Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви 

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия 

все ориджиналы

Разность - Глава 1  

Жанры:
Ангст, Драма, Омегаверс, Романтика
Предупреждения:
Мужская беременность
Герои:
Альфы, Омеги
Место:
Альтернативная реальность, Вселенная омегаверс, Другой мир, Наш мир, Провинциальный городок
Время:
Далекое будущее
Значимые события:
Беременность
Автор:
mishe_fox
Размер:
мини, написано 11 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
20.01.2014 21:32
Описание

— …Но не пожалеешь ли ты потом? Может, лучше выбрать того, с кем бы ты хотел быть? Первая близость благотворно повлияет на ваши дальнейшие отношения.

— Нет, я хочу, чтобы это был ты.

Публикация на других ресурсах

Не желаемо.

Комментарий автора

Будет дополнятся.

Объем работы 20 115 символов, т.е. 11 машинописных страниц

Средний размер главы 20 115 символов, т.е. 11 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 20.01.2014 21:32

Пользователи: 2 читаете, 2 хотите почитать, 7 прочитали

 

Сэнди крепко держали под руки родители, чтобы он не упал. Купить на день рождения роликовые коньки — было решение спонтанное и совершенно неожиданное как для взрослых, так и для ребенка. И первым пришлось расплачиваться тем, что в выходной день пришлось вставать раньше и отвезти свое чадо на прогулку в парк, чтобы успеть покататься до того момента, когда начнется празднование.

Мальчишка, конечно, упасть не боялся, но все-таки поддержка для абсолютного новичка требовалась. Сначала он просто катился с прямыми ногами, усилиями заставляя их не разъезжаться в разные стороны и не биться тяжелыми носами роликов друг о друга. Потом он уже, раскусив, как все же все это стоило делать, попытался прокатиться сам, взяв немного напряженных, но веселых родителей за ладони. И затем — уже совсем осмелев — ребенок неуверенно, изображая какую-то неведомую птицу, машущую крыльями, решил прокатиться самостоятельно. Сначала все шло хорошо, даже слишком. Но когда Сэнди не заметил бордюр в слепой радости и упал, больно ударившись коленками — стало как-то не до веселья. Но, несмотря на слезы, которые заблестели в зелено-серых глазах сквозь как-то удержавшиеся на носу прозрачные очки, он молча посмотрел на подбежавших в панике родителей и, широко им улыбнувшись, встал:

— Немного не туда, — зазвучал задумчивый голос. И больше ничего: ни жалоб, ни криков — просто констатация факта. Папа захотел сразу же отправить всю семью домой, только заметив ободранную кожу, но отец его разубедил, делая акцент на том, что ничего страшного в этом нет, да и сын их прекращать прогулку не хотел.

А падал Сэнди еще не раз и не два, но обычно успевал это сделать так, чтобы плюхнуться пятой точкой на траву или скамейку. Так можно было бы продолжать и дальше, пока бы мальчик не устал, но долго наблюдавший за этим безобразием какой-то другой мальчик с леденцом в руках, заставил прекратить катание намного раньше. Почему-то такой внимательный взгляд не понравился Сэнди, а потому он снова шел с родителями за руки, изредка поворачивая голову в сторону, чтобы посмотреть на другого мальчика. Тот шел неспешно, но догонял их.

— Здравствуйте, — родители остановились. Ребенок понял, что они его знали. Взрослые его поприветствовали. Папа отпустил сына и взял за руки незнакомца, потом отошел к скамейке в тени и уселся. Отец повел Сэнди к ним и тоже сел. Получилось так, что родители сидели, а их сын и незнакомый мальчик стояли.

— Познакомься с ним, — папа заботливо поправил рубашку на мальчике. — Сними ролики, потом поиграйте.

— Привет, я Майк, — незнакомец вытянул руку для пожатия и широко улыбнулся. — А тебя как зовут?

Ребенок долго думал, стоит ли или нет, но под немного строгим взором руку все-таки пожал — вежливость превыше всего — и даже ответил на вопрос:

— Привет, — получилось как-то угрюмо и неприветливо, — меня зовут Сэнди.

Уже знакомый, Майк помог ему снять ролики, положить их рядом и надеть шлепанцы, которые родители достали из пакета, взятого с собой на прогулку. Отойдя от скамейки и оставшись без присмотра, дети уселись под кроной хвойного дерева, прячась ото всех под тяжелыми ветками. И если сначала Сэнди не был рад знакомству, то теперь проснулось любопытство.

— Майк, тебе сколько лет? — выглядел он старше да и мощнее.

— Мне? Девять. Твой папа говорил, что у тебя сегодня день рождения… — он подмигнул. — Поздравляю тебя. Сколько тебе исполняется?

— Шесть, — Сэнди улыбнулся, ему было приятно внимание со стороны Майка. Подвинувшись ближе к стволу, ребята совсем исчезли из поля зрения взрослых.

— Я бы тебе не дал шесть, — по-детски честно признался Майк. — Я думал, что тебе четыре или пять. Ты слишком маленький. Папа говорил, что такое спрашивать нельзя… ты омега?

— А ты альфа? — Сэнди, сам не зная почему, показал ему язык. — Я бы тебе не дал девять…

Майк засмеялся. Они поняли друг друга.***

Он уже взрослый. Совсем большой. Только все равно косяк двери не заметил и смачно в него впечатался, разбросав все свои листовки. Благо, очки не слетели.

— Ну-ну, аккуратней, — Майк, проходящий мимо и решивший «взять взаймы у своего друга мелочь на чай», подошел вовремя, чтобы помочь ему собрать все бумаги. — Почему ты такой невнимательный?

— Потому что, — неопределенно ответил Сэнди, выравнивая внушительную стопочку и пытаясь ее взять на руки, чтобы конструкция не распалась снова. — У нас было собрание. В субботу вместо уроков пойдем в театр. Я думал о том, как сообщить это классу…

Он всегда объяснялся с парнем, хотя и знал, что тот понимает его с полуслова.

— Если хочешь, я могу сам сообщить этим упырям… — Майк по-хитрому улыбнулся и взлохматил черные волосы. — Только взамен этого ты оплатишь обед. Извини, я на мели, все потратил… а ты все равно не ешь, «бережешь свою фигуру».

— Снова потратился на очередную «половинку»? — грозное выражение лица и глаза, раздраженно блестевшие за прозрачными стеклами, однако быстро сменилось привычной доброжелательностью и неуверенным пониманием. — Ладно, договорились. Только мне надо будет с тобой поговорить. Предлагаю прогуляться после школы…***

— О чем ты хотел со мной поболтать? — забавы ради Майк пнул слишком жирного голубя, мирно шагающего рядом. — Нет, я могу и подождать, правда. Но мы уже полчаса идем молча, а ты жуешь кончик шарфа. Заметь, на тебя из-за этого даже оглядываются.

Сэнди тяжело выдохнул, оставив в покое пострадавший кончик, и, оглядевшись по сторонам, уселся на лавочку. Краем глаза парень заметил, что у этой лавочки они познакомились…

— Хорошо, Майк, слушай, — он не смотрел на альфу, который уселся рядом и придирчиво поправлял свое пальто. — Я не знаю, как ты все воспримешь… Ну, мне уже четырнадцать… Я чувствую, что у меня все меняется…

— Говори прямо и не стесняйся, — Майк с целью поддержки взял друга за руку. — Если что, я просто перестану с тобой общаться.

— Очень смешно, — однако это помогло успокоиться. — В общем, мне кажется, что у меня скоро будет течка.

— И что дальше? — альфа заинтересовался, обычно на такие темы Сэнди предпочитал не говорить. Хотя если Майк и делился своими впечатлениями (коих было много), опуская, конечно, многие подробности, он внимательно слушал и даже задавал вопросы.

— Ну… я подумал, что первая течка… читал, что это такое… и примерно представляю, как омеги себя ведут.: они не контролируемы, — все-таки он начал издалека. — Я бы хотел, чтобы в этот момент со мной рядом был тот, кому я доверяю.

— Но ты уверен, что я могу сдержаться и не… — альфа поднял одну бровь, с непониманием смотря на умного собеседника. Сэнди встретился с ним взглядом и не прекращал зрительный контакт, пока не заболели глаза.

— Мне не надо, чтобы ты сдерживался, это вредно, — он хмыкнул. — Я тебе доверяю, ты опытный… Я хочу, чтобы ты был моим первым альфой, Майк, понимаешь? Я боюсь…

— Хорошо, — после долгой паузы ответил лучший друг Сэнди. — Если ты так хочешь. Но не пожалеешь ли ты потом? Может, лучше выбрать того, с кем бы ты хотел быть? Первая близость благотворно повлияет на ваши дальнейшие отношения.

— Нет, я хочу, чтобы это был ты.

Майк задумчиво почесал макушку.***

Сэнди чувствовал, что с ним что-то не то. В голове царила суматоха, мысли не хотели расставляться по полочкам, а тело реагировало неправильно даже на случайные прикосновения к предметам. Поняв, что «настало время X», началась течка, он первым делом позвонил Майку, а потом отпросился у родителей. Те поинтересовались, по какому, собственно, поводу, он решил прогулять школу, на что он ответил несвойственно резким выпадом на тему «я вырос, а потому могу сам решать, что мне делать». В общем, ушли они на работу раздраженные и злые.

Впервые нашего омегу это не волновало. Ждать лучшего друга казалось пыткой — минутная стрелка прилипла к циферблату часов. И мысли, одна страшнее другой, ярко мелькали перед глазами, заставляя руки трястись все больше и больше. Сэнди боялся. Перечитал очень много в сети, узнал про множество ужасов и последствий, долго из-за этого не мог заснуть по ночам… И теперь это все близко, рядом.

Нет, это надо оставить. Майк, рядом будет Майк. Он не сделает больно, он знает, умеет.

Сэнди запустил скрюченные пальцы в пшеничные волосы и сжал волнистые пряди. Небольшая боль отрезвляла. Он глубоко дышал, пытаясь привести себя в порядок в эмоциональном плане. Немного успокоившись, омега аккуратно оделся, стараясь сократить движения до минимума.

Майк приехал не с пустыми руками, на машине, взятой у отца.

— Привет, — он помог ему дойти до переднего пассажирского сидения, на которое до этого заботливо подстелил тонкую клеенку. — Извини, но если запачкаю машину, то придет мне конец и сделает так.

Он показал, что выйдет, и Сэнди смущенно опустил взгляд.

— Я понимаю, — хотя обида и клокотала в душе. — Поехали, пожалуйста.***

Разморившийся, расслабленный Сэнди опустился на незаправленную кровать, мутным взглядом пытаясь разглядеть Майка, который странно копошился где-то рядом. Да, он оказался прав — вино помогло успокоиться. Омега больше не боялся близости, хотя из-за хмеля захотел чего-то большего.

— Майк? — тихо вопрошал Сэнди, слепо шаря по кровати. — Ты где?

— Сейчас, — почти сразу откликнулись на зов. — Я здесь, здесь.

Послышался звук разбивающегося стекла, и осколки посыпались, словно капли на деревянный пол. Бокал? Друг альфы съежился, и когда до него дотронулись холодные руки, вздрогнул.

— Тсс, — Майк осторожно притронулся пальцами до его щеки. — Ты не волнуйся только, я буду нежен и постараюсь сделать тебе хорошо.

И он действительно старался — выводил причудливые узоры на груди, спускаясь все ниже и обнажая кожу, целовал щеки, шею, ключицы. Лишь губы избегал, не решаясь забрать поцелуй. Затем ласкал гладь, легко кусал соски. Очерчивал едва-едва виднеющиеся ребра, сжимал сильными руками бедра. Сэнди удостоверился в полной мере, что доверился другу в таком интимном вопросе не зря.

Однако все рассыпалось осколками хрусталя, когда Майк начал вторгаться в девственное тело. Было больно, и все наслаждение убежало, спрятавшись в пустой бутылке из-под вина. Альфа старался быть аккуратным, но все-таки не смог сделать так, чтобы Сэнди чувствовал себя хорошо в полной мере.

Он шептал извинения и слизывал его соленые слезы, стараясь не ловить умоляющий взгляд омеги. Сцепка, долгая и неприятная, вымотала первого окончательно. Но он держался и спать не ложился.

— Этого будет мало, — Сэнди и сам понимал. — Но в следующий раз ты должен получить удовольствие.***

Омега боялся смотреть по сторонам. В одно мгновение родная школа стала смертоносным ульем злобным ос. Только он зашел за вороты учебного учреждения, как все взгляды стали направлены на него. Нет, Сэнди первый урок просидел более-менее нормально, даже старался не смотреть на это безобразие, но затем все стало в разы невыносимее.

Не только взгляды, но слова стали долетать до его ушей. Каждый чувствовал запах одеколона, которым пользовался Майк, все чувствовали присутствие альфы, словно он стоял за спиной. И многие из-за этого возненавидели нашего парня. Какой-то школьник с параллели подставил ему подножку, другой облил кипятком…

Но это все мелочи. Самой большой занозой были не они, мелкие сошки, а последнее приключение Майка, которое перед четвертым уроком решительно взяло его под руку и увело беседовать в ближайший туалет. Сэнди сопротивляться не стал, так как хотел прояснить ситуацию хотя бы перед одним человеком.

— Доброго утра, Чешир, — мягко и первым начал омега, смотря снизу вверх на «последнее приключение». — Что ты от меня хочешь?

— Не стоит задирать свой носик, — он склонил голову набок, скинул сумку на подоконник и достал пачку сигарет из бокового кармашка. — Если с тобой Майк и переспал, это еще не значит, что ты можешь мне хамить.

— Хамить? — омега даже развел руками, удивляясь. — Я с тобой поздоровался и все. И спросил про цель, с которой ты меня затащил сюда.

— Ладно, — щелкнула зажигалка, сигарета задымилась. Запах не понравился Сэнди, но он к нему привык, так как сам часто был рядом с другом, когда тот курил, прячась от своего отца. Чешир открыл форточку, чтобы запах проветривался и не так чувствовался. — И что ты думаешь по этому поводу?

Внимательный взгляд, чуть поддернутая в презрении верхняя губа… и полнейшая ненависть во взгляде. Однако голос звучал спокойно, словно бы и хорошо все.

— Я? Ничего. А что можно подумать? — Сэнди услышал смешок.

— Ты считаешь, что если ты затащил в постель Майка… — Чешир втянул в тонкие ноздри воздух. — и даже сцепился с ним, то это поспособствует тому, что он останется с тобой?

— Что?! — теперь была очередь издавать смешки нашему парню. — Ты слишком хорошо думаешь и обо мне, и о Майке. Мы друзья.

— Да не можете вы быть друзьями! — Сэнди вздрогнул от грубого тона, но промолчал. — Не может просто… Посмотри на себя! Очкастый, вечно в этих свитерах, с заумной речью… Просто не можете.

— Хорошо, не можем, — омега кивнул. И правда — что он в нем нашел? Наверное, в детстве не все так важно, как сейчас.

— Ты просто один из многих неудачников, которые держаться в его хвосте и ждут от него внимания…

— Это все? — друг Майка снял очки, протер их платком и надел обратно. — Тогда я пойду.***

«Сегодня был очень странный день. Дома еще не был, и мобильный включать не стал, потому что с родителями предстоит очень долгий разговор. Мне надо будет сказать им, что случилось. Кажется, сцепка в наших отношениях с Майком была лишней. Возможно, я даже забеременею. Сегодня в школе было очень плохо. Я всегда бежал туда с радостью, а сейчас убегал со слезами на глазах. Но Чешир заставил меня задуматься… о Майке.

Может быть, я действительно ему не подхожу? Не в пару, потому что лучше забыть о близости, а в друзья? Ну… я обычный, а он нет. Он всегда в центре внимания, а я его даже боюсь…

Я не знаю, что делать…«

Сэнди закончил писать в дневнике, не решаясь рассказать о самом главном. Он начал сомневаться в своем выборе. И дело даже не в том, что забеременеет или нет. Просто Майка попросил из-за опыта, но ведь не учел главного… Опыт. Теперь и Сэнди — одна единица в список друга. Один из многих неудачников, которые легли по него…

Пока омега шел домой, думал над этим, думал. И пожалел. Зачем вообще Майка трогал? Теперь он такой же, как его «приключения». Безликий. И не друг вовсе. Просто течная омега. Стало гадко, потому что Сэнди не посмотрел на ситуацию с другой стороны. Теперь будут бросать ненавистные взгляды, которые постепенно превратятся в презрительные, а затем в жалостливые. Нет, этого он не хотел.

Парень постучал в дверь, даже забыв о том, что там беспокойные родители. Конфликт и объяснения ситуации его не волновали.

Зато папа рвал и метал, а почувствовав запах Майка, и вовсе в переизбытке чувств упал в обморок. Как так? Пришлось приводить в сознание и объясняться с отцом.

После крика и разочарования обоих родителей, Сэнди ушел в свою комнату, понимая, что он ничтожество на лице итак уже потрепанной Земли. А запах Майка… теперь это не казалось смущающим фактором, хотелось выть от него.

В ванной он долго-долго тер себя жесткой стороной губки, которой раньше никогда не пользовался. Красная кожа, безумные глаза и слезы, злые слезы. Почему-то больше видеть ни лучшего друга, ни одноклассников, ни даже кого-либо из этого города больше не хотелось…

Около двенадцати ночи Сэнди постучался к родителям.

— Папа, я хочу переехать к твоему брату. Завтра.***

Майк прогуливался за руку с Чеширом и совершенно не слышал, что тот умиленно балаболил. Он думал о Сэнди, а вот пустые слова навязавшегося «прошлого» его совершенно не волновали.

Он действительно заботился о том, чтобы тому стало хорошо. Никогда столько прелюдий и ласк не получал кто-либо из его любовников. Никто, кроме лучшего друга. Возможно, это лишь поддержка… ведь все-таки он ему родной человек. Знает его уже сколько? Целых восемь лет — видел его жизненный путь от ребенка до взрослого подростка. И гордость за его успехи, и злость из-за недоброжелателей. Майк мечтательно улыбнулся, вспомнив, как Сэнди извивался в его руках, возбужденный и доверчивый. Почему-то захотелось повторить, а потом ухаживать за ним: и помочь с придурками-одноклассниками, и проводить до школы, и много-чего-еще. Нет, все-таки не дружеская поддержка, нечто большее.

Неужели, он проникся? Майк даже остановился, едва успев подхватить споткнувшегося Чешира.

— Тебе пора домой, — он поставил омегу на ноги и ушел, даже не обернувшись. Он не видел, как Чешир, закрывая лицо руками, еще долго смотрел вслед сквозь ухоженные пальцы.***

Так как на следующий день после «болезни» Сэнди, Майк в школу не пошел, он не знал, что там творилось, а послушать вечно болтающего Чешира не додумался. Из-за этого парень даже не догадывался, что произошло…

Нужного человека не оказалось в школе, он увидел лишь папу лучшего друга, который, только его заметив, быстро ушел. Сделал вид, что не увидел. Майк не стал акцентировать на этом внимание, потому что Сэнди, наверное, выхватил от родителей… и они все знали.

После следующего дня в школе тоже никого не оказалось. И мобильный постоянно на коротких гудках, словно его в черный список занесли. А на порог дома друга даже не пустили, попросту послав за закрытую дверь.

Майк ничего не понимал.

А ведь он хотел всего лишь признаться, что теперь смотрел на Сэнди, не как на лучшего друга, на что-то большее…

Видимо, не судьба.***

Родители очень хотели, чтобы Сэнди приехал погостить, ведь они не видели сына целых семь лет. Да и на ребенка посмотреть, милого и похожего на папу. И все-таки они приехали, пусть только и на семь дней. Начальник, конечно, был недоволен, но дал недельный отпуск в июле.

Они только-только пересекли черту города, а маленький Вилли, невыносимо хныча, вытащил его в большой магазину, чтобы купить попить и поесть. Нет, Сэнди на него не злился, но омежье воспитание не могло сделать Вилли хотя бы чуточку послушным… Слишком молодой папа его любил.

И вот сейчас, это маленькое чадо взяло тележку и укатило в неизвестном направлении, оставив родителя в панике. А ведь он всего лишь хотел достать бумажник.

Искать пришлось очень долго, пока до Сэнди не дошло, что искать шестилетнее чудо нужно у отдела с разноцветными книгами и дисками. Почему-то любил тот перелистывать страницы с картинками и по слогам читать каждое предложение разными интонациями.

Здоровски отругав Вилли, он взял его за руку и наказал никуда не отходить. Ребенок сначала притих, но затем потащил Сэнди куда-то в сторону фруктов. А что оставалось взрослому? Только пойти за ним…

— Что ты любишь больше: бананы или клубнику? — Майк провел рукой по обнаженной и вспотевшей шее худенького паренька, который залился краской, но уверенно закинул в тележку и то, и другое.

— Да ну их, бананы эти… — он по-хитрому посмотрел на своего будущего любовника. — Давай лучше домой к тебе поедим, и ты номер у меня уже, наконец, возьмешь.

Альфа неопределенно пожал плечами. Слова спутника почему разнились с его действиями. Вместо того чтобы положить всю взятую красоту на место, он сел на корточки и стал перебирать что-то вообще непонятно… зеленые штуки размером с грецкий орех.

Бесцельный взгляд наткнулся на ребенка, который пытался достать до ящика с яблоками. Майк хотел ему помочь, но когда заметил рядом с ним Сэнди, застыл. Старый знакомый поймал его взгляд и посмотрел в ответ пристально, долго, затем сделал пару шагов навстречу.

— Майк, я нашел ее! — совершенно некстати спутник подпрыгнул и в величайшей радости кинулся ему на шею, сжимая в руках большую (почти с ладонь) зеленую штуку. — А я думал, что все крупные разобрали…

Наш альфа попытался отлепить от себя этого приставучего омегу, но когда ему это удалось, ребенка и Сэнди уже не было. Словно растворились.

Вилли упирался, однако папа пообещал испечь шоколадный торт, когда они приедут в гости — вышел без покупок ребенок даже очень охотно, потому что и шоколад, и торты любил, а особенно шоколадные торты.

Сэнди измученно улыбался и думал, куда же положил пять билетов на самолет к морю… Всегда хотелось увезти родителей из этого глупого города. И сегодня вечером он надеялся, что сможет это сделать.

Майку, одному стоящему у дверей магазина, пришла СМС: «Ты неисправим. Папаша».

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Honeypea     04 февраля 2014 14:57

Спасибо, очень понравилось! Но так грустно стало (

gilbertina     21 января 2014 19:41   23 января 2014 18:55

Спасибо! Здорово! Мне понравилось!

Mishe     23 января 2014 18:55

Рада, что понравилось)

Страница сгенерирована за 0,009 секунд