты.

— Я вовремя это сделал, — Фило вздохнул и облизал пересохшие губы, — каменная плита треснула…

— Треснула? Плита?! — Назгур не поверил ушам.

— Именно! Как… Как гнилая ветка! — Лорд Тейо не хотел вспоминать тот день. Поневоле его страх полез наружу, однако сегодня, как ни странно, он не боялся, что нарсилионцы его засмеют, обозвав трусом. Чутьё подсказывало, что Назгуру Голлдару можно доверять. — Я алых майх никогда не боялся, но обмочился, увидев это чудовище, простите за подробности! — Он поднёс бокал к губам и залпом выпил вино. — Оно как… как алая майха, но огромное! — Фило Тейо замолчал. Ему было неловко признаваться, что вместо того, чтобы вступить в схватку, он удрал. Последовали его примеру и большинство людей. Смельчаки, отважившиеся на бой, погибли. — Мы пытались… несколько раз. Но его ничто не берёт. Обычным оружием нельзя убить!

Фило перевёл дыхание. Пусть рассказ не был закончен, но о самом главном он поведал. Лорд Тейо ждал, когда Голлдар задаст очередной вопрос, но тот молчал. Казалось, ему было достаточно того, что он услышал.

— От нас чего вы хотите? — наконец спросил Назгур.

— Помощи, — выдохнул Фило Тейо, — потому что мнения среди нас разделились. — Он опустил голову и тогда продолжил: — Другие лорды предпочли оставлять жертв. Они выбирали больных и чаще вздёргивали на дереве, чтобы не пачкать руки. Проклятье, но ведь можно что-то сделать! Ведь этих тварей не было раньше!

— Тварей?! — Назгур удивился. — Значит, чудовище не одно?!

— Нет. Из Безлони иногда поступают вести. Форт у города едва держится.

— Значит, свьорры, зная, что погибнут, вызвали этих тварей, — догадался Назгур.

— Именно, — подтвердил Фило. — Пока мы держимся, но много людей потеряно. Я против жертв. Не то чтобы мне было жаль раненых, но ведь кого-то можно было выходить, иначе мы так всех растеряем. Увы, даже среди нас раскол. Ваш же Орден, насколько мне известно, преследует иные цели. Вы потому и выиграли войну, что держались друг за друга.

Назгур кивнул. Он понимал, что не выжил бы в ином случае. Воины Ордена, что нашли его на поле боя, выходили его, безнадёжно раненого.

— Хорошо. Я согласен! — решился он и протянул руку. Лорд Тейо пожал её, скрепив союз. — Пока мало что понятно. Ответ только свьорры могут дать. Или те, кто их изучал.

— Я думал об этом. Увы, единственного учёного, занимавшегося их изучением, уже нет в живых. Стар он был, а…

— Но должны остаться записи. Хоть что-то! — Назгур выдернул руку.

Тейо покачал головой.

— Увы. Безлонская библиотека сгорела во время войны.

— Проклятье! — Голлдар был зол. У него был выбор — отступить, вернуться в Штурмвер, но он не мог. Не привык. — Я помогу, но позволь привести моих людей сюда.

— Само собой разумеется, — согласился Фило. — Алексия хорошо знает эти места. Но придётся идти в обход, и твои люди будут разве что к утру здесь. Лестница может не выдержать, а чинить её некому.

— Ладно. Хоть так! — согласился Назгур.

Он поймал взгляд Эльгвара. Тот, хотя не понимал ни слова, пристально смотрел на лорда, пытаясь понять по лицу его намерения. От взгляда охотника не укрылся страх и холодный пот. Странно было представить, что такой огромный немолодой мужчина был трусом. Произошло что-то из ряда вон выходящее, напугавшее даже лорда Тейо, знакомого с оружием не понаслышке.

Назгур встал и подошёл к другу, чтобы рассказать то, о чём поведал лорд Тейо.

***

Лошадь встала на дыбы, когда огромная пасть открылась, обдав зловонным дыханием. Всадник кулем свалился и даже не пошевелился. Ему было нехорошо.

Взяв себя в руки, Арктар Солей попытался отползти. Страх за жизнь прибавил сил.

Чудовище посмотрело на бойца огромными немигающими глазами и подняло хвост, чтобы раз и навсегда покончить с жертвой.

Юноша не успел откатиться и чудовищный удар пришёлся по его груди, без того тяжёлое дыхание спёрло, а в грудной клетке появилась боль.

Он расплакался и закрыл глаза, ожидая, когда придёт смерть. Осталось лишь надеяться, что герр Голлдар обо всём узнает и передаст отцу печальное известие. Или это сделает Эльгвар Ферох, брат по крови.

От рёва Арктар открыл глаза. Чудовище, похожее на исполинскую алую майху, уползало, а на хвосте красовался отпечаток в виде короны. Солей посмотрел на грудь: кираса была покрыта запёкшейся кровью, но уцелела.

Арктар встал на колени. Его долго душил кашель, а после стошнило. Он сплюнул мокроту, набравшуюся в рот — отчего-то её было очень много. Сердце ухало, зато страх придал сил. Лихорадка прошла.

Лошади не было видно, как и бойцов. По лицу Арктара потекли слёзы.

— Толку-то? Не выживу же! — произнёс он, слабый, больной. — Лучше бы… сразу!

В голову полезли события прошлого. Арктар молил, чтобы его убили, но похитители оказались глухи к его словам. Лишь увидев лицо брата, Арктар успокоился, не зная, что всё только началось.

Юноша осмотрелся. Расщелина в скалах показалась ему знакомой, и он вытер слёзы и пошёл в то место, которое знал.

Бойцы, кого Назгур Голлдар отправил наверх, чтобы те помогли хаквиндцам нести вахту и сообщить, если появятся вести об отряде, удивлённо уставились на Солея, появившегося словно из ниоткуда.

— Ты погляди, кто здесь! Арктар! — удивился один из них.

Солей был рад настолько, что хотел броситься в объятия первому встречному, будучи уверенным, что уже не одинок. Бойцы ожидали объяснений, когда послышался скрип ступенек и звук тяжёлых шагов.

— Спус… — начал было Эльгвар Ферох. — Он ещё откуда взялся? — Он присмотрелся. Золотистая корона на груди Арктара Солея была покрыта почти чёрной запёкшейся кровью. — Что ещё произошло? — Солей вместо ответа не выдержал и бросился в объятия брата, тот крепко обнял его. — Ну, будет. Придём в лагерь, и всё расскажешь. Что бы ни случилось, но ничего не поделать… — Арктар поднял голову, ожидая услышать одно слово, но Эльгвар оттолкнул его. — Так, я понял, что нужно сматываться. Разговоры будут после!

Ферох резво сбежал вниз. За ним, едва не спотыкаясь, пошёл Солей. Бойцы медленно спускались, ведя под уздцы лошадей.

— Что на этот раз? — спросил Эльгвар.

Арктар посмотрел на него и начал рассказ.

***

Фило Тейо выслушал Назгура Голлдара. С одной стороны, он огорчился, узнав о пропаже отряда, но с другой — припасы не измерялись бездонными бочками.

«Хороши «помощники»! Полтора нарсилионца, и один из них болен!» — разозлился лорд Тейо. Кашель Арктара Солея ему не нравился.

Грязь на кирасе не могла не привлечь внимание. Фило Тейо нахмурился. «Выходит, легенды не лгут. Золотая корона — действительно взята из свьоррьих легенд!» — догадался он.

Фило Тейо не мог судить, лжёт ли Голлдар либо на самом деле не знает о происхождении символа Ордена Венценосных.

— Готов вас обрадовать, — начал лорд издалека. — Мой лекарь осмотрел вашего бойца. Жить будет. Страшное позади. В лёгком образовался гнойник. Он же и вскрылся.

— Это хорошо, — вздохнул Назгур Голлдар. Хаквиндец был ему симпатичен и, как ни странно, внушал доверие. — Мне надоело терять людей.

— Мне тоже, — поделился Фило. — Будь они прокляты, те, кто не пытается противостоять, а приносит в жертву твари ни в чём не повинных людей. А ведь это мои земляки!

— Значит, Лукаса повесил кто-то…

— …из людей Темпста, — закончил Тейо. — Он обитает в том лесу, куда вы направлялись. Там шахту раскопали. Понятное дело, что жадный ублюдок не желает терять прибыль. Уж поверь, таких большинство!

— Охотно верю! — Назгур ёрзал на табурете. Больше всего ему хотелось, чтобы появился Эльгвар. Следопыт отправился на поиски в одиночку, а в силу последних событий этого делать не стоило.

— Да, и ещё, — прервал Фило Тейо раздумия. — Кто он, этот Ферох? Ведь не из твоих людей!

— Наёмник-проводник, — уклончиво ответил Назгур. Ему не нравился тон, которым был задан вопрос. — Пожалуй, пойду спать, — он поднялся. — У меня был трудный день.

— Конечно. Небось забыл, что такое кровать, — Фило Тейо улыбнулся, — и женщина. Лау готова помочь расслабиться. Эта красотка всегда готова. Впрочем, можешь выбрать другую. Любую, кроме Алексии. Она моя!

Назгур задумался. Женщины у него на самом деле давно не было, но, кроме усталости, он ничего не испытывал.

— Увы, огорчу красавиц, — произнёс он. — Я слишком устал, чтобы…

Лорд усмехнулся.

— Заставлять не буду. Доброй ночи! — Тейо дождался, пока Назгур не удалился, после, налив кружку вина, задумался. Вспомнились символы на алтаре, а в середине — изображение короны. Рисунок точь-в-точь был таким, как на кирасе и щитах нарсилионцев — бойцов Ордена Венценосных. Если когда-то можно было принять за совпадение — настолько простым было изображение, то сейчас Фило Тейо сомневался. Он был наслышан о легенде происхождения Ордена, некогда состоявшего только из учёных. Наверняка нельзя было сказать, что именно они изучали, но в скором времени для охраны умных голов понадобились телохранители. Со временем учёные умерли, а Орден превратился в цитадель для взращивания и воспитания умелых воинов.

Фило Тейо вспоминал легенды, связанные с Орденом Венценосных, пока не пришла Алексия и едва ли не силой уволокла любовника в постель.

***

Эльгвар Ферох догадывался, куда именно могли пойти бойцы. Следы от копыт были отчётливо заметны даже в ночной темноте.

«Скорее всего, направились назад!» — решил следопыт и направил Вэсина в сторону ущелья, откуда накануне пришли. Одному, без отряда, было двигаться куда быстрее и легче, и Эльгвар довольно быстро нашёл место давешней ночёвки.

— Если удрали в сторону леса, то они полные болваны! — обозвал он бойцов, хотя не мог поверить, что рассудительный Эре принял настолько глупое решение.

Его взгляд натолкнулся на холмик, что остался непотревоженным долгих одиннадцать лет. Ферох спешился и, подойдя к камням, стал их разбирать.

«Как же я наложил их так много!» — мысленно обругал он себя. Хотелось увидеть кирасу, родную, которую с гордостью носил в юности.

Эльгвар уже дотронулся до наплечника и достал кирасу, когда ржание Вэсина отвлекло его. Он вскочил, когда в скалу правее от него врезалась стрела.

— Сукин… — было не до ругани, и Ферох вскочил на коня, перебросив через его спину доспех. В полной темноте прицелиться было невозможно. Осталось надеяться, что горе-стрелок на самом деле был таковым.

Вторая стрела просвистела над головой. Вэсин метался. На ходу было трудно разглядеть, где именно прятался стрелок.

Эльгвар развернул коня и понёсся в сторону, откуда прилетела стрела. Удила больно врезались в рот Вэсина, когда всадник дёрнул их, чтобы повернуть. Третья стрела едва не угодила в плечо охотника, скользнув по куртке.

— Мерзавец! — Эльгвар пытался разглядеть лучника. Тот прятался за нагромождением валунов, а Ферох не хотел, чтобы его признали трусом, поэтому, рискуя сломать шею, на ходу спрыгнул с Вэсина и забежал за валуны ровно тогда, когда лучник едва не выстрелил.

Эльгвар выбил лук. Завязалась рукопашная схватка. Лучник, одетый в лёгкую куртку, был силён, и Ферох скрутился, когда удар угодил в солнечное сплетение.

Лучник нагнулся, чтобы поднять оружие, и это стало его ошибкой. Охотник вытащил кинжал и всадил противнику в поясницу, тот вскрикнул, но от боли разогнуться не смог. Эльгвар, схватив его за волосы, перерезал горло. Лучник захрипел, попытки вырваться стали слабее и вскоре он затих.

Ферох отбросил тело и, подозвав Вэсина, вскочил на спину.

— Да чтобы я ещё раз отправился на ночь глядя на поиски! — Он зло сплюнул и развернул коня.

Он уже был далеко и не видел, как огромное белое с красным рисунком чудовище подползло к телу, огромные челюсти клацнули, а кости лучника хрустнули.

***

Арктар Солей кутался в одеяло, хотя жара не было. Он сидел на пороге дома и слушал хаквиндскую речь, не понимая ни слова. Ему было неуютно находиться в стане чужаков.

Кашель беспокоил уже не так часто. Арктар сплюнул собравшуюся мокроту.

«Где же Эльгвар?» — задумался он, вглядываясь в ворота. Часовой поймал его взгляд и отвернулся.

Хотелось спать, но слабый Солей не решился подняться. Он так и задремал, привалившись к ступенькам, пока скрип ворот не разбудил его.

— Эльгвар, — пробормотал Арктар. Ферох вернулся один. Он спешился с Вэсина и передал удила одному из часовых, после пошёл к дому.

— Эй, тебе-то что не спится? — спросил Ферох.

— П-просто, — несмело ответил Арктар, — вышел подышать. В доме душно, да и на полу спать не могу!

— А-а-а, я тоже привык к палатке, — поддакнул Эльгвар. — Но нечего рассиживаться. Спать давно пора, тем более тебе.

Он подхватил Солея под руки и повёл к месту, где накануне поставил палатку.

— Вот. Спи здесь, коль не желаешь ночевать под крышей.

— А ты… — Арктар пристально посмотрел на брата, — к герру Голлдару пойдёшь?

— Ещё чего! — Эльгвар фыркнул. — Не в мои годы после тяжёлого дня и бессонной ночи любовным утехам предаваться! — Он откинул полог и бережно усадил Арктара на шкуры. — Спи давай!

Эльгвар лёг на землю. Арктар поплотнее завернулся в одеяло и устроился рядом с ним.

— Нашёл хоть что-нибудь? — несмело спросил Солей.

— Нет. Как сквозь землю провалились. Но не ночью отправляться на поиски! — Эльгвар закрыл глаза и отвернулся. — Завтра попробую ещё раз, а ты спи и не мешай мне.

Арктар некоторое время прислушивался к дыханию. Оно было тихим. Эльгвар не спал.

Солей закашлялся.

— Проклятье! Поспишь тут с тобой! — выругался Ферох и сел. — Взял к себе братца на свою голову! — Он постучал по спине Арктара.

— Зачем? — сквозь кашель спросил Солей. — Зачем ты ко мне так хорошо относишься? — переспросил он, когда приступ прошёл.

— Зачем?! — Эльгвар был удивлён. — Да жалко мне тебя, наверное. Я-то решил, что ты влюблён в Назгура, ходишь, вынюхиваешь всё, но дошли слухи, что ты просто блажной. Знаешь, я заметил!

Арктару было обидно. Эльгвар не мог представить себе, что именно произошло в жизни Солея, то, почему он боялся, что его увидят голым.

— Хорошо. Да, я блажной ублюдок, — голос Арктара дрожал. — Но я никогда не предам герра Голлдара и… — ком подкатил к горлу, оборвав речь. Солей сглотнул и продолжил: — Я… боюсь… Родной брат не погнушался заметить, что я красив. Он… Он…

Эльгвар поднял голову. Кое-что стало проясняться. На Арктара Солея положил глаз родной брат.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд