Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна 

22:19   Новый мир. История одной любви 

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

все ориджиналы

Не сон - Глава 1  

Жанры:
Hurt/comfort, Ангст, Гет, Драма, Мистика, Повседневность, Романтика
Предупреждения:
Смерть персонажа
Герои:
Люди
Автор:
Momoka
Размер:
планируется макси, написано 9 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе написания
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
20.05.2013 01:05
Описание

Неприятный сон уходит, стоит лишь открыть глаза. Но что делать? куда звонить? кого звать на помощь, когда твой кошмар становится явью?

Публикация на других ресурсах

Размещен также на фикбуке. Разрешена, если укажите ссылку.

Комментарий автора

Автор с радостью примет ОБОСНОВАННУЮ критику. Писалось изначально для себя и в стол. Но за 6 с лишним лет идея настолько съела мой моск, что просто вылить ее на бумагу оказалось недостаточно. Вот поэтому я здесь, чтобы уже отделаться от этих навязчивых мыслей.

Главные герои не потопляемы. Во всяком случае, не в этой части. =)

Главы публикуются в среднем каждые 1617 дней, 1 час, 33 минуты

Объем работы 15 808 символов, т.е. 9 машинописных страниц

Средний размер главы 15 808 символов, т.е. 9 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 20.05.2013 01:05

Ни один пользователь не выбрал статус работы

 

Дождь шел уже вторую неделю подряд. Не прекращаясь. Такого буйства природы не помнит даже городская метеослужба, существующая здесь с основания города. Впрочем, и сам город не отличается большой историей: он изначально возник как местожительство для рабочих, занимающихся добычей угля из богатого месторождения, расположенного 40 км южнее. И сейчас большая часть горожан работает в угольных шахтах, но из-за дождя река, протекающая рядом с месторождением, вышла из берегов и перекрыла единственную дорогу к разработке. Поэтому люди были вынуждены остаться дома. Многие родители, опасаясь, что затопит город, отправили своих чад к родственникам в близлежащие поселения. Школы, детские садики закрыли. Улицы опустели. Ни людей, ни машин, ни бродячих животных. Лишь стена бесконечного дождя.

Аниэла шла босиком по теплым лужам, не страшась осколков стекла, камней и прочего мусора. Дождь давно смыл всю грязь с улиц. Свои балетки она держала в руке, задумчиво покачивая ими из стороны в сторону. Идя так босиком, девочка могла представить, что гуляет по пляжу какого-нибудь моря или океана, который она видела только на картинках и по телевизору, но на котором она обязательно побывает. Аниэль часто мечтала об этом и не только. Особенно часто она грезила в дождливую погоду или в снегопад, когда люди исчезают с улиц, забиваясь в «четыре стены», а может, как и сама девочка, в свои мысли. Тогда, вместе с вечно беспокойной толпой, уходит и уличный шум, оставляя Аниэль наедине с миром. Вот и сегодня, казалось, что не существовало ничего, кроме ливня и его музыки, создаваемой стуком капель об асфальт, листья деревьев и крыши зданий.

Вскоре в окнах квартир стал появляться свет. Заметив это, девочка побежала по направлению к дому. Ее родители работали в полиции и возвращались только поздно вечером, но к их приходу Аниэль должна была быть уже в квартире, иначе они поднимали на ноги всех коллег, опасаясь, что на их единственную дочь могли напасть несуществующие преступники. Мелькали безликие, построенные по одному плану пятиэтажки, изредка яркими пятнами вклинивались элитные новостройки и офисные здания в стиле hi-tech. Если бы сюда вдруг приехал какой-нибудь турист, то он бы точно заблудился в переплетениях одинаковых улиц, проспектов и улочек, создающих десятки неразличимых перекрестков. Но Аниэль изучила этот город за четырнадцать с лишним лет жизни настолько хорошо, что могла бы составить самую подробную его карту.

Сумерки все сгущались, и перед глазами девочки запрыгали разноцветные точки. Аниэль давно поняла, что хорошо видит только при дневном свете или ночью, когда лишь серебристое сияние луны и звезд освещает все вокруг. В сумерках ее зрение совсем падало. Вот и сейчас Аниэль не заметила выброшенную каким-то моральным уродом банку из-под пива. Поскользнувшись на ней, девочка не удержала равновесие и упала, неудачно подвернув ногу и больно ударившись. Не поднимаясь, она разглядывала разбитую коленку, попутно костеря «экологически чистую упаковку» и ее неведомого хозяина.

-А с виду такая приличная девочка, — протянул над ухом вкрадчивый мужской голос. Аниэль вздрогнула и резко обернулась — над ней склонился парень лет двадцати. Он был высокого роста, стройный; недлинные черные волосы, находившиеся в художественном беспорядке, прикрывали невероятные по чистоте цвета серые глаза. Несмотря на глумливую улыбку, сквозившую во взгляде, выражение его лица было обеспокоенным.

Сердце Аниэль сбилось с ритма и бешено застучало. «Черт! Нельзя же быть настолько красивым», — мысли девочки спутались, и она даже не нашла, что ответить. В голове лишь носилось, что она где-то его видела.

— Помочь встать? — Парень, взъерошив волосы, подал руку. Насмешка теперь играла не только в его глазах, но и на его губах. Аниэль вдруг представила себя со стороны: она, промокшая, растрепанная, сидящая в луже с разбитой коленкой и тупо уставившаяся на него, воплощение идеала. Девочка вспыхнула и резко встала. Точнее — попыталась подняться, но нога, которую она так неудачно подвернула, отозвалась дикой болью и не пожелала держать девочку в вертикальном положении. Аниэль собиралась уже во второй раз поприветствовать копчиком лужу, но тут вмешались внешние факторы в лице «знакомого незнакомца». Парень легко подхватил девочку на руки и укоризненно произнес:

-А я предупреждал.

Девочка снова ошеломленно уставилась на него, краем глаза заметив, что парень идет по направлению к ее дому. Тут Аниэла наконец-то вспомнила, откуда она его знает. «Нет, только не это! Господи, я же умоляла тебя… Только не он», — лихорадочно шептала девочка про себя. Незнакомец видимо что-то понял и решил занять ее разговором:

— Я — Даниил.

— Повезло, что у тебя родители не настолько оригиналы, как мои. Меня вот Аниэлой назвали. Но я предпочитаю, что бы меня называли Аниэль. Аниэла, — слишком официально звучит, — девочка посыпала словами, боясь, что ее молчаливое внимание могло произвести неверное впечатление.

На ее слова Даниил лишь кивнул, как будто и так уже это знал.

— Кстати, откуда ты знаешь, где я живу?- этот вопрос вырвался против ее воли. Аниэла понимала, что ответ может ей не понравиться, но прямолинейность была неотъемлемой частью ее характера — ей всегда требовалось знать правду.

— Ты ведь живешь на окраине, неподалеку от конюшни? Я часто хожу туда и несколько раз замечал тебя в том районе, — с усмешкой пояснил парень. Видимо его забавляло, что девочка ему не доверяет.

Аниэль же про себя подумала, что «окраина, неподалеку от конюшни» — понятие растяжимое, а Даниил явно направлялся именно к ее дому. И вообще, как он смог запомнить, прямо скажем, такую неяркую девочку, как Аниэль? Внешне она производила впечатление довольно-таки заурядное: неброская одежда, неизменно забранные каштановые волосы до середины лопаток, приятное, но обычное лицо. Разве что золотисто-карие глаза правильной формы могли оставить какое-то воспоминание.

Наступило неловкое и нелепое молчание. Даниил не решался говорить, словно давая девочке осмыслить ситуацию, а та просто боялась. И отнюдь не парня. Как ни странно, в его руках она ощущала себя в полной безопасности, хотя действительно впервые встретила его. Пытаясь согреться, она неосознанно жалась к нему. Даниил не возражал. Все так же молча, легко нес Аниэлу, которая, однако, никогда не считала себя пушинкой.

Вскоре показался дом девочки. Парень не только знал, в каком именно здании она живет, но и в каком подъезде. На ее возмущенный взгляд Даниил ответил ослепительной улыбкой; его глаза из-под взъерошенных волос хитро поблескивали серебром. Он аккуратно поставил ее на землю, не отходя на всякий случай. Аниэль быстро достала ключи, открыла домофон и попрыгала на одной ноге к лифту. После трехсотого нажатия кнопки и пятиминутного ожидания, она поняла, что чертово устройство опять сломалось и застряло где-то между этажами. Даниил стоял сзади и разве что не смеялся. Одарив парня мрачным взглядом, девочка попрыгала к лестнице, намереваясь по ней подняться на шестой этаж. Парень продолжал идти за ней, покорно останавливаясь и дожидаясь, пока Аниэль переведет дух. Сказывалась тройка по физкультуре, которая в конце четверти как-то неизменно превращалась в пятерку, не желая портить аттестат «круглой» отличнице. Достигнув долгожданной двери, девочка чуть не расплакалась от радости. Лодыжка покалеченной ноги отзывалась тупой пульсирующей болью, а вторая нога дрожала от усталости, угрожая подломиться в любой момент.

— Может, стоило отказаться от своей гордости?- Прошептал Даниил. Теплое дыхание защекотало левое ухо девочки, и Аниэла ощутила, как по спине целым табуном пронеслись мурашки.

— Причем нам обоим, — дрогнувшим голосом тихо ответила она. — Ты намерен и в квартиру ко мне пройти?

— А кто еще сможет вправить сустав? Или предпочитаешь выслушивать стенания родителей по пути в больницу?

Снова возмущенный взгляд и еще одна восхитительная улыбка. Аниэль спасовала и, открыв дверь, пропустила парня вперед. Он не стал ломать из себя джентльмена, спокойно прошел, разулся и помог девочке. Та уже с трудом держалась, и парню пришлось поддерживать ее, пока она добиралась до дивана. Когда она плюхнулась на мягкую обивку, то вдруг вспомнила, что весь путь преодолела босиком. Хорошо хоть в подъезде царила идеальная чистота благодаря одной очень активной и сварливой старушке, которая считала, что ее дом — ее крепость, а дом она держала в стерильном состоянии.

Даниил присел перед девочкой и, аккуратно приподняв покалеченную ногу, резко повернул ступню. Раздался противный хруст. Аниэль была ошеломлена резкой болью, возникшей при вправлении сустава, и еще минуту приходила в себя, судорожно сжимая подлокотник дивана. Парень тем временем осторожно массировал лодыжку, и боль постепенно сошла на нет.

— Лучше весь этот вечер не опираться на ногу. Нет эластичных бинтов? Было бы неплохо зафиксировать сустав, — почему-то его голос прозвучал обеспокоено.

Аниэль удивленно посмотрела на него, но задавать вопросов не стала, чувствуя, что снова получит лишь очередную порцию лжи:

— Нет, к сожалению. В нашей семье не принято получать травмы.

Даниил кивнул, встал и пошел в коридор.

— Уже уходишь? Может чаю?- Девочка тут же выругала себя за излишнюю вежливость: додумалась, пригласила незнакомого парня на чашечку чая. Впрочем, в квартиру-то она его впустила…

Словно прочитав ее мысли, Даниил усмехнулся:

— Твои родители скоро придут… Не думаю, что они правильно поймут.

Аниэль кивнула, уже не удивляясь прекрасной осведомленности парня, и проводила его.

Когда шум неожиданно заработавшего лифта стал удаляться, девочка прислонилась спиной к двери и медленно сползла по ней на пол. Странно, что она сразу его не узнала. Но там он был более взрослым, с длинными волосами и с безумно усталыми глазами. Черт, неужели это все правда, и тот сон — вещий?

Зазвонил домофон. Аниэль с трудом поднялась, и охрипшим голосом поинтересовалась личностью звонившего. Впрочем, она и так знала, кого это принесло в такое время — родители. С другой стороны она была благодарна им за то, что они помешали ей вернуться к тому кошмару. Вдруг девочка вспомнила, что до сих пор стоит в мокрой одежде, понеслась в ванную, срывая с себя все, и, в спешке, надевая наизнанку домашнюю одежду. Похоже, разноса ей все-таки не избежать…

-Аниэла?! Ты опять под дождем гуляла! А если простудишься? Хоть твои экзамены и перенесли из-за погоды, но сдавать тебе их все равно придется. А как ты это сделаешь, если заработаешь себе кашель и температуру?- чем больше мать говорила, тем сильнее голос ее приобретал учительский тон, который всегда так раздражал нерадивую ученицу. Но, несмотря на свою просто фантастическую лень, Аниэла продолжала учиться на отлично, поражая учителей и вызывая зависть у одноклассников.

— Ма, прекрати! Когда я заваливала итоговые контрольные? Хоть один пример назови, — попыталась образумить свою маму девочка.

— Не разговаривай так со своей матерью, Аниэль. Она права: тебе следовало бы больше времени уделять учебе, а не витать в облаках. А все из-за Алисы, после знакомства с ней ты стала такой безответственной, — принял эстафету глава семьи.

Аниэль резко обернулась и посмотрела отцу в глаза, пытаясь передать, как она ненавидит его за эту клевету на ее лучшую подругу. Говорить непутевая дочь, связавшаяся с плохой компанией, ничего не стала, зная, что лишь нарвется на очередной скандал. Ну почему она такая слабачка? Нет, чтобы один раз вдребезги разругаться с родителями, уйти из дому… И пускай они поседеют, пока будут ее искать, зато, может, изменили бы свое отношение. Правда, сбежать-то ей некуда.

Отец не выдержал и отвел взгляд.

— Иди в комнату и подумай о своем поведении.

Она медленно развернулась и, демонстративно хлопнув дверью, выполнила приказ отца. Свет включать не стала, поэтому, с трудом обнаружив кровать путем удара об нее, просто повалилась на одеяло и уткнулась в подушку. Через полчаса пришла мать и позвала есть, попросив перестать разыгрывать оскорбленную невинность. Аниэла не потрудилась хоть что-то ответить. Тогда ей молча принесли ужин и оставили в покое. Девочка быстро расправилась с едой, но выходить из комнаты не стала, боясь нарваться на очередной скандал. Жгла обида, что с ней даже не поговорили. Очень хотелось плакать, но нельзя радовать родителей. Она все равно никогда не станет воплощением их идеалов, надежд и мечтаний, так что не надо даже обнадеживать своим примерным поведением. Когда же они, наконец, поймут, что Аниэле не интересен этот мир с его мелкими потребностями в виде хорошо оплачиваемой работы и комфортной жизни? Она не такая, как все. Она из тех, кого называют сумасшедшими. Разве не это сказал родителям тот психиатр? «Ваша дочь не может найти общий язык с окружающим ее миром. И, наверное, никогда не сможет. Этот кошмар — просто выражение ее конфликта с обществом. Поэтому там война, кровь и слезы», — да, девочка помнит разговор от начала и до конца, каждое слово, даже не несущее смысл. И не только этот диалог врезался ей в память. Те четыре кошмарных месяца наверное никогда не сотрутся из головы.

Аниэль повернулась на спину и задала вопрос темноте:

-Зачем?

Погруженная в ночь комната не ответила ей. Где-то за стеной громко болтал телевизор соседей, а вот родителей слышно не было. Странно, обычно они не ложатся так рано. Но не только этого звука не хватало девочке, чтобы заснуть. Было что-то еще странное в этой непривычной тишине. Аниэль долго ворочалась, пытаясь забыться, пока, наконец, не поняла, что ее так волновало. Дождь закончился. Осталось лишь гнетущее безмолвие. Девочка медленно перевернулась на спину и вдруг неожиданно для себя поняла, что пора наконец-то разобраться в своих чувствах и мыслях. Сегодня произошло то, чего она уже давно опасалась. Встреча с Даниилом стала точкой отсчета, правда пока не понятно для какой системы координат. Нет, все-таки все началось еще два года назад, когда в день своего двенадцатилетия Аниэль впервые увидела кошмар…

Потом была истерика, которую не могли остановить даже самые сильные транквилизаторы. Девочка рыдала, вырывалась, кричала что-то бессвязное, пыталась совершить самоубийство. Врачи с трудом успевали перехватывать ее. Пришлось отвезти в психиатрическую лечебницу. К тому времени родители уже сами были на грани помешательства. Им казалось, что дочь уже не вернуть. Но в больнице Аниэль пришла в себя. Только не спала. Неделю. А когда организм уже не выдержал, то кошмар снова настиг ее. Врачи долго заикались, некоторые даже поседели, потому что на полный боли крик девочки откликнулась вся больница. Затем 6 недель чередования бессонницы и длительного сна, каждый раз заканчивающегося истерикой. Психиатры говорили, что Аниэла не выберется и на всю жизнь останется сумасшедшей. Но когда кошмар неожиданно отпустил девочку, то она за несколько дней вернулась в состояние «до», разве что стала более раздражительной. Доктора не могли объяснить этот феномен и лишь каждый месяц, раз за разом, проверяли ее адекватность, не веря результатам тестов.

Девочка вздохнула, осторожно поднялась с кровати, и, стараясь не шуметь, прошла в ванную. Тихий щелчок выключателя, и яркий электрический свет почти ослепил Аниэль, привыкшую к темноте. Проморгавшись, она нашла в корзине для грязного белья еще не постиранную футболку, в которой гуляла сегодня, и долго держала ее перед собой на вытянутых руках. Решившись, провинившаяся все так же на цыпочках выскользнула из ванной, не забыв погасить свет, бесшумно проскользнула в комнату, и, снова ударившись, повалилась на кровать. Аниэль сама не понимала, что ее толкнуло на этот поступок, в здравом уме она бы точно такое не сделала. Но сейчас, когда в ее памяти вновь всплыли месяцы, проведенные в палате, девочка снова вернулась в болезненное состояние. Она уткнулась лицом во влажную ткань и глубоко вдохнула. Его запах все еще оставался на футболке. Аниэль наконец-то успокоилась, свернулась калачиком под одеялом и, прижимая футболку к себе, заснула.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд