Поиск
Обновления

16 октября 2018 обновлены ориджиналы:

10:04   Вдребезги 

15 октября 2018 обновлены ориджиналы:

22:49   Обнуление 

13 октября 2018 обновлены ориджиналы:

09:21   Фрайкс 

09 октября 2018 обновлены ориджиналы:

10:55   Лучший худший день 

10:47   Приблуда 

все ориджиналы

Страшнее кошки зверя нет - Глава 5  

***

Дверь скрипнула, и на Лиама пахнуло спертым воздухом. Шпион секунду постоял на пороге, прислушиваясь к тишине. Из глубины помещения доносилось свистящее дыхание единственного пленника. К стене, где прежде держали монстра, был прикован мальчик. Очень бледная кожа расцвела синяками и царапинами, левая рука выгнулась под неестественным углом. Его жестоко избили, было видно невооруженным взглядом. Лиам аккуратно прикрыл за собой дверь и приблизился к Ризу. Паренек слепо щурился, нахмурив белесые брови.

— Ты, наверное, меня не помнишь, — тихо проговорил главный осведомитель Даурена. — Но я пришел помочь. Мое имя Лиам, я здесь, потому что так захотел твой друг.

Риз судорожно вздохнул, поворачивая голову на голос. Перед глазами все плыло и двоилось, а вот любой звук вколачивался в черепную коробку, подобно раскаленному гвоздю. Горло пересохло до такой степени, что вместо нормальных слов удавалось издавать лишь нечленораздельные хрипы. Риз явно не понимал, что происходит. Кажется, последний удар по голове слишком сильно сказался на его состоянии. По шее и спине до сих пор стекали капли с промокших от крови волос.

— Вот же тьма…

Лиам аккуратно избавил паренька от оков и постарался поставить на ноги. Не получилось. Риз пошатнулся и почти упал, но осведомитель его удержал и приставил к стене. Достал из кармана небольшой сверток и извлек заранее наполненный шприц. Не зря он к целителям перед срочной отправкой зашел.

— Так, я сейчас тебя уколю и через пару минут станет лучше.

Риз не сопротивлялся, что радовало. Времени на возню у Лиама не было. Его интуиция уже кричала, что действовать надо быстро. А шестое чувство шпиона не обманывало никогда!

Картина мира медленно, но верно начинала обретать четкость, но, увы, не до конца. Риз тихо застонал, пробуя ухватиться рукой за своего спасителя, но пальцы слушались плохо, да и движения были какими-то заторможенными. С пятой попытки ему все же удалось совершить задуманное, теперь хотя бы не приходилось все время опираться о стену. Голова болела и кружилась, дико хотелось пить, о чем Риз и попытался сказать человеку. Не выходило. Но стоять он уже мог, какая-никакая, а победа. Взгляд слепо шарил по комнате, пытаясь отыскать кувшин с водой. Сейчас это было единственное, что волновало пленника.

Лиам аккуратно подтащил паренька к выходу, попутно пытаясь разобрать, что тот мямлил. Судя по всему Риз хотел пить. И не удивительно, разведчик по личному опыту знал, что поить и уж тем более кормить, в этой башне пленника никто не будет. Он поднес свою флягу к пересохшим губам и Риз тут же жадно к ней припал. Обливаясь и давясь, он выхлебал больше половины.

— Вот и молодец… Так, а теперь давай-ка на выход.

Он выволок мальчишку за дверь и с ужасом посмотрел на ступени. Нет, Риз определенно сам не сможет спуститься! Маг тихонько чертыхнулся, поминая своего господина недобрым словом. Он-то сейчас отдыхает, да еще в весьма интересной компании! Лиам невольно залился краской, припоминая, как стал свидетелем конфузной сцены в покоях господина… Осведомитель точно понимал за что был отправлен на это задание. Даурен всегда использовал провинившихся, неугодных или просто не нравившихся ему людей, как пушечное мясо. Лиаму это было известно лучше других. Он был к своему магистру куда ближе, чем родная мать. Осведомитель находился под сапогом Даурена еще с самого раннего детства, со дня, когда оказался с ним за одной партой… а после страдал от его невыносимого характера на протяжение всей юности. Тогда Даурен был совсем другим человеком! Дерзким и невыносимым, вечно бунтующим подростком. Он ставил на уши весь замок своими выходками и каждый раз задействовал ни в чем не повинного соседа по комнате и парте. Хотя, Лиам честно себе признавался, что его «друг» детства просто научился лучше скрывать свои мотивы и помыслы. Да и масштабы сменились…

— Так, ты сейчас главное не дергайся…

Лиам мягко подхватил Риза под колени и закинул себе на плечо. Паренек дернулся и тут же затих. Молодец!

До Риза с трудом, но все же дошло, что его спасают. Нет, не тащат вниз к остальной охране, чтобы позабавиться, а несут вполне себе аккуратно. Что бы там не вколол ему этот человек, а силы и впрямь прибавились, да немного притупилась боль.

— Он… он… у-бьет т-тебя, — слова давались с трудом, слишком тихие и хриплые, чтобы можно было сразу разобрать, что там бормочет мальчишка. Тонкие, дрожащие пальцы лишь сильнее вцепились в чужой пояс, хотя сейчас в этом не было никакой нужды. Перед глазами мелькали лишь ступени, бесконечные, никак не желающие заканчиваться. Казалось, этот спуск будет длиться целую вечность. Каждое движение отзывалось вспышкой боли, но Риз терпел молча, прекрасно понимая, что могло бы быть гораздо хуже.

Лиам не стал спускаться на первый этаж. Шум веселящейся толпы, доносившийся со стороны общей комнаты, не внушал доверия. Осведомитель свернул в небольшой проем на третьем этаже. Незаметно пробрался в маленькую комнатку, с небольшим балкончиком. Здесь иногда ночевал Эйлан, хотя такое на памяти Лиама было всего один раз.

Сердце осведомителя бешено колотилось, интуиция кричала о неприятностях. Чары, которые делали его лицо совершенно неузнаваемым, тихонечко вытягивали силы. Лиам был очень талантливым магом в своей тайной отрасли, именно поэтому он и оказался в таком положении. Даурен использовал умения подчиненного по полной программе с первого дня их знакомства.

— Так, посиди пока здесь, а я сооружу веревку.

Осведомитель опустил свою ношу на внушительную кровать с балдахином. С облегчением вздохнул. Все-таки он ужасно запыхался со всей этой беготней по лестнице!

Риз замер на кровати, свернувшись в клубочек. Он вздрагивал от любого постороннего шума, то и дело оглядываясь на дверь. Почему резко смолкла веселая гулянка снизу? Неужели кто-то из охранников решил проверить пленника и, не обнаружив того на месте, помчался сообщать остальным? Нет, по лестнице вверх никто не поднимался, уж слишком тут слышимость хорошая. Значит, случилось что-то внизу.

Риз резко подхватился с кровати, едва не рухнув обратно от сильного головокружения и резкой боли во всем теле. Но страшная догадка сподвигла его к более активным действиям. Тяжелые шаги, гулко отдающиеся в лестничных пролетах, сложно было спутать, как и обрывки фраз, доносившиеся со второго этажа. Эйлан вернулся! Его ждали только к следующему вечеру, о чем Ризу любезно сообщил один из охранников. Похоже, что министра ведут наверх, а значит, прежде чем поднимется тревога, у беглецов в запасе есть не больше десяти минут.

Риз кое-как дохромал до человека, пытаясь привлечь внимание.

— Эйлан… он и-дет…

Паника плескалась в голубовато-серых глазах. Вспоминания хлынули непрошеным потоком, выбивая воздух из груди. Ризу хватило всего одного близкого знакомства с этим человеком, чтобы точно решить — живым он не дастся. Прыгнуть с балкона куда проще, чем пережить допрос. Перевалился через перила и свободен. От всего. Все же хорошо, что Дэтрам удрал. Интересно только как? Риз так и не узнал подробностей.

Разбитые губы дрогнули в слабой улыбке. Он так и не посмотрел на большого кота, но хорошо запомнил человека с янтарно-черными, звериными глазами, которого считал своим другом, едва ли не братом.

— Так, главное без паники! Я сейчас создам временную веревку, потом мы быстро по ней спустимся.

Это все-таки случилось! Неприятность о которой кричала Лиаму интуиция. Он быстро мастерил из воздуха магическую веревку, которая должна была исчезнуть минут через десять. За это время надо было успеть покинуть замок. Возвращение хозяина было худших из предполагаемых обстоятельств.

— С мантикорой было проще… — бормотал он, заканчивая работу. — Ее то магистр просто взял и умыкнул сразу в замок. А тебя еще и по болотам тащить придется…

Лиам проверил крепление и повернулся к еле живому пареньку. Нет, самостоятельно Риз спуститься не сможет!

— Так, лезь мне на спину и держись как можно крепче.

Риза не пришлось уговаривать. Он уцепился за своего спасителя, как мог, крепко зажмуриваясь и задерживая дыхание. Было очень страшно, но отступать все равно некуда. Риз боялся высоты, но еще больше — Эйлана и его изощренного воображения.

— Ты… видел Дэтр’ама? — от удивления даже забылось, что сейчас они болтаются в воздухе на приличном расстоянии от земли. — Он жив, д-да?

Этот человек что-то знает о мантикоре и ее исчезновении. Но если кот был ценным и редким, то Риз вроде как и не стоил ничего. Зачем же его тогда спасают? Обычный человек, куда ни плюнь в такого же попадешь. Хотя Риза, несомненно, радовал тот факт, что зачем-то он все-таки нужен. Может быть удастся выжить. Спаситель оказался магом, а значит, небольшой шанс выбраться из этого места все же был. Риз крепче прижался щекой к чужой спине, ощущая влажную ткань рубашки.

— Видел… буквально утром на этого красавца любовался, — пробормотал Лиам. Сползать по веревке с грузом на спине было чертовски не удобно. — Это он попросил у моего господина тебя вытащить…

Риз тихо шмыгнул носом, не зная, что сказать. Дэтрам не забыл про него, не бросил тут на верную смерть. Он бы, наверное, сам примчался, но Риз хорошо помнил состояние мантикоры в ту ночь. Эти злобные «товарищи по оружию» заперли мальчишку в кладовке, так и не позволив помочь серьезно пострадавшему пленнику. Риз так боялся, что Дэтрам умрет, ломился в дверь, сбив все руки в кровь и сорвав голос, но его никто не выпустил. А затем началось что-то странное. Шум, беготня, крики. Кажется, кто-то напал на башню.

— Ты пр’ишел один? Твоему гос-по-дину все р’авно, умр’ешь ты… или… нет? Или он… в тебя… вер’ит? — Риз чувствовал, что они почти достигли земли, но смотреть вниз было все еще страшно.

— Мне бы безумно хотелось верить, что магистр уверен в моих силах… Но если учесть, что я застал его… хм… в весьма интересном положении в компании твоего друга сегодня утром… Нет, скорее всего меня отравили на смерть. Но весьма героическую…

Ноги наконец-то коснулись земли. Лиам с облегчением выдохнул, опуская на ноги свою ношу. Мальчишка весь дрожал, и шпион быстренько накинул на его обнаженные плечи свой плащ.

— Что он с-сделал с Дэтр’амом? — Риз нахмурился, пытаясь осознать полученную информацию. Мантикору он знал слишком хорошо, чтобы поверить в такое. Кошак бы быстрей голову этому магистру откусил, чем всякие «интересные положения» занимал. По Эйлану было заметно, во что выливаются такие игры. — Он, что… такой же… такой же как этот?!

Риз испуганно попятился. От одного монстра к другому в гости? Может Дэтрам его уже сожрал? Хорошо бы.

— Честно признаться, меня больше интересует, что ваш Дэтрам сделал с моим господином… Все-таки, как ни посмотри, а магистр… — Лиам замялся подбирая слова и одновременно с тем, снимая иллюзию стражника со своего тела. — Кхм… в любом случае, там инициатором был явно ваш друг. И не то чтобы я любил сплетничать… но мне совершенно точно известно, что магистр Даурен прежде мужчинами не интересовался, собственно как и женщинами… а если учесть какой он гордый… В общем, лично мне показалось, что он только изображал удовлетворенность жизнью. Мда, вряд ли нам когда-нибудь станет известна истина…

Риз упрямо мотнул головой, сильнее кутаясь в плащ.

— А т-ты… видел, что Эйлан… делал с ним? В-видел? Дэтр’ам с тр’удом тер’пел мои… пр’икосновения. Р’ычал на… к-каждое д-движение в его с-сторону. Он ненави-дит людей… всех… Я х-хор'ошо это з-знаю.

Риз аккуратно распахнул плащ, демонстрируя плечо, когда-то давно пострадавшее от зубов мантикоры. Уродливые шрамы проглядывали даже сквозь свежие кровоподтеки.

Лиам пожал плечами.

— Ну я говорю, то что сам видел. А видел я спасенную мантикору, восседающую на моем магистре в весьма… хм, откровенной позе. Когда мы ввалились, он еще и лицо моему господину вылизывал… — Лиам почувствовал, как у него запылали уши. — А потом мне пришло письмо, где магистр Даурен, по просьбе Дэтрама, немедленно отправил меня за тобой в башню. Мол, важен этот Риз его новой зверушке…

— Др'эм… — тихо выдохнул парень, ничего не объясняя своему спасителю. Зверушка, значит? Интересно, а мантикора знает о том, какой статус присвоил ей глупый человеческий маг? Скорей всего нет, раз ему все еще было чем писать письма. Этот Даурен уже не нравился Ризу по нескольким причинам: он что-то сделал с Дэтрамом, он зовет разумное существо зверушкой и он же спокойно отправляет на верную погибель того, кто ему не угодил. Может этот магистр и не хотел, чтобы Риз был спасен? В это как-то больше верилось.

— Н-ам надо… идти, — шум в башне нарастал, кажется, пропажу все-таки обнаружили и теперь кинулись активно искать. Риз нервно вздрагивая, пытался следовать за своим проводником, настолько быстро, насколько позволяло состояние. Сил у парня было очень мало, но быть обузой он тоже не хотел. — К-как тебя з-зовут?

— Лиам. И по-моему нам надо не просто идти, пора уносить ноги!

Не дожидаясь ответа, осведомитель подхватил спасенного пленника под руку и поволок в сторону конюшни. Шанс увести коня был велик. Сейчас большая часть охраны сосредоточена в башне, хотя судя по шуму Эйлан уже заметил отсутствие Риза. Шансы уйти незаметно, таяли на глазах.

— Ладно, рискнуть стоит! Видишь вон ту кобылку у входа? Нам надо быстренько на нее вскарабкаться и дать деру.

Риз спешил, как мог. Быть пойманным совершенно не хотелось. Он то и дело спотыкался, почти ничего не различая в сгустившейся тьме, а босые ноги постоянно натыкались на острые камни. Но Лиам держал крепко, буквально дотаскивая до места назначения и помогая взобраться на лошадь. Риз в ужасе взирал на то, с какой высоты ему придется падать, если вдруг не удержится или потеряет сознание. Одной рукой тут точно не удержаться. Пришлось аккуратно разворачиваться задом наперед, оказавшись лицом к заскочившему следом магу. Риз вцепился в него всеми конечностями, спрятав лицо на груди и крепко зажмуриваясь.

— У-убей меня, Лиам… Ес-сли они… нас… д-дого-нят. Я не хочу… обратно…

— Хрен догонят! Меня этот черт, Даурен, каждую неделю на смерть посылает! И ничего, как видишь живой еще! Но! — лошадь пустилась в галоп, тряся на спине двух ездоков.

***

В абсолютной темноте было сложно что-либо различить, но это не мешало главенствующему магистру ордена на болотах осознать, что он находится в ужасно неудобном положении. Сам того не заметив, Даурен проспал весь день, пригревшись рядом с мантикорой. И теперь эта самая мантикора держала магистра в своих несомненно горячих объятиях. Даурен чертыхнулся пытаясь змеей выползти из-под туши монстра. Бесполезно! Дрэм на все попытки освобождения, отреагировал весьма радикально — обхватил тело магистра лапами и прижал к себе еще плотнее, нежно заурчав на ухо.

— Да что же это такое? Дрэм, немедленно отпусти!

Кот недовольно зафырчал и обхватил Даурена еще и задними лапами. Терпи, мол, раз сам рядом лег.

— Мне жарко!

Дрэм обнюхал возмущенного магистра и начал вылизывать. Кажется, Даурен был благодарен за заботу. Даже пытался что-то сказать, но шершавый язык очень мешал данному процессу. И почему Дэтрам сердится? Разве можно обижаться на несмышленых котят? Вон, этот даже самостоятельно вылизываться не умеет.

— Гррр, — игриво рыкнул кошак, прихватив человека зубами за плечо, вовсе не больно, но ощутимо. Может его поучить охотиться? А то вон какой дохлый, еще ноги протянет с голодухи.

— Я бы позвал Дэтрама, но боюсь тогда все станет еще хуже… Дрэмушка, прошу, будь человеком! Отпусти меня поработать!

Даурен с отвращением ощущал слюни на своем лице и мантии. К тому же кот в какой-то момент вознамерился его съесть, хотя Даурен в этом сомневался… Уж больно дружелюбная морда зависла около его лица.

Дрэм фыркнул, щекоча усищами лицо магистра. Человеком он быть явно не желал, да и вообще считал это занятие крайне глупым. Поднявшись на лапы и с удовольствие потянувшись, кошак спрыгнул на пол. Даурен рано обрадовался, наивно посчитав, что свободен. Мантикора боднула человека под колено, а затем радостно вцепилась в полу мантии, игриво рыча и пытаясь перетянуть ее на себя. Попытки отнять одежду обратно, успехом не увенчались. Дрэм растопырил все четыре лапы, упираясь в пол, от чего сдвинуть его с места становилось просто нереально. Повоевав с разыгравшейся кошкой, магистр принял единственное верное решение — скинул мантию, отдав ее во власть монстра. Дрэм тут же уволок трофей под кровать, а когда вылез оттуда, то понял, что человек опять занимается скучным и неинтересным делом. Сидит там за своим столом в бумажках копается. И это вместо того, чтобы искать пропитание!

Дрэм припал передними лапами к полу, отставив зад, и чисто по-кошачьи виляя им, начал прицеливаться. Алая стрела влетела на стол крайне неожиданно, заставив Даурена слететь со стула. Дрэм чуть потоптался, удобней устраиваясь на документах.

— Мряя? — кошак склонил голову на бок, глядя на поднимающегося с пола человека.

— Сам ты «мяу». Немедленно слезь со стола!

Дрэм и не подумал подчиниться. Вместо этого кошак перевернулся на спину и начал возиться на важных документах, опрокинул пару баночек с чернилами и смазал важнейшие бумаги. Даурен почувствовал, как у него на затылке зашевелились волосы. Он побледнел, кляня про себя мантикору последними словами! Искренне радуясь, что сейчас физически не может навредить зверю. Лучше бы василиска умыкнул, ей Богу!

— Дрэм, пожалуйста, слезь со стола, — прошипел Даурен.

Кот замер и забавно наклонил голову на бок, искренни не понимая, что он сделал не так и почему этот глупый котенок разозлился.

— На пол, — тихо, глядя кошке в глаза, произнес Даурен. И как ни странно это сработало, кот действительно спустился, лизнул перепачканную спину и поморщился. — А теперь, раз тебе не спится, пойдем займемся делом. Ты когда-нибудь видел крыс размером с крупную собаку? Нет? Вот и хорошо, сейчас увидишь.

Даурен накинул плащ, борясь с накатившей злостью. Кота все еще хотелось размазать по стеночке. Желательно, тонким слоем. Кот явно что-то почувствовал и как-то недобро глянул на хозяина замка.

— Ладно, все, пошли играть, — Даурен поманил притихшего зверя за собой к двери.

Кот радостно мурлыкнул и попытался боднуться, но Даурен, наученный опытом, увернулся, отскочив в сторону.

— Сейчас я открою дверь и мы спустимся в подвал. Там нет никого, кроме крыс. Ты не будешь буянить по дороге?

Кот радостно мяфкнул и совершил еще одну попытку достать магистра. Вновь потерпел неудачу и подумал, что это такая своеобразная игра наподобие догонялочек! Сделав кружок по комнате, Даурен попробовал сменить тактику.

— Дрэм, фу! Дрэм, пошли охотиться!

Если первую фразу кот проигнорировал, то на вторую навострил уши. Бедный котенок проголодался и хочет взять у него урок добывания пищи! Конечно же Дрэм ему поможет!

— Вот сразу бы так, — пробормотал Даурен, открывая дверь притихшей мантикоре.

Он бросил полный боли взгляд на бардак, что учудил кот и отправился провожать Дрэма в подвал. Там действительно было на что поохотиться ночному хищнику.

Мантикора путалась под ногами, мешая человеку нормально идти. Дрэм бодался, прикусывал ткань плаща, отбегал недалеко, чтобы потом внезапно напрыгнуть на свою жертву. Кот был в прекрасном настроении несмотря на потрепанную шкурку. Даурен расслаблялся рядом с кошаком, видимо считая его не шибко умным. Зря, очень зря. Дрэм так хорошо прикидывался, что порой даже Дэтрам в это верил.

Возле дверей в подвал кот резко замер, припадая к полу всем телом и жадно принюхиваясь. Зрачки затопили радужку, хвост нервно хлестал по бокам, а шерсть вздыбилась вдоль всего хребта. Дрэм почуял добычу.

— Умный зверь, — Даурен потрепал мантикору по холке. — Там, за дверью, находится наша основная головная боль — мутировавшие крысы, с которыми не может справиться даже Замок. Но полагаю для тебя это не проблема…

Маг открыл тяжелую железную дверь и мантикора стрелой бросилась в темноту. На лице Даурена расплылась довольная ухмылка. Вот и нашлось полезное применение этой здоровенной кошке. Пусть ловит гигантских крыс!

В груди запульсировало тепло. Сила источника чувствовалась в подвале особенно сильно. Сейчас энергия начала постепенно заполнять опустевшие резервы. После сна Даурен чувствовал себя значительно лучше, и его организм наконец перестал отторгать силу.

Щелкнув пальцами, Даурен с удовлетворением пронаблюдал, как подвал заполнил магический свет. Для полного восстановления еще очень далеко, но начало уже положено! Только вот стоять и наслаждаться данным осознанием ему никто не дал. Громко вереща, на мага сиганула крыса, а следом протоптался уже Дрэм, активно за этой тварью гонявшийся. Он мог прикончить ее за пару секунд, но тогда этот несмышленыш не научится охотиться. Вот мантикора и пригнала Даурену его первую в жизни добычу, только убить и осталось. Дрэм азартно рыкнул, косясь в сторону поднимающегося на ноги человека. На, мол, охотничек, лови.

— Что это значит? — Даурен поднялся на ноги. — Ты хочешь, чтобы эту мерзость прибил я?

Кошак удовлетворительно фыркнул. Похоже именно того и хотела могучая мантикора — заставить человека самостоятельно избавляться от крыс. Да уж, горе охотник. Даурен подумал, что возможно Дрэм просто не понял, что от него хотят. Умом кот явно не отличался.

— Смотри, — медленно сказал магистр, тыча пальцем в обезумевшего от страха вредителя. — Это крыса, и ты должен ее убить.

Кот очень по-человечески закатил глаза и резко метнулся в сторону, не позволил крысе уйти. Вновь дал ей направление в сторону человека. Даурен начинал злиться.

— Ты. Должен. Убивать. Крыс.

Ноль реакции. Зато магия стала ощущаться гораздо лучше, резервы постепенно заполнялись. Даурен пока не мог разорвать крысу на части, но удержать на месте вполне. Так разозленный маг и поступил. Сложив пальцы крестом, он провел рукой по воздуху. Крыса вначале подлетела, а затем прижалась к земле, безудержно вереща и пытаясь вырваться из магического захвата. Даурен ухмыльнулся и под пристальным взглядом замершего Дрэма подошел к жертве.

— Крыс нужно убивать, — четко произнес он.

Хватило одного удара тяжелым сапогом по крупной черепной коробке. Крыса дернулась последний раз взвизгнула и затихла. Даурен брезгливо пнул ее в сторону кота.

— Вот, что нужно с ними делать. Ты меня понял, Дрэм?

Дрэм одобрительно фыркнул. Вот, теперь с голоду точно не помрет. Только одной крысой сыт не будешь. Подумаешь, большая. Надо ж с запасом еду добывать, чтоб и на следующий день хватило. Потому кошак резко сорвался с места, уносясь в недра подвала и с превеликим удовольствием пригоняя еще троих вредителей, куда крупней и агрессивней предыдущей крысы. Одна из них атаковала Дрэма, пытаясь вцепиться зубами в раненный бок, но кошак играючи обвил хвостом добычу, шмякнув ее об стену, а затем об пол. Крыса затихла, а удовлетворенная мантикора села и принялась умываться, в то время как два оставшихся грызуна носились вокруг Даурена.

— Из кота пес никогда не выйдет, — прошипел магистр, все-таки разрывая одну из тварей на части.

Вторая увидев какой жуткий конец настиг ее товарища попыталась отомстить, вцепившись в кожаный сапог. Длиннющие зубы тисками сжались на ступне Даурен. Магистр тихо взвыл попытавшись скинуть крысу. Бесполезно! Тварь решила бороться до последнего, под ее зубами что-то хрустнуло.

Даурен судорожно попытался собрать остатки вновь растраченных сил, но тут перед ним возник Дрэм. Лязг здоровенных зубов, и половина крысы полетела на пол, а за ней и вторая освобождая ногу магистра.

Даурен безвольно опустился на пол. Тело била крупная дрожь. Подвалами юных адептов пугали с детства. Сейчас было не то чтобы страшно, но очень уж больно! Крыса все-таки прокусила кожу, и сейчас из поврежденной ступни вытекала кровь. Даурен тяжело вздохнул, подумав, что тащиться в подвал с мантикорой было очень плохой идеей! Надо было просто запустить Дрэма порезвиться, а самому по-быстренькому слинять и поработать. Кот тем временем сел рядом и непонимающе посмотрел на человека. Даурен усмехнулся, все-таки Дрэм был чертовски мил, даже сейчас, когда все мысли магистра занимала отвратительная боль. С точки зрения мага, животная сущность была куда милее Дэтрама! Этот бы жалеть не стал… Магистр потрепал кота по холке, на что мантикора радостно мяфкнула и тут же бухнулась Даурену на колени.

— Опять чесать? Может хоть наверх поднимемся?

Нет, мантикора и не подумала вставать и маг запустив руки в алую шерсть, подумал, что может все и к лучшему. Под Замком силы впитывались с огромной скоростью. Минут через двадцать он сможет залечить ногу. Ну, а сейчас, почему бы не по налаживать «дружеский контакт» с мурчащим монстром?

Дрэм втянул носом воздух, чувствуя запах крови. И это были вовсе не крысы. Он свесил голову, обнюхивая сапог человека. Глупый котенок поранился и не думает даже останавливать кровотечение? Вот всему его учи. Дрэм поднялся, обошел Даурена и принялся зубами стаскивать обувь, аккуратно, но настойчиво. Через пару минут сапог сдался. Дрэм внимательно посмотрел в глаза магистру, его взгляд отличался от привычного. Кот медленно опустил голову, обнюхивая залитую кровью ступню, а затем начал зализывать ранки. Язык больше не был похож на наждачку, мягко проходился по коже. Кровотечение остановилось буквально через минуту, боль начала притупляться.

Даурен наблюдал за всем происходящим, не веря своим глазам. Оказывается Дрэм куда умнее, чем казался! Боль отступила, если не полностью, то значительно. Сейчас при желании магистр мог без проблем проковылять по лестнице наверх!

— Умный котик, — проворковал он, с умилением взирая на могучего зверя.

***

Лошадь неслась галопом, рассекая ночной влажный воздух. Время близилось к полуночи, и Лиам с ужасом осознавал, что прислать отчет господину главенствующему магистру по естественным причинам не успеет. Значит, стоит ожидать выговора. И по голове настучат, да еще и не слабо. Эта мысль мешала нормально сосредоточиться на дороге. Бывший пленник тоже мешал. Почти спасенный Риз, повис на Лиаме мертвым грузом. Время от времени мальчик терял сознание и начинал заваливаться в бок. Лиам, чертыхаясь, пытался одновременно управлять лошадью и удерживать Риза.

Через некоторое время послышался шум погони. Лиам постарался заставить вымотанную кобылу гнать быстрее. Бесполезно. Уставшая лошадь лишь замедлялась, расстояние с преследователями заметно сокращалось. Через некоторое время над ухом Лиама просвистела первая стрела. Осведомитель пригнулся, судорожно вспоминая сколько сил потребуется на создание щита, и будет ли щит полезен в данной ситуации. Риз зашевелился и что-то забормотал ему в грудь. Еще одна стрела пронеслась в непростительной близости от мага. Лиам красноречиво выругался и крепче схватил поводья, попытался съехать с дороги, чуть не слетел при резком повороте, почувствовал, как лошадь вздрогнула всем телом.

— Держись! — крикнул перед тем, как кобыла начала заваливаться на бок.

Удар о землю вышиб из легких воздух. Риз распластался сверху, тихо всхлипывая. Лошадь последний раз взвыла. Меткий лучник поразил ее насмерть.

— Надо бежать, — прошипел Лиам, пытаясь сдвинуть с себя мальчика.

Они упали во влажную грязь. Встать удалось не сразу, ноги разъезжались, Риз был едва живым и никак не мог прийти в себя. Сыворотка начала терять силу.

Солдаты возникли слишком быстро. Шестеро здоровенных детин с дубинами в руках. Их не собирались убивать. Это Лиам понял сразу, стоило увидеть довольную ухмылку на лице предводителя. Сейчас их изобьют, а потом доставят в замок для допроса и дальнейшей развлекательной программы…

Сильная рука схватила его за волосы и швырнула прямо на дубинку товарища. Лиам никогда не был силен в быстрых заклятиях. В подобные моменты все знания улетучивались из головы осведомителя, и на помощь приходила реакция тела. В отличие от своих богемных сородичей, драться Шпион умел. Вот и сейчас не растерявшись, он вмазал ногой одному из окруживших его солдат в пах, увернулся от дубинки и хорошенько врезал мужику слева. Но численный перевес сделал свое грязное дело.

— Попался! — огромная рука схватила его за шею со спины. Еще один стражник тут же заломил Лиаму руки, третий приставил нож к горлу.

Риз валялся в грязи, не в силах самостоятельно подняться на ноги. Мир расцветал алым и дико прыгал перед глазами. Больно, холодно, но надо бежать. Лиам так сказал. Выжить любой ценой, чтобы хоть поблагодарить этого отважного человека, рисковавшего жизнью ради такого невзрачного существа. Кстати, где он?

С трудом разлепив веки, Риз сначала чуть-чуть оторвал голову от земли, отплевываясь от грязи, а затем попробовал приподняться на локте. Голоса сливались в сплошной гул, мелькали тени, не желавшие обретать форму. Кто это? Их догнали? Лиам? Лиам!!!

Картинка прояснилась внезапно, словно кто-то взял и протер запотевшее стекло. Риз в ужасе взирал на то, как его спасителя избивают до боли знакомые охранники Эйлана. Надо подняться и хоть что-то сделать. Пусть это будет последнее, что он сделает в своей жизни, но смотреть на искаженное болью и залитое кровью лицо, Риз больше не мог. В глубине души медленно поднималась волна злости, совершенно несвойственной, нарастающей и жгучей. А вместе с тем тело будто сдавалось окончательно, теряя последние капли тепла. Крупная дрожь сотрясала измученный организм, онемевшие пальцы казались неродными, дикий холод струился изморозью по коже, оседая инеем на волосах и ресницах, без того белых от природы.

Сверкнул нож, и последнее ограничение, сдерживающее злость и неконтролируемую ярость, рухнуло. Риз застыл на секунду, смотря вдаль ничего не выражавшим взглядом, а затем рухнул обратно в грязь.

Лезвие ножа в руке нападавшего разлетелось вдребезги, а сам он, как и рядом стоявший товарищ, превратился в ледяную статую. Остальные охранники с удивлением и ужасом уставились на развернувшуюся перед глазами картину, на пару мгновений забывая о пойманном маге. И очень зря.

Лиаму было больно. Очень больно, если уж быть честным! Но пожалуй не настолько, чтобы терять сознание. Маг вполне соображал, и более того, судорожно пытался вспомнить нужное заклинание. Он всегда завидовал Даурену. Главенствующий магистр был настоящим мастером в этих делах. Умел быстро и четко подобрать и сформулировать нужные «слова». Лиаму же требовалось время. И это время ему дали.

Осведомитель не знал, что, а вернее как, бывший пленник сотворил. Но на размышления времени не было. В памяти всплыл нужный фрагмент, сила тихо вскипела в груди и Лиам, полностью сосредоточившись на заклятии, выпустил энергию. Слова эхом разнеслись над поляной. Воздух потяжелел и наполнился сыростью. Вовремя опомнившиеся охранники попытались отпрянуть от мага, но было уже поздно, земля под их ногами превратилась в жижу и начала неминуемо затягивать людей в свои недра. Стражники не осознавали сколь близки от этого места болота. А зря. Маг всегда получит защиту у родной топи, если сможет подобрать правильные слова.

— Ты как?

Лиам медленно поднялся на ноги, вытирая тыльной стороной ладони кровь, залившую глаза. Риз лежал на земле еле живой, его тело сотрясала дрожь. Силы закончились. Ни ответить, ни пошевелиться он не мог, только судорожно хватал посиневшими губами воздух. Слой грязи скрывал неестественную бледность кожи и напрочь отмороженные кончики пальцев. Риз вздрогнул, тихо застонав, когда Лиам осторожно начал вытаскивать его из грязи. Тепло чужих рук казалось чем-то необходимым, словно глоток воздуха. Риз старался прильнуть поближе к источнику живительной силы, впитывая ее, как губка. Потрясение еще не прошло, парнишка находился в глубоком шоке.

— Надо убираться от сюда… — Лиам посмотрел в мертвенно бледное лицо. — И еще, не стоит говорить Даурену о том что здесь произошло.

Он перехватил обмякшее тело поудобнее. Риз не был сильно тяжелым, но для уставшего, избитого и выведенного из равновесия мага парнишка казался далеко не легким. Ноги увязали во влажной земле, уже смердело болотами. Вокруг царила непроглядная темнота, а тишину нарушало лишь шумное дыхание Лиама. Он знал куда идти. Огромное количество раз осведомитель шел, а иногда и полз в этом направление, в сторону «особой тропы». Только маги знали, где она находится, и более того — только маги могли по ней пройти. Риз в какой-то момент зашевелился, пытаясь что-то сказать. Они вышли на небольшую и относительно сухую полянку. Лиам, измученный дорогой, аккуратно присел на бревно некогда поваленного дуба. До болот оставалось чуть-чуть, но маг понял, что в таком состояние, да еще и с Ризом на руках, он просто не дойдет. Гораздо рациональнее будет дождаться рассвета. Здесь люди Эйлана их уже не достанут.

Риза удалось уложить на бревно, сам же Лиам занялся костром. Его пугало состояние мальчика — слишком холодный, необходимо было как-то согреть. Об увиденном им убийстве Лиам старался не думать. Не его дело! Он просто осведомитель и исполнитель. Пусть другие голову ломают. А он просто сделает все, чтобы доставить мальчика живым. Назло Даурену!

Риз лежал неподвижно, тихонько постанывая от каждого вздоха. Холод пронизывал каждую клеточку тела, терзая и отнимая с трудом скопленные силы. Пока Лиам бережно нес Риза на руках, прижимая к себе, делясь теплом собственного тела, дышать было куда легче, да и сознание прояснялось. Было почти нестрашно, чувствовалась защита кого-то более сильного. И это было необычно, но так приятно. А сейчас человек отошел куда-то, пропадая из поля зрения и унося за собой такое нужное и необходимое тепло. Риз старательно цеплялся за жизнь. Он был просто обязан выжить, чтобы хотя бы поблагодарить своего спасителя, храбро сражавшегося за их свободу. Кстати, а где погоня? Оторвались? В безопасности? Что вообще произошло?

Вспомнить никак не получалось, события последнего часа были как в тумане. Риз всхлипнул, жмурясь от резкой боли, пронзившей виски раскаленной иглой. Он сам не заметил, как погрузился в небытие, где было куда спокойней и уютней, ничего не болело, и не было этого проклятого холода.

Очнулся Риз спустя какое-то время, с удивлением ощущая, что ему тепло и комфортно, даже несмотря на дико ноющее тело. Запачканный в грязи плащ оберегал от пронизывающего до костей ветра. Риз полулежал на своем спасителе, опираясь спиной об его грудь. Лиам не то обнимал, не то придерживал парнишку, уткнувшись носом в его макушку. Кажется, вымотанный, избитый маг успел задремать, отогревая спасенного. Риз шевельнулся, тут же судорожно втянув носом воздух. Перед глазами тут же поплыли зеленые круги, и замутило со страшной силой. Разбуженный Лиам что-то успокаивающе пробормотал, Риз послушно замер, пытаясь отдышаться, после накрывшего приступа.

— Лиам… где они? Мы… отр’вались?

— Ага, типа того, оторвались… Я должен тебя поблагодарить.

Осведомитель тихо вздохнул, поерзал и прижал Риза к себе поплотнее. Дело шло к рассвету, на мир опустился кошмарный, предутренний холод. За время, что он дремал костер потух, так что Риз и один плащ на двоих все то теплое, что осталось у магистра. Если поначалу Лиам проявлял исключительно благородный порыв помочь ближнему, взяв в свои объятия мальчишку, то сейчас думал, как бы еще и ноги под плащ упрятать. О том, как все выглядит со стороны, магистр старался не думать.

— Мы недалеко от болот, как рассветет, отправимся в путь. Я так и не написал письмо для магистра, так что готовься встретить очень расстроенного господина. Вернее, нет, встретим-то мы Даурена как раз в приподнятом настроении, но оно быстро испортится… — Лиам резко умолк, ему все-таки удалось упрятать ноги под плащ, но для этого пришлось принять еще более интересную позу. — Надеюсь тебя не смущает, что я так без спроса… ну ты понял…

— Ты теплый, — Риз попытался улыбнуться. — А за что меня… благодар’ить? Я же… только мешал…

С трудом извернувшись, он все-таки заглянул в лицо человеку, тут же растерянно осматривая следы побоев. Взгляд серо-голубых глаз наполнился тревогой, Риз протянул уцелевшую руку, осторожно касаясь щеки Лиама. Дрожащие от напряжения пальцы, напрочь потерявшие чувствительность, соскользнули вниз до самого подбородка.

— Тебя р’анили? Из-за… меня… Пр’ости. Я так благодар’ен тебе… за спасение. Только отплатить… нечем. Если я могу что-то сделать для тебя, ты только… скажи.

Уши Лиама вспыхнули, и он быстро отодвинул от себя спасенного мальчика. Это наивное существо похоже не понимало насколько неоднозначно можно было расценивать его предложение. Лиам помотал головой, нет, о подобном мог подумать только очень плохой человек! Он же вот ни о чем таком не думал. Ну почти… если только совсем немного. И вовсе не о том!

— Не стоит благодарностей! Это просто моя работа, и я совсем не ранен. Ну чуть-чуть побит, но со мной вещи и похуже бывали! Вот например, меня Даурен пытался как-то утопить в болоте… нет-нет-нет, там я почти не пострадал! Кролики! Да, вот кролики-убийцы, которых Даурен тестировал на мне — страшная штука, скажу я тебе… — Лиам понимал, что должен заткнуться, но не мог. Как и всегда, находясь в стрессовой ситуации рядом с человеком от которого не веяло опасностью, у мага начался «словесный понос». Эх, не зря магистр пытался от него избавиться.

— Кр'олики-убийцы? — светлые брови мигом съехались на переносице, Риз выглядел смешно, нежели грозно. — Этот Даур’ен… он плохой. Дэтр’ам его точно сожр’ет. Я попр’ошу.

В душе опять зашевелилось странное чувство, словно что-то сильное рвалось на свободу, стоило только Ризу разозлиться всерьез. А он был зол. Как можно так поступать со своим работником? Эйлан вон, похуже чего мог сотворить, но всегда казалось, что он такой один на голову стукнутый. Оказывается, нет. Риз до сих пор наивно верил, что почти все люди хорошие, а такие вот откровения всерьез шатали его мировоззрение. Даурен уже встал в один ряд с Эйланом, хотя они не успели еще даже познакомиться.

— А он меня тоже… убить за-хочет? — Риз чуть изменил положение тела, приваливаясь к Лиаму боком и устраивая голову у него на груди. Грязный, голодный и сильно избитый, но вполне счастливый на данный момент. Там в замке ожидает какой-то маньяк, но сейчас это не так важно. Он же далеко, а Лиам близко. И он теплый. Рядом с ним проклятый холод отступает, значит, все будет хорошо.

— Эх, боюсь, что Дэтрам может травануться. Господин все тело всякой магической фигней разрисовал. Сам видел! Мы тогда Дэтрама из башни вытаскивали. Даурен вороной прилетел и, когда обратился, совсем голым был… А вообще ты прав. Даурен — ужасный человек! Сразу видно племянник этой твари Эйлана.

Риз вздрогнул, сильнее прижимаясь к Лиаму. Он не хотел вспоминать о человеке, у которого проработал почти четыре года. Это было ужасно. А после того, что случилось в башне, одно только упоминание о нем заставляло Риза в панике пытаться найти убежище.

— Я не хочу… туда… — слова давались с трудом, сердце колотилось как бешеное. Только не снова!

— Нет, ну, все не так уж и плохо! — Лиам уже понял, что сболтнул лишнего и пытался подобрать слова, чтобы исправить положение. — У нас на болотах целая куча замечательных людей! Да и Даурен на самом деле намного лучше своего дяди. Он… хм… красивый. Ну и дипломат неплохой… да и твоему другу он, вроде как, понравился… Вот!

Неловко погладив Риза по спине Лиам, подумал и добавил:

— Я тебя в обиду не дам! И Дэтрам тоже! Так что не беспокойся, все будет хорошо.

— Пр'авда? — Риз поднял глаза, синие-синие, хотя не так давно они были блеклого серо-голубого цвета. — Ты меня защитишь? А я… я могу тебе… помогать… Ну, я готовить умею и… лечить немного. Дэтр’ам не даст совр’ать. И одеж-ду чиню. Ты для меня так много сде-лал, а я…

— Ну… — Лиам совсем смутился. — Я конечно не против, но у нас в Замке все решения принимает глава, а остальные выполняют работу, которую он даст. Я вот осведомитель и исполнитель… главный, чтоб его тьма пожрала. Несколько моих хороших приятелей работают у целителя. Кто-то на кухне, некоторые в лаборатории. Но тебя скорее пошлют к поварам. Это хорошее место, пожрать всегда есть что…

Живот предательски заурчал. Лиам сейчас и сам не против был бы на кухне поработать… Эх, а он в спешке даже еды не прихватил.

— Ну вот, — расстроился Риз, понимая, что даже умения его в оплату не годятся. — Мне же больше и пр’едложить тебе… нечего.

— Так! Хватит мне что-то предлагать! Меня все это… смущает.

Риз непонимающе взирал на человека. Почему он не хочет принять благодарность хоть в какой-нибудь форме? Это ведь не сложно, вроде.

— Почему смущает? Я твой должник.

Лиам уже сидел откровенно красный, искренне радуясь, что вокруг темно.

— Просто не стоит предлагать незнакомым людям «все что угодно»! А то я уже подозреваю, что Дэтрам тоже предложил «отблагодарить» моего господина в любой форме. А что, тогда все сходится!

Риз нахмурился вновь. Ему не нравилось то, как Лиам отзывается о его друге. Будто Дэтрам только и жаждет, чтоб в постель к незнакомым маньякам прыгнуть. После всего, что пережила мантикора за эти годы, будет чудом, если вообще кого-то подпустит ближе чем на метр. Тем более племянника Эйлана!

— Дэтр'ам не такой! Он вообще не умеет… благодар’ить. За все годы он научился… делать только… так, — Риз, преисполненный решимости, решил продемонстрировать наглядно, как его благодарил кошак. Поэтому чуть приподнялся, вытягивая шею, и от души так лизнул мага, от подбородка до кончика носа. Лиам явно оторопел от неожиданности. — Вот как-то так. Он же… к-кот.

Краска залила не только лицо и уши, но еще и шею засмущавшегося мага. Он быстро отодвинул от себя совсем распоясавшегося Риза, который, судя по всему, ну совсем стыда не имел! Это ж надо так себя с незнакомыми мужчинами вести! Нет, кошмар какой-то! Бесстыдство!

— Знаешь, — прошипел Лиам, — я искренне надеюсь, что Дэтрам так не делал! Хотя, судя по всему, он делал… еще и не такое делал, если говорить честно… бедный мой господин! Нет, это не нормально! Так нельзя выражать благодарность! А вдруг я плохой человек! Вдруг решу, что ты намекаешь на что-то непристойное! Нет, Риз! Больше так никогда не делай! Ты меня понял?

На этом месте Лиам сообразил, что отодвинуть-то он Риза отодвинул, а вот руки с талии нового товарища убрать забыл. Захотелось провалиться сквозь землю! Нет, этот мальчик определенно на него плохо влияет.

— Ты неплохой, — Риз внимательно смотрел в глаза магу, — иначе бы воспользовался си-туацией еще… в башне, когда я был в цепях. Да и сей-час… сил защититься у меня пр’осто нет. И плохие лю-ди т-ак не смущаются. Они де-лают, что хочется. Как Эйлан.

Риз обхватил себя уцелевшей рукой, мелко вздрагивая. Синева из глаз так и не ушла, зато бледность чуть отступила. Лиам затронул больную тему. Вряд ли кошмары отступят так скоро. Пока нет времени думать, все хорошо. Но скоро оно появится. Как Дэтрам справлялся все эти годы? Как не сошел с ума?

Риз тихо всхлипнул, качнувшись вперед. Оставшись почти без опоры, он снова начал заваливаться на бок.

— Не в-се умеют делать то, что надо. Дэтр’ам не виноват, что его никто не учил. Я потр’атил год, чтобы научить не запир’ать чувст-ва. Он действу-ет на инстинктах. А жи-вотные отличаются… от людей.

— Ой, ну да, он просто котик! — Лиам фыркнул, вспоминая раны целителей. Риза он развернул к себе спиной и усадил обратно, так было теплее и спокойнее. — И я совсем не смущен! Возможно немного удивлен… но никак не смущен! Было бы из-за чего! Мы, маги, умеем держать эмоции под контролем!

— Оно и видно, — тихо хихикнул Риз, не поверив ни единому слову Лиама. Он уже столько внезапных вспышек эмоций узрел, что был точно уверен в одном: может маги и умеют их контролировать, только данный индивид к ним не относится. И это хорошо. Риз любил открытых людей, с ними было просто общаться.

Осведомитель обиженно засопел в белую макушку. Он не любил выглядеть глупо, а рядом с Ризом иначе просто не получалось!

Небо начало розоветь. Рассвет неминуемо вытеснял холодную ночь, разгоняя тьму. Необходимо было начать собираться в путь, как бы Лиаму этого не хотелось.

Господин Даурен уже наверняка заждался.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд