Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Кальмайский перевал - Одна кровь  

Свьорр оказался болен. Из распухшей ноги тёк гной.

— Капкан, — догадался Эльгвар, разглядев рану. Рваные края не оставили сомнений, что свьорр неумело пытался разжать зубья, чем ещё больше повредил конечность.

Он был совсем молодым, скорее отроком. Борода совсем короткая. Кое-где белая шерсть слиплась, кожа покрылась язвами.

— Понятно. Заражение крови… — Свьорр был не жилец. Он пришёл в низину, чтобы умереть. Эльгвар вздохнул и достал кинжал. Свьорр пристально смотрел в его глаза и внезапно исчез, словно растворился.

Эльгвар лежал на этих самых валунах и слушал перебранку у реки. Он увидел себя со стороны, услышал собственный голос, когда спорил с Назгуром и впервые узнал, какое у него выражение лица, когда проигрывал. Глаза сверкали от злости.

Эльгвар низко опустил голову, когда Назгур обошёл валуны. Он постарался не дышать, а стук сердца, казалось, был слышен далеко.

— Я? Боялся? — Эльгвар усмехнулся и крепко сжал рукоять кинжала. Свьорр покачал головой и, приблизив лицо, снова пристально посмотреть в его глаза.

Нога соскользнула, и Эльгвар кулем свалился и больно ударился головой. Сдув с лица чёрные волосы, побрёл вдоль берега, но не в лагерь. Стало страшно.

Он почувствовал, что вот-вот обмочится, когда увидел белую свьоррью спину. Не сразу он заметил рану на ноге и язвы.

Эльгвар потряс головой. Он всё понял, кроме одного — в чьи воспоминания вселил его свьорр. Тот не отрывал взгляд.

Эльгвар влез в палатку. Его трясло. Не сразу удалось уснуть, а кошмар и вовсе сразу же забылся. Получив замечание от одного из бойцов, он вышел и бросился к палатке Назгура Голлдара. Сердце ухало, в горле стоял ком, когда он каялся, что утаил сведения, причём искренне. Эльгвар на самом деле боялся, что с отрядом что-нибудь случится.

 — …И… Спасибо, Арктар! — это было последнее, что сказал Назгур Голлдар.

От этих слов затрясло. Эльгвар увидел всё, что произошло, от лица Арктара Солея.

«Но почему — он?» — мелькнула мысль и тут же исчезла. Только так был шанс выяснить, где находится отряд.

Эльгвар потрогал лицо и почувствовал щетину. Он старался от неё избавиться при первой возможности.

Длинными тонкими пальцами он открыл зеркальце — слишком дорогую и редкую вещь, доступную только богатым людям, и уставился на отражение. На него смотрел молодой черноволосый человек с тонкими изящными чертами лица и серыми глазами — Арктар Солей.

После бритья Эльгвар осмотрелся. Руки подрагивали. Он больше не хотел находиться в месте, где увидел свьорра.

Далее последовал долгий путь.

Эльгвар Ферох опомнился и сделал то, о чём взглядом молил юный шаман. Он приставил кинжал к грудной клетке и пронзил свьоррье сердце. Тот дёрнулся и навеки затих. Теперь мало волновало, как так получилось побывать в шкуре Арктара Солея. Главное, известно, где искать отряд.

***

Назгур обрадовался. Отряду удалось взобраться по довольно пологому склону на гору и выйти на плато. Одно угнетало — отсутствие воды.

— Идём дальше, — распорядился он. — Осталось чуть-чуть — и перейдём на ту сторону.

— Герр Голлдар, так лошади падут, — взмолился Эре.

— Но здесь почти нет травы, — подал голос кто-то из воинов. — Да и неизвестно, какой спуск. Он может оказаться крутым!

Разгорелся спор. Отряд разделился на две части, и обе доказывали свою правоту. Кто-то из уставших бойцов хотел разбить лагерь, иные — продолжать путь в поисках безопасного места.

— Хватит! От грызни прока не будет! — прикрикнул Назгур. Шум стих.

— А всё же стоило идти по той тропе, о которой я говорил, — высказал мнение Арктар. — Мы только время зря потеряли. Всё равно придётся возвращаться.

— Порой мне кажется, что ты нам всем гибели желаешь! — Солей покраснел и замолчал.

— Почему? Как раз он прав! — Назгур не поверил ушам. Последние слова были сказаны голосом друга. — Я видел ту тропу. Потерпеть бы пришлось, потесниться, идти гуськом, но вышли бы как раз к ущелью. — Эльгвар, так внезапно появившийся, спешился с лошади. — Предлагаю спуститься. Ночевать на плато — самоубийство.

— Как скажешь! — Назгур сжал губы. Он был рад видеть приятеля, но старался не подать вида. — Веди, раз решил вернуться.

Эльгвар посмотрел на него. Назгур не спросил, как охотник нашёл отряд. Он словно знал, что тот не оставит его. .

— Ты шёл за нами? — ехидно спросил Арктар. — Иначе я не представляю, как можно было так быстро нас догнать.

— Напомню, что я следопыт, — парировал Эльгвар. — Это на всякий случай для тех, у кого короткая память.

Пристыженный Арктар замолчал и зло взглянул на него. Возвращению, судя по недоброму взгляду, заметно не был рад. Эльгвар поймал его взгляд и отвернулся.

— Ну, за мной! — Он развернулся и повёл коня вниз. — Главное — уйти подальше от открытого плато, чтобы не стать добычей свьорров в лучшем случае. Но, судя по последним событиям, они сами жертвы.

Назгуру хотелось задать вопросы. По обеспокоенному тону друга он почувствовал: что-то не так. Свьорры — жертвы? Однако Эльгвар явно торопился покинуть места.

Отряд шёл более бодро. Следопыт знал своё дело.

Местность оказалась одинаковой, уныло-каменной. Складывалось ощущение, что воины и вовсе не уходили. Разве что невыносимо жарко, пот тёк рекой. Время тянулось медленно, точно нарочно. Рассказ Эльгвара озадачил, более того, обеспокоил. Кто-то убивает свьорров целыми поселениями, выходит так.

Назгур не выдержал и принял решение о короткой передышке. Хотя прошлая ночь была почти бессонной, но безопасное место так и не выбрали.

— Когда попадём на перевал, тогда и будем спать, — пояснил Эльгвар. — Хотя стоит ли? — Он протянул Назгуру обломки стрелы. — Вот что я нашёл.

Тот внимательно выслушал друга.

— Не скажу, что мне жалко свьорров, но то, что с ними сделали — чудовищно. — Назгур повертел обломки стрелы в руках. — Насчёт оружейника Махена ты ошибся. Он давно мёртв. Да и не стал бы останавливаться на ядовитых стрелах, а изобрёл бы что-то более совершенное.

— Тогда кто же пользуется такими стрелами?

— Увы, многие! Если бы это натворили хаквиндцы, то мы бы просто-напросто не дошли до этого места.

— Тогда кто это сделал? — Эльгвар пристально посмотрел серыми глазами и сжал губы. Обеспокоен: взгляд-то не поменялся с годами.

— Не знаю. Возможно, нарсилионцы! — Назгур сглотнул. — Да-да, наши с тобой земляки. Увы, дерьма и среди нас хватает. — Он замолчал, окинув взглядом подчинённых. — Ладно. Веди, а я подумаю по пути.

Все устали за день, не могло так быть, чтобы нет, потому что до сих пор ничего не ели: не до этого стало. Но оставаться на открытой каменистой местности было опасно и бессмысленно. Все вернулись к лошадям, не менее измученным, чем всадники, и отряд тронулся в путь.

— Смотрите под ноги! — выкрикнул Эльгвар.

Предупреждение осталось без внимания, впереди идущий мул споткнулся о валун и упал.

— Проклятье, он ногу сломал! — Один из бойцов грязно выругался, достал меч и перерезал горло несчастному животному.

— Всё. Ночуем, будь оно всё проклято! — выругался Голлдар.

— Не советую. Мул привлечет стервятников. Нам лишнее внимание ни к чему. Так что нужно потерпеть, — слова Эльгвара прозвучали неубедительно.

— Веди! — велел Назгур. Он на этот раз решил послушаться друга. Целый день был потерян из-за глупого разногласия.

Эльгвар повел коня под уздцы. Остальные последовали его примеру и медленно, но верно продвигались к месту, где за день довелось побывать уже два раза.

Стояла глубокая ночь, когда они нашли подходящее место у подножия одной из гор. Костёр не развели. Некоторые воины так и уснули под открытым небом. Эльгвар бросил в рот пару сухарей и, запив водой из фляги, устроился прямо на голой земле.

Назгур окинул его взглядом.

— Перебирайся под полог, — позвал он.

Тот полез в палатку. Все слишком вымотались за день. Никто не обратил внимания на двоих мужчин.

Эльгвар мгновенно уснул под боком друга. Назгур же некоторое время поразмышлял над тем, кто мог перебить целое поселение свьорров, однако от усталости в голову ничего путного не пришло.

Он обнял друга. После всего, что случилось, это было можно делать, не боясь, что тот осудит. Не хотелось повторения тому, что произошло. Назгур слишком устал, чтобы думать об этом, но в горах ночью было довольно холодно, а Эльгвар был единственной возможностью согреться не только телом, но и душой.

Назгур безумно обрадовался, что друг вернулся. Однажды они уже потерялись на долгих одиннадцать лет, а ему так не хватало Эльгвара Фероха, совершенно другого, отличного от него самого, вспыльчивого. Порой хотелось спросить совета у близкого человека, но того, кому можно было довериться, так и не встретил.

Эльгвар пошевелился и смахнул его руку. Он по-прежнему не любил, когда его кто-то трогал во время сна.

***

Эльгвар проснулся, едва рассвело. Он вылез из палатки и поймал взгляд Арктара Солея, стоявшего на часах.

«Как всегда, он на пути!» — не на шутку разозлился он. Хотелось убить вездесущего молодого человека, побывавшего даже в видениях.

Он обошёл скалу, чтобы спрятаться от назойливого Солея, остыть и отпустить желание убить.

Эльгвар справлял нужду, когда услышал шаги.

— Ну ты меня достал, мразь! Долго будешь совать нос?! Или укоротить?!

— Это ты мне сказал?

Эльгвар застегнул штаны и обернулся.

— Нет. Ошибся. — Он закрыл глаза.

Назгур не спросил, кому были предназначены гневные слова, а, последовав примеру приятеля и расстегнув штаны, стал справлять малую нужду.

— Бывает, хотя… — Он некоторое время молчал, справляясь с застёжкой штанов, после продолжил: — Давно чувство преследования гложет?

Эльгвар не собирался отвечать на глупый вопрос. Он знал, что Назгур встанет на защиту влюблённого Арктара Солея и отчего-то мысли, что друг ответит взаимностью смазливому юнцу, приводили в бешенство.

— Давай, прибей меня, как полоумного, — огрызнулся он. — Хотя я и так спятил, — он посмотрел на друга, — дожил, что бегаю за тобой, как кобель за течной сукой, чтобы убедиться, что с тобой всё в порядке. — Он вздохнул и подошёл к Назгуру. — Все одиннадцать лет я клял себя за то, что оставил, позволил погибнуть единственному близкому человеку. И сейчас не могу допустить даже мысли, что это может случиться. Проклятье, да что происходит?

Он взялся за голову. Мужчины не могут быть вместе. Это неправильно. Назгур потеряет место в Ордене, если всё вскроется.

Назгур молча выслушал исповедь, после заговорил:

— Догадываюсь, что именно. Здесь… — указал на покрытую солнечным багрянцем вершину, — становится наплевать на предрассудки, лишь бы шкура уцелела. Когда понимаешь, что жизнь в любой миг оборвётся, берёшь от неё. Разве нет?

Он не сдержался и подошёл к Эльгвару. Тот, притянув голову друга, крепко поцеловал в твердые, до боли знакомые губы. Назгур охотно ответил на отнюдь не нежный поцелуй.

Треск камней под тяжестью сапог заставил мужчин оторваться друг от друга.

— Проклятье! — Эльгвар зло сплюнул, когда увидел, кто именно нарушил уединение: Арктар Солей ошалело уставился на них.

Он вскочил на ноги и изо всех сил ударил того в лицо. Арктар схватился за скулу.

— Ты что делаешь? — Назгур попытался остановить драку и перехватил занесённую для удара руку.

— Как видишь, отбиваю привычку совать нос не в свое дело. Если ты это не сделал до сих пор — сделаю я! — Арктар даже не сопротивлялся, когда его рывком поставили на колени и поднесли кинжал к горлу, схватив другой рукой за волосы. — Отвечай, ты подослан, чтобы следить за герром Голлдаром? — Солей молчал. Эльгвар толкнул его, повалив лицом вниз. — Ходишь, вынюхиваешь. Для чего?!

— Прекрати, говорю! — Назгур попытался оттолкнуть друга, чем разозлил ещё больше. Тот приподнял голову Солея и изо всех сил припечатал о камни. Из ссадины на лбу потекла кровь, но юноша даже не застонал. — Ты убьёшь его!

— Давно пора, если ты не понял! — Эльгвар снова ударил Арктара головой о камни. Тот глухо застонал, тело начала бить мелкая дрожь.

Эльгвар было приподнял черноволосую голову, чтобы сделать третий, самый сильный удар и покончить с Арктаром Солеем раз и навсегда, когда окрик Назгура остановил его.

— Прекрати, говорю! Он твой брат!

Эльгвара давно ничто не могло удивить, но не в этот раз. Он словно застыл.

— Нет, я спятил. Померещилось же такое! — Он сел на землю. Арктар поднял голову и, встав, утёр разбитое лицо от крови.

— Нет! — Назгур стоял на своем. — Ты — внебрачный сын Натрайта Солея, единокровный брат Арктара.

Тот, судя по выпученным серым глазам и открытому рту, тоже не мог поверить в услышанное, как и Эльгвар Ферох. Арктар смотрел на своего военачальника и жадно хватал ртом воздух. Даже на струйку крови, стёкшую по лицу, не обратил внимания.

— Герр Голлдар, вы… — неприятно скривил губы. — Это ошибка! Это сон. Низкородный мужеложец — мой брат? Нет!

— Отнюдь.

Эльгвар отвёл взгляд от Солея, точно так же веря в кровное родство, как и тот.

Но у Назгура не было привычки врать, ещё и так бесполезно.

— Я знаю тебя не один год. Проклятье, но даже я предпочёл бы, чтобы всё это оказалось шуткой.

— Нет! — Назгур вздохнул. — Знаешь, что я только что сделал: я нарушил одно из правил Ордена Венценосных — не выдавать тайны. Сам не поверил глазам, когда увидел, что имя Натрайта Солея есть в картотеке, а Арктар — второй сын, кого он привёл в Орден. Первый сын значился как Эльгвар Ферох.

Эльгвар не смог прийти в себя, ведь всю жизнь считал, что оказался в числе счастливчиков, замеченных Орденом Венценосных. О незаконном происхождении он поделился лишь с другом, но, как выяснилось, зря. Назгур знал важное и молчал. Он доверил свое тело, но душу закрыл, утаив имя родного отца.

— Почему вы молчали? — не выдержал Арктар Солей. — Это так важно!

— Я клятву дал — держать в тайне происхождение воинов, кем бы те ни были, — пояснил Назгур.

— Лучше бы ты её дальше держал! — Эльгвар плюнул в сторону Солея. — Всё лучше, чем знать, что у меня такой братец.

Он встал и ушел, оставив друга и его подчинённого одних. Рано оставшийся без матери, он много отдал бы, чтобы у него был брат. Вспомнилось, как в детстве вымаливал у Всематери, богини плодородия и семейных уз, чтобы на свет появился брат или хотя бы сестра, чтобы не остаться одному в мире. И, проклятье, та исполнила его желание, но он не был рад появлению в его жизни единокровного человека.

Эльгвар занялся делом, чтобы отвлечься и не думать, что у него есть брат, другой как нутром, так и внешне. Вэсин недовольно ржал, когда он чистил его. Конь словно чуял, что хозяин не в духе.

Видения, подаренные юным свьоррьим шаманом, получились из-за кровного родства.

«Как я не догадался? — Эльгвар мысленно обругал себя. — Хотя даже в страшном сне нельзя представить, что у меня и Солея — одна кровь».

Он поймал на себе взгляд новоявленного нежеланного братца и сделал вид, что занят Вэсином. Неприязнь никуда не делась.

— Откуда эта отметка, а? — съязвил один из юношей-воинов.

— Упал и ударился головой! — огрызнулся Арктар и на мгновение отвернулся, после снова взглянул на новоиспечённого сводного брата. Эльгвар сделал вид, что ему плевать на пронзительный, будто стрела, взгляд, и удалился к горной речушке.

Арктар вытаращился на него, когда он вернулся.

— Займись делом! — не выдержал Эльгвар и принялся поить коня набранной в реке водой. Гнев распух сильнее, когда Арктар подошёл к нему.

Эльгвар подивился прихоти Вьяли, сплётшей нити судьбы так, чтобы братья, не подозревавшие о существовании друг друга, встретились.

— Я… Я верю в слова герра Голлдара, потому что вы похожи, ну-у… — Арктар несмело потоптался. После куда увереннее добавил: — Натрайт и ты — одно лицо, я… Сразу заметил, ещё и удивился, что так бывает, чтобы чужие люди… У вас общий отец!

— Проваливай! — погнал его Эльгвар.

— Вьяль, почему в нашей семье мужеложцы? — услышал он напоследок. Таки съязвил, ублюдок.

— Пошевеливайтесь! Нам предстоит трудный путь, — приказал Назгур.

Эльгвар обернулся и, поймав пристальный взгляд Арктара, поправил подпругу, осмотрел коня, чтобы убедиться, что всё в порядке.

В спину точно по-прежнему кто-то воткнул стрелу…

Это было невыносимо, и Эльгвар, оставив коня, почти побежал. Дойдя до цели, склонился над сидевшим Арктаром и тихо, чтобы дотошный воин, до этого справлявшийся о ссадине, не расслышал, приказал:

— Перестань стрелять в меня глазами! — Солей вздрогнул. — Ты мне не брат, не был им и не будешь, а остальные неправильно поймут.

Когда Арктар застыл на месте, Эльгвар удалился.

— Ты мне — тоже, — донеслось вслед.

Эльгвар охотно подался в путь, чтобы трудная дорога помогла отвлечься от грустных мыслей.

Тропа вывела в ущелье.

— Проклятье, не ожидал, что за одиннадцать лет река так размоет долину. — Он не был рад открывшемуся виду.

Остальные заворожённо смотрели на прекрасную долину.

— Главное, чтобы оползень нас не накрыл с головой, — обеспокоенно произнёс Назгур.

— Ну да, но иного пути я не вижу, — подтвердил Эльгвар. — Судя по духоте, будет гроза.

Назгур с тоской посмотрел на него.

— Есть другое предложение?

— В том-то и дело, — Эльгвар задумался, — что путь на хребет я даже предлагать не стану. Пройти его можно, но для этого нужно избавиться от части барахла, лошадей и… — он поймал взгляд Арктара, — некоторых людей.

Он осекся на полуслове. Солей был достаточно ловким для лазания по скалам.

— В таком случае придется положиться на удачу, — решился Назгур.

— Именно.

— Ладно. Выбора всё равно нет.

— Выбор как раз таки есть! — Эльгвар пристально посмотрел на друга. — Можно оставить всё как есть и покинуть это проклятое место, — говорил он без надежды, прекрасно зная приятеля. Тот был слишком упорен, чтобы не попытаться дойти до цели, даже будучи уверенным в провале. Однажды это уже случилось одиннадцать лет назад, когда Эльгвар пытался уговорить покинуть Орден. Тот не согласился, хотя понимал правоту, но все равно пошёл на верную смерть.

«Как он выбрался?» — в который раз мелькнула мысль.

Сейчас было не время и не место для расспросов.

— Нет! — Назгур на этот раз долго думал. — Согласен, много непонятного и от этого еще более опасного, но нет. Мы пойдем дальше. А теперь — привал.

Ущелье оказалось красивым. Множество невысоких кустов росли вдоль берега быстрой реки. Несколько водопадов впадало в неё, порой приходилось идти вброд, рискуя поскользнуться на камнях и быть смытыми водой.

Для отдыха выбрали берег. Вместо обеда Назгур принялся писать письмо.

— Что на этот раз? — уточнил Эльгвар.

— Доклад. Неизвестно, сумеем ли выжить, — пояснил Назгур.

— Верное решение. Конечно, лишимся одного бойца, но подмога не помешает. В Штурмвер послание?

— В Кумму. Она куда ближе.

— Думаешь, придут с подмогой? — Эльгвар пристально посмотрел на друга. Тот некоторое время молчал, после чего произнёс:

— Я не ради подмоги пишу, а ради того, чтобы вторжение в Нарсилион не стало внезапным.

Эльгвар запнулся на полуслове. Назгур за все время ничуть не изменился. Он по-прежнему в первую очередь думал о том, как защитить страну, а не собственную шкуру.

— Как знаешь. Может, ты прав. — Он по смотрел, как тот подул на чернила.

— Большой отряд привлечёт ненужное внимание! — Назгур дождался, пока чернила высохнут, после сложил бумагу.

— Герр Голлдар, сургуч готов, — доложил услужливый Валтум, снимая чашу с огня. Назгур снял перстень с пальца и, макнув его в расплавленный сургуч, запечатал послание.

— Позови Арк… — осёкся он. — Хелстара.

Валтум убежал. Заминка не осталась незамеченной Эльгваром. Наверняка друг опасался предательства со стороны Арктара Солея и держал подле себя. Оказавшись вдалеке без присмотра, обиженный ревнивый воин мог творить всё, что взбредёт в голову, и доклад грандмаршалу о появлении в отряде дезертира и романе герра Голлдара — далеко не самое худшее, что могло произойти.

Отъезд новоявленного гонца не остался незамеченным Арктаром. Тот проводил его грустным взглядом и с ненавистью посмотрел на брата, когда тот подошёл.

— Пошевеливайтесь. Пора! — прикрикнул Эльгвар.

Арктар с заметной неохотой встал и надвинул ниже шлем, чтобы скрыть ссадину.

Чем дальше продвигался отряд, тем больше дорога не нравилась Эльгвару. Воздух был спёртым. Духоту не разогнал даже весьма сильный поток воды. На небе кое-где появились небольшие тучи.

— Проклятье. Надеюсь, обойдётся! — Эльгвар щедро полил голову водой из фляги.

— Ты же сам сказал, другой дороги нет! — Назгур заметно бодрился.

— Есть, но та ничуть не легче! — Казалось, будто они пошли неверным путём. Зная, что трудная дорога не всегда опасна, Эльгвар даже не стал пытаться перейти через горы. Чутьё подсказывало, что он пошёл не тем путём.

— Главное — безопасность, — поддакнул Назгур.

Эльгвар промолчал. Воздух словно накалился, а тучи — сгустились. Обратного пути не было.

К грозам воинам Ордена Венценосных было не привыкать, но укрыться негде. Отряд продолжил путь, когда небо прорезали молнии и раздались раскаты грома. Хлынул ливень. Эхо в горах отдавалось гулом. Зарницы сверкали одна за другой. За стеной дождя ничего не было видно. Сквозь шум льющейся воды стало различимым лошадиное ржание.

— Проклятье! — выругался Эльгвар. Он сумел разглядеть, как лошадь поскользнулась и упала в реку. Всадника, сидевшего на её спине, понесло сильным течением. Пришлось соскочить с Вэсина и броситься в воду, чтобы спасти незадачливого воина.

— Эльгвар! — раздался зов Назгура. — Дурак!

***

Из реки удалось выбраться только лошади. Ни упавшего всадника, ни Эльгвара не было видно. Назгур некоторое время смотрел на реку, надеясь, что та не забрала жизнь друга. Что-то со стуком ударилось о шлем. Он поднял голову и тут же прикрыл глаза, поняв все.

— Уходим! Скорее! — Назгур пустил коня в галоп. Он постарался изо всех сил собрать бойцов, чтобы те не разбежались в разные стороны.

Трудно разобрать, что именно издавало гул — гром или камни, падавшие с гор. Один из них угодил в голову коня. Тот встал на дыбы. Назгур не смог удержаться в седле и рухнул на землю. В груди заболело, когда в кольчугу что-то ударилось. Мимо пробегали лошади, лишь чудом удалось увернуться от их копыт.

Назгур попытался встать. Он едва успел отскочить от большого камня, когда удар о шлем отдался звоном в ушах. Еще один такой же — и сознание померкло.

***

Сильное течение понесло Эльгвара. Он держался на воде, в отличие от бойца, чьи доспехи тянули под воду, обхватив воина, чей тяжёлый металл упорно тянул ко дну.

Едва удалось вынырнуть, чтобы сделать глоток воздуха. Эльгвар не отпустил обмякшего воина, хотя тот был, скорее всего, мёртв.

Он доплыл до места, где река делала поворот. Вода брызгами выплёскивалась на берег. Он больно ударился о камни, но и тогда бойца не выпустил.

— Если ты не слабак, то будешь жить! — Эльгвар, пошатываясь, встал и, перекинув воина через колено, надавил на спину. Когда из носа и рта полилась вода, стянул шлем с головы и, нащупав на шее слабый пульс и уверившись, что боец жив, осторожно опустил на землю. Мокрые, потемневшие от воды волосы облепили лицо утопленника. Эльгвар откинул их, чтобы открыть доступ к губам, и застыл, мысленно обругав Вьяль и ее причуды. Перед ним лежал Арктар Солей.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд