Поиск
Обновления

22 апреля 2018 обновлены ориджиналы:

00:04   Ведьмак

19 апреля 2018 обновлены ориджиналы:

21:40   Люстерец

18:42   С точки зрения науки

03:37   Мастер

18 апреля 2018 обновлены ориджиналы:

12:11   Мирный договор

все ориджиналы

Мастер - Ответ  

Райст вернулся с тренировки бодрый и полный сил. Он мог бы тренироваться еще несколько часов, не будь ему жалко на это времени. Навыки ничуть не забылись за последние месяцы, когда он выпал из привычного ритма жизни, отвлекшись на столь яркое и интересное событие, как появление у него светлого пленника.

Скоро нужно будет зайти к Флару. Райст был уверен, что этот эксперимент выведет Светлого на чистую воду. Если он не вспомнит слово, стоящее за буквой — он не получит кристалл. Если он попробует солгать о том, как этого добился — Райст увидит темную энергию лжи. Речь пойдет о способах, а не о мотивах — тут не должно быть простора для светленького спасительного самообмана. Логикой Флар эту задачку не решит.

Человеческий бензодиазепин был поистине дьявольским веществом. Поражало, что люди применяют его друг на друге с целью якобы исцеления. Конечно, пару веков назад применяли еще и не такое — но сейчас, казалось бы, технологии шагнули вперед… Райсту, впрочем, это было на руку — легче достать, а дорабатывать пришлось совсем немного.

Флар вчера очень быстро вошел в нужное состояние — заметить это было легко. Он начал говорить медленно и преимущественно односложно, даже мимика стала замороженной и неузнаваемой. Он лежал на кровати с открытыми глазами, равнодушно глядя в потолок, и на лице не читалось ни единой мысли. Райст выждал еще немного для верности, затем достал нож, взял руку Флара в свою.

Флар взглянул непонимающе. Райст довольно быстро начертил букву острием, не заботясь об аккуратности. Выступила кровь.

— Темный… — Флар не договорил.

— Что ты видишь у себя на руке, Флар?

— Букву «М».

— Что она по-твоему означает?

Флар покачал головой, показывая, что не знает. Райст вздохнул, понимая, что в таком состоянии Флар навряд ли захочет рассуждать и строить предположения — и уж тем более навряд ли сможет.

— Когда тебя отпустит, твоей задачей будет сказать, что стоит за этой буквой. Я сейчас скажу тебе, но завтра ты это забудешь.

— Забуду? Почему?

— Увидишь. Итак, завтра ты будешь рассуждать и строить предположения. Самый простой ответ, который может прийти тебе в голову — Master. Ты Светлый Мастер, я Темный Мастер. К тому же, — Райст ухмыльнулся, — мне подходят и другие значения слова Master. Этот ответ будет неправильным. Ты можешь решить, что это, скажем, слово Memory — ведь я заставляю тебя утратить память. Можешь посмотреть с другой стороны — тогда ты увидишь букву W. На эту букву тоже много чудесных слов, скажем, Will -ведь ты подчиняешься моей воле, или Weak — вместо клейма, желай я тебя оскорбить. Знаешь ли ты другие языки, кроме английского, Флар?

— Латынь, немецкий, шведский.

— Латынь? Прекрасно. Тогда ты можешь предположить, что это, к примеру, слово Malum — зло. Но главное, что ты не знаешь греческого. Видишь ли, сейчас тебя можно спрашивать о чем угодно, и ты не соврешь. MEΛΛON. Вот правильный ответ. Ты знаешь, что это значит?

— Нет.

— Будущее. Мне интересно, какое у тебя будущее, Флар. Что заставляет тебя жить. Я не верю, что ты живешь только прошлым. У тебя должна быть надежда. На что ты надеешься, Флар?

— Значит, ответ — MEΛΛON?

— О, ты запомнил? Что ж, посмотрим, сможешь ли ты это вспомнить с антероградной амнезией на следующий день…

Райсту не терпелось это проверить. Если Светлый не вспомнит… конечно, рано или поздно Райст снова даст ему кристалл. Но Райсту хотелось бы, чтобы Флар вспомнил. Заставить его бросить все силы на решение этой задачки — а затем заставить раскрыть свои методы, чтобы узнать, какие козыри может Светлый, сидящий целыми днями взаперти в маленькой комнатке, прятать у себя в рукаве.

«Даже не в рукаве. Рукав всегда можно закатать. Под кожей.»

Райст открыл дверь. Флар обернулся почти сразу, будто ждал его.

— Как твои дела, Флар?

— Были лучше, пока ты не пришел.

— Ты узнал ответ?

Флар чуть поколебался, затем произнес:

— Греческое слово MEΛΛON. В переводе означает «будущее».

— Впечатляет. Расскажешь мне, как ты сумел вспомнить?

— Зачем тебе?

— Мне? Для общего развития. А вот тебе — для того, чтобы получить кристалл. Как ты помнишь, я Темный, и ложь будет видна мне сразу.

— Я сам не до конца понимаю, как это работает, но у Светлых есть на каком-то уровне система следов. История того, что происходило с телом. И можно оттуда что-то извлечь, если очень постараться.

— Разве у тебя было достаточно энергии для этого?

— Накопи я больше энергии — стараться пришлось бы куда меньше.

Райст не чувствовал лжи. Совсем не чувствовал. Флар говорил обо всем так спокойно и так запросто… Неужели действительно ничего не прячет? Или… или прячет настолько хорошо? Что еще за система следов, есть ли она у Темных и как извлекать из нее информацию?

— И что тебе удалось вспомнить? В каком виде была информация?

— Обрывки. Зрительные и слуховые образы, ощущения тела.

— Ты смог бы воспроизвести целиком наш диалог?

— Нет, Темный. Это так не работает. Ты и сам, думаю, не воспроизвел бы его наизусть, если только не брал с собой записывающее устройство.

Райст был озадачен. «У меня паранойя на пустом месте? Он обычный Светлый, да, довольно способный… но все-таки он ничего не сможет сделать, пока я начеку, не так ли? Главное — не расслабляться. Или делать вид, что расслабился, осознанно предоставлять возможность нападения — только не слишком явно. Я подумаю над этим.»

— Скажи мне, Флар… Что держит тебя в живых? Неужели только кристалл? Уничтожь я его — и ты погибнешь?

— Ты не уничтожишь его. Это часть твоей коллекции. Да и моей смерти ты по-прежнему не хочешь.

— Тебе нет пути в Светлоград, ты не выживешь без меня в Дарк-Сити, в человеческом мире тебя довольно быстро уничтожит Договор… На что ты надеешься, Флар? Почему ты не утратил волю к жизни?

— Умирать нет никакого смысла. Даже обреченный на казнь может попросить перед смертью стакан воды, и никому не ведомо, что случится за это время.

«Не слишком светлые рассуждения. Вроде бы и не противоречат светлой логике, ведь надежда — светлое чувство, но что-то я с трудом представляю такие речи от Старейшин.»

— Хорошо, Флар. Я понял тебя. Ты получишь свой кристалл. Но прежде… Я призову сгусток, ведь ты, должно быть, поистратил свои запасы. И ты попробуешь потянуть на себя не только светлое, но и темное. Забрать у меня. Идет?

— Как ты это себе представляешь? Я никогда не делал подобного, и… — Флар выглядел растерянным.

— Ты выделяешь темную энергию, Флар. Ты просто ее не чувствуешь. Попробуй почувствовать ее.

— Все говорят, что, начиная чувствовать Тьму, перестаешь чувствовать Свет. Я не собираюсь менять свою природу. Я хочу оставаться таким, какой я сейчас.

— Даже если на кону будет твой кристалл? Ты на многое ради него шел, отрекся от Светлограда, делал все, что я тебе приказывал… Неужели ты согласен потерять его — даже не попытавшись? Неужели тебе так принципиально оставаться Светлым? У тебя как у Светлого нет будущего.

— А ты действительно хочешь сделать меня Темным? Разве у тебя мало было Темных пленников? Разве ты не наигрался с ними за последние века?

Райст взял Флара за подбородок, заставляя взглянуть в глаза.

— Я хочу узнать, что ты скрываешь. Да ты и сам, должно быть, это уже понял.

Флар не отворачивался.

— То, что для Светлых кажется очевидным, Темным может казаться абсурдом, и наоборот. Я не знаю, каких ответов ты ждешь на свои вопросы. Раздень меня до нитки, проверь все мои вещи, залезь под кожу, выпотроши, допроси с пристрастием… Это все в твоей власти, Райст.

«Слишком много уверенности. Слишком много гордости. Слишком мало страха.»

Райсту вдруг захотелось прямо сейчас заставить Флара плакать от боли, а затем стонать от удовольствия. Когда Светлый слишком долго был непроницаемо-гордым и самоуверенным, это начинало действовать на нервы.

«Я давно не проверял его реакцию на какую-нибудь невыносимую боль. Можно повторить старый опыт с блокировкой естественного эндорфинового обезболивания организма, и посмотреть, будет он лезть на стенку, как морфинист без дозы — или же будет притворяться, пытаясь воспроизвести то, что делал в первый раз.»

Идея выглядела неплохой. «Кстати, в прошлый раз я не проверил его сексуальные реакции в отсутствие естественного обезболивания. Можно будет это исправить. Главное не увлекаться. Если я буду терять контроль над собой от возбуждения и удовольствия… я предоставлю ему прекрасную возможность меня одурачить. С другой стороны, любая попытка предпринять активные действия заставит его раскрыть свои карты…»

— У тебя хватит энергии на наши скромные развлечения, Флар?

— Я не знаю, что ты задумал, Темный, и сколько я на это израсходую. Но я истратил почти все, что успел накопить.

— Что ж, тогда сначала сгусток. А потом… — Райст многообещающе ухмыльнулся. — Вечером кристалл будет твой — в любом случае. Ты заслужил. Ты же нашел ответ.

— Какое сейчас время суток? И, кстати, какое число?

— 10 января, утро. Я оставлял тебя одного на 15 часов.

Флар задумчиво кивнул.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд