Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Босттвидский виноград - Пустоцвет  

Гравс дёрнулся, когда дверь скрипнула.

— Наконец-то! — Он отставил пустую кружку. Язык заплетался.

Его собеседник повернул голову и окинул взглядом вошедшего Лаэрта. Тот замер на пороге.

— Гравс! Это ещё что такое?! — Лаэрт побагровел.

Управляющего, пьющего пиво в такой компании, он застать никак не ожидал.

— Да брось, я же не разбойник с большой дороги. Да, не воспитан, груб. Когда нужно лезть на рею, чтобы парус не порвало, то не до любезностей, знаешь ли! — Барри улыбнулся и выпустил сизый дым. Гравс, не привыкший к табаку, закашлялся.

Лаэрт подошёл к столу и всмотрелся в лицо управляющего.

Проклятье, пьян. Гравс всё испортил. Нельзя брать его с собой и топтать собственное честное имя, иначе Лессеры решат, что у винодела работают одни пьяницы.

Ругать управляющего не было смысла. Тот даже трезвый не всегда слушался хозяина. Иное дело — больная с похмелья голова. Стоило только дождаться утра — и Лаэрт выльет словесные помои.

— Разбойник или нет, но споил его! — Лаэрт кивнул в сторону Гравса.

— Конечно, злой дядька-моряк споил «мальчика», ещё обвини, что невинности лишил. Никто его в бочонок с пивом не окунал! — рявкнул моряк. Гравс сидел, подперев голову локтем, и, поглаживая кружку, смотрел осоловелым взглядом в стену. — Захотелось выведать о тебе. Я люблю угадывать, это что-то вроде маленькой победы, — признался моряк. — Но — проклятье! — впервые за долгое время проиграл. Слышал об одиноком Босттвидском виноделе, но не думал, что это ты. — Гравс оказался куда более пьяным, чем показалось Лаэрту. Он опустил голову и закрыл глаза. — И уж точно не думал, что говоришь правду, а не играешь.

— Сколько пива нужно выпить, что он такой? — опешил Лаэрт. Он был зол на управляющего и за то, что тот разболтал о нём всё.

— Я предупреждал его — не надо мешать напитки! Дурной он! — Барри встал из-за стола, подошёл к Гравсу и перекинул его руку через плечо, после поднял. — Давай, веди, пусть проспится.

Лаэрт замер на месте. Он не понял, что с ним не так — Барри, хамоватый прямолинейный пьяница оказался не таким плохим, как показалось сначала. Тот поддержал его утром, не бросил Гравса. В кои-то веки винодел судил не по старой затасканной жилетке и давно не стиранной рубашке, в вырезе которой виднелся кусок груди, обильно поросший тёмными волосками, и даже не по пропитому лицу.

Барри не вызывал отвращения.

Лаэрт, вздохнув, сунул ключ в большую моряцкую руку.

— Знаешь, где наша комната. Я проплатил Аризану только ночь и сегодняшний день. Похоже, получится уехать только завтра.

Фаррей Лессер ждал вино сегодня, а Гравс — пьян. Эта мысль приводила в уныние, ещё и нога болела как никогда, вдобавок Лаэрт не мог согреться, хотя в очаге жарко полыхали дрова. Клятые чулки вымокли насквозь.

— Ещё одна ночь нужна, — попросил он хозяина.

— Но я уже обещал эту комнату! — Аризан хитро сощурил глаза и почесал седую голову. Лаэрт понял, чего он от него хочет, и полез ещё за одной серебряной монетой. — Ладно, найду, куда поселить новеньких.

Лаэрт давно понял, что деньги частенько помогают сговориться, хотя далеко не всегда.

«Что было бы, если бы я не купил Тэгрема?» — подумалось ему.

Маловероятно, что они бы встретились. Лаэрт по-прежнему возил бы вино в Ревею, смотрел бы на виноградники и досадовал, что некому оставить то, что он создал. Он получил то, что хотел, но отчего-то не был тому рад.

— Есть будете? Могу предложить индейку, тушенную в пиве, — прервал размышления Аризан.

Лаэрт вздрогнул. Есть ему не хотелось, как ни странно. Низ живота ныл. Хотелось залезть под одеяло.

— Н-нет, пожалуй, благодарю. Времени нет совсем. — Давешние блины перебили аппетит.

— А я бы советовал пожрать. — Облако дыма окутало Лаэрта. Того затошнило. За спиной — как пить дать! — стоял вернувшийся Барри. — Ну и парнишка. Я только его уложил, как он полез целоваться. — Моряк хохотнул. Лаэрт повернулся к нему, но подосадовать на Гравса не успел — Барри прижимал к шее тряпицу. — Ну что я, дурак, что ли? Взял и ответил, ещё и навалился на него. Очухался он и… Ясное дело, попутал спьяну с кем-то.

Барри снова затянулся. Лаэрт взял ключ и задумался. Гравс хоть и был крепко пьян, но всё же оттолкнул, понял, что рядом не Кретт. Значит, желание соединить жизни — не пустой звук.

Лаэрт опустил голову и вздохнул, глядя на грязные штанины. Подниматься к мертвецки пьяному Гравсу не хотелось, показываться в таком виде Лессеру — тем более, поэтому пришлось ковылять наверх, останавливаясь на каждой ступеньке от боли в ноге и головокружения. К Фаррею он в любом случае опоздает, несколько минут, потраченных на переодевание, роли не сыграют.

Куда сильнее хотелось отдохнуть — упасть на кровать и не подниматься, полежать хоть немного, пока треклятая ноющая боль внизу живота не утихнет.

Преодолеть коридор оказалось куда легче. Лаэрт открыл дверь, покосился на храпевшего Гравса и стал возиться с плащом. Фибула с трудом поддалась закоченевшим пальцам. Лаэрт мысленно позавидовал Гравсу. Барри стянул с того сапоги и уложил в постель, у него же сил раздеться не осталось.

Лаэрт плюхнулся на кровать и снял туфли. Треклятая влага, казалось, пропитала всё, вплоть до нижнего белья.

Ещё и Аризан пожалел дрова. Лаэрт улёгся как был — одетым, и укрылся с головой одеялом.

Ему хотелось просто согреться — совсем чуть-чуть, а после — встать и самому доставить вино Фаррею Лессеру.

Главное, чтобы живот перестал ныть.

***

Гравс знал — получит нагоняй от хозяина. Это не улучшало состояние, и больная с похмелья голова, казалось, расколется. Но хуже всего было то, что он подвёл Лаэрта. Как ни странно, тот спал, хотя рассвет давно наступил.

Даже страдавший похмельем управляющий понял — с хозяином что-то не так. Лаэрт никогда не ложился спать в одежде.

Гравс первым делом взял графин со стола и залпом выпил воду, после подошёл к Лаэрту и потряс за плечо.

Хозяин был бледен. Гравс сместил руку выше и дотронулся до лба. Лаэрт что-то забормотал в забытье.

Проклятье, болен.

Гравс как был — босиком — ринулся из комнаты. Холод пронзил ступни, но было не до обуви. Управляющий надеялся, что Барри — давешний собутыльник, ушлый, побитый жизнью моряк не уехал, и изо всех сил забарабанил в дверь.

Не уехал. Грязно выругался, но открыл. Лицо опухло, он был без рубашки и совсем не стеснялся голой волосатой груди и приличных размеров живота.

— Чего тебе? — спросонья поинтересовался он.

Гравс попрыгал, чтобы согреть ступни.

— Хозяину… Ну, Лаэрту… про которого я… плохо! Я не знаю, что делать!

Барри оттолкнул Гравса и направился в соседнюю комнату.

— Я тебе жрец Янерра? Как поцеловаться, так в морду получаю, а как «плохо», так «Барри, помоги!» — Несмотря на ворчание, он всё же не отказал в помощи и сел на кровать Лаэрта. Тот даже не проснулся, дыхание было шумным, под глазами легли тени. — Хоть бы раздел его, что ли!

Барри откинул одеяло.

И замер.

Всё было куда хуже, чем простуда. Это вообще была не простуда.

— Бо-оги, откуда столько крови? — Гравс окончательно протрезвел.

— Откуда? Из него натекло! — Барри зло сверкнул глазами. — Чего встал? Айда в храм! Аккурат в полдень успеешь! В лечебницу бы сразу, но боюсь, не довезём, а так жрец хоть кровь остановит! — Гравс непонимающе смотрел на него. — Я непонятно выразился?!

Управляющий не понимал, почему открылось кровотечение. Будучи бесплодным, он не вникал в подробности, как появляются на свет дети. И о возможных проблемах тоже не знал. Гравс решил — Лаэрта тяжело ранили.

Но в любом случае Барри был прав. Нужен жрец Янерра. Моряк сунул руку в карман сюртука Лаэрта и достал увесистый кошелёк, после бросил Гравсу.

— На, страже взятку дашь, если впускать откажутся. Или… Если хорошо знаешь город, то через арену легче попасть, но я не уверен, что сейчас идут бои.

Гравс плохо был знаком с Босттвидом. Он знал только одну дорогу до Верхнего квартала.

Моряк склонился над Лаэртом. Тот открыл глаза и неожиданно взял его за руку.

— Вот те раз, словно защиты ищет, а ведь не слабак! — Барри поискал глазами графин с водой и тряпку. Первый был пуст, а вторую он не нашёл.

Он грязно выругался и смахнул злополучную посуду на пол. Графин упал и разбился, и это освежило голову. Моряк вспомнил, что у него есть полная бутылка воды, и поднялся. Лаэрту за короткое время не должно стать хуже.

Барри не услышал, как пришёл Аризан, и застал хозяина уже у постели Лаэрта, когда вернулся с водой.

— Что ещё случилось, Барри, кто его?.. — Аризан боялся испортить и без того дурное имя таверны. Убийство наверняка отпугнёт посетителей.

— Никто, не волнуйся. Помоги лучше. — Хозяин только хлопал глазами. — Неси полотенце, ну!

Барри осмелился приказывать даже Аризану. Тот вполне мог выставить его вон. Ну и плевать. Городов много, желающих заплатить бывшему моряку, мастеру на все руки, — ещё больше. Барри знал — не пропадёт, на выпивку и табак всегда найдёт деньги.

Аризан удалился. Барри не был уверен, что он вообще появится. Сильные руки легко рванули ткань простыни. Ещё мгновение — и Барри смочил тряпку, задрал рубаху Лаэрта и положил на низ живота.

Вода была холодной, и Барри в кои-то веки порадовался, что экономил на дровах. Привыкший ко всему моряк запросто мог спать где угодно.

Лаэрт пошевелился и попытался оттолкнуть руку. Моряк удержал его.

— Что же ты не закричал, дурак? Зачем терпел? Я же знаю, какая это боль. На корабле всякое бывало, знаешь ли… — он взялся за запястье и пощупал пульс. Тот был частым и слабым.

Барри хотелось есть, но он не смог покинуть полуживого, хотя почти не знакомого ему человека.

Потянулись мучительные часы ожидания.

***

Гравсу в одной жилетке было холодно, зато похмелье быстро прошло. Разве что перегар остался. Побриться не получилось, и щетина не добавляла изящества в облик.

— Поймите, господин Лаэрт умрёт! — умолял Гравс, переступая с ноги на ногу.

Стражи ему не верили. Пьяное отребье не должно разгуливать по Верхнему кварталу. Гравс понял — ничего не выйдет, придётся потерять время в поисках дороги, чтобы попасть к храму через арену, ещё и прохожим докучать.

Кошелёк оттягивал карман.

Барри оказался прав — пришлось расстаться с парой монет. Казалось бы — мало, но те были золотыми.

Гравс знал — Лаэрт рассердится на такие траты, ну и плевать. Хозяин даже не смог позаботиться о собственном здоровье.

Если бы знать, где живут Бриккарды… Выяснять это не было времени, нежелание работать на Тэгрема — если тот станет наследником — перевесило, и Гравс бодро зашагал по выложенной камнем дороге, проложенной между богатыми домами с витражными окнами, к храму.

— Дожили! Впускают сюда отребье всякое! — проворчал невысокий долговязый горожанин в дорогом алом сюртуке. Гравс не обратил на грубияна никакого внимания, хотя это было не в его духе, и продолжил путь.

Из-за дождя площадь была немноголюдной. Сам храм Четырёх окутал туман, и открывшийся Гравсу вид наводил страх, но не восхищение. Гравс прошёл через ворота и потянул на себя дверь.

Заперто.

Ещё не полдень.

Гравс неприлично выругался и изо всех сил ударил кулаком в деревянную дверь. Какое там? Даже звук удара приглушился, только рука разболелась.

Изнутри послышался скрежет. Ещё мгновение — и двери открылись. Маленький жрец, чьё лицо было скрыто капюшоном, высунул голову.

— Кто это тут буянит? — просипел он.

Гравс присмотрелся.

Не тот. Этот служит Сивали, судя по зелёным вставкам на мантии.

— Прошу прощения, но нужен жрец Янерра. Срочно! — Гравс сглотнул. — Моему хозяину плохо. Барри сказал — не довезём до лечебницы с таким кровотечением!

Жрец вышел на порог. Гравс чувствовал на себе его взгляд, хотя лица разглядеть не мог.

— Где он? — уточнил жрец.

— В «У Аризана».

Раздался свист.

— Ну и кто его прирезал?

— Никто. Я не знаю, откуда столько крови! — Гравс сорвался на крик. Либо это помогло, либо жрец Янерра стоял за дверью, но створка со скрипом открылась — и на пороге появился человек в светло-серой мантии.

— Деньги есть? — просипел служитель Сивали. Гравс вынул туго набитый кошелёк. — Отлично.

— Ведите, — сонно произнёс жрец Янерра и спустился со ступенек.

Гравс развернулся так резко, что входивший в храм жрец Сивали врезался в него. Он бы покатился со ступенек, если бы тот не удержал от падения. Гравс отделался только ушибленной коленкой. Он со стоном поднялся и бросился догонять ушедшего далеко вперёд жреца Янерра.

***

Гравс успел. На Лаэрта было страшно смотреть. Тот был бледен, нос заострился, а щёки впали. Жрец Янерра попросил всех удалиться. Барри взял Гравса за руку и вывел из комнаты.

— Их богам ведомо, что они делают. Главное — помогают, а остальное — не наше дело, — прокомментировал моряк.

Гравс передумал что угодно, включая то, что хозяин попытался наложить на себя руки. Время тянулось медленно — настолько, что хотелось, невзирая на запрет, ворваться в комнату и посмотреть, чем можно так долго заниматься. Наконец дверь открылась, и вышел жрец. Гравс понял, отчего служители Янерра брали такие деньги — смуглые руки подрагивали, лекарь едва стоял на ногах.

— Всё будет хорошо. Кровь больше не идёт, но… это всё, что я смог сделать. Я ещё сам только учусь. Советую вам доставить его в лечебницу, там сделают всё остальное, — сбивчивый голос глухо звучал из-под капюшона. — Поручиться, что у него будут дети, не могу. Как повезёт.

Гравс и на этот раз ничего не понял. Он ещё не отошёл от похмелья. Барри толкнул его в бок.

— Доставай кошелёк.

Гравс полез в карман. Сердце ушло в пятки. Спешка сделала своё дело — и кошелёк остался лежать где-то на мостовой.

Жрец терпеливо ждал. Барри набивал трубку табаком.

— П-простите, его нет. Потерял, наверное, на обратном пути. — Всё бы ничего, но назад управляющий шёл намного медленнее. Барри не выдержал и влепил нерадивому управляющему подзатыльник. — Когда я пришёл в храм, кошелёк был, клянусь!

Жрец вздохнул. Гравс оттолкнул его и прошмыгнул в комнату. Он не придумал ничего умнее, кроме как стащить перстень с пальца Лаэрта.

— Не стоит, — тихо возразил жрец. — Оставьте его. Пригодится, когда понадобится расплатиться в лечебнице.

Он был прав. Дыхание Лаэрта стало ровным, но лицо по-прежнему было бледным, глаза ввалились. Тот спал.

Плечи Гравса поникли. Он вздрогнул, когда Барри положил большую пятерню.

— Теперь ступай к конюшне и тащи повозку, — распорядился моряк.

Гравс убежал. Барри вынул трубку изо рта и подосадовал, что нечем подкурить. Мгновение — и между пальцами жреца проскочил огонёк.

— Спасибо. Я собирался попросить. Вы-то, жрецы, ого-го!

Служитель Янерра потоптался с ноги на ногу. Казалось, он хотел о чём-то попросить, но не решался. В конце концов стянул капюшон. Барри отметил — жрец молоденький, скорее совсем юный, смуглый, с большими чёрными глазами, довольно миловидный.

— Просить хотел я, — протянул он. — У вас закурить не найдётся?

***

Аризан ворчал. До ушей Барри донеслось, что хозяин вычтет за испорченную кровать и одеяло, в которое был закутан Лаэрт. Барри нёс лёгонькое тело, Лаэрт не пришёл в себя, Гравс плёлся следом, гадая, как поступить. Ему не хотелось бросать хозяина одного, но жить было негде и не на что.

Если бы не потерянный кошелёк… И время. К счастью, кучер безоговорочно поверил Гравсу, покинул конюшню и сразу же приехал.

Гравс сжимал в кулаке перстень, не решаясь надеть — пальцы Лаэрта были толще, чем его. Грань камня больно впилась в ладонь.

Путь казался бесконечным. От множества глаз было не по себе — настолько, что Гравс чувствовал себя голым. Сначала посетители таверны таращились, когда Барри нёс бессознательное тело, потом — уличные зеваки, когда тот бережно укладывал винодела на сиденье. Тот порой открывал глаза и недолго смотрел куда-то вдаль, после вновь впадал в забытье.

Гравс уселся на козлы и указал кучеру дорогу. Он помнил тот страшный день, когда пришлось везти Лаэрта из поместья до лечебницы. Хозяин даже не застонал, хотя боль в сломанной ноге наверняка была невыносимой, а вид торчавшей из раны кости привёл управляющего в ужас.

Чтобы попасть в лечебницу, пришлось обогнуть город и проехать мост. Гравс знал — ворота откроются. Лаэрту была нужна милость Янерра как никому другому.

Гравс был благодарен Барри за помощь. Ушлый моряк не растерялся и объяснил ему, что к чему.

— Ну вот, поднимал бочонки, таскался в Ревею, не ел ничего. Дотаскался! — выругался Гравс. — И ведь никому ничего не сказал!

— Даже мужу? — уточнил Барри.

— Подозреваю, что ему вообще не собирался сообщать. Он злился, что Тэгрем Бриккард тянет с разводом.

Барри нахмурился. Бриккард, значит. Знакомая фамилия, знатная и знакомая.

Где-то он её слышал.

Плевать на фамилию. Главное — в семье винодела не всё ладно, точнее, всё неладно. Хотелось врезать в знатную физиономию. Бриккард наверняка был не юн и знал, как появляются на свет дети, но даже не задумался о последствиях.

— Почему-то я, начудив в своё время, соизволил поинтересоваться, когда вернулся с плавания, не случилось ли чего у того, с кем однажды сцепился. Оказалось, я отцом стал, — поделился Барри. — Я не бросил дитё на произвол судьбы! — Гравс закашлялся от едкого табачного дыма, который то и дело пускал моряк. Лаэрт замычал, когда повозка остановилась. — Приехали!

Барри отложил трубку и, подхватив лёгонькое тело, подошёл к воротам. Красноватый огонёк сиял над кирпичной аркой, и погас, когда моряк остановился. Тяжёлые створки открылись. Гравс было бросился следом, но пройти во двор не смог. Ворота закрылись перед его носом.

— Барри! — позвал он. — Возьми перстень!

Моряк вернулся и выхватил просунутое через прутья решётки кольцо.

— Ну всё, езжай. Назад я пешком. Не привыкать, — распорядился он. — Не бойся, хозяин твой один не останется. За ним будет кому присмотреть.

Гравс улыбнулся. Он был уверен — Барри хороший человек, хоть и циничный пьяница. Если бы не он, то неизвестно, чем всё бы закончилось. Тот сообразил, что делать, когда управляющий растерялся.

Сейчас Гравс мог со спокойной душой уехать. Дел в поместье хватало, и нужно поддерживать порядок до тех пор, пока не получит письмо от хозяина — совсем как в прошлый раз.

В голове Барри крутились другие мысли. Одного перстня не хватит, чтобы расплатиться со служителями Янерра.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,005 секунд