Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Мастер - Светлоград  

Осталось последнее воспоминание. Флар сжал в руке кристалл.

Он зашел в здание, где располагался аналитический отдел, поднялся по лестнице, открыл нужную дверь. Лиека набирала что-то на ноутбуке, но почти сразу обернулась и улыбнулась так светло и прекрасно, как умела, казалось, только она. Возле ее виска возник небольшой сгусток светлой энергии и поплыл по воздуху. Флар жадно проводил его взглядом — ему было жаль, что нельзя поймать этот сгусток, впитать его. прямой обмен энергиями между Светлыми не то чтобы был под запретом в Светлограде, но строго осуждался. Вся светлая энергия должна была идти в Центр, затем распределяться волею Старейшин.

В любом случае, Флар был польщен, что вызывает у нее настолько светлые чувства.

Лиека заговорила взволнованно, ее глаза горели.

— Все-таки это не случайная флуктуация, я доказала это, проанализировав статистические данные. Темные действительно расположили в человеческом мире артефакт, мешающий нам получать энергию от конкретного региона! Я еще не знаю, как он работает, но уже выяснила его примерное расположение. Осталось сообщить оперативникам. Мы должны уничтожить артефакт. Если Темные продолжат в том же духе, мы все останемся однажды без капли светлой энергии.

— Но как? Темные не видят светлую энергию, как они сумели изготовить артефакт, который работает с ней?

Лиека слушала его вполуха — она снова вернулась к ноутбуку, пальцы забегали по клавишам. Наконец, она опять подняла взгляд на Флара.

— С этим нужно будет разобраться, но позже. А сейчас, прости, я должна идти.

— Я провожу тебя?

— Не стоит.

— Лиека, ты же не собираешься…

— Все будет в порядке, Флар.

Лиека снова улыбнулась, затем достала рюкзак и наспех сунула туда несколько вещиц со стола, поднялась со своего места и прошла мимо Флара.

— До встречи!

Он лишь обеспокоенно посмотрел ей вслед.

По мастерской плыл сгусток света, кристалл впивался острыми гранями в ладонь. Лиеки не было. Каждый вечер, погружаясь в свои воспоминания, Флар заново переживал все светлые моменты — и заново терял ее. Снова и снова. Снова и снова.

Это было не так уж и важно. Куда важнее было каждый вечер видеть ее — как наяву.

Но боль от потери возвращалась, почти такая же сильная, как в первый раз.

Ей не стоило иметь дело с темным артефактом. Артефакт убил ее. Ее и еще двоих из отряда, отправившегося уничтожить творение Темных. Наверняка это была только приманка.

Флар знал, что не имел шансов остановить ее. Флар повторял, как любила повторять его мать — «на все воля Света» — и не чувствовал никакого облегчения от этих слов, лишь отчаяние и обреченность.

Лиеки больше не было. Флар не знал, что происходит со Светлыми после смерти — становятся ли они частью Великого Света, реинкарнируют, попадают в некий лучший мир или же уходят бесследно в никуда. Все склонялись к разным версиям, Флар же предпочитал признавать собственное незнание.

Он знал лишь одно — пока он жив, Лиека будет жить в его памяти.

Когда схлынула самая острая боль после смерти Лиеки, Флар вспомнил о том, что так и не истратил премию за долгий и трудоемкий проект «Подключение», а значит, он мог израсходовать эту светлую энергию сейчас.

Тогда, более полугода назад, эта идея пришла ему в голову, как нечто естественное, с очередным вдохом, с очередным движением. Он понял, что хочет изготовить артефакт, в который вложит все счастливые воспоминания о Лиеке. Он начал работать над созданием кристалла.

Флар знал, что Старейшины могут не одобрить его поступок. Среди Светлых было не принято делать что-то для себя, тем более светлый артефакт. Но Флара это заботило меньше, чем должно было. Когда кристалл был готов, Флар каждый вечер брал его в руки и погружался в воспоминания. Старейшины смотрели на него осуждающе поначалу, Флар почти обеспокоился, что его поведение взял на заметку аналитический отдел… Но вскоре стало очевидно, что каждый вечер, переживая заново свои воспоминания, Флар испытывает настолько светлую грусть, что светлую энергию, от него исходящую, способен дать не каждый светлый поступок, не то что эмоция.

Флар вышел из мастерской, чтобы немного пройтись по городу. Он собирался полюбоваться сменой суток.

В Светлограде никогда не наступала ночь. Угасал красочный закат, символизировавший вечер и заливавший яркими, светлыми красками половину неба, и сразу же на другой половине неба занимался рассвет. В Светлограде не было солнца, а закат и рассвет, точнее, их симуляция, служили для визуального подтверждения смене суток. Светлые не нуждались во сне, ночь им была ни к чему, и 24 часа они делили поровну на три времени суток — утро, день и вечер. Примерно две тысячи лет назад Основатели создали Светлоград так, чтобы в нем никогда не темнело.

С этого начиналась классическая история Света. С легенды об Основании Светлограда. «И собрались Мудрейшие, и взяли друг друга за руки, и сказали: Да Будет Город».

Никто не давал ответа на вопрос, откуда взялись сами Мудрейшие. Было ясно, что до основания Светлограда они существовали в человеческом мире. Считалось, что Великий Свет давал избранным свой Дар — именно так появились первые Светлые.

Будучи Мастером, работающим с Артефактами Света, Флар знал многие вещи, о которых не рассказывали большинству Светлых. Например, Флар знал, чем в действительности являлся Первый Великий Артефакт Света.

Основав Светлоград, Мудрейшие стали искать других, наделенных Даром. И было их немало. Были среди них слабые, а были и такие, кто смог принять Дар Света, лишь исказив его, извратив и исковеркав — таких впоследствии назвали Темными.

Мудрейшие принимали в Светлоград тех, кто получил Дар Света, не исказив его. Но многие из них не могли впитывать светлую энергию так же хорошо, как Мудрейшие, не могли на ней одной держать свои тела, нуждались в пище и были слабы духом, зависели от людей. Мудрейшие обучали их, делились энергией, но вскоре поняли — энергии не хватает на всех, слабых светлых становится слишком много, многие гибнут и их не уберечь… Тогда Мудрейшие приняли решение создать Артефакт, который не давал Дару Света приходить в человеческий мир. Отныне Светлые могли рождаться лишь в Светлограде, у Светлых родителей.

Первый Великий Артефакт Света был создан для контроля численности Светлых. Первый Великий Артефакт Света, по своей сути, запрещал Великому Свету вольно распоряжаться своим Даром.

Так что же есть Великий Свет, если Мудрейшие смогли что-то ему запретить, спрашивал себя Флар. Но Первый Великий Артефакт Света был окружен тайной, и Флар не мог понять, прочувствовать основной принцип его работы.

Отец как-то раз сказал Флару: «Ты слишком глубоко проникаешь в суть вещей, чем непохож на многих других. Это привлекает к тебе внимание Старейшин. Если все будет хорошо, ты станешь однажды одним из них. Если же нет… Если же нет, то один лишь Свет ведает, что тебя ждет.»

Флару казалось порой, что отец знает больше, чем рассказывает. Что у отца действительно редкий для Светлого пророческий дар — способность предугадывать хотя бы в общих чертах даже неочевидные на первый взгляд варианты развития будущего. Отец обычно предпочитал отшучиваться на прямой вопрос об этом и говорил, что будущее не ведомо никому.

Флар не был у родителей с момента смерти Лиеки — ему хотелось остаться наедине со своим горем, вдали от светлых сгустков энергии, выделяющейся вместе с искренним сочувствием обитателей Светлограда.

Образ Лиеки был с ним всегда и повсюду, не покидая его сознания ни на минуту, и Флару этого вполне хватало. Почти ровесница — старше его всего на 12 лет. Красивая настолько, что у Флара захватывало дух, и он удивлялся, отчего все остальные, кто видит ее, кто проходит мимо, не теряют голову, не влюбляются в эту красоту сразу и навсегда. Сам Флар, казалось, мог бы смотреть бесконечно на игру света в ее отливающих рыжим волосах, на ее точеный профиль и совершенно необыкновенную улыбку. Он мог бы бесконечно слушать ее жизнерадостный голос и говорить с ней обо всем на свете, восхищаясь ее пытливым умом. Он упустил тот момент, когда впервые понял, что любит ее. Просто однажды эта мысль стала естественной. Они говорили о чем-то, прогуливались по Светлограду, и он знал, что его глаза светятся счастьем, когда он рядом с ней, а по воздуху плывут к Центру его сгустки светлой энергии. Он знал, что она замечает это и улыбается. Этого было достаточно. Не нужно было объяснений и признаний, не нужно было прикосновений. Нужно было просто любить — так, как умеют любить лишь Светлые.

Его любовь не угасла, когда Лиеки не стало. Но сгустки его светлой энергии стали сгустками грусти, а не радости — что, впрочем, имело значение лишь для Флара, но никак не для Центра, куда эти сгустки отправлялись.

Особенность Светлых состояла в том, что они могли питаться светлой энергией, выделяющейся при светлых действиях и поступках в человеческом мире и Светлограде. Светлая энергия давала возможность полностью управлять своим телом, останавливая обмен веществ, оставляя тело вечно молодым и здоровым. Светлая энергия давала возможность творить светлую магию и создавать Артефакты Света. Светлая энергия со всего мира поступала в Центр, затем распределялась Старейшинами. В каком-то смысле она была эквивалентна валюте в человеческом мире — на ее распределении между Светлыми строилась экономика Светлограда, но, в отличие от валюты, светлая энергия имела собственную ценность — самую великую ценность, какая только могла быть.

Именно светлая энергия позволила Флару создать кристалл, ставший теперь основой и смыслом его бытия.

***

В честь своего дня рождения Флар наконец собрался зайти к родителям, но за час до заката заторопился к себе. Мать обняла его на прощание, а отец сказал вдруг, без всякой связи с предыдущим разговором:

— Договор между Светлыми и Темными жесток. Было бы прекрасно, если бы он больше никогда не был нарушен, но на это едва ли стоит надеяться.

«Договор формально не был нарушен, когда умерла Лиека» — тоскливо подумал Флар, но вслух ничего не произнес.

Из ныне живущих в Светлограде никто не помнил Заключение Договора — оно произошло более 15 веков назад, а старшему из Старейшин лишь недавно исполнилось 118 десятилетий.

«Жестоким и кровопролитным было время до Заключения Договора» — гласила «Книга Света», датированная VII веком новой эры. «Темные несли лишь разрушения и страдания миру, и никто им был не указ. Но объединил их Тиран своею железною рукою, и явились Мудрейшие к Тирану, и молвили они: да возвигнется Город для вас нашими силами, ибо не способны вы к созиданию. Да покинете вы человеческий мир. Да не будет ни один Темный известен среди людей. Да не будет более ни один Светлый убиен, а если же будет — та же судьба настигнет одного из вас. И выслушал их Тиран, и молвил: да будет так!»

В этой книге была написана правда — но не вся. Невмешательство в жизнь людей было прописано в Договоре для обеих сторон — Свет тоже не имел права вмешиваться. В человеческом мире и Светлому нужно было всегда оставаться для людей случайным прохожим, никому не запоминаясь, не нарушая естественного хода вещей. И самая жестокая часть Договора работала в обе стороны: если Светлый убивал Темного, Темные тоже имели право выбрать любого Светлого, кроме Старейшин, и обречь его на смерть.

Флар не понимал, к чему отец припомнил так некстати Договор, но чувствовал смутную тревогу.

***

Известие упало на Светлоград, как гром среди ясного неба. Одни обвиняли в случившемся Темного провокатора, во взглядах других читался немой укор товарищу, третьи склоняли головы и говорили, что сие есть промысел Великого Света, и нужно принимать его смиренно. Никто не знал, что случилось на самом деле.

Флар не знал лично Светлого, совершившего столь недальновидный поступок. Он не осуждал — нельзя было осуждать, не зная историю целиком, не почувствовав то, что чувствовал Светлый, когда его глаза сверкнули праведным гневом, а подкрепленный сильнейшим выбросом светлой энергии удар размозжил Темному голову.

Флар знал, что Светлого ждет грустная судьба — лишение Дара и отправка в человеческий мир с сохранением памяти. Но Флар знал, что еще более грустная судьба ждет того, на кого падет выбор Темных. Скорее всего, это будет кто-то максимально приближенный к Старейшинам, сильный и опытный, полезный Свету и посвященный во многие тайны.

Как и все в Светлограде, Флар жил с ощущением катастрофы. Темные тянули, но все знали — они придут за исполнением Договора.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд