Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Курортный роман - Глава 1  

Жанры:
POV, PWP, Повседневность, Романтика, Слэш (яой)
Герои:
Люди, Парни, мужчины
Место:
Наш мир
Время:
Наши дни
Автор:
marlu
Размер:
мини, написано 10 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
27.08.2013 21:20
Описание

Я смотрел на облачка, спешащие по пронзительно синему Тосканскому небу, на невысокие, но, тем не менее, солидные горы, в которых добывался известный на весь мир мрамор, наслаждался лёгким ветерком, дующим с моря, и понимал, что впервые за пять последних лет чувствую себя живым.

Посвящение

Посвящение: моей бете Marbius и тому неизвестному парню, что смущал мои слэшерские мозги, загорая рядом на полотенце)))

Публикация на других ресурсах

Только с разрешения автора

Комментарий автора

Бета: Marbius

Объем работы 18 046 символов, т.е. 10 машинописных страниц

Средний размер главы 18 046 символов, т.е. 10 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 27.08.2013 21:20

Пользователи: 12 прочитали

 

Он лежал у моих ног. Обольстительная попка, обтянутая съехавшими с талии синими шортами, плавный изгиб спины и ямочки на пояснице притягивали взгляд. Я сидел и как дурак радовался, что на мне темные очки и в руках вчерашняя газета, прихваченная в холле отеля. Эти предметы позволяли неприкрыто пялиться на задницу парня, а La Repubblica удачно скрывала реакцию на провокационно выставленный зад.

Молодой человек пошевелился. Под шелковистой кожей, едва тронутой золотистым загаром, плавно перекатились мышцы. Он устроился поудобнее, повернув ко мне лицо, и вздохнул, не открывая глаз, и поудобнее подложил руку под щеку. И если раньше я любовался на коротко стриженный русый затылок, то теперь не отрывал глаз от точеного профиля и четкой линии скул, переходящей в волевой подбородок.

Поласкав взглядом его лицо, я вернулся к созерцанию идеальной по форме попки и особенно ямочек на пояснице. Ох уж эти ямочки! Я как завороженный смотрел на них, наверное, не меньше получаса. Господи благослови того, кто изобрел солнечные очки!

— Марко! — пронзительный голос его спутницы заставил поморщиться. Девушка, навскидку старше объекта моего внимания лет на пять, требовательно пихнула ногой лодыжку молодого человека. — Идем купаться!

Он неохотно встал, потягиваясь со сна как кот, выгибаясь и вызывая дикое желание наброситься на него прямо там же, невзирая на окружение и совершенно неподходящее место. Проклятые шорты сползли еще ниже, а так как он стоял вполоборота, закинув руки за голову, то стали отчётливо видны выступающие тазовые косточки и островок курчавой поросли, которая, как правило, скрыта у уважающих себя мужчин бельем. И округлые ягодицы с восхитительной ложбинкой между ними, частью выставленной напоказ.

Картина отозвалась внизу живота тягучей болью. Возбуждение, не спадавшее уже длительное время, требовало разрядки. Марко как-то вымученно улыбнулся своей девушке, подтянул шорты, и шагнул в сторону моря. Мегера отправилась следом.

Я перевел дух и облизал пересохшие губы. Откинулся на спинку шезлонга и вместо того, чтобы переключиться хотя бы на прогноз погоды в газете, предался бесплодным мечтам. Увы, долгое отсутствие партнера сказывалось, но и удовлетворять себя в кабинке туалета общественного пляжа заштатного итальянского городка, тоже желания не было. Наоборот, хотелось дождаться возвращения парнишки… Зачем? Вот этого я и не мог себе объяснить. Понятно же, что светить мне здесь ничего не светит, но надежда, супротив доводамов разума, умирать не спешила, а я утешал себя тем, что мечтать, в общем-то, не вредно. Вредно не мечтать.

Я смотрел на облачка, спешащие по пронзительно синему Тосканскому небу, на невысокие, но, тем не менее, солидные горы, в которых добывался известный на весь мир мрамор, наслаждался лёгким ветерком, дующим с моря, и понимал, что впервые за пять последних лет чувствую себя живым. Нет, в моей жизни не было какой-то страшной трагедии, я не лишался близких, не погружался в пучины безответной любви, просто дела семьи отнимали так много времени и сил, что на остальное их уже не хватало. Даже на поиски разовых приключений.

Единственной константой в моей серой жизни была Паола. Она служила прикрытием моей ориентации и выступала в качестве спутницы в нужные моменты. Девушка была уверена, что я когда-нибудь все же решу на ней жениться, несмотря на мое откровенное нежелание иметь дело с женским полом, думая, что уж наследниками я озабочен. Даже намекала, что согласна на искусственное оплодотворение. До поры до времени я не разочаровывал Паолу, пусть верит во что хочет.

Я вздрогнул от холодных капель, упавших на разогорчённую кожу.

— Простите, — извинился Марко, уже успевший искупаться. — Омерзительно грязное море, пойду ополоснусь, — сообщил он подруге, подошедшей следом.

Смотреть, на дрожащие капельки воды на смуглой коже, на то, как они сверкают под солнечными лучами настоящими бриллиантами, было сущей пыткой! Увядшая было эрекция возникла вновь.

Молодой человек обул на ноги пляжные тапочки и не спеша направился в сторону кабинок. Представив, что он вернется через несколько минут и снова растянется на полотенце у моих ног, я испугался за свою выдержку. Закусив губу, встал, сначала ненавязчиво прикрываясь газетой, а затем повесил перед собой на сгиб локтя полотенце — как будто так и надо, и тоже пошел к выходу с пляжа.

Марко задержался, смывая песок, с ног, неспешно водя руками по щиколоткам, и к душевой кабинке мы подошли одновременно. В голове у меня что-то перемкнуло: вид обтянутых мокрой тканью чуть подрагивающих при ходьбе ягодиц завораживал, вызывал усиленное сердцебиение, и воровато оглядевшись, я втолкнул опешившего от такого финта парня внутрь, захлопывая за собой хлипкую дверцу, и прижал все еще пребывающего в прострации молодого человека к противоположной стене. Сильное, гибкое тело было податливым — он не отошел от шока. Где-то в глубине сознания я его понимал: средь бела дня, в людном месте подвергнуться нападению — или как это еще можно назвать? Распахнутые в изумлении карие глаза и приоткрытый в желании что-то сказать или закричать рот подстегнули решительность, и я резко протолкнул колено между его ног и приник в жадном поцелуе к зовущим губам.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я почувствовал отклик. Счастье от того, что это был не удар коленом в пах — позиция у нас была для этого очень располагающая — а ответное движение губ, затопило и придало смелости. Пристроив куда-то мешающее полотенце, дал волю рукам, потирая и оглаживая отзывчивое тело, шепча на ухо какой-то успокаивающий ласковый бред.

— Тише, тише, радость моя, — выдохнул я ему в ухо, когда услышал негромкий стон. Не хватало еще оповестить всех отдыхающих о том, чем мы тут занимаемся.

Марко прерывисто вздохнул и, закусив нижнюю губу, откинулся назад, открывая доступ к шее. Эрекция стала еще сильнее, хотя еще пять минут назад я был уверен, что это физически невозможно. Сделай он хоть одно движение бедрами мне навстречу, и я бы взорвался, как переполненный гелием воздушный шарик, но Марко стоял неподвижно. Лишь частое и неглубокое дыхание выдавало его состояние, да закушенная чуть не до крови губа. Мои руки жили как будто собственной жизнью, приспускали холодные мокрые шорты, ласкали промежность и нежно мяли яйца. Член у парня оказался отзывчив на ласку и вскоре стоял не хуже, чем мой, истекая смазкой, которую было восхитительно приятно размазывать по чувствительной головке.

Сердце билось в груди как сумасшедшее, сбивая дыхание. Я старался как мог контролировать себя, чтобы не наставить засосов на открытой моим поцелуям беззащитной шее, но получалось не так чтобы очень. Сознание временами уплывало, и я приходил в себя, то лаская коричневые ареалы сосков, то облизывая солоноватую головку.

Уткнувшись в курчавую поросль в паху, вдыхая острый запах возбуждения, смешанный с терпким йодистым запахом моря, я попытался намоченным слюной пальцем проникнуть между упругих полупопий.

Ягодицы резко поджались, а сам Марко странно дернулся, когда я коснулся его сжатого ануса. Сомнений не было — молодой человек был девственником. По крайней мере с той стороны.

Поцеловав его в бедро, я легко поднялся, и увидел его испуганные глаза. Успокаивающе погладив по щеке, я снова приник к нему в поцелуе, лихорадочно освобождая от плена плавок свой давно болезненно ноющий член. Получить удовольствие можно и другим способом. Может быть, оно и к лучшему, как знать?

Марко едва слышно застонал мне в губы, когда я обхватил оба наших члена ладонью. Ритмичные движения заставляли его изгибаться и прижиматься ко мне сильнее в поиске наиболее острого наслаждения. Много нам не потребовалось, и вскоре на ладонь выплеснулись горячие струи, орошая заодно кожу на животе. Кончить мы умудрились одновременно.

Сердце медленно вспоминало привычный ритм, приходило в норму дыхание. Мы уже не дышали как загнанные лошади, но еще чувствовали сладкую истому, охватившую все тело от пяток до макушек. Ноги не держали бы совсем, если бы я почти не лежал на Марко, опиравшемся лопатками в белый кафель душевой.

Все произошедшее воспринималось как сон, как некая параллельная реальность, и от этого было страшно проснуться или вернуться в свой привычный мир, когда от вот этой феерии чувств останется лишь воспоминание, стирающееся со временем и заслоняющееся другими жизненными событиями.

— Марко, — прошептал я ему в ухо, поддаваясь внезапному порыву, — отель President, номер 502. Приходи. Буду ждать, — и, лизнув напоследок соленую от морской воды щеку, вышел, не дождавшись даже слабого ответного кивка.

Лежа на застланной кровати в своем крохотном номере почти под самой крышей не самого фешенебельного отеля, я рассматривал ровный белый потолок, плавно переходящий в такие же белые, но чуть более шершавые стены. Ветерок вяло шевелил чуть приоткрытые желтые шторы. Приоткрытые ровно настолько, чтобы пустить в номер немного солнечного света и чтобы видеть расположенную почти напротив номера башню с часами. Все приезжие, не сговариваясь, называли ее Биг Беном, а как звали ее местные жители, никого и не интересовало. Возможно, так же.

Длинная стрелка на часах, дернувшись, перешла еще на одно крохотное деление вниз. Двадцать шесть минут шестого. Как глупо лежать здесь и ждать. Ясно же, что не придет. Но ведь так хочется, чтобы раздался стук в дверь, и… Мимо протопали чьи-то шаги, хлопнула дверь соседнего номера.

— … ich ziehe lieber die Hose an, — донеслось через стену.

Соседи-немцы вернулись с экскурсии и собирались на ужин.

Я вернулся к созерцанию потолка.

Поступил ли я правильно, отпустив Марко там, на пляже? Рассуждая логически — да. Во-первых, я дал молодому человеку свободу выбора, возможность самостоятельно принять решение, нужно ли ему то, что я могу предложить. Во-вторых, парень вряд ли до сегодняшнего дня имел опыт с мужчинами, но реакция обнадеживала, а в-третьих, и в самых главных -лишать парня девственности в душевой кабинке, не имея под рукой ни средств гигиены, ни средств защиты и используя в качестве лубриканта либо слюну, либо гель для душа… Нет, я поступил совершенно правильно. Думать головой, а не членом, гораздо полезнее для здоровья.

Кстати о лубриканте. Я поднялся с кровати и, пошарив в чемодане, извлек на свет божий тюбик со смазкой и вытащил из коробки несколько фольгированных квадратиков. Засунул все под подушку, чувствуя себя при этом весьма странно, ведь разум вопил о том, что он не придет, и снова лег на кровать, кинув взгляд за окно. Часы показывали без четверти семь.

Интересно, а завтра на пляже мы встретимся? Хотя, наверное, мне стоит поискать другой пляж, пусть Irene и недорогой и ближайший к отелю, но выступать в роли просителя, когда получил красноречивый отказ, не в моих правилах. Да и не настолько я беден, чтобы экономить несколько евро таким образом. В свое время даже отель и городишко был выбран именно за то, что в нем можно было исключить появление моих знакомых, предпочитающих совершенно другие курорты и гостинцы другого класса.

Семь вечера. Я устал лежать на спине и перевернулся на бок, подперев голову рукой. Солнце, уже не такое горячее как днем, но все еще достаточно теплое, клонилось к западу. На горизонте мутной полосой скопились облака, возможно предвещая дождь ночью. Точно, я вспомнил газету на пляже и прогноз на три дня: обещали грозу. В принципе, очень может быть — по морю побежали белые барашки, украшавшие собой верхушки пока еще совсем небольших волн.

В дверь деликатно постучали. Сердце сделало кульбит и забилось неровными толчками. Вот я дурак! А если это горничная или посыльный? Администрация отеля любит посылать письма постояльцам, с начала отдыха я уже получил парочку, одно приветственное, другое — не помню с чем, не дочитал.

Стук повторился, и я бросился к двери, распахивая.

— Марко…

— Прости, я не вовремя? — нахмурился он, подумав, наверное, что моя задержка вызвана какой-то причиной.

— Что ты, — голос прозвучал хрипло и почти не слушался, — я ждал.

Снова мы целовались как сумасшедшие. Благо теперь можно было не сдерживаться, и Марко постанывал от откровенного желания, цепляясь за мои плечи и прижимаясь набухшим членом к паху.

— В душ? — едва смог спросить я, насилу оторвавшись от приятного занятия.

— Я, — молодой человек запнулся и вспыхнул до корней волос, — я подготовился.

О боже! От этих простых слов вся кровь, которая еще как-то циркулировала в организме, устремилась вниз, и я задохнулся от желания. Сил сказать что-нибудь более менее внятное не осталось, и я молча подтолкнул парня в направлении кровати. Он цеплялся за меня, не желая отрываться ни на минуту, и на белоснежные сатиновые простыни мы упали вместе.

— Давай, — бормотал я, срывая с Марко мешающие тряпки — до безумия хотелось прикасаться к обнаженной коже.

Он не столько помогал, сколько мешал, нервно посмеиваясь в ответ на мою недовольную ругань.

Я накрыл его тело своим. Кожа к коже. Жар к жару. Это на самом деле было феерично, а ведь еще ничего не происходило. Возбуждение затапливало сознание, пробуждая древние собственнические инстинкты. Подумать только, еще утром я считал себя цивилизованным и очень сдержанным человеком! Кто бы мог подумать, что под этой личиной скрывается настоящий дикарь.

— Хочу, — нервно сглатывая, сказал Марко, — хочу тебя!

Что же ты со мной делаешь?! По телу прокатилась дрожь едва сдерживаемого желания. Нет! Нельзя! Первый раз должен запомниться не болью и не вызывать впоследствии отвращения и, сцепив зубы, наплевав на собственное либидо, я стал методично готовить партнера к соитию.

Марко был исключительно отзывчив на ласку. Пару раз пришлось сильно прижимать его член у основания, чтобы он не кончил раньше времени и не обломал весь кайф и себе и мне.

— Не могу, не могу больше, — хныкал он, мотая головой из стороны в сторону по подушке, но я был непреклонен: увлажнённые лубрикантом пальцы методично разминали тугое отверстие, постепенно готовя к вторжению. И если бы он только знал, насколько «не могу» я сам!

Сочтя, что уже достаточно, я приставил к блестящему от смазки анусу член, медленно надавив. Да, по идее было бы хорошо перевернуть Марко и поставить на четвереньки, но так хотелось видеть его глаза, следить за выражением лица и целовать припухшие губы, отвлекая от дискомфорта внизу. Согнутые в коленях и широко раздвинутые ноги давали свободный доступ к стратегической точке.

Марко застонал и напрягся. Больно. Прости, еще немного.

— Все, все, — прошептал я, замирая и давая время пройти боли и привыкнуть к непривычным ощущениям, — сейчас будет лучше.

Несколько минут мы лежали неподвижно, и я покрывал невесомыми поцелуями плотно зажмуренные веки.

— Можно, — наконец выдохнул он и распахнул подозрительно влажные глаза.

Оставалось только положиться на свой опыт и постараться как можно быстрее найти нужный угол, чтобы Марко тоже начал получать удовольствие. Как ни странно, но обнаружить простату мне удалось довольно быстро. Следить за изменением выражения лица партнера при этом было исключительно приятно, смущало только одно — Марко почти не мигая смотрел куда-то за мое плечо. Не выдержав, оглянулся и чуть не рассмеялся: молодой человек, не отрываясь, разглядывал наши с ним забавы в зеркале, которое висело на противоположной стене.

Ухмыльнувшись, я нарочно развел свои ноги пошире, отведя при этом его конечность далеко вверх.

— Так гораздо лучше видно, правда? — глубоким интимным голосом спросил я, вызвав испуг в орехово-карих глазах и яркий румянец, заливший не только щеки, но и шею.

Мы обессиленно лежали в объятиях друг друга, время от времени лениво целуясь. За окном где-то далеко рокотал гром, и яркие вспышки разрядов атмосферного электричества озаряли небо на горизонте — приближалась обещанная гроза. Море за окном шумело набегающими на берег волнами, создавая романтичную атмосферу. Если бы только не шум проезжающих внизу автомобилей и не голоса бродящих по набережной туристов… Можно было бы подумать, что мы на острове.

— Послушай, — задал я волнующий с некоторых пор меня вопрос, — я не хотел бы, чтобы наша встреча была единственной.

— Я тоже, — потерся он об меня носом.

— Но твоя девушка…

— Франческа? — зачем-то уточнил он и, улыбаясь, сел, скрестив ноги по-турецки, и склонил голову на бок.

— Тебе лучше знать, как ее зовут, — проворчал я.

— С ней не будет проблем, — заверил он, — она даже рада будет от меня избавиться. Я ее раздражаю, — доверительно сообщил Марко.

— Странные у вас отношения.

— Я её нелюбимый младший брат, — фыркнул Марко, — у сестрицы жених сбежал почти из-под венца. По каким-то причинам она не смогла или не захотела отказаться от брони на отель. Решила поехать, мазохистка. Родители испугались, как бы она ничего с собой не сделала, и навязали в компанию меня. Вот так и живем уже почти неделю. В номере для новобрачных. Это такой ужас!

— Я думаю, — улыбаясь, согласился я.

— Сестрица стерва каких мало и слишком любит себя, чтобы думать о самоубийстве. А вот злиться — сколько угодно. Так что проблем с ней точно не будет, проблему я вижу совсем в другом, — он замолчал и выжидательно посмотрел на меня.

Я не понял, чего он хочет. Заверений в вечной любви?

— Ну, по крайней мере, скажи хотя бы как тебя зовут, — почти обиженно произнес Марко. — Или ты шпион и это тайна?

— Прости, — покаялся я, — Луиджи, меня зовут Луиджи Валенте, адвокат.

— Марко Антонелли, студент, — в тон мне произнес молодой человек.

— Так скажи мне, Марко Антонелли, согласен ли ты переехать в мой номер для продолжения совместного, — я чуть запнулся, — отдыха.

— Говорю тебе, Луиджи Валенте, я согласен, — с чувством собственного достоинства ответил он, но, не выдержав серьезного тона, рассмеялся.

Я потянул Марко на себя и поцеловал.

Мы лежали на кровати, выключив свет в номере, и наслаждались буйством стихии за окном: гроза, наконец, добралась до города. Вместе было необыкновенно хорошо, как будто в объятиях друг друга мы, наконец, нашли то, что так долго искали. Быть может, наш курортный роман со временем выльется в серьезные отношения, тем более что неожиданно оказалось — мы из одного города…

Как знать, как знать…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Маленькая М     17 сентября 2014 14:24   31 октября 2014 11:36

Как же мне нравится. Перечитала с большим удовольствием)

Марина     31 октября 2014 12:36   31 октября 2014 11:36

Мне очень приятно, что меня перечитывают)) Особенно то, что это делаешь ты!

0890     08 ноября 2013 20:01   09 ноября 2013 14:00

Огромное спасибо за такою замечательную работу! Очень понравилось!

Марина     09 ноября 2013 14:00

Очень рада!

Izmen@     09 октября 2013 22:59   10 октября 2013 13:04

Спасибо, мне очень понравилось.

Марина     10 октября 2013 10:04   10 октября 2013 13:04

На здоровье!

Маленькая М     28 августа 2013 00:02   28 августа 2013 23:26

Огромное спасибо за замечательную работу!

Марина     28 августа 2013 20:26   28 августа 2013 23:26

Пожалуйста! Рада, что понравилось!

Страница сгенерирована за 0,010 секунд