Поиск
Обновления

07 января 2018 обновлены ориджиналы:

05:42   Немного (не)принцесса

05 января 2018 обновлены ориджиналы:

03:49   Снежное Солнце Востока

27 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

21:21   One evening

18 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:22   О плохих традициях придуманных миров

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

все ориджиналы

Мастер - По-твоему  

Светлый даже не спал — он сидел, забравшись с ногами на кровать и прислонившись к стене.

— Тебе рассказывали в Светлограде, что нельзя верить Темным, а, Флар?

Светлый неохотно поднял на него взгляд.

— Пришел сознаться, что обманывал меня? Не думаю, что сможешь меня удивить.

— Не совсем. Скажи, тебе не приходило в голову, что я давал тебе кристалл лишь для того, чтобы ты отказал Светлым, а теперь они навряд ли вернутся, и мне незачем снова давать тебе твою игрушку?

Флар не выглядел удивленным.

— Не притворяйся, что ты не расстроишься моей смерти.

Райст почувствовал недовольство. Проклятый Светлый ухватил нить. По ряду причин Райсту слишком не хотелось, чтобы пленник умирал.

— Не строй себе иллюзий, не такой уж ты и уникум. Не думаешь же ты, что я успел к тебе привязаться?

— Не думаю, — Флар выдержал паузу. — Знаю. Ты действительно ко мне привязался, Темный. Очень извращенной привязанностью, но она все еще дает светлые сгустки.

Райсту захотелось врезать Светлому посильнее. Сломать ему что-нибудь. Но это означало бы показать, что слова Флара его задели. «Неужели действительно привязался? Неужели, дай мне сейчас другого светлого пленника, я остался бы недоволен?» Подсознание Райста знало правильный ответ, но сам Райст не хотел его знать.

— Ладно, Светлый, убедил, — нарочито великодушно улыбнулся Райст. — Я буду давать тебе твой кристалл. Но не просто так. Было бы обидно упускать возможность поиграться с твоей зависимостью, проверить, на что ты готов ради своего наркотика.

— Что я должен сделать? — Райст оценил, что Флар сразу перешел к практической стороне вопроса.

— За время нашего знакомства я показывал тебе, как выглядит секс у Темных, причем не один раз. Чтобы восстановить справедливость, покажи мне, как выглядит секс у Светлых.

— Что? — лицо Флара выражало удивление, и Райсту нравилось, что он все еще может чем-то удивить своего пленника.

— Ты говорил, что вы используете секс, чтобы доставлять друг другу удовольствие. Так покажи мне, как.

— Как ты себе это представляешь, Темный? — Флар беспомощно развел руками.

— Доставь мне удовольствие, Флар. Так, как ты доставлял бы удовольствие кому-нибудь, кого искренне любишь. Чем убедительнее ты это сделаешь, тем больше твои шансы получить сегодня кристалл.

Флар усмехнулся, однако все еще выглядел озадаченным.

— Извини, Темный, но ты крайне мало походишь на того, кого я мог бы когда-либо искренне полюбить.

— А я не обещал тебе, что будет просто.

Флар покачал головой.

— Я не могу.

— Это оскверняет твои ценности и идеалы, не так ли?

Флар уклонился от ответа:

— Я не понимаю, зачем тебе это. У меня даже нет опыта, чтобы показать тебе. Ты сам говорил — меня никто этому не учил. Это все просто кажется мне каким-то абсурдом.

— В этом и прелесть. Я мужчина, тогда как тебя всегда привлекали женщины. Я Темный, которых ты всегда презирал. Наконец, ты мой пленник, и я делал с тобой все, что хотел, ставил над тобой эксперименты, унижал и причинял боль… А тебе нужно представить, что хочешь доставить мне удовольствие. Сделать что-нибудь, чтобы я отвязался, не пройдет. Представить на моем месте хрупкую светленькую девочку не получится. Выкручивайся как хочешь, Светлый. Пока не сделаешь того, о чем я прошу, кристалл не получишь. Никаких веществ, никаких травм, никакой боли — все полностью добровольно и зависит только от тебя.

Флар опустил взгляд и некоторое время посидел в задумчивости. Райст присел рядом с ним, прислонился к стене и замер в ожидании. «Он должен решиться. Он не настолько безнадежен. Он поставил все на кон, чтобы иметь возможность каждый вечер играться со своим кристаллом. Он поддастся, это лишь вопрос времени.»

— Хорошо. Будь по-твоему… Райст.

Райст взглянул на Флара с недоверием. «Он назвал меня по имени? Вживается в роль?»

Райст ждал, что теперь предпримет Светлый. Ждал и терялся в догадках. Таких экспериментов он еще не ставил. «Когда я его насилую, он не несет за это ответственности, его совесть чиста. Когда я ввожу ему афродизиак, его потребность становится слишком настойчивой и замутняет сознание, он может оправдываться перед собой этим. Если бы я отдавал ему конкретные приказы, и он бы следовал им, ему было бы проще — он просто делал бы то, что я ему скажу, подчинялся бы, не испытывая, скорее всего, никаких эмоций. А сейчас… Это его добровольный выбор и его инициатива. Оправданий больше нет.»

Флар развернулся к Райсту, придвинулся ближе. Осторожно, медленно коснулся рукой его плеча. Райст почувствовал волнение — Светлый впервые добровольно прикасается к нему сам. «Что же будет дальше?» Этот опыт обещал принести Райсту не только интересные сведения и информацию к размышлению, но и яркие эмоции. Райст старался быть осторожнее с эмоциями, особенно яркими, но порой, когда был уверен, что все под контролем, позволял себе их испытывать и особенно чутко прислушивался к себе в эти моменты, отслеживая каждое изменение в своем состоянии, словно ставил очередной эксперимент — уже над собой.

Флар нерешительно обхватил Райста руками за шею, прижался к нему. Райст приобнял Флара за талию. Происходившее казалось причудливым сном — и в то же время необъяснимо волновало. Флар потянулся к губам Райста, легко и невесомо коснулся их своими, затем чуть отстранился. Райст ждал. Хотелось съязвить насчет этой светлой медлительности, но он молчал. Флар снова прижался своими губами к губам Райста. «Хочет поцеловать по-настоящему, но не знает как» — сообразил Райст. «Что ж, Светлый, я покажу тебе».

Сам Райст последний раз целовался пару лет назад с Темной, которая обожала его и называла своим господином. Но, пожалуй, сейчас стоило действовать чуть мягче. Райст запустил руку в волосы Флара, чуть приоткрыл рот — Флар последовал его примеру. Затем Райст проник в его рот языком, и Флар откликнулся — заскользил вдоль языка Райста своим, принялся ласкать его, мягко, обволакивающе, так, что Райст чуть было не возбудился, представляя, как, в таком случае, Флар будет делать ему минет. Райст двигал языком во рту Флара, то проникая глубже, то просто играясь с его языком, наконец, завершая поцелуй, прикусил, затем втянул нижнюю губу Флара. Флар отстранился. Райст попытался прочитать эмоции по лицу Светлого, но не смог.

Флар провел рукой по волосам Райста, по шее. Запустил ладонь под ворот черной футболки. Видимо, Светлому надоело сидеть вполоборота, и он забрался на колени Райста, обхватив своими коленями бедра Темного. Райст едва удержался от прерывистого выдоха. Передача инициативы Светлому была чем-то новеньким, интересным и очень возбуждающим. Флар скользнул рукой вниз по плечу Райста — тот понял, что инстинктивно напрягает мышцы, когда их касается рука Светлого — затем взял Райста за руку. Райст взглянул, как странно это выглядело — хрупкая, бледная рука с длинными и тонкими пальцами покорно лежит в его руке — крупной, смуглой, сильной, привыкшей сминать, ломать и причинять боль. Флар поцеловал его шею, затем еще раз, и еще. Райст почти не чувствовал этих поцелуев — если бы он целовал кого-то в шею, он бы оставлял долго не сходящие багровые следы, а порой и отпечатки зубов. Флар коснулся ладонью щеки Райста, затем скользнул рукой вниз, по шее, груди, животу, наконец проник рукой под черную ткань футболки. Райст замер, прислушиваясь к своим ощущениям. Флар гладил его, просто нежно скользил руками по обнаженной коже под футболкой. Затем задрал ее, и Райст нетерпеливо сбросил мешающий предмет одежды. Флар, казалось, уловил его нетерпение — он опустился на колени перед кроватью, расстегнул ремень Райста. Можно больше не сдерживать свое возбуждение, и даже позволить себе вновь окунуться в яркие ощущения, решил Райст, пока Флар обнажал его член. Одной рукой Райст нетерпеливо сдвинул крайнюю плоть, другой взял Флара за подбородок, поднимая его голову, заставляя взглянуть в глаза. Флар не отвел взгляда, но Райст не смог истолковать выражение его лица. «Абстрагируется от моего образа? Или пытается подарить мне, Темному, частичку светлой любви?»

Райст отпустил Флара, и тот продолжил — нерешительно, будто опасливо коснулся языком головки, затем еще и еще, кончиком языка, затем перешел на широкие вылизывающие движения. Коснулся губами, впустил член Райста в свой рот… Райст довольно быстро перестал отслеживать, что же именно делает Светлый. Флар добровольно ласкал его — неумело, растерянно, но очень чувственно — и этого было достаточно, чтобы ощутить нечто подобное опьянению, чтобы мир вокруг терялся, угасал за смеженными веками, и оставалось лишь удовольствие. Удовольствие и торжество.

Райст волевым усилием приказал себе не расслабляться. Расслабляться и так надолго передавать ситуацию под контроль Светлого было попросту опасно. Конечно, шансы, что он воспользуется и что-то предпримет, сейчас ничтожно малы, и все же…

— Вбирай глубже, Светлый. До горла.

Флар повиновался, и Райст позволил себе еще на несколько секунд раствориться в ярком удовольствии, а затем снова неохотно абстрагировался.

— А теперь раздевайся. Это был интересный опыт, но сейчас мы снова поиграем по моим правилам.

Пока Флар стягивал с себя одежду, Райст продолжил:

— Ты как-то сказал, что тебе можно не вводить вещества — ты и так сдержишь порыв абстрагироваться от ощущений. Настала пора это проверить. Ляг на спину и обеспечь себе устойчивое возбуждение.

Флару, казалось, снова стало все равно, что с ним происходит, и он просто подчинялся приказам Райста.

— Не просто эрекцию, Светлый. Возбуждение. Ты абстрагируешься от своего тела. Даже сейчас.

Райст продолжил выжидающе смотреть на Флара, ожидая, как изменится его лицо, поведение и физические показатели тела, но уже вскоре заметил бросовое количество темной энергии — похоть, пусть и ненаправленную.

— Ты радуешь меня, Светлый, — Райст был впечатлен. — Либо ты настолько хорошо себя контролируешь, либо… либо настолько плохо. В любом случае, твое рвение похвально. Продолжай в том же духе. Не абстрагируйся ни от боли, ни от удовольствия — и, если заставишь меня поверить в твою искренность, кристалл сегодня снова твой… на несколько минут, но твой.

Райст забрался на кровать, не снимая тяжелых ботинок, и навис над Фларом. Тот чуть помедлил, отвел взгляд и еле слышно вздохнул, затем согнул ноги в коленях, развел их. Райст достал смазку — за последнее время привык класть ее в карман, когда шел проведать Светлого. Чуть приспустил джинсы и нанес небольшое количество смазки на свой член, приставил его ко входу и требовательно надавил.

Из-за разницы в росте было сложно следить за сменой выражений лица Флара, зато легко было слышать, как он втягивает воздух сквозь стиснутые зубы, чувствовать, как он заставляет себя расслабиться и впустить. Даже без его сопротивления проникать было все еще трудно, но Райсту доставляло огромное удовольствие осознавать, что Светлый лежит под ним, возбужденный и раскрытый, не сопротивляясь и даже способствуя проникновению — и это без всяких афродизиаков.

— «Заставь меня преступить свои принципы без воздействия веществ» — твои слова, Светлый, — усмехнулся Райст. — И наивно с твоей стороны было полагать, что я этого не сделаю.

Флар промолчал. Райст начал двигаться, стараясь не терять голову от этого потрясающего ощущения под собой Флара, хрупкого, беззащитного и впервые — покорного. Но следить за реакцией Светлого, оценивая искренность, было сложно. Во всяком случае темной энергии притворства и лжи не было ни капли. Значит, по крайней мере сам он верит, что старается не сдерживать ощущения. Впрочем, Райст все еще плохо представлял себе, как устроено светленькое сознание и на каких принципах основан их самообман, допускающий столько неискренности и полуправд.

«Как же хорошо…» — Райст понимал, что находится на грани, и осознанно отсрочивал свой оргазм, надеясь продлить удовольствие.

«Похоже, я действительно…» — мелькали в голове какие-то обрывки. «Ведь ни с кем больше…»

Интенсивность реакции Флара нельзя было оценить по звуку, но легко было почувствовать — он дернулся, затем еще раз, сжался, и, навалившись на него, Райст почувствовал животом скользкую влагу.

«Серьезно?»

Райст извлек член, отстранился и взглянул на лицо Светлого. Веки были плотно сомкнутыми, дыхание — сбившимся и тяжелым, щеки — раскрасневшимися. Райст впитал темный сгусток — не ложь и не притворство, но измененное состояние сознания.

«Я не чувствовал притворства. Но…»

Райст прищурился.

«Возможно, он просто накрутил возбуждение до той степени, когда это было неизбежно. Если бы он искусственно вызвал оргазм, с энергией все было бы иначе… Что это, Флар? Особая светлая хитрость? Чтобы я побыстрее отстал и остался при этом удовлетворен? Или же ты действительно настолько отпустил свои ощущения, что это была естественная и непроизвольная реакция твоего тела?»

Райсту не раз за свою жизнь случалось довести Темного мужчину до оргазма, не прикоснувшись к его члену. Но Светлый? Правильный Светлый, подчинившийся в надежде получить доступ к своему светлому артефакту?

Тем не менее, все указывало на то, что Флар кончил не прибегнув к контролю над телом. Но Райст ухмыльнулся, представив, как отреагирует Светлый, если…

— Когда я просил тебя не абстрагироваться, это значило, что я хочу, чтобы ты в полной мере испытывал настоящие ощущения твоего тела, а не симулировал оргазм, как проститутка. Ты разочаровал меня, Светлый.

Флар открыл глаза и пристально взглянул на Райста.

— Ты настолько не веришь в себя, Темный?

Райст застегнул джинсы и поднялся с кровати, затем надел футболку.

— В следующий раз будешь вести себя более искренне. Меня не проведешь дешевыми спецэффектами.

— Я не подделывал ни ощущения, ни реакции. Все было по-настоящему. И ты знаешь это, Темный. Ты это чувствуешь, — впервые Райст заметил, чтобы Флар слегка, но все же повысил голос к концу фразы.

Райст ухмыльнулся.

— С чего бы мне верить тебе, Светлый? Только с того, что вы якобы не умеете врать? Да вы делаете это порой искуснее Темных!

— Ты ведь знаешь, что я говорю правду. Ты это знаешь. Ты просто хочешь поиздеваться надо мной. Дать надежду и отнять. Заставить заплатить высокую цену и ничего не отдать взамен.

— А чего ты хотел от Темного, Флар?

Тот промолчал.

— Порядочности? Честности? Выполнения своих обещаний?

Флар встал и начал одеваться.

— Может быть, ты возомнил, что сможешь сделать меня чуть светлее?

Флар не смотрел Райсту в глаза.

— Ты понял сам, что за шаг ты сделал сегодня с утра?

— Сегодня с утра? — тихо переспросил Флар.

— Да, это было всего лишь сегодня утром. Ты отрекся от Света, Флар. Пусть не от своей сути, но от светлого общества. От Светлограда. Ты никогда туда не вернешься. Даже если представится возможность — ты никогда больше туда не впишешься. Ты не сможешь повиноваться Старейшинам и мириться с их решениями. Тебя будет раздражать правильность, сочувствие, высокомерие твоих товарищей… Тебя не сможет понять ни один более Светлый. Ты не получишь больше ни одного светлого сгустка из Центра. Ты порвал связь со Светом. Порвал ее навсегда, потому что эти рамки стали для тебя слишком тесными. И при этом непохоже, чтобы ты двигался к затемнению. Ты сейчас никто, Флар. Не Светлый и не Темный. Существо, которому нет места в сложившейся структуре мира. Ты просто мой пленник, в котором я поддерживаю жизнь и делаю с тобой, что пожелаю. У тебя нет никого, кроме меня. Ниоткуда более ты не получаешь энергию. Да, я действительно расстроюсь, если ты умрешь. Но ты не умрешь, Флар. Ты не умрешь от того, что один вечер будешь лезть на стену без своего кристалла.

Впитав очередной темный сгусток энергии — отчаяние — Райст вышел из комнаты.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд