Поиск
Обновления

17 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:58   Вдребезги

10:00   Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды)

02:58   Фландрийский зверь

15 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

09:33   Наступление

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

все ориджиналы

В любви все возрасты проворны - Глава 3  

от Автора: Ребятки, тут педофилией попахивает. Я предупредила)

Время летит слишком быстро, я уже на четвертом курсе, скоро защита диплома. После неудачной «бурной» ночки я стал нелюдимым и грубым. Вы подумаете: «а почему?» Был же таким хорошим мальчиком. Тьфу! Да вы, мать вашу, попробуйте четыре года без секса! Первый год я еще пробовал и надеялся, что то были последствия пьяного угара. Но это, наверное, был мой самый большой облом. Удивляюсь, как я не стал еще импотентом. Почему? Так все просто: как только я хочу трахнуть, перед глазами встает голубоглазый монстр, и не важно, парень, девушка, омега или бета, правда, с альфами не пробовал. Тьфу-тьфу, бред в голову лезет.

Родители первые заметили изменения во мне, было трудно. Первое время отец думал, что я подсел на наркоту, да и, наверное, выглядел я не лучшим образом. Вечные синяки под глазами, дерганый и со щетиной на лице, «крассафчик». Полгода я хранил в себе самую большую тайну. Секрет, что нашел пару, и он мой двоюродный брат. Я знал, что родители меня поймут и не возненавидят, но сам факт, что он ребенок, убивало меня. Я лежал у себя на кровати, пытаясь понять написанный материал в учебнике, на носу была сессия. Дверь в мою обитель открылась и, словно ураган, в нее залетел Константин.

— Я не могу так больше, — хватая за плечи и встряхивая меня, прокричал мой отец. — Что с тобой происходит? — орал он, продолжая меня трясти.

Комок в горле не давал возможности произнести хоть слово. Меня просто потряхивало, думаете альфы сильные? Думаете нам не бывает больно или страшно? Ложь! Я боялся, и сам не понимал чего. Тяжёлая ладонь отца, что ударила меня по щеке, привела в чувство. Его крепкие объятья, такие родные, подарили успокоение. Я понимал, что он переживает и боится за меня, и я сорвался:

— Нашел! Понимаешь? Нашел его! — не знаю, о чем подумал отец в ту минуту, но он прижал меня еще крепче к своей сильной груди.

— Тише, тише, мой хороший! — шептал он. Я чувствовал себя ребенком, охваченным страхом кошмара, а благодетель разогнал его, лишь прижав к себе. — Кого ты нашел?

— Пару!

— Сынок, это же замечательно! Ну и что, что молод, это же счастье! — отстранившись, он удивленно смотрел на меня.

— Никита. — пересохшими губами произнес я. В его глазах я прочел удивление с шоком, а потом искры смеха.

— Какой ты еще глупый.

Так и стало известно отцу, что маленький карапуз моя пара. Пришлось долго упрашивать его не рассказывать Аксёну, мы долго спорили, но он согласился. Отец сказал папе, что у меня был просто переходной период.

После того случая, я переехал на квартиру, что подарили родители на совершеннолетие. Жилось мне хорошо, тихо да и спокойно, но сегодня будет самое большое испытание. Какое? Все до безумия просто, мои родители и дядя Коля с мужем едут на свадьбу к родственникам. Какая-то четвероюродная сестра троюродного брата женится, во счастье-то. А ты, Женечка, конечно не поедешь, посидишь с Никитой, два дня персонального пекла для меня.

Подъехав домой, как и договаривались к шести вечера, я понимал, что трудные деньки предстоят.

— Привет всем! — прокричал я, заходя в дом.

— Привет, сыночек, — проговорил папочка, целуя.

— Ну что, готовы развлекаться?

— Конечно готовы. — ответил подошедший отец.

— Здравствуй, Женечка. — Сказал дядя Коля.

— Так, мы уже отбываем, а то полночи ехать, — мельтеша по коридору говорил Аксён. — Никита у соседки Светланы, так что ты пока один дома. Его поздно вечером приведут. — заметно расслабившись, я перевел дыхание, — Будем завтра вечером! Если что, звони.

Распрощавшись со всеми, я закрыл дверь и направился на кухню. Докатились, взрослый парень, а боюсь встречи с ребенком. Не то чтобы я не видел его четыре года, просто старался находиться, как можно меньше наедине с ним. Просто было трудно терпеть, когда малыш так и тянулся ко мне на руки. А я, борясь с своими похотливыми мыслями, скрывался в туалете и дрочил на ребенка. Мне было мерзко от осознания того, что я делаю. Но, даже будучи таким маленьким, его аромат сносил мне крышу, словно цунами, не оставляя в голове ни одной разумной мысли. Пройдя на кухню, я заварил себе кофе и решил посмотреть телевизор. За своими посиделками я и не заметил, как пролетело время, и на часах стало одиннадцать часов. В дверь постучали, и я пошел открывать. На пороге стояла женщина в возрасте и держала на руках спящего Ника. Тетя Света была бетой, за свои шестьдесят успела воспитать сына и его внучат. Добрая, но в тоже время строгая, бывшая учительница старших классов.

— Привет, Женя, — шепотом проговорила она, стараясь не разбудить малого.

Отойдя от проема, чтобы пропустить её, я поздоровался в ответ. Надолго она не задержалась, так как был уже поздний час. Я был готов плясать от радости, что Ник спит и, как минимум, проспит до утра. На радостях я решил выпить, надеясь, что градус притупит все чувства.

Алкоголь я не сильно любил, но иногда в меру принимал на душу. На часах было уже три ночи, а сна ни в одном глазу. Я так и сидел прикрыв глаза на диване в гостиной, а у ног стояло пару пустых бутылок от пива. В голове был хмель, а в теле чувство расслабленности. Не знаю, какова причина того, что я не заметил Никиту, но сейчас этот мелкий развратник стоял передо мной. Светлые волосы обрамляли прекрасное детское личико, реснички слиплись из-за слезок, что катились по его щекам. На нем была майка черного цвета, что была явно снята с чужого плеча. Эта тряпка не прикрывала его, а словно показывала все прелести. Хрупкие плечики, ножки и ручки, что были прижаты к груди.

— Дядя Женя, я заболел. — всхлипывая, сказал малыш, а я поперхнулся собравшейся слюной, ведь он выглядел так мило.

— Что такое? — скользя по его телу взглядом, спросил я.

— Пи-пи болит, — мой пульс ускорился, и давление явно поднялось, грозя остановкой сердца.

— Давай посмотрим, что у тебя там? — прокашлявшись, ответил я демонёнку.

— Хорошо, — задрав майку, сказал он.

Воздух свистя вырвался из моей груди, а тело покрылось потом.

— Кончик болит, а когда его трогаю, он становится таким… — я смотрел на маленький розовый член, что подрагивал, на головке была видна смазка.

— Никитушка-а-а-а… — то ли стон, то ли просьба вырвалась из меня.

Мой маленький чертенок заплакал, размазывая своими кулачками слезы по лицу.

— Я теперь умру? — пропищал он, а я все старался взять себя в руки.

— Никитушка, все хорошо, ты не умрешь! — прикрыв глаза, говорил я срывающимся голосом.- Это — гейзер, он есть у любого мужчины, даже у меня. А болит, ну да бывает…- «У меня уже четыре года болит и ничего.» — Что же нам делать?

— А?- с надеждой смотрел на меня малыш, это точно меня убьет, и я потом себя возненавижу… черт с ним.

— Давай, малыш, иди сюда, — усадив его на диван, я встал на колени. — Давай посмотрим, что такое… — «помирать, так с музыкой», — Возьми своими ручками и держи ножки, да вот так, под коленками. Молодец. — я думал, мое сердце остановится, он лежал на диване передо мной, открытый, со стоячим маленьким членом.

— Вот так? — спросил он. «Что же я делаю, мать вашу, помру, сейчас точно помру! Нет-нет, соберись тряпка, ты должен это видеть.» Его маленькая дырочка была перед моими глазами, сжав руки в кулак, я перевел дыхание.

Протянув руку, я дотронулся до розовой головки, она была влажной, я чувствовал, как сердце бьется у меня в горле, а мой член стоял колом. Наклонившись, я положил ладони на мягкую розовую попку, его член был в нескольких сантиметрах от меня.

— Боли-и-и-и-т! — слова Никиты для меня прозвучали, как приказ, словно я бык, а он красная тряпка.

«Блять, что я делаю? Так и хочется его съесть, от него так пахнет и он влажный…» — поглаживая его член, проносилось у меня в голове. Я дрожал, сглатывал вязкую слюну, пытаясь не дрожать.

— Что-то странное! — прохныкал мой мучитель.

— Что странное? — продолжая дрочить, спросил я.

— Моему пи-пи больно-о-о, — хныкал ребенок, — и как-то щекотно. Женя, можешь его поцеловать? — проговорил чертенок, сияя. — Папочка говорил, если поцеловать ваву, не будет болеть.

«Смерть, убейте меня!!»

— П-п-поцеловать? — «Боже, ребенок, ты понимаешь о чем просишь?»

— Никита хочет, чтоб Женя поцеловал!

— П-п-п-оцелую, если ты хочешь, то поцелую, дел-то… — «Сейчас мое сердце остановиться и я подохну. Черт! Да сдохну, но хоть счастливым.»

Я приблизился к его члену, одной рукой держа это маленькое сокровище, поцеловал влажную головку.

— Это бесполезно! — прохныкал он, а я окончательно сдался и спустил тормоза. Я погрузил его в рот, наслаждаясь вкусом и всхлипами малыша. Играл языком, лаская его по всей длине и молясь не кончить в трусы.

— Женя-я-я! — всхлипывал мой малыш. А я кайфовал от удовольствия, от вкуса его плоти во рту, от запаха, что окутал меня, словно покрывало.

— Писаю-ю-ю! — закричал омежка, кончая впервые в жизни.

— Теперь ты взрослый! — охрипшим голосом произношу я, стараясь не смотреть на него.

— Пи-пи взрослый?

— Да, малыш, — боясь потерять остатки контроля, отвечаю я. — А теперь иди спать. — он убежал как ни в чем не бывало, а я так и остался сидеть на полу.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд