Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Кальмайский перевал - Озеро  

Эльгвар, ничуть не стесняясь, разделся догола.

— Ну и ну! Это где же тебя так угораздило? — присвистнул он, когда Назгур последовал его примеру и стянул рубаху через голову.

— Под Безлонью, — нехотя процедил тот.

Эльгвар больше не задал вопросы. Шрам, огромный, неровный, уродливый, притягивал взгляд.

«Эк его порвало-то! И как выжил?» — мелькнула мысль.

Назгур побрёл к воде и, зачерпнув пригоршню, обдал грудь. Эльгвар разогнался и вбежал в воду, обрызгав его.

— А, хорошо! — довольно произнёс и поплыл.

— Может, как в старые добрые времена, наперегонки? — предложил Назгур, когда догнал друга.

Тот повернулся к нему.

— До островка? Давай! Только знаешь, с некоторых пор я просто так шкурой не рискую даже ради друзей. Цель должна быть, иначе нет смысла в этой затее.

— Ладно, — согласился Назгур. — Не узнаю тебя, правда. Раньше ты охотно наперегонки плавал. И сам понимаешь, мне нечего предложить, если проиграю.

— Мне тоже! — Эльгвар фыркнул. — Хоть себя предлагай! — и громко расхохотался.

Вскоре стало не до смеха. Вспомнился миг, когда тело предательски не послушалось, отчего было неловко до сих пор.

— Ладно. Придумал! — Назгур с головой окунулся в воду и тут же вынырнул. Мокрые волосы облепили лицо. — Кроме разговоров, поделиться нечем, а я хочу знать, как ты сумел пересечь Кальмай.

— Зачем? Если хочешь знать, чего ожидать, то я по дороге всё расскажу. — Эльгвар предпочёл бы не вспоминать о болезненном прошлом.

— Мне интересно, как ты жил всё это время.

— Боюсь, за болтовнёй мы не заметим сами, как окажемся у островка, тогда ты расскажешь, как тебя так порвало.

— Ладно, — согласился Назгур.

— Вот и славно. Тогда вперёд!

Друзья вышли из воды, после снова с разбега врезались в воду.

Островок располагался куда дальше, чем казалось с берега. Эльгвар почувствовал, что выдохся. Однако нельзя было сдаваться. Вода любит принимать нерадивых пловцов в свои глубины. Он знал это как никто другой и даже к огню он не относился с таким почтением.

Плеск прозвучал совсем рядом. Назгур почти нагнал, и Эльгвар, собрав последние силы, сделал рывок туда, где в свете луны виднелся пологий берег островка.

— Ты проиграл! — хохотнул и, упав на песок, уставился в небо.

Назгур выбрался на берег и сел рядом.

— Ты всегда был хорошим пловцом, — похвалил он.

Эльгвар уставился на его поросшую волосками грудь, после взглянул ниже — на живот, где от пупка начиналась дорожка волос, в темноте казавшихся совсем чёрными, сгущавшихся на лобке.

— Ну, не самым лучшим! — расхохотался он в ответ. — Перед Парктаром Лоссом я всегда выглядел жалким. Вот кто настоящий пловец!

— Был! — Назгур посмотрел в его лицо.

Эльгвар оторвал взгляд от члена и сел.

— Как? — хотелось знать, как погиб Парктар — наставник, научивший держаться на воде.

— Не поверишь. От воды.

Эльгвар поверил. Парктар Лосс не впустую привил такое уважение к этой стихии. «Ведьма предсказала, что погибну от воды!» — говаривал он со смехом.

— Попытался бороться с судьбой! — Эльгвар загрустил. Много лет он не вспоминал наставника. — Судорога хватила?

— Нет, — Назгур покачал головой, — мы не первые, кто собрался в Кальмаи. Несколько лет назад отряд под командованием Парктара ходил. Он рассудил, что безопаснее идти через неприступные горы. Там-то его засыпало лавиной. Выжили немногие, да и тех половина умерли от воспаления лёгких.

— В этом весь Парктар! — Эльгвар вздохнул. — Пытался обрезать нить Вьяли, которую та сплела, когда он родился. Не вышло.

— У Вьяли-то нити спутаны. Не ту обрезал, — поддакнул Назгур, — потому-то я решился поискать проводника.

Эльгвар подивился прихоти богини Судьбы, что свела его с другом. Тот всего лишь решил найти человека, способного провести через Кальмаи. И нашёл его.

— Ладно. За тобой должок. Расскажешь — и поплывём обратно. — Ветер пошевелил листья деревьев, словно подтверждая эти слова. Эльгвар замолчал в ожидании рассказа.

— Ты оказался прав. Идти на Безлонь было безумием. — Назгур дотронулся до уродливого шрама. — В меня угодил разрывной болт. Весь бок был разворочен. Признаюсь, если бы не кольчуга, то порвало бы внутренности, и я бы не сидел сейчас здесь. — Эльгвар перевёл взгляд на рубец, дивясь, как вообще после подобного можно выжить. Его друг некоторое время сидел, глядя на противоположный берег, после продолжил: — Хаквиндцы меня не добили, посчитали, что не выживу.

— Заставили мучиться перед смертью. И этому я не удивлён! — Эльгвар усмехнулся. — А что Туррис?

— Взяли в плен. Голову прислали Фелису II. Прости, но последующие месяцы лечения не люблю вспоминать. Ты что творишь?! — Назгур резко отпрянул от прикосновения к твёрдому рубцу и вскочил на ноги.

Эльгвар сжал руку в кулак. «Проклятье! Ещё решит, что я…» — он не успел закончить мысль.

Некоторое время Назгур стоял как вкопанный, после указал пальцем. Как выяснилось, когда луна ярко осветила берег, на песке пролегла тень от лодки.

— Это ещё откуда? — Эльгвар присвистнул. — Здесь, похоже, гости.

На крохотном островке шумела только листва, не считая разговоров двоих мужчин. В тот же миг он проклял собственную беспечность, явившись без оружия. Назгуру тоже явно было не по себе, судя по тому, как он топтался с ноги на ногу.

— Ладно, нечего трястись. Не дети уже, — решил он и пошёл в сторону лодки. Эльгвар побрёл за ним следом.

Лодка оказалась узкой, плетёной, с невысокими бортами, а днище — залитым смолой. Эльгвар покосился на длинный, высоко поднятый нос.

— Ха, знаешь, что за лодка? — спросил он и тут же пояснил: — Не для местных озёр, а для горных рек.

Времени на раздумья не было, и он упёрся в нос, пытаясь столкнуть судёнышко на воду. Назгур последовал его примеру, и вскоре то закачалось на волнах. Эльгвар влез и взял в руки длинное узкое весло.

Двоих достаточно тяжёлых людей лодке было трудно выдержать, и они едва не свалились в воду, когда та закачалась от попыток удобнее устроиться.

— Как думаешь, чья лодка? — Назгур взял второе весло.

— Не знаю, но мне всё это не нравится! — Эльгвар одним взмахом погрузил весло в воду и, загребая, развернул лодку. — Следовало бы осмотреть остров, но голыми и без оружия это делать — безумие.

— Мне кажется, кто-то решил спрятать судно, — Назгур, следуя его примеру, взмахнул веслом, — а к берегу прибыл, как мы сюда.

— Если ты думаешь о свьоррах, то забудь. Первый урок, который я усвоил в Кальмаях — если довелось с ними столкнуться, ищи воду и смело ныряй. Они плавать не умеют! — хохотнул Эльгвар. — В первый раз мне повезло. Я рухнул в реку, когда один из этих поганцев едва не настиг. Это для них запросто. Я поплыл, хотя не надеялся, что выживу. Решил: если свьорр плавает так, как бегает, то мне конец. Ничего подобного! Он метался по берегу, но в реку не сунулся.

— Тогда кто?

— Откуда мне знать? Либо свьорр притаился на острове, либо лодка попала туда каким-то иным путём. Она-то слишком лёгкая! — Эльгвар знал, что прав. Днище лодки ушло глубоко в воду. — Одному против двоих выходить, пусть даже голых и безоружных, — безумие. Свьорры-то не дураки и не животные, какими их привыкли считать.

Далее Назгур грёб уже молча. Только когда проделали большую часть пути, решился заговорить:

— Очевидно, тебе удалось близко их узнать.

Эльгвар предпочёл промолчать, потому что приплыли. Он, не боясь опрокинуть лодку, выпрыгнул в воду, Назгур сделал то же самое. Судно вытащили на берег.

— Не помешало бы спрятать, — произнёс Эльгвар, — но спать давно пора. Завтра оба будем клевать носом.

Стрекот кузнечиков прервался громким треском сухой ветки.

— Проклятье! — выругался Назгур.

— П-простите. Это я! — раздался голос из кустов.

— Арктар! Ты-то что здесь забыл?

Солей вышел и удивлённо уставился на двоих голых мужчин.

— П-по нужде ходил, — оправдался он. — А п-почему вы в таком виде?

— По нужде, значит, по нужде… — Эльгвар подобрал одежду, сваленную кучей и, взяв одну из рубах в руки, разглядел, пытаясь понять где чья. — На! — протянул остальные вещи приятелю и надел рубаху.

Назгур выбрал свои подштанники и, отдав остальное Эльгвару, стал одеваться. Арктар Солей переводил взгляд с одного мужчины на другого и молчал. Уходить он явно не собирался.

Короткий вскрик дал понять, что он не ожидал удара ногой под колени. Эльгвар, довольный тем, что сумел проучить за чрезмерное любопытство, навалился сверху.

— Теперь слушай меня, дружок, — нарочито холодно, насколько получилось, потому что Арктар сдаваться не собирался, произнёс, — далёконько тебя занесло по нужде. Что-то мне не нравится твоё поведение. Ты никак следишь за нами. Видел же возню с лодкой, но тебя куда больше волнует не то, откуда она взялась, а почему мы в таком виде! — сорвался на крик.

— Оставь! — прикрикнул Назгур. Арктар застонал, когда Эльгвар вывернул руку. Как же хотелось её сломать, а лучше — выколоть поганые зенки!

— Говорю, этому сосунку что-то известно! Что? Говори, паскуда! — Он выгнул пальцы. Арктар глухо всхлипнул, но не закричал.

— Умоляю, я всё скажу. Я не виноват ни в чём, но… — и тут же зашёлся в рыданиях, — слезьте с меня, умоляю!

Ошарашенный Эльгвар отпустил его. Поведение немало удивило его. Арктар не нравился ему, но чтобы рыдать, словно ребёнок?

— Ладно, вытри сопли. Ты же не баба, в конце концов, — эти слова не успокоили. Слёзы полились по лицу с новой силой, прокладывая дорожку на прилипшем к щеке песке. — Уймись, говорю! Пойдём-ка лучше. Всем пора давно спать. Подъём! — Назгур подошёл к рыдавшему дураку, чтобы помочь встать, однако тот неожиданно отпрянул.

— Я сам. Уберите руки! — Арктар резко подскочил. — Вы хотели знать о лодке? Так я видел её, но не придал значения, решив, что к острову плывёт рыбак. Я не разбираюсь в них.

— Верю.

— А я — нет, — вмешался Эльгвар. — Не нравится мне его поведение. Так только бабы поступают, когда хотят надавить на жалость. Признаюсь, прибил бы его, так надёжнее.

— Это мой подчинённый, а не твой, — осадил его Назгур. — В отличие от тебя, я Арктара знаю не один день.

— Твоя воля — поступать так, как считаешь нужным. Моя — предупредить о возможной опасности! — Эльгвар вздохнул. — Солей мне не понравился с первой встречи: слишком часто суёт нос не в своё дело.

Назгур не ответил. Арктар и вовсе сделал вид, что не услышал брошенное обвинение, успокоился, но не ушёл, дождался, пока военачальник и его друг не нацепят остальные вещи, только тогда отправился.

Эльгвар с облегчением вздохнул, когда увидел костёр, освещавший лагерь, и полез в свою палатку, но тут же отпрянул, увидев, что та занята.

— Ну, ведьма! — выругался он. В его палатке почивала абсолютно голая Альта в обнимку с Эре.

Назгур ухмыльнулся.

— Придётся потесниться, — дал он понять, что другу не придётся спать подоткрытым небом.

Эльгвар поймал недобрый взгляд Арктара и поплёлся следом за другом, влез в палатку и улёгся, скрутившись в три погибели.

***

События ночи вымотали настолько, что Эльгвар проспал рассвет и проснулся только тогда, когда почувствовал возню под боком и понял, где находится, когда открыл глаза. Назгур сел и потянулся.

— Проклятье, скоро не только Солей, но и все остальные подумают невесть что, — проворчал он.

— Не подумают, — возразил Эльгвар. — Остальные — здравомыслящие. — Он поймал недовольный взгляд. — Солей — блажной. Здесь нужен либо глаз да глаз, либо прибить, чтобы не мучился сам и не доставлял хлопот.

— Оставь. Его брат предпочитает мужчин женщинам. Парень натерпелся издёвок, потому что некоторые решили, что и он такой же. К тому же Солей — смазливый. Это сейчас он на мужика стал похож, а раньше был — девица девицей.

— Его отодрали, что ли?

— Нет. Я бы знал, если бы что-то подобное случилось, — уверил Назгур и вышел из палатки.

Эльгвар последовал его примеру. Мысли о странностях Арктара не оставили в покое, и он готов был поклясться на чём угодно, что прав. Тот влюблён не в кого-нибудь, а в Назгура Голлдара. Тот же в свою очередь упорно не замечал чувств. От этой мысли стало противно.

Эльгвар подошёл к котелку и зачерпнул уху.

— Ничего другого нет? — уточнил он у Валтума.

— Разве что солонина. Но как по мне, так она ещё успеет надоесть, — ответил тот.

Пришлось нехотя поднести ложку ко рту. Крепкий запах напомнил о рыбаке.

— Арктар, ты худой. Пригодишься мне. Идём! — послышался голос Назгура.

— Есть, герр Голлдар! — ответил тот и, не переча, побрёл следом за военачальником.

Эльгвар постарался не подать вида, насколько ему неприятно.

«Проклятье, здесь есть и более тощие. Почему именно этот?» — поразмышлял он. Назгур не соизволил поделиться своими планами, и это ему не понравилось. Он ел уху, глядя, как его друг в сопровождении Арктара покинул лагерь.

***

Лодку спустили на воду. Гибкий Арктар взобрался так, что она даже не покачнулась.

— Бери весло! — скомандовал Назгур и влез следом, зная, что подчиненный не посмеет ослушаться. Ему было неловко после того, что случилось ночью. К удивлению, Арктар грёб молча до самого островка, не задавая лишних вопросов вроде тех, зачем туда понадобилось.

После того, как приплыли и вытащили судёнышко на берег, Назгур решился заговорить.

— Послушай. — Арктар обернулся и посмотрел на него. — Я решил взять тебя, а не кого-то ещё, потому что именно ты нас видел ночью, хотя, признаюсь, мне не хотелось.

— Вы пригласили меня, чтобы пожурить? — съехидничал тот. — Это можно было сделать прилюдно.

— М-да, лучше бы я промолчал, — упрекнул себя Назгур. — Когда ты научишься слушать не перебивая?! — Пристыженный подчинённый не ответил. — Вот и славно. Я буду краток. Мы с Эльгваром вчера нашли здесь эту лодку. Это нам показалось странным. Как она могла сюда попасть?

Арктар в ответ пожал плечами.

— Я вам уже говорил, что принял человека в лодке за рыболова и не придал значения.

— Да я тебя ни в чём и не обвиняю. Всё, что от тебя требуется, — держать меч наготове.

— Вы думаете…

— Пойдем! — перебил Назгур и, вытащив меч из ножен, полез в кусты. Арктар последовал его примеру.

Кустарник оказался слишком густым. Пройти бесшумно не представилось возможным, но, кроме пения птиц и треска веток, посторонних звуков не было слышно.

— Лучше бы обошли остров, — пожаловался Арктар, когда очередная ветка хлестнула его по лицу, едва не попав в глаз. Назгур не стал укорять за нытьё. С Эльгваром Ферохом дело пошло бы скорее, однако лодка могла не выдержать двоих увесистых вооружённых мужчин. В одиночку же соваться на остров было бы верхом глупости.

Кустарник сменился редкими деревьями. Идти стало намного легче. Арктар Солей пошёл куда бодрее и уже не ныл.

— Я был прав. Здесь бывают рыболовы, — победно произнёс, указывая пальцем на кострище и валявшиеся вокруг рыбные кости.

Назгур не был так уверен. Его по-прежнему мучил вопрос, куда подевался владелец лодки.

— Не стой столбом, поищи.

Арктар пошёл в одну сторону, Назгур — в противоположную.

Поиски не увенчались успехом, пришлось вернуться к месту, где они разошлись, но Арктара на месте не оказалось. Не было слышно и шагов.

— Эй, что у тебя? — Назгур уверился, что на острове никого, кроме них, не было. Размышления о том, как лодка попала на остров, отошли на второй план. Отчаянно захотелось вернуться. — Арктар, отзовись!

Молчание не на шутку перепугало.

«Всё же стоило просить Эльгвара, а не этого дурака!» — упрекнул он сам себя. Тот по-прежнему не отзывался.

Назгур, не раздумывая, двинулся в сторону, куда накануне ушёл Арктар, и, подойдя к берегу, увидел наконец.

Арктар сделал немыслимое и набросился с мечом. Назгур отбил удар и оттолкнул его, вынудив выронить меч и свалиться кулем.

Краем глаза он заметил тень, мелькнувшую среди деревьев, бросился за ней, но, зацепившись за корень, споткнулся и навзничь рухнул, выронив оружие. Незнакомец подскочил к нему и вцепился в волосы. Назгур сжал зубы от боли и схватил противника за мохнатую белую лодыжку, видневшуюся из-под подола длинного одеяния.

Существо внезапно рухнуло и отпустило волосы, на Назгура брызнула тёплая кровь.

— Герр Голлдар… — раздался голос Арктара Солея. — Я… Я успел, храни всех нас Всеотец! — Назгур поднялся на ноги. — П-простите! Я не ведал что творил!

Невозможно было не поверить в искренность. Арктар был бледен, по лицу тёк холодный, несмотря на полуденный зной, пот. Назгур подошёл к обезглавленному телу.

— Эльгвар был прав. Свьорр, — догадался он. Вычурная расшитая мантия и множество амулетов говорили о том, что совсем недавно это был ещё живой шаман.

Вспомнились слова друга:

— Свьорры-то, обитатели гор, не привечают чужаков. Лишь Всеотец знает, что их шаманы вытворяют с разумом.

Арктара затрясло.

— Пойдём! — Назгур приобнял его. — Пора в лагерь, пока все не решили, что мы погибли.

Он всё ещё не мог поверить, что Арктар поднял меч на него.

***

Полдень миновал, когда Назгур и Арктар Солей пришли в лагерь, ловя на себе любопытные взгляды. Подчинённые не осмелились задать вопросы военачальнику, однако не ко всем это относилось.

— Ну и где вы были? — зло спросил Эльгвар.

— По девкам ходили! — огрызнулся Арктар.

Назгур был рад, что тот пришёл в себя. Осталось надеяться, что действия шамана не успели повредить рассудок.

— Решили проверить остров, — ответил он. — Не понравилось мне всё это.

— Идём. Расскажешь. — Эльгвар двинулся в палатку. Назгур не стал перечить, хотя его душила злость за то, что его друг вёл себя, словно грандмаршал, приказывал, требовал. Более того, тот разозлился куда больше, когда выслушал рассказ. — Проклятье, ты мог меня спросить перед тем как плыть туда?!

— И что бы ты сделал? Начал бы отговаривать?

— Конечно! — Эльгвар сел, скрестив ноги. — Мне, например, ясно, кому принадлежит лодка. Я подобные не раз видал в горах. И меня больше взволновало не то, что свьорры появились в этих местах, а то, как они сюда попали и что им понадобилось. Всех — запомни! — мы не перебьём. Шаман бы не выбрался с острова. Я говорил, они боятся воды. Глупой резнёй мы их только разозлим!

Назгур попытался сдержаться, однако это удалось с трудом.

— Послушай, ты! Привыкай к тому, что с тех пор как примкнул к нам, перестал быть волком-одиночкой. Я не могу просто так уйти, зная, что осталась опасность. А если кого-то из мирных жителей туда занесёт? Арктар уже принял шамана за рыболова! — Он опустил руки в чашу с водой и умылся, стирая с лица засохшую свьоррью кровь. — В отличие от тебя, я следую присяге и в первую очередь поклялся беречь жизни гражданских.

В ответ Эльгвар отобрал у него тряпицу, макнул её в чашу и вытер кровь с тех мест, которые смог увидеть только он, посторонний.

— То есть, ты без зазрения совести выдашь меня, когда всё закончится, — тихо упрекнул.

— Спятил? — Назгур убрал его руку. — Шаман вчера на острове, очевидно, успел повредить твой разум.

— Тогда привыкай к тому, что ты — клятвопреступник! — Эльгвар вышел из палатки.

Назгур вышел следом. Несмотря на то что время было после полудня, остаться в этих местах не было желания.

— Альта! — позвал он.

Ведьма вылила воду из котла.

— Мя-ау! — раздался недовольный вопль. Кошка отряхнулась от попавших на шерсть капель.

— Передумали? — Альта расхохоталась.

— Н-нет. Боюсь за рассудок своего подчинённого, — вздохнул Назгур. — Наткнулись на свьоррьего шамана.

Альта выслушала просьбу и, подхватив на руки любимицу, подошла к Арктару. Тот сидел, скрестив ноги и о чём-то задумавшись, и поднял глаза, увидев ведьму. Та сунула в его руки кошку. Арктар беспрекословно взял её и стал поглаживать мокрую шёрстку.

Получив большую долю ласки, кошка спрыгнула с колен и подбежала к хозяйке. Та взяла её в руки и, заглянув, в зелёные глаза с вертикальными зрачками, произнесла:

— О, чёрные тропы Нийяза! — её голос задрожал. Кошка спрыгнула с её рук.

— Что? — нетерпеливо спросил Назгур.

Альта поймала на себе взгляд Арктара.

— Ничего. Совсем. Рассудок цел.

— Не лги! — Назгур не поверил ей.

— Говорю — цел, значит, так оно и есть. Он осознал, какую ошибку допустил, он же её исправил. Арктар разумнее многих здесь будет. Пока могу сказать одно: ему показалось, что вместо вас — другой человек. Тот, кого он ненавидит всей душой — настолько, что готов убить. В том-то и кроется секрет свьорров. Шаманы играют чувствами людей. — Альта посмотрела в небо. — Все привыкли считать свьорров дикарями, животными, живущими в горах, мохнатыми чудовищами. На самом деле мы, люди, куда более ничтожны, чем они. Шаман лишь защищал место, которое по праву считал своим.

Назгур выслушал ведьму, оказавшуюся на редкость умной. Та развернулась и побрела, тряхнув напоследок длинной косой. Арктар на пару с Эре и Лукасом принялся укладывать вещи в мешок.

«Надо бы побеседовать с ним начистоту!» — решил Назгур, однако было не до праздных разговоров. До темноты бы продвинуться как можно дальше.

Он поискал глазами Эльгвара. Тот спокойно сворачивал палатку и сделал вид, что не замечает его.

— Куда дальше? — прямо спросил он.

— К шахтам, — сухо ответил тот.

— Я тут подумал… — Назгур запнулся. Эльгвар поднял голову, ожидая предложения. — Я постарался мыслить так, как ты. Озеро как-то образовалось. Значит, есть что-то, какая-то река, и она в него впадает. Возможно, именно по ней и пришли свьорры.

— Мысль хороша, однако не забывай, что свьорры рождены лазать по скалам, а их лодки сделаны так, чтобы спокойно ходить по горным рекам, включая водопады. Поэтому огибать озеро не советую. Можем потерять кучу времени впустую. Да и… — Эльгвар обернулся и посмотрел на Альту. — Ты собираешься таскать бабу с нами? Ведьма она или нет, но не выдержит такой путь. Начнутся распри между ребятами, кому с ней спать. Альта-то на редкость слаба на передок!

Назгуру отчаянно захотелось возразить, отдать приказ идти вокруг озера, однако ослушаться он не посмел. Эльгвар худо-бедно знал эти края.

Угнетало, что он вынужден слушаться простого охотника, пусть и друга. Когда-то они были равными, подчинялись сами, но прежние времена давно закончились. Назгур привык руководить. Эльгвар привык жить сам по себе, никому не подчиняясь.

К старой дружбе добавилось желание укротить строптивого охотника, словно хищника.

— Будь по-твоему, — процедил Назгур сквозь зубы.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд