Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Мастер - Защита  

— …у меня был MP5, а у Аури — АК…

Тея вполуха слушала рассказ Вейхи. Все еще немного удивляло, каким популярным развлечением среди Неприкасаемых в последние десятилетия стали компьютерные игры — даже Трейр иногда принимал участие, хотя с Вейхой, знала Тея, не мог равняться никто. С другой стороны, если хочется соревноваться и побеждать, а по-настоящему убивать противника нельзя — компьютерные игры становились отличным выходом.

Вейха звонко рассмеялась, и Тея рассмеялась вместе с ней, так и не поняв, чему — да и не задаваясь целью понять. Пока Вейха общалась с Теей вполне по-дружески, можно было не волноваться — а если бы Вейха переменила свое отношение, Тея узнала бы об этом скоро… хотя, возможно, недостаточно скоро — Вейха быстро реагировала не только в Контр Страйке.

Дверь кабинета Теи открылась, и за высокой, крепко сложенной Вейхой было не видно, кто вошел.

— Ну надо же, — Вейха встала, открыв наконец Тее обзор. На пороге стоял Леанис. «Быстро же ты успел соскучиться, Старейшина» — с досадой подумала Тея.

— Здравствуй, Вейха. Здравствуй, Тея, — спокойно и с достоинством поклонился Леанис. Вейха ухмыльнулась и протянула ему руку для рукопожатия. Забавно было наблюдать за ними: высокая, темнокожая, мускулистая Вейха с длинными темными дредами — и щуплый Леанис с серебристой косой до пояса. Вот Вейха стиснула его руку — так, что погнула бы рельсу, была уверена Тея — а Леанис с доброй улыбкой смотрел в глаза, не отводя взгляда, хоть для этого и приходилось задирать подбородок. Вейха покачала головой — в ее глазах читалось удивление — и зашагала к выходу, не утрудив себя прощанием.

— Привет, Леанис, — вздохнула Тея. — Какое дело привело тебя ко мне?

— Хотел поговорить с тобой о тех, кто объединяет в себе Свет и Тьму. Кажется, вы называете их Особыми.

«Тьма, почему так быстро?»

— Говори, — улыбнулась Тея.

— Ты знала, что Неприкасаемый Трейр, бывший Светлый Теан, стал Особым?

— Он мне не докладывался, — пожала плечами Тея. Старейшины не видели Эмет лжи, но Тея все равно предпочитала вводить в заблуждение правдивыми высказываниями.

— И что ты об этом думаешь?

— Нужно будет поговорить с ним — потом уже решать его судьбу.

— Что ж, поговори с ним, если тебе удастся его найти, — сочувственно произнес Леанис. «Что это значит? Трейр…»

Леанис ласково улыбнулся.

— Я был у него, Тея. Он сбежал — видимо, в человеческий мир.

«Проклятье. Трейр, ты идиот. Что ты творишь?»

— Надеюсь, он вернется, — улыбнулась Тея. — Если нет, мы соберем совет Неприкасаемых и примем меры.

— Больше никто не пропадал за последнее время? — спросил Леанис.

«Знает ли он, что я сама стала Особой? Кто их поймет, этих Старейшин…»

— Я не замечала, чтобы кто-то пропал. А откуда ты узнал про Трейра?

Леанис достал из кармана небольшой прозрачный шар.

— Вот смотри, — Леанис перевел взгляд на шар, обратился к нему, — покажи мне Эмет Теана!

Тея всмотрелась. Светлый сгусток… Сегодня, в 11 утра… Неужели при трансформации? «Проклятье. Он пожелал быть один, видите ли. Трейр, ты просто придурок.»

— А я еще сомневался, старый дурак, — тихо произнес Леанис. — Поздравляю, Тея. Нравится Светлая Эмет?

Тее стоило больших усилий не выдать своих эмоций. «Я недооценила тебя, Старейшина.»

— Этот шар не содержит Светлой Эмет, не так ли?

— Верно. Но информацию, которую он показывает, тем не менее способны воспринимать лишь те, кто видит Светлую Эмет. Скажи, Тея, Флар сейчас у тебя?

— Нет.

— Но его кристалл сейчас в твоем нагрудном кармане.

— Это не тот кристалл, про который ты думаешь — вот, можешь взглянуть сам, — Тея расстегнула карман. Крошечные обрывки ткани кармана рубашки защитили Тею от прямого контакта с кристаллом, и она протянула артефакт Старейшине. «Если получится… заманчиво заполучить в свои ряды такого, как ты, Леанис — хоть я и не уверена, что мы сработаемся.»

Леанис взял кристалл в руки. У Теи перехватило дыхание.

Выражение лица Старейшины не менялось — оставалось спокойным и безмятежным, но глаза были закрыты и в том, что артефакт действует, не оставалось сомнений. Тея прикусила свою руку, пристально вглядываясь в лицо Старейшины, все более сосредоточенное.

«Пожалуйста. Пусть он сработает. Пусть. Если Леанис останется Старейшиной — он сделает все, чтобы задавить Особых, а если он сам станет одним из нас… Все будет куда как менее однозначно. Проклятье, он слишком много знает. Если же кристалл не сработает — Леанис просто ничего не вспомнит, не так ли?»

Флар говорил, что кристалл может привести к смерти того, кто берет его в руки. Запугивал? Осторожничал? Впрочем, Тея была уверена, что, убей она Старейшину, остальные Неприкасаемые простили бы ее, хоть и пришлось бы исполнить Договор. Размен Темного, не являющегося Неприкасаемым, на древнейшего Старейшину… Заманчиво.

«Может, зря это все? Может, стоит просто убить его — сейчас, когда он уязвим, когда у него в руках кристалл?»

Тея сделала глубокий вдох. Она не знала, рассказал ли кому-то Леанис о своих подозрениях — и не исключала, что, раз он пришел сам, то не стал делиться информацией даже с другими Старейшинами. «Всего один точный удар, одно вложение Темной Эмет… Его голова скатится с плеч. Тьма, я никогда не убивала Светлых собственными руками. Оказывается, это сложнее, чем может показаться на первый взгляд…»

Тея всмотрелась в магию, окружавшую Леаниса. «Защита сейчас слабее, чем обычно, потому что он не концентрируется на ней. Светлое плюс Темное — и я смогу ее пробить, почти наверняка. Если я выберу Дарк-Сити, убийство Леаниса будет оптимальным решением — за такое нарушение Договора меня не то что простят, но многие еще и на руках будут носить. Если я выберу мир Особых… Трейр, ублюдок, как ты мог меня бросить? Ушел один — или прихватил с собой Райста? А может, и Флара? Что будет делать Леанис, если станет Особым — разве может он отказаться от Светлограда? По крайней мере, в таком случае я смогу купить его молчание — своим…»

Все вокруг менялось слишком быстро. Тея взглянула на свои наручные часы. «Сколько у меня еще времени до конца погружения? Могу ли я позволить себе роскошь подождать и все обдумать — или стоит действовать как можно быстрее?»

Тея вгляделась в Леаниса. Сделала глубокий вдох, и еще один. Сосредоточилась. «Прости, Старейшина, но тебе предстоит поплатиться за свое любопытство. Риск слишком велик…»

Вот она, защита. Светлая, чуть мерцающая. Тея сплетает свою Темную Эмет со Светлой — так красиво и завораживающе. Нужно не ошибиться. Не ударить, но сначала вскрыть. Взломать, как замок. Отмычка и замок… образы вертятся в голове, и вдруг светлая защита начинает таять, как снег на солнце. Поддается, не сразу, но постепенно. Тея жадно смотрит — сейчас, сейчас, только не очнись, Старейшина, только не очнись…

Кажется, можно.

Шея — самое тонкое, самое уязвимое, ударишь — и голова больше не соединяется с телом, шансов на регенерацию нет. «Понять бы, как это… Как жаль, что я уже с XIV века не убивала, а лишь подстраивала убийства.»

Темная Эмет оплетает шею Леаниса кругом, Светлая окружает Темную, усыпляя бдительность…

«Сделать острой. Сомкнуть. Разрезать.»

— Какая поучительная история, — Леанис открывает глаза. Его голос звучит безмятежно, и Тея быстро вкладывает Эмет в смертельный удар — но ничего не происходит, и Леанис снова окружен светлой защитой, сияющей еще ярче — для тех, кто ее видит.

«Почему так быстро, Старейшина? Час еще не прошел!»

— Спасибо, Тея, — Леанис улыбнулся ей. — Теперь я понял, что произошло. Это грустно — те искушения, которые подстерегают даже самых светлых. Искушение обидеться на тех, кто мудрее — от непонимания их замыслов. Искушение судить тех, кто мудрее — и рубить сплеча, ибо никогда не оказывался на их месте, не оказывался перед подобным выбором. Искушение пожертвовать основными, самыми важными принципами — ради того, чтобы обрести желаемое, чем бы оно ни было. Это грустно, что Флар не сумел остаться Светлым, грустно, что он переступил через Свет, чтобы обрести свободу. Ему не хватило смирения вернуться в Светлоград и не хватило смирения остаться в плену, испить до дна свою горькую чашу.

Тея пораженно смотрела на Старейшину. «Как, Леанис? Как было можно понять это… так? Все запомнить, и… И после этого меня называют бессердечной — да по сравнению с тобой я оплот сочувствия и милосердия!»

— Что ты собираешься делать теперь, Леанис? — Тея едва нашла в себе силы задать вопрос.

— Ну, для начала… Ты не находишь, что поступаешь не очень красиво, когда без согласия Флара показываешь кому-то его историю? — проникновенно спросил Леанис, и прежде, чем Тея успела ответить, кристалл осыпался пеплом в его руке.

«Почему я не поторопилась с твоим убийством, Старейшина? Почему я сомневалась? Почему?!»

— Еще меня интересует судьба Райста после побега Флара. Если расскажешь, что с ним произошло — буду очень благодарен, — продолжил Леанис.

Тея опустила взгляд. Мысли разбегались.

— Скажи сразу, Леанис — у меня есть шанс договориться с тобой ко взаимной выгоде? — спросила она.

— Я ценю взаимовыгодное сотрудничество — даже с теми, кто только что пытался перерезать мне горло, — Леанис произнес это так, словно Тея была шаловливым ребенком, а ее попытка убийства — очередной неудачной выходкой. «Разве что пальчиком не погрозил. Провались, Старейшина. Ты старше меня всего на пару веков, а может, и того меньше.»

— Тогда, если позволишь, я предположу, каковы твои приоритеты в сложившейся ситуации. Готова поспорить, ты не рассказал никому в Светлограде о своих подозрениях. Даже другие Старейшины не догадываются, что ты сегодня отправился в Дарк-Сити, не так ли? Должно быть, ты заинтересован засекретить информацию об Особых. Заинтересован, чтобы история не стала громкой — ведь если в Светлограде пойдут слухи, это посеет зерна сомнений в светлых душах. Ты не хочешь уничтожения Особых, но хочешь, чтобы мы сидели тихо, как мыши, отнимали как можно меньше энергии у Центра и не контактировали со Светлыми. Я могу дать тебе то, чего ты хочешь, Леанис — но, как ты сообщил мне, Трейр сбежал, он больше не под моим контролем. Если ты поможешь мне собрать всех Особых вместе, я смогу держать их в узде. Главное условие, Леанис: ни слова другим Неприкасаемым.

— До чего же тебе нравится все контролировать, Тея, — улыбнулся Леанис. — Впрочем, я не возражаю против такого подхода — ведь ты наводишь порядок в Дарк-Сити, с тобой можно сотрудничать. Если ты действительно сможешь взять под свой контроль всех Особых… Сколько вас, кстати?

— Четверо.

— Вот как. Ну что ж, если ты действительно будешь их контролировать — мы заключим договор. Сама понимаешь, договор, которому большая часть Особых не подчиняется, мне незачем. Помогать тебе найти их я не буду — у меня есть другие дела. Если они будут вмешиваться в жизнь Светлограда, я оставляю за собой право повести себя с ними так, как сочту нужным. Рассказывать Неприкасаемым и подрывать твои позиции в Дарк-Сити мне ни к чему. Думаю, и тебе незачем пускать сплетни в Светлограде.

Тея смотрела в пронзительно-голубые, ясные глаза Леаниса.

— Невмешательство в дела друг друга меня полностью устроит, Леанис, — произнесла она наконец. — Эти перемены не так глобальны, как мне могло показаться, и имеют все шансы не повлиять на нашу жизнь, как и на жизнь Светлограда или Дарк-Сити. Замнем эту историю до поры до времени, — она протянула руку Леанису.

— Замнем, Тея, — согласился он, пожимая ей руку. — А теперь позволь мне откланяться — я и без того слишком долго отсутствовал в Светлограде.

Леанис вышел за порог. Тея уронила голову на руки.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд