Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Макраме  

Жанры:
Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Герои:
Люди, Парни, мужчины
Место:
Бар, ресторан, кафе, клуб, Большой город, Интернет, Наш мир
Время:
Наши дни
Значимые события:
Любовь, влюбленность
Автор:
Не-Сергей
Размер:
мини, написано 14 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
11.11.2014 22:47
Описание

Лёгкая не претенциозная история на тему вирта и замысловатых путей инертных тел в изменённых условиях. Маленькая приятная мстя. Ну и небольшая компенсация за пережитое у обрыва.

Все персонажи являются вымышленными, но любые совпадения не случайны.

Саммари от великолепной Treff: «Где-то вдалеке от нас, невидимые глазу, плетут судьбу человека бесстрастные Мойры. Плетут из тех нитей, которые не перерезать, не разорвать. Плетут витиеватые загадочные узоры, не просто нити — макраме судеб. Тебе кажется, ты просто идёшь своей дорогой? Но откуда тебе знать — не наступишь ли на узел? Не встанешь ли на перекрёсток? И чья ещё нить вплетена в этот узел, кто окажется на том перекрёстке вместе с тобой…»

Посвящение

Урфину Джюсу

Публикация на других ресурсах

ссылку бы, но вы же наплюёте на моё желание

Комментарий автора

Музыкальное сопровождение: http://pleer.com/tracks/4 924 6023nll

Под титры: http://pleer.com/tracks/603 2506Eqsb

И волшебная обложка от Мотеньки:

http://static.diary.ru/userdir/3/¼/3/3 143 467/81641473.jpg

Объем работы 24 879 символов, т.е. 14 машинописных страниц

Средний размер главы 24 879 символов, т.е. 14 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 11.11.2014 22:47

Пользователи: 1 читаете, 1 хотите почитать, 3 прочитали

 

Rock: Нет, я не собираюсь возвращаться к нему. Будь уверен. Мне некуда возвращаться.

Rock: Не будем об этом, ок?) Хочу уйти в отрыв. Где ты обычно знакомишься?

Freak: Приезжай. Ты же знаешь, я буду только рад.

Rock: Не выдумывай. Я никогда не перевожу виртуальные отношения в реал.

Freak: Да кому нужны твои идиотские принципы???

Freak: Кому они нужны сейчас???

Freak: Кто оценит твоё благоразумие???

Rock: Как я люблю, когда ты так умно выражаешься…

Rock: Нет.

Freak: Почему нет? Мы общаемся уже полгода!

Rock: И я ничего о тебе не знаю и даже не видел никогда. Как и ты меня.

Freak: Покажу. Подожди.

Rock: Нет!!! Я не хочу!!!

Абонент Freak прислал файл. Загрузить?

Freak: Вот

Rock: Я не буду смотреть это.

Freak: Ты можешь внятно объяснить, почему нет?

Rock: А вдруг ты мне не понравишься? А вдруг тебе не понравлюсь я? А вдруг ничего не получится? Ты подумал об этом? Мы же не сможем сделать вид, что ничего не было и вернуться к прежним отношениям. Я тебя потеряю.

Rock: НАСОВСЕМ

Rock: ВЕЗДЕ

Rock: У МЕНЯ НЕ БУДЕТ ТЕБЯ!!!

Rock: Никого не будет

Freak: Никого? То есть я вроде запасного аэродрома? Ты же говорил, что если бы не твои отношения с ним, мы могли бы быть вместе. Врал?

Rock: Изменил мнение.

Freak: Знаешь сто

Rock: И ты не аэродром. Ты бухта, в которой я могу отдохнуть от всего и всех, побыть собой. Ты слишком важен, чтобы рисковать тобой.

Freak: *что

Rock: Ничего, тебе идёт китайский акцент)

Rock: Просто скажи на каких сайтах знакомятся или в какой клуб пойти. Я же недавно вернулся, и вообще выпал из жизни.

Freak: Иди

Freak: на

Freak: хуй

Абонент Freak не в сети.

— Да чего ты стремаешься? Нормально всё, Русланчик. Отлично выглядишь. Тебе вообще грех жаловаться, — Беня окинул друга завистливым взглядом.

— Что за клуб хоть? — пришлось по-девичьи задрать стопу назад, чтобы надеть туфли, иначе новые брюки со слишком уж заниженной посадкой предательски сползали с задницы.

— Да нормальный клуб! — нетерпеливо отмахнулся Беня пухлой ручкой. — Ты когда вообще в последний раз куда-то выходил? Лет сто назад? Ну так по-любому ничего привычного тебя не ждёт.

— Меня контингент волнует. Малолетки, небось? — Руслан подвязал волосы в хвост и тут же распустил, устыдившись получившегося куцего огрызка с неровными пиками коротких прядей. — Надо постричься.

— Ты это ещё пару месяцев говорить будешь, а потом решишь отращивать. О твоей нелюбви к парикмахерам легенды слагают. Пойдём уже.

Руслан запер хлипкую дверь своей старой квартиры и в очередной раз подумал, что надо бы сменить хотя бы замок.

— Старпёров тебе подавай, что ли? — ворчал друг, топая по загаженной площадке этажа. — Нормальный контингент. Дают и фамилию не спрашивают. Что тебе ещё надо?

В лифте пахло кислым молоком. Дребезжа, скрипя и подрагивая, он дополз до первого этажа, вздрогнул в последний раз, подпрыгнул, будто шваркнув днищем о камень, и устало приоткрыл одну створку.

— Русланчик, стесняюсь спросить, а какого хера ты в этом гадюшнике живёшь? У тебя вроде достаточно денег, чтобы снять приличное жильё.

— У меня денег вообще достаточно, именно потому, что я не привык тратить их на ненужную роскошь. Меня всё устраивает, — Руслан выдавил заклинившую дверь подъезда и пошёл в сторону ожидающего такси. — Дом — это крыша над головой. Крыша у меня есть. Если начать думать о престиже, можно нажить кучу лишних проблем. И вообще, от добра добра не ищут.

Бенька вздохнул и не стал затевать новый спор на старую заезженную до оскомины тему.

В клубе было предсказуемо дико, громко и раздражающе людно. Руслан не стал размениваться на коктейли и затребовал сразу двойную порцию виски, отказавшись ото льда. Улыбнулся на недоверчивый взгляд бармена и попросил сделать ещё и двойной эспрессо. Беня нетерпеливо повертелся поблизости, убедился в том, что Руслан в ближайшее время со своего чудом захваченного насеста у бара не сдвинется, буркнул что-то извинительное и скрылся в неизвестном направлении. По большому счёту, они не очень нужны были друг другу, но Беньке нравилось изображать наседку и присматривать за Русланом. И то, что друг уже давно остепенился и категорически отказывался попадать в неприятности, не могло отменить давней, хоть и полузабытой, привычки.

Руслан быстро опустошил свой бокал и принялся цедить кофе. В душе чуточку свербило из-за утренней ссоры. Приходилось постоянно напоминать себе, что это всего лишь виртуальный роман и глупо огорчаться. Но упрямая бормашина продолжала сверлить во внутренностях аккуратные дырочки, раз за разом всё сильнее дёргая за нерв. Руслан потанцевал немного, приноравливаясь к новым непривычным ритмам. За несколько лет, что он не был в подобных заведениях, музыка изменилась кардинально. Но судя по тому, что открыто над ним не хохотали, он не сильно облажался. Настырное сверло стало дергать реже, но интенсивнее.

В конце концов он решил найти парня, максимально не похожего, точнее, не подходящего под описание Фрика. Это оказалось проще простого. Фрик не был любителем отличаться. Руслан точно знал, что тот носит скучные рубашки и брюки без изысков, не отличается яркой внешностью и вообще вполне заурядный. Об этом свидетельствовали не только словесные описания самого Фрика, но и личные ощущения Руслана. Да просто для равновесия при взрывном характере этого инопланетянина, он обязан хоть выглядеть обыкновенным.

Проще простого. Проще. Вот только все эти лица не вызывали ни малейшей заинтересованности. Прошло то время, когда хватало взгляда чтобы знать, чем закончится вечер.

Прямо перед его носом в единственный просвет у барной стойки втиснулся экзотичного вида мальчишка. Руслан, недолго думая, прижался, втискиваясь рядом, и махнул рукой бармену. Юнец улыбался, пританцовывал и постукивал пальчиками по сверкающей стойке. Красивый, яркий, пышущий энергией. Весьма условная маечка не скрывала изящного изгиба спины. Лёгкие локоны влажно льнули к шее.

— Привет, — улыбнулся ему Руслан.

В этот момент подошёл бармен, и мальчишка выпалил свой заказ раньше, чем Руслан успел открыть рот. Быстро получил набор из разномастных бутылочек с соломинками, сгрёб их, прижимая к груди, будто сокровища, и развернулся к Руслану.

— Дай пройти, дядь, — попросил он с лукавой улыбкой. — Спасибо!

Руслан остался наблюдать, как мальчишка топает в сторону большой компании за столиками. К таким же юным и бурлящим жизнью. Угрюмо проглотил ещё порцию виски и пошёл искать место, где можно перекурить. Желательно, перекурить в тишине. В процессе поисков им был обнаружен Беня, активно зажимающий в углу глупо хихикающего младенца лет восемнадцати. Довольно симпатичного. Бенька никогда не комплексовал по поводу внешности и умел убеждать других в собственной неотразимости. Друг тут же был беспощадно оторван от увлекательного занятия и подвергнут быстрому допросу. Тотчас выяснилось, что младенец тоже хочет курить, и Беня широким сусанинским жестом увлёк всех за собой.

— Ну и чего ты скучаешь? — недовольно ворчал он, изящным движением поднося огонёк зажигалки поочерёдно каждому курильщику. — Хотел отрываться? Отрывайся.

Руслан брезгливо поморщился, наблюдая за тем, как манерно затягивается младенчик и вытягивает губы трубочкой, выпуская тонкие струйки дыма. Недовольно оглянулся на небольшие группки курящих, рассеянные по длинному узкому балкончику над залом.

— Я уже давно оторвался, Бенечка. Оторвался от жизни, — проворчал он и примостился на перила. Внизу громко веселилась разноцветная масса. Будто косяк ярких аквариумных рыбок в мелком лотке.

— Русланчик, когда ты хандришь, даже в Африке погода портится. Терпеть не могу этого. Встряхнись уже. Сколько можно переживать? Ну расстались. Житейское дело. Другого найдёшь.

Иногда Беня бесил своим участливым пониманием и нежной заботой.

— Разрешите? — протиснулся между ними парень в чёрном, остановился неподалёку и закурил. Неумело, но вкусно.

Так курят только когда нервничают. Так курят долгожданную сигарету. Обхватывая подрагивающими тонкими губами с аккуратным пирсингом.

Руслан пригляделся. Парень выглядел странно и необычно. Цеплял чем-то. Вроде бы не слишком кричащий макияж. Но чернота вокруг и так больших глаз делала их магически ненормальными. Скромная россыпь пирсинга не раздражала, но именно этому лицу придавала какой-то нездешности. Короткие тёмные волосы торчали растрёпанными иглами, вызывая желание запустить в них руку и… Мда, вполне подходящий был экземпляр. Заменить разобиженного виртуального Фрика вполне всамделишным живым фриком — отличная идея. И на сегодня страдания окончены.

— …потому что это глупо, в конце концов! Ну что это, любовь всей жизни, что ли? Ты меня удивляешь, Русланчик, — разорялся под ухом Бенька. — Ты же хищник. Вот и вали на охоту.

Парень бросил на Руслана насмешливый взгляд. Ну да, назвать хищником кавайного милашку без возраста и особых примет мог только тот, кто знал его очень хорошо. Руслан вернул парню усмешку, благословляя выразительность своего лица и глаз. Редкий случай, когда не хотелось скрывать эмоции. Парень удивлённо приподнял проколотую бровь.

Руслан соскользнул с перил и шагнул к нему. Всмотрелся в лицо. Без боевой раскраски наверняка не Аполлон. Маленький некрасивый шрамик на губе. Чистая кожа. Взгляд такой, будто ждёт чего-то или пытается что-то для себя решить. Руслан напряжённо пытался вспомнить все прежние варианты подката. Почему-то даже сомнений не возникло, что парень в теме. Но всю глупость своей убеждённости он сейчас осознать не мог.

— Привет, — мурлыкнул он и максимально мило улыбнулся, продолжая изображать безопасное существо и усыплять бдительность жертвы. — Могу я угостить тебя коктейлем?

Ухмылка парня стала шире и ехиднее. Внимательный взгляд не отпускал, изучая. И ни слова в ответ.

— Тогда, может быть, потанцуем?

Парень посмотрел почти с жалостью.

— Ладно, — легко согласился Руслан и ещё немного подбавил обаяния. — Я идиот и не умею знакомиться. К тому же выгляжу неубедительно. Но посмотри на это с другой стороны — такого у тебя ещё не было. А утром я честно свалю из твоей жизни, не буду доставать даже просьбами о завтраке.

Парень затянулся, прикусил кончик большого пальца зубами и прищурился от дыма.

— Ладно, я свалю раньше. Видишь, со мной очень легко договориться.

По лицу парня пробежалась мрачная тень. Или это просто свет скользнул, искажая черты. Он затушил сигарету, выпуская ленивые завитки дыма через нос и рот, и потянул Руслана за собой. Беня проводил их странно-удивлённым взглядом.

Внизу парень оставил Руслана в холле, жестом велев оставаться на месте, и скрылся в ответвлении, ведущем к туалетам. В брюках пиликнул телефон. Сообщение от Фрика лишь разозлило. Мало того, что не вовремя, так ещё и с тем же упрямым вопросом: «Приедешь?». «Нет» — твёрдо отбил Руслан, всё больше злясь. Фрик тут же покинул сеть.

— Ко мне? — спросил незнакомый голос над ухом.

Руслан удивлённо обернулся.

— Уже забыл про меня, хищник? — усмехнулся парень.

— Нет, я всё помню. Мы едем к тебе, и там ты меня не кормишь. Всё правильно?

Парень немного помолчал озадаченно. Затем просто кивнул и пошёл к выходу.

В такси Руслан смотрел на него, не отрываясь, удивляясь сам себе. Вроде бы ничего сверхкрасивого, а глаз что-то цепляет и не отпускает. Руслан коснулся руки парня, будто желая убедиться, что они оба существуют и действительно собираются заняться сексом. Тот не шевельнулся, лишь покосился на него, и уголок губ насмешливо приподнялся.

— Как тебя зовут? — спросил Руслан и принялся чувственно выглаживать его пальцы и ладонь.

Парень немного подумал, будто вспоминая собственное имя, и выдал неожиданное:

— Олжас.

— Олжас? — не понял Руслан. — А по-русски как. Олег?

— Олжас, — надменно сообщил парень.

— Понятно. Но ты вроде русский, нет?

— Вроде, — кивнул Олжас. — Тебя может ещё что-то интересует? Не было ли в моём роду евреев? Не писала ли собачка моей бабушки в башмаки какому-нибудь великому сыну казахского народа? Не говорю ли я во сне? Каким видом туалетной бумаги предпочитаю пользоваться? Это же всё важно, да?

— Чего ты заводишься? Я просто пытаюсь поддержать беседу. И мне любопытно стало, это нормально.

— Меня не устраивает такая беседа, она глупая. Как и сама идея поговорить. И ты глупый, — заявил Олжас и демонстративно отвернулся к окну, царственно вздёрнув носик.

Ну хорошо, не носик, а вполне себе нос такой… но выглядело одновременно величественно и очень по-детски. Руслан спрятал улыбку.

— Прости, я очень глупый. Зато я очень темпераментный…

Руслан потянул Олжаса за низкий пояс узких брюк. Медленно, словно заманивая, затягивая, убеждая. Будто удав, гипнотизируя добычу, облизнул губы.

Олжас жизнерадостно заржал.

Руслана подбросило этим неожиданным смехом. Внутри начала скапливаться глухо порыкивающая злоба. Резко отстранившись, он откинулся на спинку сидения, решив выжидать более удобного момента без свидетелей, чтобы запихнуть этот смех Олжасу обратно в глотку.

Молча выбрались у какого-то дома. Руслан рассчитался с таксистом, который, как показалось, тоже смотрел насмешливо и издевательски. Потому собственно и не получил чаевых. Потому Руслан никогда и не оставлял чаевых — слишком подозрительно ему всегда улыбались представители главенствующего над миром обслуживающего персонала. Сами уже украли, сколько нужно, добавили к счёту, выторговали у пьяного клиента.

В лифте ехали тоже молча. Руслан намеренно отодвинулся к дальней стенке и оттуда спокойно наблюдал за парнем. Теперь в более-менее ярком освещении он разглядел, что Олжасу не больше двадцати пяти. Светлая кожа излучает особенную гладкую ясность молодости. Фигура впечатляет. Руслан полуприкрыл глаза. Жадно втянул воздух, и тут же сморщился от навязчивого запаха хлорки. Олжас бросил неожиданно настороженный взгляд. Лифт мягко остановился, распахнул створки, выпуская бережно доставленных пассажиров.

Едва дождавшись, пока парень запрёт дверь, Руслан тут же резко развернулся и впечатал его спиной в стену. Придавил упругое тело своим. Провёл носом по гладкой щеке. Размазал большим пальцем краску на левом глазу. Провёл светлеющую чёрную полосу вниз по скуле, рисуя собственную печаль на чужом лице. Прижал шею рукой, жёстко придавил к стене. Олжас удивлённо распахнул глаза и возбуждённо втянул воздух, невольно приподнявшись на носочках и чуть отставив колено. Руслан тут же вклинился своим между его ног, окончательно фиксируя на месте. Олжас, выдохнул, болезненно сглотнул, коротко лизнул верхнюю губу и опрометчиво приоткрыл рот для вдоха. Руслан набросился на его губы, кусая и зализывая, выглаживая языком, требуя покорного ответа. Нащупал тёплую тяжесть пирсинга на языке и едва ли успел махнуть рукой уплывающему разуму.

Покорности не последовало. Зато последовал немыслимый изворот тела под ним и чёткий толчок, от которого Руслан отшатнулся, не успев даже сообразить, что происходит. Олжас рванул было вбок, но тут же был пойман и снова прижат к стене, теперь уже лицом.

— Пусти, — твёрдо потребовал он, и в его тоне прозвучало что-то такое, от чего Руслан мгновенно остыл и опомнился.

Он отступил на шаг, выпуская Олжаса, но не отводя пристального взгляда. Отслеживая каждое движение. И всё равно не уловил момент, когда тот прыгнул вперёд, швыряя к противоположной стене коридора, заставив присесть, неуклюже вытянув ногу. Руслан резко выдохнул и попытался судорожно ухватить новую порцию воздуха. Не удалось. Рот, не менее жадный, чем его собственный, всосался жёстким поцелуем. Руки зашарили под одеждой, потянули вверх плотно облегающий трикотаж, рванули к шее непослушную ткань.

Руслан жадно прижал к себе горячеющее под ладонями тело, сжал твёрдые мышцы на тонкой талии. Олжас по-хозяйски уселся верхом, придавив и так неудобно сложенные ноги. Руслан окончательно плюхнулся на задницу, промычал невнятную просьбу в пожирающие его губы и получил милостивое дозволение выпрямиться. Сесть поудобнее уже не успел, потому что Олжас нетерпеливо притёр его, возбуждённо сопя и дёргая за ремень.

Сумбурное разоблачение было недолгим. Сталкиваясь руками, ругаясь в полголоса, шипя от слишком уж быстро нарастающего возбуждения, они смогли лишь освободить оба члена. Асинхронно заработали руки, раздражая каждого несовпадением ритмов, но ни один не собирался уступать. Руслан просунул руку под встопорщенный ремень и вклинился пальцами между ягодиц Олжаса, сжал маленькое упругое полушарие. Застонал, требовательно перехватывая инициативу в поцелуе. Ритм утихомирился, переходя в почти слаженный дуэт. Руки заработали чётче, ненадолго замедляя движение. Руслан осторожно прибавил темп, чутко прислушиваясь к партнёру. Тот последовал его примеру. Руслан прибавил ещё. Олжас приноровился, повторяя. Некоторое время в прихожей царили невнятные всхлипы, неловкое шуршание, сосредоточенное пыхтение и пошлое причмокивание влажных поцелуев. Ровное размеренное движение. Ровное, но не дающее шанса отвлечься.

Ровное. Пока Олжас не вцепился в губу Руслана зубами, больно, подстёгивая и заставляя невольно дёрнуться. Руслана снова унесло, он отбросил руку Олжаса, прижал к себе парня плотнее, надавив на ягодицы, и, обхватив оба члена ладонью, заработал ей агрессивно, выбивая такие стоны, что внутри сладко запело, изнывая тягучим томлением. Олжас сдёрнул что-то со стоящей рядом низкой тумбочки. Прижался лбом ко лбу Руслана, как-то неровно всхлипнул, выгибаясь, и сунул свою находку в рот. Дёрнул, срывая колпачок, и тут же выдавил что-то холодное и приятно скользкое на обе головки. Отшвырнул тюбик с каким-то кремом. Выплюнул крышку и вернулся к прерванному поцелую, подрагивая, то ли от прохлады импровизированной смазки, то ли от блаженного ощущения гораздо более приятного скольжения. Прошипел в губы какое-то неопознанное ругательство, явно не имеющее ничего общего с русским матом. И принялся так рьяно подаваться бёдрами, что Руслан потерял всяческую возможность контролировать ситуацию.

Орали тихо, сдавленно и в полнейший разнобой, но охотно и с взаимным энтузиазмом.

— Олжик, — дисциплинированно продемонстрировал Руслан, что запомнил имя. — Вот ты ж… ё-о-о-о-о… — не поскупился он и на комплимент.

— Всё, блядь, мне заебись, — романтично выдохнул Олжас, расслабляясь и придавливая Руслана окончательно.

Не сказать, чтоб у Руслана поза была удобная, а теперь стало совсем некомфортно. Он немного пошевелился, давая понять, что неплохо было бы слезть с него. Олжас устроился поудобнее, мирно сопя ему в шею. Руслан замер от такой наглости, вяло ткнул парня в бок. Тот чуть сдвинулся, уклоняясь, и подтянул колено к груди Руслана. Изогнутый немыслимой дугой позвоночник отчаянно взвыл и разразился арией боли и страдания.

— Олжик, тебе в душ не надо? — выдавил из себя Руслан, пытаясь выпрямиться, попутно нелогично придерживая свою нахальную ношу, чтобы не свалился.

— Иди первый, — разрешил Олжас и обхватил его шею руками.

— Эм-м-м… — поразмышлял немного Руслан, потом мысленно отвесил себе смачный подзатыльник за несвойственную, в общем-то, нерешительность и подло сгрузил абсолютно расслабленного тяжеленного Олжаса на пол.

Тот сразу сел, приоткрыл глаз и рассеянно махнул рукой в сторону одной из дверей.

Руслан быстро разделся и вымылся, не обращая внимания на обстановку. Схватил с сушилки единственное полотенце достаточного размера, и вытерся, не морочась, следуя своему излюбленному принципу «что есть в наличии, то и сойдёт». Повертел в руках заляпанные спермой и кремом трусы. Бросил их. Натянул брюки на голое тело. Посмотрел на себя в зеркало, поправил растрепавшиеся волосы. Заметил батарею средств по уходу на полочке. Немного удивился их ценовой категории. Некоторые названия фирм были ему хорошо знакомы, он сам их предпочитал и всем советовал. Хмыкнул и вышел из ванны, мечтая занять какую-нибудь горизонтальную поверхность для законных минут отдыха и расслабона.

Олжас полулежал на пуфике в коридоре, растекаясь спиной по стене. У его ног неприкаянно валялся сдавленный тюбик детского крема, плаксиво свесив большую белую каплю до пола.

— Следующий! — весело гаркнул Руслан.

Олжас лениво повернул к нему голову, окинул недоброжелательным взглядом, медленно встал, скользя плечом по стенке и перебирая другой рукой, выпрямился и пошаркал в ванную, не удостоив ни единым словом оптимистично настроенного на продолжение Руслана.

Решение осмотреться в незнакомом доме было вполне объяснимым. И Руслан простил себе этот приступ любопытства. В прихожей ничего интересного больше не обнаружилось. Он заглянул в комнату. Незаправленный диван поманил его белыми простынями, но удалось удержаться и не растянуться в блаженном экстазе. Рабочая зона в хаосе вещей, разбросанных в продуманном порядке, подмигнула его любопытству.

Руслан замер. Сердце окатило горячей волной и тут же бросило в вымораживающий до онемения пальцев холод. Он осторожно коснулся стоящей на хвосте бронзовой рыбки. Провёл пальцем по шершавой обложке блокнота, нажал, посмотрел, как вспухают вновь упрямые страницы. Повертел в руках жёсткое кольцо кожаного напульсника с множеством заклёпок. Отложил. Притянул к себе большую пухлую папку с рисунками. Уселся в удобное кресло у стола и принялся перебирать хорошо знакомые рисунки, вырезанные из бумаги силуэты, торопливые наброски, сделанные рукой, которую он ни за что бы не спутал ни с чьей больше… Сердце начинало бешено колотиться, то замирало, то успокоенно пыталось восстановить ритм, и снова сбивалось. Мысли покинули голову, как и ощущение реальности.

— Тебе не говорили, что нехорошо брать чужие вещи? — недовольно буркнул где-то на периферии нереальной комнаты нереальный Олжас.

Руслан отложил папку ватными руками. Медленно повернулся в кресле.

— Ты чего?

Олжас обеспокоенно отступил назад и упёрся спиной в косяк. Схватился за него рукой. Без краски на лице он выглядел вполне заурядно, но едва уловимо в нём сквозила какая-то неправильность, необычность. Ничего азиатского в чертах, только неуловимый оттенок в изгибах линий. Абсолютно неопределимое нечто.

Руслан тяжело поднялся, подошёл на предательски подгибающихся ногах, по пути стараясь взять себя в руки. Прислонился к другому косяку.

— Ты в порядке? — прищурился Олжас. — Взгляд у тебя, как у конченого психа.

— Нет, — идиотски разулыбался Руслан и, кажется, напугал Олжаса ещё больше. — Фрик, я всё-таки приехал. Представляешь? Вот такое макраме судь…

Неожиданно сильный удар впечатался ему под рёбра, сгибая пополам.

— Олжи…

Удар ногой в бочину вынес его в коридор.

— Бля! Да что ты творишь-то! — заорал Руслан. — Это же я, Рок!

Олжас занёс ногу для нового удара, но передумал и просто сплюнул на пол:

— За это и получил.

Олжас вернулся в комнату и принялся нервно перекладывать вещи на столе.

— Фрик… — начал было Руслан, поднимаясь и покряхтывая.

— Одевайся и вали отсюда!

— Олжас.

— Сука! Ненавижу!

В Руслана полетел увесистый глянцевый журнал, по толщине достойный называться фолиантом. Уворачиваясь Руслан поднырнул и скользнул ближе. Споткнулся об опрокинутый ему навстречу стул. Проехался на коленях, обдирая кожу. Обхватил ноги Олжаса, прижался к ним. Тот рванулся пару раз, понял бесполезность попыток, шарахнул Руслана по спине какой-то тяжёлой книгой, устало вздохнул и вцепился руками в его волосы.

— Сука… — всхлипнул он, едва ли не вырывая их клочьями.

— Судьба, Фрик. Судьба, понимаешь? — Руслан поднял к нему лицо. — Бред какой-то, но, блять… Как так вообще может быть?

Олжас стиснул зубы, врезал по лбу подвернувшейся под руку клавиатурой, облегчённо выдохнул.

— Хватит уже меня лупить! — обиженно заорал Руслан, потирая место ушиба.

— Сам решу, когда хватит, — гордо заявил Олжас, но драться перестал. — То есть ты пошёл и снял парня?!

— Ты меня ещё к себе приревнуй, — хмыкнул Руслан, поднимаясь на ноги. — Коленки разодрал…

— Я тебе сейчас ещё что-нибудь раздеру для верности, — ласково пообещал Олжас.

— Значит, на ночь я могу остаться? — попытался шуткой разрядить обстановку Руслан.

Олжас улыбнулся во все клыки и охотно кивнул. Руслан попятился.

— Имей в виду, у меня дан по боевому ушу, — предупредил он. — И вообще, где радость первой встречи?

— Ты её украл, — неожиданно тихо сказал Олжас. — Знаешь, тебе действительно сейчас лучше уйти.

— Ты, как всегда, предельно последователен и логичен, — посетовал Руслан и вздохнул, зная, что спорить вот в таком случае точно бессмысленно — если Фрику нужно побыть одному, плевать он хотел на то, что ты в нём в этот момент остро нуждаешься.

Олжас не вышел его проводить. В дверном проёме Руслан видел его напряжённую, вытянутую струной фигуру.

— Прости, — попросил Руслан, но Олжас не шелохнулся.

Фрика не было в сети два дня. Руслан успел известись. Несколько раз ездил к его дому смотреть в пустые тёмные окна. Соседи сказали: «Уехал». Только бы не насовсем.

Пища потеряла всякий вкус. Руслан устал проклинать себя, полностью оправдывать и снова проклинать. Это занятие набило оскомину. Постепенно навалилась апатия. Ему стало всё равно, что будет дальше. Но и она на поверку оказывалась иллюзией, обманкой, потому что ночами его приходили душить одиночество и предчувствие потери, а с ними глухая злобная тоска.

На рассвете между провалами в беспокойное небытие тихо тренькнул телефон. Сообщение от Фрика. Всего слово. «Приезжай».

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,018 секунд