Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

Контракт  

Жанры:
Романтика, Повседневность, Драма, PWP
Предупреждения:
Кинк
Герои:
Парни, мужчины, Люди
Место:
Большой город
Время:
Наши дни
Автор:
marlu
Размер:
мини, написано 13 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
06.04.2016 22:10
Описание

А потом он увидел его…

Сначала профиль, потом на секунду встретился с ним глазами, споткнулся, нервно дернул за конец шарфа и понял, что пропал. Захлопнул за собой дверь кабинета, прислонился к ней спиной и тоскливо подумал, что вполне мог бы обойтись без любви с первого взгляда.

Публикация на других ресурсах

Я сама))

Объем работы 23 365 символов, т.е. 13 машинописных страниц

Средний размер главы 23 365 символов, т.е. 13 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 06.04.2016 22:10

Пользователи: 1 хотите почитать, 5 прочитали

 

Предупреждение: открытый финал. Продолжения не будет.

Комментарий автора ориджинала marlu

Он во­шел че­рез стек­лянные две­ри в холл, осен­няя про­моз­глость впол­зла сле­дом, ли­шая не­боль­шое по­меще­ние да­же на­меков на у­ют. Яр­кие лю­минес­цен­тные лам­пы лишь под­чер­кну­ли кон­траст. Нас­тро­ение бы­ло под стать хму­рому но­ябрь­ско­му дню. Хму­рым.

Он хо­лод­но кив­нул ох­ранни­ку, как де­лал это всег­да, и по­шел к се­бе, поз­вя­кивая связ­кой клю­чей в кар­ма­не. В го­лове кру­тил­ся спи­сок дел на се­год­ня. Ни­чего экс­тра­ор­ди­нар­но­го. Ру­тина.

А по­том он уви­дел его…

Сна­чала про­филь, по­том на се­кун­ду встре­тил­ся с ним гла­зами, спот­кнул­ся, нер­вно дер­нул за ко­нец шар­фа и по­нял, что про­пал. Зах­лопнул за со­бой дверь ка­бине­та, прис­ло­нил­ся к ней спи­ной и тос­кли­во по­думал, что впол­не мог бы обой­тись без люб­ви с пер­во­го взгля­да. Это бы­ло по­хоже на удар под дых или на бе­тон­ную пли­ту, упав­шую свер­ху. Нак­ры­ло не по-дет­ски, и что те­перь де­лать он не пред­став­лял, но сда­вать­ся не со­бирал­ся. По­весил ка­шеми­ровое паль­то на ве­шал­ку, стрях­нув ос­татки вла­ги, и неб­режно швыр­нул шарф на пол­ку.

— Ок­са­на Ви­таль­ев­на, зай­ди­те, — выз­вал он кад­ро­вич­ку.

— Да, Илья Ки­рил­ло­вич?

Он не­надол­го за­думал­ся: вы­давать свой от­ча­ян­ный ин­те­рес вот так сра­зу не хо­телось. Приш­лось зай­ти из­да­лека:

— Что это за цвет­ник в ко­ридо­ре?

— Прос­ти­те, про­изош­ла до­сад­ная оп­лошность, при рас­сылке пи­сем кан­ди­датам ука­зали од­но вре­мя.

— Кан­ди­датам на что?

— Нам ну­жен де­лоп­ро­из­во­дитель.

— Я хо­чу пе­рего­ворить со все­ми сам.

— Но тес­ти­рова­ние…

— Я ду­маю, что вы пре­уве­личи­ва­ете его роль при най­ме на ра­боту. Пусть за­ходят по од­но­му.

— Хо­тя бы с неп­ро­филь­ным об­ра­зова­ни­ем не бе­рите, — сда­лась кад­ро­вич­ка.

Он улыб­нулся угол­ком рта и кив­нул, пусть рас­це­нива­ет как хо­чет.

Ар­хипцев Сер­гей Ль­во­вич за­шел в ка­бинет пос­ледним. На­вер­ное, про­пус­кал де­вушек впе­ред. Джентль­мен.

— Про­ходи­те, са­дитесь.

— Мне очень нуж­на эта ра­бота, — го­лос у Сер­гея Ль­во­вича ока­зал­ся не­ожи­дан­но низ­ким, слег­ка виб­ри­ру­ющим; то ли со­ис­ка­тель вол­но­вал­ся, то ли от при­роды так бы­ло за­ложе­но.

— Нас­коль­ко силь­но? — Илья не мог по­верить в свою уда­чу, хо­тя те, ко­му ра­бота не нуж­на по­зарез, не хо­дят на со­бесе­дова­ния ку­да по­пало. Ка­кой из не­го де­лоп­ро­из­во­дитель — с та­кими-то дан­ны­ми?

— Очень, — Сер­гей так и сто­ял пос­ре­ди ка­бине­та, не сде­лав по­пыт­ки при­сесть, и так это «очень» бы­ло про­из­не­сено, что сом­не­ний в том, что ему по­зарез нуж­на эта зар­пла­та не воз­ни­кало.

— И на что вы го­товы ра­ди то­го, что­бы по­лучить мес­то? —Илья встал и про­шел­ся по ка­бине­ту, спра­шивая на­роч­но рав­но­душ­но и по­вора­чива­ясь спи­ной. — Кста­ти, за­работ­ная пла­та там не слиш­ком вы­сока.

— Мне нуж­на ра­бота. Очень нуж­на.

— Ниг­де не бе­рут?

— Па­ле­он­то­логия не слиш­ком вос­тре­бован­ная спе­ци­аль­ность.

— Эк вас уго­раз­ди­ло.

— Ког­да-то я счи­тал, что важ­нее за­нимать­ся лю­бимым де­лом, чем за­раба­тывать день­ги.

— Пов­то­ряю воп­рос: на что вы го­товы, что­бы по­лучить ра­боту?

— На мно­гое, на­вер­ное, — Сер­гей по­жал пле­чами, ви­димо, не слиш­ком по­нимая че­го от не­го хо­тят. Де­вуш­ка бы дав­но до­гада­лась, а то и вы­дала щед­рый аванс.

— И на это? — Илья по­дошел бли­же и мяг­ко нак­рыл вы­пук­лость на чу­жих брю­ках ру­кой. Нес­терпи­мо хо­телось сдер­нуть плот­ные чер­ные брю­ки, ощу­тить под паль­ца­ми неж­ную плоть… Но при­ходи­лось быть ос­то­рож­ным, сто­ять впо­лобо­рота и кон­тро­лиро­вать вы­раже­ние ли­ца.

Па­уза за­тяну­лась. Ана­томия пре­тен­дента от­лично про­щупы­валась паль­ца­ми и ее осо­бен­ности ра­дова­ли. Сам же Сер­гей сто­ял, за­каме­нев, и мол­чал.

— И что, за од­ну зар­пла­ту де­лоп­ро­из­во­дите­ля? — на­конец по­ин­те­ресо­вал­ся он, не­весе­ло ус­мехнув­шись.

— За­чем же, — Илья ин­тимно по­низил го­лос, не ве­ря уда­че, — ус­лу­ги мо­его лич­но­го по­мощ­ни­ка бу­дут оп­ла­чивать­ся дос­той­но.

— Кон­тракт?

— Ес­ли хо­тите.

— Хо­чу. И неп­ре­мен­ное ус­ло­вие: все ус­лу­ги толь­ко в те­чение ра­боче­го дня.

— У нас мо­гут быть ко­ман­ди­ров­ки.

— Нет, ис­клю­чено, — Сер­гей твер­до пос­мотрел на «ра­бото­дате­ля», и ес­ли бы не ли­хора­доч­ный ру­мянец на ску­лах, мож­но бы­ло по­думать, что та­кого ро­да кон­трак­ты для не­го не вно­ве.

Илья не стал спо­рить. Сле­дова­ло ло­вить уда­чу за хвост, а раз­би­рать­ся со все­ми слож­ностя­ми по­том. Ку­да он де­нет­ся, бу­дет ез­дить как ми­лень­кий!

Кад­ро­вич­ка под­жи­мала нак­ра­шен­ные гу­бы, за­пол­няя и под­пи­сывая офи­ци­аль­ный кон­тракт. При­хоть на­чаль­ни­ка ее зли­ла, но то­му бы­ло нап­ле­вать на ущем­ленное са­молю­бие сот­рудни­цы. Ему еще пред­сто­яло под­пи­сать дру­гой, го­раз­до бо­лее важ­ный кон­тракт и пос­та­рать­ся учесть мно­гие ню­ан­сы.

— Итак, — Илья с удо­воль­стви­ем смот­рел на ру­сую ма­куш­ку, скло­нен­ную над бу­мага­ми, — воз­ни­ка­ют не­кото­рые воп­ро­сы…

— Нап­ри­мер?

— Есть ли у вас, Сер­гей Ль­во­вич, опыт аналь­но­го сек­са?

Илья нас­лаждал­ся сму­щени­ем бу­дуще­го лю­бов­ни­ка, ру­мянец ему оп­ре­делен­но шел.

— Ви­жу, что нет, тог­да на­ше пер­вое, кхм, сви­дание сто­ит пе­ренес­ти на ночь, ска­жем, ко мне до­мой. Или к вам.

— Нет.

— Днем от­дохне­те, на ра­боту ид­ти не на­до.

— Нет. Мы до­гово­рились: все в ра­бочее вре­мя.

— Но не здесь же!

— Где ска­жете, но с де­вяти до шес­ти.

Илья ис­пы­тал силь­ное же­лание отод­рать уп­рямца здесь и сей­час. Но при­чинять силь­ную боль и тем са­мым от­би­вать всю охо­ту за­нимать­ся сек­сом все же не сто­ило. Он не те­рял на­деж­ду, что у них все срас­тется ко вза­им­но­му удо­воль­ствию. Приш­лось ус­ту­пить.

— Тог­да пос­ле­зав­тра уй­де­те с обе­да. Ад­рес и про­чие инс­трук­ции по­лучи­те по элек­трон­ной поч­те.

— Хо­рошо.

Нет, все-та­ки ру­мянец это­му зас­ранцу был ис­клю­читель­но к ли­цу.

Сос­тавле­ние инс­трук­ции дос­та­вило от­дель­ное, ни с чем не срав­ни­мое удо­воль­ствие. Не­кото­рые ука­зания приш­лось пе­репи­сывать нес­коль­ко раз, под­би­рая вы­раже­ния, и все рав­но не бы­ло уве­рен­ности в том, что бу­дущий лю­бов­ник не трав­ми­ру­ет свою неж­ную пси­хику. Ра­довал толь­ко зак­лю­чен­ный кон­тракт, ко­торый не поз­во­лит кое-ко­му сос­ко­чить. Илья мыс­ленно пох­ва­лил се­бя за про­зор­ли­вость и вклю­чение от­дель­но­го пун­кта, пусть ту­ман­но­го и за­ву­али­рован­но­го, но поз­во­ля­юще­го нас­та­ивать на ис­полне­нии оп­ре­делен­ных тре­бова­ний. Не­кото­рые из них бы­ли не­об­хо­димостью, дру­гие его лич­ной при­хотью, но от­ка­зывать­ся от них при то­вар­но-де­неж­ной пос­та­нов­ке воп­ро­са он не со­бирал­ся.

Ночь прош­ла в пред­вку­шении. Зас­нуть по­лучи­лось с боль­шим тру­дом, и ут­ром Илья встал не в ду­хе: пе­режить день, по­том еще ночь и по­том дож­дать­ся на­чала сви­дания ка­залось не­мыс­ли­мым. На ра­боту он при­шел злой, ус­тро­ил раз­нос под­чи­нен­ным, но лег­че не ста­ло. Хо­рошо хоть ис­точник раз­дра­жения на гла­за не по­падал­ся: не то вы­пол­нял рас­по­ряже­ния, не то прос­то про­гули­вал, поль­зу­ясь пре­дос­тавлен­ным от­гу­лом. Зав­тра бу­дет вид­но.

Ок­са­на Ви­таль­ев­на су­нулась бы­ло с воп­ро­сами по но­вому сот­рудни­ку, но по­лучив от­вет про мес­тную ко­ман­ди­ров­ку уш­ла в за­дум­чи­вос­ти. И не по­нять — ос­та­лась ли удов­летво­рена этой вер­си­ей, или прос­то ре­шила не свя­зывать­ся с сер­ди­тым на­чаль­ни­ком…

Илья пы­тал­ся ра­ботать. И со­чувс­тво­вал всем, ко­му не по­вез­ло с ним сей­час об­щать­ся: не­тер­пе­ние, пред­вку­шение и по­хоть про­рыва­лись на­ружу от­менным сар­казмом и обо­рачи­вались то ли­шени­ем пре­мии, то вы­гово­ром, а то и прос­то ба­зар­ной скло­кой. Бы­ли у не­го и та­кие кад­ры, ко­торые не стес­ня­лись.

Ус­тав му­чить­ся сам и му­чить дру­гих, он, к ра­дос­ти под­чи­нен­ных, «у­ехал в главк». Что под этим под­ра­зуме­валось, к счастью, вы­яс­нять ник­то не стал. До­ма нем­но­го приб­рался, при­нял ван­ну и по­пытал­ся за­быть­ся за прос­мотром ка­кого-ни­будь бо­евич­ка, но тол­ку от это­го бы­ло ма­ло. Пе­ред гла­зами сто­ял Сер­гей Ар­хипцев с ро­зовы­ми ще­ками и те­ребил пу­гови­цу на ру­баш­ке.

На ночь приш­лось при­нять сто грамм вод­ки в ка­чес­тве снот­ворно­го, а то с ут­ра мог бы окон­фу­зить­ся. Пос­ле двух поч­ти бес­сонных но­чей не­муд­ре­но же. Ут­ром вско­чил ра­но, да­же на ра­боту так не под­ни­мал­ся. Плю­нул на все и ре­шил ни­куда не ез­дить, хо­тя с ве­чера со­бирал­ся зас­ко­чить на па­ру ча­сиков, что­бы не рас­слаб­ля­лись. Но не­яс­ное том­ле­ние дос­тигло апо­гея, в жи­воте проч­но обос­но­вались ба­боч­ки, и хо­телось ве­рить, что это имен­но пред­вку­шение сви­дания, а не ре­ак­ция на вче­раш­ний пи­рожок, нап­ри­мер.

Ког­да явил­ся сму­щен­ный лю­бов­ник, Илья сов­сем из­велся, но встре­тил на­рочи­то прох­ладно, с по­нима­ющей ус­мешкой на гу­бах. Внут­ри же все пе­ло. Он ед­ва сдер­жался, что­бы не на­кинуть­ся с по­целу­ями пря­мо в при­хожей.

— Ку­да мне? — спро­сил гость, нем­но­го по­топ­тавшись у по­рога.

Илья смот­рел, как тот ве­ша­ет на крю­чок клас­си­чес­ко­го кроя кур­тку, сни­ма­ет чер­ные ще­голь­ские бо­тин­ки. Как-то не вя­залась эта одеж­да, пусть и не сов­сем но­вая, но яв­но ка­чес­твен­ная и до­рогая, с бедс­твен­ным по­ложе­ни­ем, оз­ву­чен­ным на со­бесе­дова­нии. Илья нах­му­рил­ся: ес­ли ду­рит, то пус­кай пе­ня­ет на се­бя. С дру­гой сто­роны, важ­ны ли при­чины? Глав­ное, что уда­лось за­полу­чить его в пос­тель. Не сов­сем, ко­неч­но, но ско­ро. Сов­сем ско­ро.

Илья мол­ча по­вер­нулся и по­шел вглубь квар­ти­ры. Он ре­шил не вес­ти Сер­гея сра­зу в спаль­ню, нес­коль­ко ми­нут мож­но пот­ра­тить и на раз­го­воры. Или на бо­лее при­ят­ные ве­щи. При мыс­ли о по­целуе вер­ну­лось воз­бужде­ние, став­шее уже поч­ти при­выч­ным. Он сел в крес­ло, рас­ста­вив но­ги, и поз­во­лил ха­лату нем­но­го рас­пахнуть­ся. Пре­рывис­тый вздох по­казал, что ма­невр не ос­тался не­заме­чен­ным.

— Прис­ту­пим? — Илья поз­во­лил се­бе улыб­ку и до­бавил ти­ше, бо­лее ин­тимно: — Раз­де­вай­ся.

Ос­та­валось толь­ко наб­лю­дать, как под­ра­гива­ющие ру­ки тя­нут за край тон­ко­го джем­пе­ра, как с тру­дом под­да­ют­ся не­пос­лушным паль­цам пу­гови­цы на ру­баш­ке, как они ед­ва справ­ля­ют­ся с мол­ни­ей на брю­ках. Илья мно­гое ви­дел в сво­ей жиз­ни, но бо­лее эро­тич­но­го зре­лища, чем то, что раз­во­рачи­валось пе­ред ним, еще не при­ходи­лось. И маль­чик пос­лушно вы­пол­нил вы­дан­ные ука­зания: ру­ки, грудь и но­ги ра­дова­ли глаз от­сутс­тви­ем гус­то­го под­шерс­тка. Илья нер­вно дер­нул ка­дыком и по­жалел, что ни­чего не взял, что­бы про­мочить гор­ло. Во­ды, конь­яка — не­важ­но че­го, — но это­го не хва­тало, как не хва­тало и воз­ду­ха: то, что с ним тво­рилось, не по­ходи­ло ни что, и как бо­роть­ся с этим он не знал, не имел ни ма­лей­ше­го пред­став­ле­ния.

— Ос­таль­ное то­же, — хрип­ло ска­зал он, и тон­кие паль­цы, чуть по­мед­лив, под­це­пили ре­зин­ку тру­сов и по­тяну­ли вниз.

Прос­тые бе­лые хлоп­ко­вые плав­ки опус­ти­лись свер­ху на стоп­ку ак­ку­рат­но сло­жен­ной одеж­ды.

Удер­жать­ся от одоб­ри­тель­но­го прис­виста бы­ло поч­ти не­воз­можно, уж очень от­крыв­ша­яся кар­ти­на ра­дова­ла глаз. Ха­лат Ильи спе­реди ос­но­ватель­но всто­пор­щился, и ще­ки Сер­гея из прос­то ро­зовых прев­ра­тились в пун­цо­вые. Он не­лов­ко пе­рес­ту­пил но­гами по ко­рич­не­вому ков­ру и опус­тил гла­за.

— Иди сю­да, — мяг­ко ска­зал Илья.

Три ша­га, и Сер­гей уже сто­ит пря­мо пе­ред крес­лом, не зная ку­да деть ру­ки. Илья от­ки­нул го­лову на спин­ку крес­ла и прик­рыл гла­за, гу­бы пе­ресох­ли, но об­ли­зывать их он бы не рис­кнул, что­бы не вы­дать свое сос­то­яние. Маль­чик был очень хо­рош. Глад­ко выб­ри­тый пах прив­ле­кал вни­мание, под­жавши­еся от стра­ха я­ич­ки и ак­ку­рат­ный член вы­зыва­ли толь­ко од­но же­лание: при­пасть гу­бами, це­ловать, лас­кать… Он ли­хора­доч­но об­ли­зал гу­бы, прос­то фи­зичес­ки ощу­щая неж­ность ко­жи и ее не­пов­то­римый аро­мат.

— По­вер­нись, — ед­ва смог про­из­нести он.

Сза­ди вид ока­зал­ся не ху­же. Ок­руглые, креп­кие и яв­но тре­ниро­ван­ные яго­дицы бы­ли хо­роши. Очень хо­роши. Хоть сей­час на раз­во­рот жур­на­ла, и фо­тошоп не по­надо­бит­ся. Илья вы­дох­нул сквозь плот­но сжа­тые зу­бы:

— Нак­ло­нись.

Нем­но­го за­меш­кавшись, Сер­гей все же нак­ло­нил­ся.

— Раз­двинь, — Илья сам не знал, за­чем де­ла­ет имен­но так, за­чем усу­губ­ля­ет сму­щение и наг­не­та­ет ат­мосфе­ру, но са­мо про­ис­хо­дящее под­ни­мало гра­дус воз­бужде­ния на та­кую вы­соту, что, ка­залось, еще нем­но­го, и член взор­вется от нап­ря­жения да­же без ка­ких-то до­пол­ни­тель­ных уси­лий. Он до бо­ли при­кусил гу­бу, что­бы от­влечь­ся, что­бы не опо­зорить­ся са­мым не­лепым об­ра­зом. Мед­ленно вы­дох­нул и сфо­куси­ровал взгляд. Пря­мо пе­ред гла­зами бы­ла плот­но сжа­тая звез­дочка ану­са. Ма­лень­кая, ак­ку­рат­ная, не­поль­зо­ван­ная…

Он про­тянул ру­ку, пог­ла­дил по­яс­ни­цу, об­вел нап­ря­жен­но зас­тывшую на яго­дице ла­донь, чувс­твуя се­бя ма­лолет­кой, впер­вые дор­вавшим­ся до об­на­жен­но­го те­ла. Девс­твен­ное от­вер­стие ма­нило. Удер­жать­ся бы­ло не­воз­можно, да и не­зачем, ког­да карт-бланш на ру­ках. От­че­го-то бы­ло жаль, что по­том, спус­тя сов­сем нем­но­го вре­мени, этот вид из­ме­нит­ся. За­хоте­лось ос­та­вить се­бе на па­мять хо­тя бы сни­мок, и не ду­мая ни о чем: ни как пос­ту­пок выг­ля­дит с точ­ки зре­ния мо­рали, ни о мне­нии дру­гой сто­роны, он нет­вердой ру­кой дос­тал ай­фон и сде­лал нес­коль­ко кад­ров…

Он очень уго­вари­вал се­бя не спе­шить. Тща­тель­но го­товил ту­гое от­вер­стие к про­ник­но­вению и сам схо­дил с ума от про­ис­хо­дяще­го. Это бы­ло где-то за пре­дела­ми по­нима­ния, что­бы кто-то дей­ство­вал на не­го вот так, как са­мый силь­ный аф­ро­дизи­ак, как де­сяток таб­ле­ток ви­аг­ры, как ста­кан конь­яка зал­пом. Чис­тей­шая хи­мия, не­замут­ненная страсть до звез­до­чек в гла­зах, до нес­терпи­мого же­лания от­дать­ся са­мому — лишь за­хоти он, лишь на­мек­ни!

Он ед­ва смог про­ник­нуть внутрь. Бы­ло очень ту­го, очень жар­ко и поч­ти не­воз­можно удер­жать­ся и не кон­чить пря­мо сра­зу. Сер­дце сту­чало как су­мас­шедшее, пот за­ливал гла­за, Илья за­мер, пе­режи­дая ос­трую вол­ну удо­воль­ствия, за ко­торой впол­не мог бы пос­ле­довать ор­газм. Це­ловал спи­ну, про­водил язы­ком влаж­ные до­рож­ки вдоль поз­во­ноч­ни­ка, нас­лажда­ясь тер­пким со­лоно­ватым вку­сом ко­жи, а по­том не вы­дер­жал и за ка­кой-то де­сяток не­ров­ных дви­жений сор­вался в мощ­ней­ший ор­газм.

— Сей­час, сей­час, — про­бор­мо­тал он, пы­та­ясь стрях­нуть на­катив­шую эй­фо­рию и сла­бость, спол­зти, на­конец, на из­мя­тые прос­ты­ни. Нуж­но бы­ло по­забо­тить­ся и о пар­тне­ре, ми­нет на­вер­ня­ка при­мирит его с об­сто­ятель­ства­ми, а по­том мож­но бу­дет и о ва­ри­ан­тах по­думать.

— Я мо­гу встать?

— Да, ко­неч­но, — Илья отод­ви­нул­ся и удив­ленно смот­рел за тем, как Сер­гей мол­ча встал и нем­но­го не­лов­кой по­ход­кой по­шел в зал.

— Мы мог­ли бы про­дол­жить, ты же не по­лучил удо­воль­ствия. Я мо­гу сде­лать ши­кар­ный ми­нет. Те­бе пон­ра­вит­ся.

— Не сто­ит, — Сер­гей спо­кой­но оде­вал­ся. — В этом нет не­об­хо­димос­ти. Вы, как я по­нимаю, удов­летво­рены?

— Да, — соз­нался Илья, и на ду­ше ста­ло как-то гад­ко. — Но это неп­ра­виль­но, в пос­те­ли дол­жны по­лучать удо­воль­ствие двое.

— Ко­му дол­жны? Про­шу про­щения, но мой ра­бочий день уже за­кон­чен пять ми­нут на­зад.

Илья сжал зу­бы, что­бы не сор­вать­ся и да­же не по­шел про­вожать его до вход­ной две­ри. Ра­бочий день! Ка­ков га­деныш!

Злость обу­рева­ла его, вып­лески­валась на ок­ру­жа­ющих и са­мого ви­нов­ни­ка это­го сос­то­яния. Под­чи­нен­ные и прос­то зна­комые ша­раха­лись как от мед­ве­дя с за­нозой в ла­пе, но вот на Сер­гея это не дей­ство­вало ни­как. Он был всег­да веж­лив, спо­ко­ен и отс­тра­нен — как буд­то его не ка­сались вспыш­ки гне­ва на­чаль­ни­ка и лю­бов­ни­ка. На са­мом де­ле так и бы­ло, ко­неч­но. Илья бе­сил­ся, но хо­теть его мень­ше не пе­рес­та­вал. На­обо­рот, эта са­мая отс­тра­нен­ная хо­лод­ность за­води­ла хле­ще лю­бых за­иг­ры­ваний. Его мож­но бы­ло та­щить в пос­тель хоть каж­дый день, он бе­зот­казно да­вал. Вы­пол­нял все при­хоти и да­же на­учил­ся неп­ло­хо брать в рот, но с де­вяти до шес­ти. Сто­ило стрел­кам ча­сов ут­вердить­ся на во­сем­надца­ти ноль-ноль, как ни­какие уго­воры и щед­рые по­сулы уже бы­ли не влас­тны зас­та­вить его за­дер­жать­ся.

Нес­мешная шут­ка про ко­нец ра­боче­го дня из­рядно на­до­ела. Зак­ра­дыва­лось по­доз­ре­ние, что не та­кая уж и шут­ка, по­тому что чувс­тва юмо­ра за этим «ра­бот­ничком» за­мече­но не бы­ло. Илья вы­ходил из се­бя от же­лания про­бить ле­дяную ста­тую на про­яв­ле­ние чувств, на ка­кое-то бо­лее че­лове­чес­кое об­ще­ние. Тщет­но. Ни по­целуи — Илья обо­жал це­ловать­ся — ни изощ­ренная лас­ка не мог­ли рас­то­пить ле­дяную кор­ку, вы­пус­тить на во­лю эмо­ции. Да­же пред­ло­жение по­менять­ся ро­лями бы­ло встре­чено с тем же спо­кой­стви­ем, не выз­ва­ло ни­како­го эн­ту­зи­аз­ма и за­вяло на кор­ню… Но, нес­мотря ни на что, по­меша­тель­ство Ильи на этом пар­не про­дол­жа­лось. Хо­лод­ность, ка­зав­ша­яся на­рочи­той, вы­зыва­ла ди­кое, не­кон­тро­лиру­емое же­лание. Будь его во­ля, Илья не вы­пус­кал бы лю­бов­ни­ка из пос­те­ли и не вы­лезал сам. Он бук­валь­но зас­та­вил Сер­гея кон­чать вмес­те, но да­же тог­да са­мый вни­матель­ный взгляд не мог за­метить хоть то­лику прор­вавших­ся сквозь мас­ку чувств.

Единс­твен­ное, что вы­зыва­ло хоть ка­кую-то ре­ак­цию — это день­ги. Ли­цо Сер­гея тог­да нем­но­го смяг­ча­лось, он пе­рес­чи­тывал ку­пюры, скла­дывал и уби­рал их в кар­ман ру­баш­ки, не за­быв зас­тегнуть пу­гович­ку. День­ги име­ли зна­чение, они бы­ли цен­ны, в от­ли­чие от все­го ос­таль­но­го. Илья пы­тал­ся «вы­дать пре­мию», но на­порол­ся на жес­ткий от­каз. Веж­ли­во, но неп­реклон­но ему по­сове­това­ли ос­та­вить ее се­бе.

— Мне хва­та­ет щед­рой за­работ­ной пла­ты.

Илья не мог не приз­нать, что зар­пла­та бы­ла бо­лее чем щед­рой. Но по­нимать сво­его лю­бов­ни­ка луч­ше от это­го не стал. Тот был сплош­ной за­гад­кой. Ни­каких лич­ных раз­го­воров: ни в пос­те­ли, ни за ее пре­дела­ми. Хо­тя все об­ще­ние вне ее сво­дилось к не­понят­ным обя­зан­ностям в офи­се: по­дай, при­неси, поз­во­ни. Чем за­нять «по­мощ­ни­ка» Илья на са­мом де­ле не знал, как не имел и по­нятия об уров­не его ква­лифи­кации или лич­ной жиз­ни. Он рев­ни­во про­чесал ин­тернет и со­ци­аль­ные се­ти. Ни в «Од­ноклас­сни­ках», ни во «Вкон­такте» Сер­гей Ар­хипцев за­регис­три­рован не был.

За­то в ин­тернет-биб­ли­оте­ках на­уч­ных ра­бот наш­лись статьи по па­ле­он­то­логии, и Илья сде­лал вы­вод, что лю­бов­ни­чек — ас­пи­рант и го­товил­ся к за­щите, а по­том что-то слу­чилось, и это «что-то» ра­дикаль­но по­меня­ло жизнь бу­дуще­го уче­ного.

Илья, как хищ­ник из за­сады, стал сле­дить за тем, что про­ис­хо­дит вок­руг. Ра­ди это­го да­же приш­лось сни­зить час­то­ту сви­даний, но ре­зуль­тат то­го сто­ил. Те­перь он знал, что де­ла­ет Сер­гей сра­зу пос­ле шес­ти, и это зна­ние ни­как не ра­дова­ло. По все­му вы­ходи­ло, что у не­го кто-то есть… А еще этот га­деныш на­шел об­щий язык с де­вица­ми из от­де­ла кад­ров, и да­же су­ровая Ок­са­на Ви­таль­ев­на рас­тя­гива­ла гу­бы в улыб­ке, про­ходя ми­мо по ко­ридо­ру. И он, су­ка, улы­бал­ся в от­вет, раз­ве что ре­веран­сы не де­лал.

Илье толь­ко и ос­та­валось, что по­пол­нять кол­лекцию фо­то рас­тра­хан­ной зад­ни­цы. Это ста­ло на­вяз­чи­вой иде­ей, фе­тишем или прос­то нез­до­ровой страстью, но он те­перь не мог ус­нуть без то­го, что­бы, улег­шись в кро­вать, хо­тя бы пол­ча­са ту­по не пя­лить­ся на од­ну-дру­гую-третью фо­тог­ра­фии, с осо­бым чувс­твом, по­хожим на гор­дость, от­ме­чая из­ме­нения. Стран­ная у не­го по­лучи­лась лю­бовь, не­понят­ная, поч­ти мань­яч­ная…

В пят­ни­цу Сер­гей явил­ся на ра­боту с цве­тами. Вып­ро­сил у ко­го-то ва­зу и пос­та­вил на по­докон­ник. Илья смот­рел и чувс­тво­вал, что за­кипа­ет: как он пос­мел?! Де­монс­тра­тив­но, наг­ло выс­тавлять на­показ от­но­шения, в ко­торых Илье не бы­ло мес­та, и за­дум­чи­во пог­ля­дывать в те­чение дня, иног­да улы­ба­ясь…

Илье хо­телось рвать и ме­тать — рев­ность, как ока­залось, жес­то­кая шту­ка. И бо­лез­ненная. За час до кон­ца ра­боче­го дня план мес­ти соз­рел.

— Сер­гей Ль­во­вич, зай­ди­те ко мне, — ров­но за пят­надцать ми­нут до шес­ти поз­вал он.

— Слу­шаю вас.

Дверь в ка­бинет зак­ры­лась, зах­ло­пывая ло­вуш­ку.

— Раз­де­вай­ся.

— Но…

— До кон­ца ра­боче­го дня еще есть вре­мя.

В этом бы­ло ка­кое-то осо­бое, из­вра­щен­ное удо­воль­ствие: отод­рать его на сто­ле в ка­бине­те. Смот­реть, как вхо­дит член в хо­рошо раз­ра­ботан­ную и сма­зан­ную зад­ни­цу, слу­шать, ка­кие зву­ки из­да­ет плоть, уда­ря­юща­яся о плоть, и зас­та­вить кон­чить без рук и са­мому спус­тить внутрь, на­роч­но не на­дев ре­зину.

— От­личная еб­ля, — Илья пох­ло­пал его по об­на­жен­но­му бед­ру и по­пытал­ся по­цело­вать в гу­бы.

— Рад, что пон­ра­вилось, — Сер­гей от­вернул­ся.

— У те­бя есть три ми­нуты, что­бы одеть­ся.

— Мо­гу я вос­поль­зо­вать­ся ту­але­том?

— Бо­юсь, что нет, — Илья раз­вел ру­ками и по­том пос­ту­чал паль­цем по на­руч­ным ча­сам, — ра­бочий день за­кон­чился. Но я мо­гу про­водить те­бя до вы­хода и да­же под­везти до мет­ро.

— Нет спа­сибо.

До са­мого на­чала сле­ду­ющей не­дели Илья ощу­щал мсти­тель­ную ра­дость от то­го, что кое-ко­му приш­лось на сви­дании очень креп­ко сжи­мать свою ши­кар­ную зад­ни­цу, что­бы не опо­зорить­ся. И чувс­тво­вать се­бя по­мечен­ным дру­гим сам­цом — у Сер­гея Ар­хипце­ва яв­но бы­ло не са­мое луч­шее сви­дание в жиз­ни!

В по­недель­ник он не вы­шел на ра­боту. Илья из­велся: мо­биль­ник не от­ве­чал. Оби­дел­ся? За­болел? Что-то слу­чилось? Он опять сры­вал­ся на под­чи­нен­ных и ли­хора­доч­но со­об­ра­жал что де­лать. В кад­рах дол­жно быть лич­ное де­ло и ад­рес. Съ­ез­дить?

— Илья Ки­рил­ло­вич, Ар­хипцев уволь­ня­ет­ся. Под­пи­шите.

Он ед­ва не наб­ро­сил­ся на эту глу­пую ку­рицу Ок­са­ну: что зна­чит уволь­ня­ет­ся?! Чу­дом сдер­жался.

— Где он?

— До­ма, за­нима­ет­ся по­хоро­нами. За­яв­ле­ние при­вез и у­ехал. У не­го ма­ма скон­ча­лась.

— Ма­ма?

— Да, бед­ный маль­чик. Сна­чала раз­бился на ма­шине отец, по­том мать с ин­суль­том в боль­ни­цу по­пала. Он ста­рал­ся за­рабо­тать, как мог, ре­аби­лита­ция ин­суль­тни­ков де­ло до­рогое. Я знаю, у ме­ня отец ле­жал в этом цен­тре.

— Что там с Ар­хипце­вым? — обор­вал Илья, ко­торо­му не бы­ло ни­како­го де­ла до ста­рых проб­лем кад­ро­вич­ки.

— Мать по­хоро­нит и бу­дет за­щищать­ся, как она хо­тела. Ска­зал, что ра­ботать уже не смо­жет, но де­нег хва­тит, он эко­ном­ный.

— За­яв­ле­ние не под­пи­шу, и тру­довую без ме­ня не от­да­вать.

Ок­са­на обож­гла на­чаль­ни­ка взгля­дом, на­вер­ное, по­няла все.

«И пусть, — по­думал Илья, — пле­вать на всех. Не от­пу­щу. Эко­ном­ный он, бес­то­лочь. Сколь­ко са­ма за­щита сто­ит не зна­ет. Объ­яс­ню. Поп­ро­шу… Уго­ворю ос­тать­ся. Вы­молю про­щение. Не со зла же я, рев­ность прок­ля­тая». Он изо всех сил пы­тал­ся убе­дить се­бя, что все бу­дет хо­рошо. Все сла­дит­ся. Они по­гово­рят, Сер­гей пой­мет… Но что-то внут­ри под­ска­зыва­ло: он не прос­тит. Ни­ког­да.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Феликс Бобчинский     09 апреля 2016 09:21

«— Мать по­хоро­нит и бу­дет за­щищать­ся, как она хо­тела. Ска­зал, что ра­ботать уже не смо­жет, но де­нег хва­тит, он эко­ном­ный.»

смысл понятен, но… может, лучше «защищать диссертацию»?

лично я понял, только после третьего прочтения, о какой ЗАЩИТЕ и ОТ КОГО идет речь.

а работа понравилась, и герои НАСТОЯЩИЕ, со своими тараканами.

Маленькая М     07 апреля 2016 13:21

Спасибо за интересную работу. Обычно не люблю открытый финал, но тут очень органично.

Жаль, что ГГ такой дуболом

И присоединюсь к предыдущему комментарию, я добавила бы тэги Слэш и Сомнительное согласие

Слава     07 апреля 2016 09:02   07 апреля 2016 10:18

Написано хорошо. Но добавьте в жанры яой, пожалуйста.

Страница сгенерирована за 0,195 секунд