Поиск
Обновления

07 января 2018 обновлены ориджиналы:

05:42   Немного (не)принцесса

05 января 2018 обновлены ориджиналы:

03:49   Снежное Солнце Востока

27 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

21:21   One evening

18 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:22   О плохих традициях придуманных миров

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

все ориджиналы

Право на любовь - Глава 6  

Первые несколько дней совместного проживания оказались довольно сложными в плане притирки. Хорошо себя чувствовала только Настёна, ну может быть еще и Молли, а вот мужчинам приходилось несладко: уж слишком разными они были. Никита, приученный матерью к аккуратности, пытался донести до Виктора, что бросать носки возле дивана не стоит, неужели трудно сразу или постирать или хотя бы положить в корзину для грязного белья? Или одежда. Какой смысл ее кидать на диван, почему не повесить сразу в шкаф? В такие моменты Ники проникался сочувствием к сбежавшей супруге.

Приучить девочку убирать за собой игрушки оказалось гораздо проще, чем взрослого дядю. Хотя, надо сказать, что как постоялец он был практически незаметен и всегда выполнял просьбы помыть полы, сходить в магазин или сделать еще что-нибудь, и они не воспринимались им как нечто из ряда вон выходящее. Просто им надо было руководить. Никки не понимал, что это: черта характера или издержки пребывания на чужой территории. Оно, конечно, интересовало парня, но положа руку на сердце, постольку поскольку, разбираться в тонкостях поведения человека, которого не будет в твоей жизни уже через пару недель, наверное, и не нужно.

Виктор посвящал дочери почти все свободное время, только вот странно — ребенок усиленно тянулся к Никите. Временами доктор хмурился, и на лице его мелькало что-то вроде ревности, но он молчал, безмолвной статуей присутствуя при играх девочки с дядей Никки. Никита испытывал неловкость от этого, пытался отстраниться, но Настёна не понимала их взрослых заморочек и очень расстраивалась.

Из ванной донесся тонкий визг. Был вечер пятницы, и отец выполнял свой родительский долг по мытью ребенка. Что такого там можно делать, Никки не представлял, разве что Настя в принципе не переносила воду, но вспоминая первый совместный день, он сильно в этом сомневался. Повизгивание перешло в басовитый вой. Никита не выдержал и отправился выяснять обстановку.

Виктор пытался выловить в наполненной ванне скользкого от пены ребенка.

— Настя! Прекрати немедленно, надо смыть мыло, иди сюда! — прикрикивал он, пытаясь зажать верткую девочку в углу.

— У-у-у, — мотала она головой, и хлопья пены разлетались с мокрых прядей.

Отец явно не владел ситуацией и проигрывал. Никита вздохнул и верхней частью костыля постучал по выступающим лопаткам мужчины.

— Вить, ты бы это, шел, чайничек поставил, а? — заискивающе предложил Никита.

Доктор резко обернулся и сверкнул глазами, а потом как-то сник.

— Не умею я длинные волосы мыть, — пожаловался он и посторонился, давая пройти Никите.

— Настён, иди сюда, глазки надо промыть водичкой, чтобы не щипало, — позвал тот девочку.

Она терла кулачками глаза и пыталась сквозь слезы рассмотреть что происходит вокруг. Никки переключил воду с крана на лейку, сделал ее чуть теплой и направил в сторону детского тельца.

— Давай умоемся, — предложил он.

Сзади хлопнула дверь.

А потом они пили на кухне чай с сушками.

— Пап, пап, а можно дядя Никита мне будет голову всегда мыть? Ну ты же сам сказал, что не умеешь, а я тоже не умею, а он умеет! Можно?

Виктор задумчиво прожевал сушку и все-таки спросил, не скрывая ехидства:

— А откуда у нас дядя Никита так хорошо умеет обращаться с женскими волосами?

— Дядя Никита профессионал в этом деле, — в тон ответил Никки, — на работе только этим и занимаюсь.

Виктор посмотрел на сидящего рядом парня. От влаги его волосы стали завиваться крупными кольцами. Это выглядело так странно и непривычно по сравнению с его обычными идеально гладкими прядями, придавало совершенно иной вид привычному облику. Доктор непроизвольно задержал взгляд на лице Никки и внезапно увидел бесконечно одинокого, как и он сам, человека. Несмотря на внешнюю браваду и ершистость, парень был очень одинок. И то, как он тянется к ребенку, не заигрывая, не работая на публику, вдруг предстало в другом свете: это была просто попытка заполнить пустоту. Что делать с этим новоприобретенным, знанием Виктор не знал. Продолжать жить дальше в квартире, стесняя хозяина, было неловко, да и не предлагал никто. А с переездом не будет возможности общения. Настасья будет скучать.

Затянувшееся молчание прервала Настя, которая обдумала информацию и пришла к своим выводам.

— Ты работаешь головомойщиком?

— Почти, — согласился, посмеиваясь, Никки, — парикмахером.

— Здорово! — обрадовался ребенок. — А Молли ты можешь постричь?

— Могу, — согласился Никита, — только она так и останется с короткими волосами, у нее же они не отрастут.

— Тогда не надо, — подумав, сказала Настёна, — и меня не надо, — и на всякий случай отодвинулась подальше.

— Да никто вроде и не собирался, — удивился Никки.

— Зайка, но ведь так было бы проще, — попытался объяснить свою позицию Виктор.

— У всех принцесс длинные волосы! — горячо сказала девочка. — Нельзя меня стричь!

— Ну раз у всех принцесс, то конечно нельзя, — согласился, кусая губы, Никки под недовольным взглядом Виктора.

Уложив ребенка спать, мужчины снова оказались на кухне. Можно было снова попить чаю, но вроде бы и не хотелось. Виктор положил рядом с собой на стол какой-то медицинский журнал, собираясь посмотреть, до чего дошел прогресс. Никита молча сидел, положив ногу на табуретку. Можно было бы залезть в интернет, пообщаться к кем-нибудь, но, во-первых, в присутствии постороннего человека не хотелось, а во-вторых, ни с кем из так называемых приятелей общаться не было ни малейшего желания. Если до перелома Никита и питал какие-то иллюзии по поводу отношения к себе, то вот после стало кристально ясно: он нужен только для того, чтобы давать. Все. Точка. Тело. Дырка. Не больше и не меньше.

Задумываться о переезде в другой город или даже столицу Никита не стал. Где родился, там и пригодился. Возможно, спустя какое-то время он снова станет собой прежним: легким в общении, милым, доступным и внешне чуть наивным мальчиком. Только вот сейчас притворяться не хотелось, не было желания играть привычную роль. Да и неделя в гипсе, в течение которой ни одна сволочь даже не позвонила, не поинтересовалась, куда собственно пропал Никки, наложила свой отпечаток в осознании своей незначительности. Как не было его.

Никита поднял глаза, оказывается, за ним внимательно наблюдали другие, темно-серые. Никак не комментируя свой интерес, Виктор уткнулся в журнал.

Никки подумал, что высиживать положенное время на кухне смысла не имеет, и решил пойти принять душ. Только вот предыдущий опыт помывки говорил, что одному это сделать очень сложно. Наверное, придется просить о помощи.

— Без проблем, — откликнулся Виктор на его просьбу, — конечно помогу в ванну забраться, в чем вопрос.

— Надо бы не забыть потом купить такое сиденье, которое на бортики ставится, и мыться тебе будет гораздо удобнее, — произнес доктор, когда Никки пытался осторожно опереться на загипсованную ногу. Вода, попадающая на полиэтиленовый пакет, которым был обернут гипс, издавала громкий и неприятный звук, почти заглушая голос мужчины.

— Обойдусь, не всегда же одноногим буду, — пробурчал Никки.

— Да оно недорого стоит, потом выбросишь или отдашь кому, — продолжал уговаривать мужчина, все так же оставаясь в замкнутом помещении, где его присутствие чувствовалось особенно сильно.

Никита вздохнул, стоять спиной к Виктору было неудобно, но и повернуться было уже неловко, поэтому он просто ждал, когда мужчина выйдет, наслаждаясь полузабытым ощущением горячей воды на коже.

— Что это у тебя за шрам? — чужие пальцы очертили полукруг под лопаткой, свидетельство давней попытки забраться в чей-то сад.

— За яблоками лазили, неудачно упал с забора на осколок стекла, — как можно безэмоциональней ответил Никки, хотя от случайного прикосновения его как током прошило.

«Черт, черт, черт, да уйди же ты! — мысленно взмолился Никита. — И так нормального секса две недели не было, а тут ты еще руки распускаешь. От недотраха у меня все тело как один оголенный нерв, сплошная эрогенная зона!».

— Никит, тебе плохо? — беспокоился сзади Виктор, Никки сам не заметил, как прислонился лбом к холодному кафелю.

— Нормально все, — глухо ответил он. — Вить, чайник поставь, а?

— Нельзя мыться такой горячей водой, на сердце нагрузка…

— Вить…

— Давай помогу, — не отставал настырный доктор.

Никита задержал дыхание, медленно досчитал до десяти, потом обратно. Виктор продолжал стоять рядом.

— Помоги, — наконец, согласился Никита, поворачиваясь внушительным стояком к доктору, — раз так настаиваешь.

— Ладно, я пошел чайник ставить, — заторопился Виктор, и уже прикрывая за собой дверь, из коридора подозрительно веселым тоном добавил, — как закончишь — зови, помогу из ванны выбраться.

— Что за люди, — бормотал себе под нос Никки, энергично водя рукой по члену, — то навязывают помощь, то в кусты…

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд