Поиск
Обновления

17 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

08:29   Фрайкс

08:29   Я не вызывался быть Избранным!

11 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

01:59   Фландрийский зверь

09 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

10:37   Трудности взаимопонимания. Изинскиан - 5

10:33   Трудности и опасности безделья. Изинскиан - 4

все ориджиналы

Кальмайский перевал - Неожиданное препятствие  

От духоты не спалось, Эльгвар снял рубаху и штаны и остался в льняных подштанниках.

«Интересно, что бы ему пришло в голову, если бы я был тогда в таком виде?» — задумался он. Подштанники легко снять, достаточно всего лишь потянуть завязку.

В тот же миг Эльгвар устыдился собственных мыслей. Назгур Голлдар — его друг и боевой соратник. Он не осмелился бы на большее, чем угроза.

«А если бы осмелился?» — мелькнула шальная мысль. Вспомнилось, как горячее дыхание обдало ухо, как прозвучали прямолинейные слова без тени намёка: «Я вообще сейчас могу просто стянуть с тебя штаны и отодрать, как шлюху последнюю».

Эльгвар, лёжа лицом вниз, не смог пошевелиться. Стоило дождаться, когда противник, потеряв бдительность, ослабит хватку. Тогда можно было бы вырваться и, схватив того за горло, повалить на землю, душить до тех пор, пока у не останется сил для сопротивления, а после показать, что такими угрозами зря бросаться не стоит.

«Проклятье! Ну и мысли! — обругал себя Эльгвар. — Я ни с кем не позволял себе ничего подобного!»

Он почувствовал, что горит лицо, когда представил себе, как сжимает не податливые женские ягодицы, а твёрдые мужские, проталкивая между ними вздыбленный член.

— Тьфу! — сплюнув с досадой, он сел.

От предосудительных мыслей стало противно. Ему несколько раз довелось застать мужчин в подобный миг. И каждый раз это зрелище ничего не вызывало.

Эльгвар старался делать вид, будто ничего не произошло, и с хорошими бойцами, не гнушавшимися подобными отношениями, общался по-дружески. Сам он предпочитал в отсутствие женщины обходиться собственной рукой. Ему этого было достаточно.

Снаружи то и дело раздавался хохот. Эльгвар некоторое время слушал похабные истории, пока долгожданный сон наконец не сморил его.

***

Эльгвар привык вставать, едва солнце показывалось на горизонте. Он поправил колчан и двинулся в лес, по пути поймал на себе равнодушный взгляд часового. Пусть он шёл, чтобы проверить силки, пусть ходят разные слухи о спокойствии и безмятежности этих мест, однако никогда нельзя быть беспечным. Ветка хрустнула под ногой, испуганная белка взобралась по дереву и юркнула в дупло.

— Тебе-то чего бояться? Беличьи хвосты мне пока не нужны, — тихо произнёс Эльгвар и пошёл дальше к месту, где накануне расставил ловушки. — Проклятье! — Он присел и потрогал то, что осталось от петли. — Неужели перегрыз?

Он присмотрелся. Крепкая верёвка из конского волоса не была порвана или перегрызена. Она была перерезана.

«Кто знает? Может, кого из парней ночью по малой нужде занесло, вот и угодил ногой в петлю!» — рассудил Эльгвар, но всё же осторожно огляделся. Стояла тишина.

Он поднялся и пошёл дальше по заячьей тропе, осматривая один силок за другим, но то ли животные заподозрили неладное, то ли повывелись, но петли оказались пустыми. Эльгвар покачал головой. Он знал наверняка, что именно в это время гон, и зайцы не разбирая дороги бегут.

— Может, их кто-то распугал? — предположил он. Осталось надеяться на последние две ловушки, стоявшие поодаль. Обе оказались с уловом. Одно из животных был мёртво — петля туго затянулась на шее. Второе трепыхалось, пытаясь перегрызть прочную верёвку. Эльгвар взял его за уши и вытащил голову из петли, после свернул шею. Хрустнул позвоночник. Заяц в последний раз дёрнулся и затих.

«Хоть что-то!» — рассудил Эльгвар и побрёл к лагерю.

Полакомиться пришлось кашей. Среди крупы можно было выловить куски зайчатины, однако повезло далеко не всем. Арктар Солей ковырялся ложкой, явно надеясь, что ему достался хоть крохотный кусочек мяса. Он окинул любопытным взглядом Назгура, который тихо переговаривался с другом, после продолжил трапезу.

— Признавайтесь, кто ходил ночью в лес по нужде? — спросил Эльгвар. После, поняв, что задал глупый вопрос — по нужде отлучались все — уточнил: — Вернее, кто попал ногой в петлю? — Воины молча уставились на него. — Не жмитесь, ничего я с вами не сделаю. С кем не бывает? Забрёл на заячью тропу, перепугал всю дичь!

Резкий тон не располагал к признанию.

— Брось, если кто-то и признается, то добыча свалится с неба, что ли? — Назгур ехидно усмехнулся.

— Нет, но этому «кому-то» нужно уяснить себе раз и навсегда, куда следует ходить, а куда — нет!

— Мои ребята в охоте смыслят слабо. Они обучались военному ремеслу.

— А зря. Что мне никогда не нравилось в Ордене, так это то, что юнцов учат сносить чужие головы, но не беречь свою! — Эльгвар подтянул колени и обнял их. — Допустим, кто-то отстанет в Кальмаях, заблудится. Сумеет выжить? Нет!

Назгур промолчал. Бойцы переговаривались друг с другом. Лишь Арктар Солей молча слушал и пристально глядел, поджав губы.

«Заподозрил, что я так или иначе связан с Венценосными?» — догадался Эльгвар. Всё легко сопоставить. Именно тем, что Эльгвар Ферох был когда-то воином Ордена, можно было объяснить крепкую дружбу с Назгуром Голлдаром.

Арктар низко опустил голову, но спрятать ухмылку не успел.

— Пора в путь. Сворачиваемся! — распорядился Назгур.

Все захлопотали, сворачивая палатки, гася костёр и укладывая посуду в мешки.

***

Тяжёлая поступь лошадей и кованых сапог нарушила тишину леса.

— Пешком мы до вечера не выберемся, — заюлил кто-то.

— Пожалуйста, садись в седло, но не обижайся на деревья, что их ветки хлещут по лицу, — съехидничал Эльгвар. Он знал каждую поляну Бабьего леса и уверенно вёл. Назгур не отставал от него ни на шаг.

Больше никто не осмелился ныть. Порой слышались тихие разговоры и фырканье лошадей.

— Почему мы идём в обход? — задал вопрос Арктар.

— Потому что дальше начинается чаща. Мы-то пройдём. Лошади — нет, — ответил Эльгвар.

— А у меня такое ощущение, что ходим кругами, — заспорил настырный Солей. — Сами же говорили, здесь ведьма живёт.

— Брось. Она никогда мне не сделала ничего плохого. Запомни, юноша: ведьма недоброе всегда учует! — Словно в подтверждение его словам в кустах раздался шорох. Эльгвар вскинул лук. Послышался скрежет мечей, доставаемых из ножен. Ветви раздвинулись, из кустов вышла женщина. — Тьфу, Альта, ты так жизни можешь лишиться!

Круглолицая женщина улыбнулась и погладила толстую русую косу.

— Так — нет. Вот если бы пряталась — да, — и скромно потупила взгляд.

— Брось свои ведьмины уловки, — осадил её Эльгвар. — На юнцах можешь пытаться их применять, но не на мне.

Та засмеялась. Ямочки на щеках и маленькие белые ровные зубы добавили красоты в облик ещё молодой женщины.

— Скажешь тоже, — сквозь смех произнесла. — К чему мне юнцы? Не успеют тетиву натянуть, как стрела улетает. Вот, например, он! — кивнула в сторону Назгура. Тот с нескрываемым любопытством разглядывал Альту, ничуть не стеснявшуюся отпустить похабную шутку.

— Ещё чего? Это мой друг, — разозлился Эльгвар.

— И что? С каких пор ты за друзей решаешь? — Альта нахмурила красиво очерченные брови. — Впрочем, я решилась выйти, потому что мне нужна помощь. Сама не справлюсь.

Она исподлобья посмотрела сначала на Эльгвара, потом на Назгура.

— Ты? Не справишься?! — удивился первый.

— Почему бы не помочь прекрасной женщине? — вмешался второй.

— Потому что она сама может справиться с чем угодно, — съехидничал Эльгвар. Тон друга ему не понравился. Осталось надеяться, что тот не поддался чарам ведьмы.

— Не со всем, увы! — Альта надула губки. — Я не могу вернуться домой. — Улыбка сошла с её лица, пропали ямочки, а во взгляде появилась печаль. — Нежеланные гости поселились в моём доме.

Даже видавшему всякое Эльгвару эти слова не понравились. Он знал её. Будучи ведьмой, она чувствовала, с какими намерениями прибывают чужаки, и могла наложить такие чары, что путники беспомощно бродили едва ли не около хижины, не видя ту в упор.

— Ладно, придётся потратить время и помочь женщине. — Он вздохнул, заметив, каким взглядом Альта окинула Назгура. «Всё равно он пойдёт!» — догадался.

Назгур не возразил, что укрепило подозрение. Тот был очарован.

Альта развернулась и, подобрав юбки, побрела в сторону хижины.

Идти оказалось недалеко.

Пёстрая кошка соскочила с частокола, едва завидев хозяйку.

— Тьфу, глупое животное! — выругалась та. — Выдаст раньше времени.

Было заметно, что боялась. Альта заломила руки, ноги подкосились.

— Во двор бессмысленно заходить. Нужно выманить, — решил Эльгвар. — Я пойду.

— Ты? — удивился Назгур. — Пойдут мечники, лучники — разойдитесь вокруг дома и не высовывайтесь раньше времени.

Эльгвар вздохнул. Он не любил, когда кто-то отдавал команды, даже близкий друг, но в этот раз решил не перечить. Назгур повёл мечников к дому, затем рванул ворота на себя. Те не поддались.

— Лукас, ударь-ка! — приказал он.

Боец с топором подошёл к вратам, размахнулся и ударил изо всех сил. Громкий треск приглушился женским криком. Лукас пнул ворота, и те со скрипом открылись.

Во дворе никого не оказалось. Назгур было подошёл к дому.

— Вон они! Убегают через задний двор! — заметила Альта.

Эльгвар вышел из кустов и прицелился. Рука дрогнула, когда он разглядел цель. Высокие, похожие на людей существа убегали, делая огромные прыжки.

«Свьорры!» — догадался он, прицеливаясь.

Он мысленно выругался за то, что рука предательски дрогнула, и остриё вонзилось в дерево. Рой стрел полетел вслед свьоррам, однако цель слишком быстро двигалась, и попасть оказалось сложно.

Эльгвар развернулся и пошёл к дому, когда услышал крик. Эре, лёжа ничком на земле, попытался сбросить с себя свьорра. Тот оцарапал кольчугу, но всё, что удалось, — обломать длинные когти и разодрать синий плащ. Эльгвар прицелился и выстрелил. Свьорр взревел. Стрела застряла в толстой, покрытой белой шерстью коже, больше разозлив, чем причинив вред.

Эльгвар опустил бесполезный лук. Он, несмотря на всё происходившее, был поражён, когда заметил, как Назгур Голлдар одним взмахом двуручного меча снёс чудовищу голову. Та откатилась, проложив на траве дорожку крови. Мечники ринулись на помощь военачальнику.

— Надо бы проследить за остальными! — перевёл он дух. — Они не глупы. Пятерым, вернее, уже четверым свьоррам тягаться с нами — идти на погибель.

— Оставь! — Назгур положил руку на его плечо. — Их может быть целый отряд. Не думаю, что только пятеро забрались так далеко.

— Ты прав! — Эльгвар пнул злосчастную голову. Та откатилась, открытые круглые мёртвые глаза с необычными лиловыми радужками уставились в небо. — В любом случае, Альта, тебе придётся покинуть эти места. Отныне здесь не место для беззащитной женщины.

Ведьма заметно загрустила.

— Куда же я пойду?

Эльгвар задумался.

— Выходит, через Бабий лес идти опасно. Значит, придётся сделать крюк, хочется того или нет. Далеко, но ничего не поделать.

— Другого пути нет? — спросил Назгур. После, подумав, сделал вывод: — Свьорры — быстроногие твари. Наверняка нас будут поджидать у перевала.

— Тьфу! Не в добрый час вы выбрались, — разозлился Эльгвар. — Другого пути нет, разве что… — он задумался. «Если бы я был уверен, что ты откажешься от опасной затеи, друг!» — мелькнула мысль, но вслух произнёс другое: — Есть один путь — тот, которым я сюда пришёл. Но он довольно трудный.

— Ничего. Для нас главное — попасть в Хаквинд! — Назгур не собирался отступать.

Эльгвар покачал головой.

— Что ж, по пути мы обязательно найдём шахтёрское поселение. Там я… — прикусил язык, не желая рассказывать о прошлом. — Там и оставим Альту.

Ведьму его слова привели в уныние.

— Мне, жительнице леса, придётся поселиться среди людей?

— Ничего. Это до поры до времени, — утешил её Эльгвар. Он знал: соблазнить нужного мужчину ей не представляло трудности, а уж тот наверняка справит хижину в другом месте.

Альта в сопровождении Эльгвара и нескольких мечников направилась в дом, чтобы собрать всё самое необходимое. Осталось надеяться, что хижину не разграбили.

***

Давно миновал полдень, когда удалось выбраться из Бабьего леса. Назгура заметно угнетала обратная дорога. Он с тоской посмотрел на место давешней ночёвки.

— Мя-ау! — раздался жалобный кошачий вопль.

— Обязательно было её тащить? — раздражённо спросил Эльгвар.

— Хе, мужчины, — ведьма расхохоталась, — понимали бы вы что-нибудь в женщинах.

— Женщин хорошо понимаем, а твои ведьмины причуды…

— Все они ведьмы, так или иначе, — перебил Эре. — Вскружат голову так, что штаны вот-вот треснут, а после начинают: «Прости, милый, до свадьбы нельзя!». Или так: «Муж голову оторвёт, если узнает!».

— Ох, не шути с ведьмой, красавчик, доиграешься! — Альта хихикнула и, поудобнее пристроив корзину на коленях, погладила кошку. Та ответила довольным урчанием.

Веснушчатого Эре трудно было назвать красавчиком. Его светло-русая борода росла неровными клочьями, а узкие глубоко посаженные глаза и тонкие губы смотрелись нелепо на лице, увенчанном крупным носом.

— Брось заигрывать с парнями, — сделал замечание Эльгвар. — Они молодые, пылкие. Себе же хуже сделаешь. Всех не выдержишь.

Альта замолчала. Эльгвар знал, что не ей, ведьме, бояться. В её силах было сделать так, чтобы мужской конец в нужный момент опал. Она перевела взгляд на Назгура Голлдара, мускулистого, крепкого, ничуть не уступавшего другу. Заметно положила глаз, и это странно: Эльгвар Ферох всегда был для неё хорошим знакомым — тем, кого она знала достаточно давно. Она для него — подругой, не более.

Тот вспомнил миг, когда впервые появился в её жизни.

 — Проклятье, я решил, здесь женщину мучают! — Эльгвар ошарашенно уставился на роженицу, после окинув взглядом дом и, заметив множество склянок и пучки трав, всё понял — в ведьмино логово попал, не иначе. — Я-то думал, какую бабу может понести рожать в лес.

 — П-помоги! — простонала та. Лицо исказилось гримасой от очередной схватки.

 — Да я ничего в этом не смыслю…

 — Ребёнка… прими! Чтобы… как раньше… — она опять закричала. — Две мёртвые… дочки, — и тут же потужилась и громко закричала от боли. — Ребёнок… слишком крупный…, а схватки… Мне очень, очень больно! Зелье… не помогло!

Повидавшему всякое Эльгвару стало не по себе. В тот миг он понял, почему мужчин не подпускали к рожавшим жёнам. Ведьма лежала, раскинув ноги. Хотелось отвернуться, чтобы не видеть, как появляется на свет младенец, однако он не смог бросить женщину, пусть и ведьму, одну. Пришлось взять себя в руки и принять роды.

 — Там! — указала та на стол. Эльгвар всё понял. Он взял нож и перерезал пуповину.

Младенец уродился голосистым и крупным.

 — Поздравляю. Сын! — Эльгвар протянул окровавленного малыша, однако лицо его матери перекосилось.

 — К-как сын? — прошептала та и расплакалась. — Да что ж такое? Как девочки, так рождаются мёртвыми, а мальчик… Нет, почему?

Эльгвар стоял с кричавшим во всё горло младенцем на руках, не зная, что делать.

Альта отблагодарила за помощь. Пусть не появилась на свет долгожданная девочка, однако Эльгвар не ушёл, оставив её одну в родах, и за это она лечила раны, ушибы и простуду. От её мазей переставало болеть тело, от отваров лихорадка быстро уходила. Эльгвар, но попытался понять её и ненависти не питал. Раз нужны ведьмам только девочки, то так тому и быть. Не наткнись он в своё время на одинокую хижину, не услышь крик — мать и дитя бы погибли.

— Привал! — распорядился Назгур.

Небольшая река обмелела от жары, однако её хватило, чтобы напоить измученных жаждой лошадей и мулов. Кошка выпрыгнула из корзины и побежала к воде.

— Эй, мужчины, помогите женщине слезть, — попросила Альта.

Услужливый Арктар Солей взял её за талию и помог слезть с мула.

— Поверь, она сама бы слезла, — произнёс Эльгвар. Назгур в ответ улыбнулся. — Эх, бабы!

Лицо Арктара стало пунцовым. Он резко отпустил попавшую в его объятия женщину. От Эльгвара это не укрылось.

«Врунишка. Хвастал победами над слабым полом, а сам девственник ещё!» — промелькнула догадка.

Альта громко рассмеялась. Очевидно, её осенила та же мысль, что и Эльгвара.

Речушка оказалась слишком мелкой для купания, а леса не видать за холмами. Зато воины наполнили бурдюки. После скромной трапезы, обильно запитой водой, отряд двинулся в путь.

— Проклятье, может, стоило попытаться через Бабий лес, — произнёс Назгур.

— Стоит сбросить с себя сталь, — огрызнулся Эльгвар. Сам он снял кожаную куртку и расшнуровал ворот рубахи.

— Ещё чего! — Назгур не собирался отступать от правил Ордена, пусть и ему угрожал солнечный удар. Он снял только шлем.

Примеру герра Голлдара последовали остальные. Среди одинаковых воинов в кольчугах, украшенных золотистой короной, появилось разнообразие голов, длинноволосых и коротко стриженных, разноцветных, начиная от светло-русого, заканчивая чёрной как смоль шевелюрой Арктара Солея.

Объезд холмов занял много времени, однако выбирать не пришлось. Взбираться, пытаясь идти по прямой, было глупо. Измученные лошади наверняка не выдержат.

Эльгвар заметил, как Альта поймала взгляд Арктара Солея и отвернулась. Молодой невинный парень явно не привлекал её. Заигрывала только попусту, дарила напрасную надежду.

— Если не поленимся и объедем вон те холмы, то как раз выйдем к озеру. Но решать тебе! — Эльгвар повернулся к другу. Вэсин фыркнул, словно подтверждая слова хозяина. Уставшему коню хотелось освежиться не меньше.

— Согласен. Хорошая идея! — Назгуру тоже хотелось искупаться.

Высокие вершины Кальмайских гор были видны даже из-за холмов. Они манили к себе неприступностью. Эльгвар вздохнул, но не прекратил смотреть на освещённые солнцем вершины.

***

Эльгвар проверил, крепко ли привязана бечева к длинной ветке, и протянул самодельную удочку. Арктар Солей хмыкнул, но принял простое орудие.

— Не обещаю, но попытаюсь. — Он взяв стоявшую на валуне миску с червями и побрёл к озеру. В просторной рубахе он оказался более худым, чем в кирасе.

— Откуда такие познания в рыболовном деле? — полюбопытствовал Эльгвар, идя следом.

Арктар ухмыльнулся.

— Вы думаете, что люди знатного рода — жалкие нытики?

— Вовсе нет. Ты когда-нибудь слыхал, чтобы герр Голлдар ныл и жаловался? — Эльгвару по-прежнему не нравился напыщенный молодой человек. — То-то же.

— Ладно! — Арктар остановился и разглядел крючок, позаимствованный с платья Альты. — Рыбалка — моя страсть с детства. Отец порол, говорил, мол, это занятие недостойно человека знатного рода, что мне следует брать пример с брата… — и тут же резко замолчал, не желая делиться семейной тайной, затем ушёл, оставив Эльгвара одного.

«Оказалось, не того порол!» — догадался тот. Он заметил в серых глазах грусть, но в душу предпочёл не лезть.

Осталось дождаться обещанного улова. Ради свежей ухи Эльгвар был готов потерпеть и не нырять в озеро, чтобы не распугать рыбу, поэтому он только уселся под деревом и вытянул ноги.

Валтум, давешний повар, сжав зубы, разводил костёр. Ему снова выпал жребий быть поваром. Эльгвар с немалым любопытством послушал его обвинения, что остальные просто-напросто всё подстроили так, чтобы у котла стоял именно он.

Назгур не вмешивался и сделал вид, будто стрёкот кузнечиков для него — музыка. Эльгвар таращился на него, всё ещё не веря, что вот он, старый друг, рядом, когда лёгкий шорох травы заставил его обернуться. Альта прошла мимо него и уселась рядом с Назгуром.

«Вот вцепилась, а!» — Эльгвар вдохнул и стиснул зубы, хотя желал прогнать нахалку, чтобы та отстала от друга. С кем угодно связь принял бы, но не с ведьмой, которая, вероятно, поспешит избавиться от очередного ребёнка, узнав, что на свет появился мальчик.

— Вы не представляете, как я благодарна за помощь, — та улыбнулась, в глазах заплясали искорки. Назгур, вопреки ожиданию, точнее, к радости Эльгвара, остался равнодушен к милым ямочкам и пушистым ресницам. — Вы только скажите, я готова отблагодарить чем угодно.

— Своего друга отблагодари, — проворчал Назгур. — Если бы не он, то, признаюсь, я не взял бы тебя в поход.

Вышло раздражённо. Значит, он остался равнодушен к красавице, к облегчению Эльгвара.

«Оттает или нет? Альта — красивая женщина!» — задумался тот, однако навязчивость ведьмы не понравилась. Та недвусмысленно предлагала себя.

— Эльгвар — мой друг, не более, — промурлыкала та. Улыбка сошла с её лица. Назгур, судя по мрачному выражению лица, остался неприступен, точно одна из Кальмайских гор. Появилось ощущение, что потратила силы впустую, а этого ни одна ведьма не любила.

«Как бы не отомстила!» — испугался Эльгвар. Он знал: в силах Альты сделать так, чтобы конец никогда не поднялся. Знал и то, что порой ей приходилось прибегать к помощи чар, когда нужно было зачать ребёнка от понравившегося мужчины. Знал также, что Альта совершенно не тосковала по сыну. Она никогда не спрашивала, куда Эльгвар увёз его. Мальчишка оказался не нужен родной матери. Ей нужна была девочка. Только дочерям ведьмы отдают дар.

Эльгвар посмотрел на младенца.

 — Ты рехнулась? Убивать такое крепкое дитя? Какой воин из него может вырасти! Ладно, если бы родился полуживой, тогда прибить не жалко, чтобы не мучился. — Ребёнок спал на сильных мужских руках. Эльгвару с трудом удалось уговорить новоиспечённую покормить его. — Послушай меня: я увезу младенца и отдам одной бездетной семье. Уж кто, а они вырастят как родного.

Альте было всё равно. Ей не был нужен сын-воин. Нужна была только дочь-ведьма.

Эльгвар плотно закрыл за собой дверь и осторожно, чтобы не разбудить — иначе не справится — спящего малыша, взял коня под уздцы и покинул ведьмин двор.

— Ну хоть погадать позвольте, — взмолилась Альта. — Вы в опасный путь собрались, знаю, а я могу предсказать, как он пройдёт. — Она достала из мешочка колоду карт и стала тасовать.

— Ничего не нужно! — Назгур взял её за руку. — Я не хочу думать, что ты, возможно, солгала, утешила, чтобы подбодрить. Правду о гибели тоже не хочу знать.

Альта опустила голову.

— Ну что с вами делать? Я же должна отплатить хоть чем-то. — Она заметно расстроилась и от обиды надула губы.

— Ничего не надо, — повторил Назгур.

— Но хоть на любовь позвольте бросить карты! — Альта посмотрела таким умоляющим взглядом, что не согласился бы только ни на что не падкий сухарь.

— Ладно. Что с тобой поделать? На любовь можно! — засмеялся Назгур.

Обрадованная ведьма улыбнулась и принялась снова тасовать карты, после чего вытащила одну из колоды.

— Смотрите. Воин — это вы, — произнесла она, демонстрируя карту с изображением светловолосого мужчины с мечом в руке. — Теперь я сосредоточусь и вытащу другую карту. Это будет девушка… — Альта уставилась на карту. Мгновение — и её глаза округлились, румянец на пухлых щеках сменился бледностью. — Ой, простите, похоже, неподходящее время для гадания.

Она так спешно вскочила на ноги, что не заметила, как обронила карту. Та, несколько раз перевернувшись, застряла в траве.

— Я нисколько не огорчён, — успокоил её Назгур.

Его слова не утешили. Альта, подобрав юбки, побежала прочь.

«Странно!» — озадачился Эльгвар, затем поднялся. Хотя он не верил в предсказания, однако простое любопытство побороть не смог. Хотелось знать, что, вернее, кого вытащила ведьма из колоды. Чудовище вроде свьорра, не иначе — настолько сильно перепугалась.

Эльгвар поднял карту, поднёс к лицу и хмыкнул, затем задумчиво погладил бороду.

На второй был изображён темноволосый мужчина-воин.

«Понимаю, много лет прошло, мой друг», — озадачился Эльгвар. И тут же себя успокоил: это картинка, не более. Только отчего же не по себе от вида темноволосого воина с луком?

Думать об этом не хотелось, и Эльгвар двинулся в лагерь к остальным, надеясь сжечь злополучную карту, если не получится вернуть ведьме.

По приходу он застал Арктара Солея. Тот оказался прав: рыбы в озере хватало. Уха показалась вершиной блаженства, а измученные жарой мужчины по очереди ушли плескаться в озере. Порой слышался женский смех. Бесстыжая ведьма ничуть не стеснялась наготы и охотно разбавляла мужскую компанию.

— Интересно, кого она избрала на ночь? — уточнил наевшийся досыта, поэтому довольный Назгур.

— Тебя, — ответил Эльгвар. — Я заметил, как она стреляла глазками в твою сторону.

— По-моему, она со всеми заигрывает. Кстати, говорят, ведьмы очень хороши в постели. Это правда?

— Я ни разу не спал с ней. Откуда мне знать? — Эльгвар презрительно скривился. — Рассказать, как мы познакомились? — и поведал всю историю от начала до конца. — Признаюсь, я не скоро смог с женщиной лечь, ну ты понял.

— Понял, конечно. Я бы тоже долго не смог, наверное, — вздохнул Назгур, выслушав далеко не приятный рассказ.

— Ладно, ну её, ведьму! — Эльгвар поднялся на ноги. — Пойду, окунусь. Если пожелаешь — присоединяйся!

Он побрёл в сторону озера, оставив задумчивого друга одного. Из головы не лезла проклятая картинка — настолько сильно въелась, что показалось, будто в вопросе Назгура прозвучали ревнивые нотки. Ещё и вчерашнее вожделение.

И нужно же было возжелать не широкие бёдра и милую улыбку, но упругие поджарые ягодицы, крепкие, поросшие волосками. Даже Альта не сумела вызвать такое желание, хотя после её родов прошли годы, но отвращение осталось. Да и Эльгвару не хотелось знать, что у него мог быть ребёнок. Ладно, если девочка. Но если мальчик, которого ведьма удавит, потому что он ей не нужен? Нет-нет-нет!

«Дожил. Я уже не хозяин собственному члену!» — Эльгвар усмехнулся и, решив, что вчерашней ночью произошло недоразумение, побрёл в сторону озера. Желание окунуться в прохладную воду перевесило всё остальное.

Он улыбнулся в бороду, услыхав позади хорошо знакомые тяжёлые шаги.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд