Поиск
Обновления

14 августа 2018 обновлены ориджиналы:

11:20   Phoenix

09 августа 2018 обновлены ориджиналы:

00:26   Северный волк

28 июля 2018 обновлены ориджиналы:

23:33   Элисон

20:55   Дневник отношений

22 июля 2018 обновлены ориджиналы:

17:43   Как же мне везёт

все ориджиналы

Поцелуй под дождем - Глава 1  

Жанры:
Hurt/comfort, POV, Повседневность, Флафф
Предупреждения:
Кинк
Герои:
Люди, Школьники
Место:
Наш мир, Россия
Время:
Наши дни
Автор:
Lucky
Размер:
мини, написано 7 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
12.06.2014 20:27
Описание

Что общего между старшеклассницей и взрослым человеком? Двенадцать лет разницы, а еще? А еще поцелуй, способный повернуть время вспять и перевернуть ставший обыденным уклад жизни.

Публикация на других ресурсах

http://ficbook.net/readfic/2 055 390

Комментарий автора

Первая выложенная здесь работа. Не судите строго (и чего я несу?).

Объем работы 12 519 символов, т.е. 7 машинописных страниц

Средний размер главы 12 519 символов, т.е. 7 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 12.06.2014 20:27

Пользователи: 1 не читали

 

Я сижу за рулем отцовского джипа, припарковавшись прямо у ворот, ведших в городской парк имени Ленина. Дворники, ритмично двигаясь из стороны в сторону, старательно пытаются убрать с лобового стекла первые крупные капли весеннего дождя. Дисплей автомагнитолы через каждые несколько минут мигает, оповещая о смене музыкальной композиции. Музыка под стать выдавшейся сегодня погоде — попсово-лиричная.

От внутренних размышлений меня то и дело отвлекает сотовый телефон, находящийся в беззвучном режиме. С периодичностью в одну минуту вибрирует в переднем кармане брюк. Громко, в какой-то степени настырно. Полностью игнорирую входящие вызовы, я ведь все равно знаю имя звонившего, от того и не хочу отвечать на звонок. Поправка: пока не хочу.

Странное настроение или лучше сказать настрой. На работе завал; не успеваю вовремя сдать проект торгового центра, который вот-вот должен начать строиться в центре города. План готов, а вот смета до сих пор находится лишь в моей голове. Магистратура медленно, но верно накрывается чем-то «медным». Наверное, не бывать мне архитектором с двумя дипломами. Еще и девушка, с которой познакомился на новогоднем корпоративе полтора года назад, начинает все больше доставать своей рутинностью: вечер вдвоем, ужин с полуфабрикатами, ночь, не блещущая изысками в сексе… и так все по кругу.

Перефокусирую взгляд с капель дождя на силуэт девушки, прислонившейся к переднему бамперу джипа. Она стоит, одетая в школьную форму, раскинув руки в разные стороны, и при этом смотрит куда-то в мрачное пропитанное влагой небо.

«Дождь же еще холодный!» — проносится мысль в голове, но я так и не решаюсь выскочить из прогретого кондиционером салона автомобиля. Наверное, сказывается внезапно свалившаяся на плечи взрослость, а вместе с ней и ответственность. На улице зябко, можно и простуду заработать, а у меня как-никак сроки поджимают на работе.

Она поправляет спутавшиеся на ветру каштановые волосы с повисшими на них каплями дождя, те слипаются от прикосновений влажных рук, становясь похожими на пакли. Вижу, как подрагивают ее плечи. Зазывно. Маняще. Не подавая вида, что продрогла, школьница напевает себе под нос какую-то песню. Скорее всего, то, что сейчас слушает молодежь. Наверняка что-то о безответной любви. Ее тело движется в такт песне, струится размытой от испарины на лобовом стекле дымкой.

«Ну и чего сидишь? Она же хочет, чтобы ты вышел к ней!» — и снова мысль, и снова я пребываю в растерянности. Присоединиться к ней или остаться в тепле? Если выбор падет на второе, то я окончательно пойду против остатков логики в голове. Ведь зачем тогда я заехал за ней в школу? Зачем прождал окончания двух последних уроков, сидя в машине? Чтобы продолжать сидеть в ней пока она наслаждается первым весенним дождем?

«Дурак…» — констатация факта бьет обухом по сознанию, наконец, приведя мое тело в действие.

Достаю из бардачка «дежурный» зонт, который оставил когда-то еще мой отец, уверив меня, что он обязательно рано или поздно пригодится. Тогда я был категорически против захламления машины моей мечты, а теперь сидя здесь и сейчас понимаю, что батя, оказывается, дело говорил.

Распахиваю дверцу машины, но прежде успеваю поправить пиджак с галстуком, автоматически, не глядя. Прохладный воздух ударяет по лицу, от чего по телу пробегают мурашки. Начищенные до блеска туфли с бульканьем оседают в недавно возникшей около машины луже.

«Как же я ненавижу дождь и сопутствующую ему слякоть», — мысленно бурча, я все-таки решаюсь продолжить свой ход к заветной цели, хотя уже отчетливо вижу себя «завтрашнего», разводящего пакетик Колдрекса в бокале поутру.

Фантазии о возможной простуде перебивает ее улыбка. На улице серые сумерки посреди середины обеда. Ни намека на солнце, а она, видимо, услышав мое копошение, обернулась и теперь смотрит, мило улыбаясь, подобно солнцу, озаряя все вокруг. Искренняя чистая улыбка, без упреков и ожиданий улыбки в ответ. Улыбка просто так.

Раскрываю зонт, захлопываю дверцу и медленно шагаю к ней, полностью наплевав на толстый слой воды, бурлившей под ногами. Дождь за время моих размышлений явно нарастил темп.

— Привет, — срывается с ее уст. Это приветствие, которое прозвучало во второй раз за день при всем при том, что мы не расставались, напомнило мне голливудские мелодрамы, когда герои, чувствуя внутреннюю неловкость, вновь говорят слова приветствия. От мысли об ее неловкости я снова чувствую вес своего возраста — двадцать восемь лет к ее шестнадцати.

— Привет, — отвечаю я, и собственный голос звучит предательски сипло, по-взрослому. Хриплю, усердно тру шею ладонью, будто это скосит моему тембру годов так этак пять.

Подхожу к ней. Зонт укрывает ее от дождя. Она смотрит мне прямо в глаза, в силу своего маленького роста, снизу вверх. В ее зеленых от природы глазах проскальзывают оттенки черного. Наверное, это из-за зонта черного цвета, нависшего над ней сверху.

— Ты не замерзла? — задаю глупый вопрос и, сразу же это осознав, начинаю мысленно себя за это корить.

— Нет, — немного помолчав, отвечает она.

«Ну, каков вопрос, таков и ответ», — думаю я и внезапно понимаю причину ее заминки. Она ждала, что я накину пиджак на ее плечи.

«Дурак…», — почему-то именно с ней я веду себя как полный идиот. С той другой, с которой познакомился на вечеринке, я не теряюсь. Всегда решителен. Всегда все контролирую. А здесь, с ней все по-другому.

С горем пополам снимаю пиджак и набрасываю его ей на плечи. В глазах повисает благодарность. Она тает. Конечно, ведь рядом с ней я: взрослый и серьезный. Не ровня ее одноклассникам-погодкам.

— Я никогда не целовалась под дождем, — фраза, которая подобно ножу, мягко разрезающему масло, разделяет все на то, что было до нее и после.

«Хм… — снова вспоминаю романтические мелодрамы начала двухтысячных. Влюбленные признаются, что не могут жить друг без друга, а после долгий страстный поцелуй под дождем. — Она хочет повторить любимый момент из фильма».

Как я ни стараюсь сдержать прилив иронии, на мое лицо все равно прокрадывается едва уловимая ухмылка.

— Да, глупости все это, — видимо, уловив мой иронический настрой, она резко дает заднюю уже сказанным словам и, густо покраснев, отводит взгляд в сторону, принявшись наблюдать за проезжавшими мимо машинами.

— Извини, — шепчу, как нашкодивший воспитанник детского сада, и свободной рукой подтягиваю ее за талию вверх. Пухлые влажные от дождя губы сталкиваются с моими.

Не ожидая такого поворота, она томно вздыхает, а ее худенькое стройное тело сотрясает легкая дрожь, похожая на электрический разряд. Еще не успевшие огрубеть от многочасового пребывания на кухне ладони устремляются в сторону моей шеи. Обхватывают ее, нежно теребя волосы чуть выше загривка. Свободной рукой я по-прежнему держу зонт, но уже не так сильно и сконцентрировано, от чего он начинает дрожать.

— Я… — она хочет что-то сказать, но я перебиваю поток ее чистосердечных признаний, так как догадываюсь, что, скорее всего, последует за уже озвученным местоимением. Продолжаю целовать, покусывая ее нижнюю губу.

Я ей не просто нравлюсь. Она меня любит. Да, я прекрасно понимаю, что это не любовь — обычная юношеская влюбленность. Сам такую испытывал в свое время, когда любое проявление ответных чувств видится чем-то всепоглощающим, вечным. Вследствие чего хочется признаться в своих чувствах, хочется кричать о них на каждом углу. Но признание в любви — ответственность. А ее у милой школьницы, с которой я познакомился месяц назад, еще пока нет.

— Ну как, я исполнил твое желание? — спрашиваю я, переводя дыхание между поцелуями.

— Да… — согласие срывается с довольно осязаемым придыханием. Один романтический поцелуй и она уже сбита с толку.

Не знаю почему, может быть опять же в силу своего возраста и возникшей значимости в ее глазах, я хочу закрепить свой результат. Сделать нечто поистине для нее незабываемое, нечто похожее на первый сексуальный опыт, которого еще у нее было.

— Подержи, — протягиваю ей ручку от зонта, сам начинаю рыскать по карманам брюк, пока не нахожу пачку сигарет с зажигалкой. Курить вредно, знаю. Но работать на нервной работе еще вреднее.

Вытаскиваю одну сигарету. Закуриваю. Вижу, как она с недоумением смотрит на меня, пытаясь понять, зачем я решил закурить посреди марафона романтических поцелуев.

— Я покажу тебе цыганский поцелуй, — говорю я, еле сдерживая поток пафоса, так и норовивший прорваться через мысленную дамбу в голове.

— Почему цыганский? — спрашивает она, а я и сам не знаю, почему цыганский. Я просто когда-то давно, будучи еще подростком, научился этому поцелую от одной девушки. Странно, не помня ни ее имени, ни лица, я отчетливо помнил ее цыганский поцелуй, когда-то подаренный мне.

— Увидишь, — отвечаю я, прервав ненужные размышления в ее голове.

Делаю очередной затяг, в этот раз глубокий, и слегка согнув колени, дабы поравняться с ней ростом, обхватываю ладонями ее лицо. Растерявшись, она роняет зонт; тот приземляется точно в лужу. Крупные капли дождя начинают бить по голове. Конец весны, а дождь напоминает растаявший снег. Холодно…

Аккуратно оттягиваю большим пальцем правой руки ее подбородок вниз, вынудив слегка приоткрыть рот. И медленно выдыхаю сигаретный дым. Тонкая, едва различимая струя серого оттенка проникает внутрь нее, подобно душе. Быть может, части моей души, которой я вдруг решил с ней поделиться.

Знаю, что она не курила прежде. Единственная вредная привычка нынешней молодежи — интернет. Любая другая на ее месте бы уже давно закашляла и как минимум отпрянула от меня в сторону, но она спокойно терпит мой медленный едкий поцелуй. Наши губы замерли друг от друга на расстоянии сантиметра. Мы практически не прикасаемся друг к другу, но я чувствую тепло, которое заполняет все ее тело, будто это я его в нее вдыхаю.

Как только я полностью выдыхаю, перестает дышать она. Не хочет отпускать частичку меня. Когда-то и я так же как она старательно пытался сдержать чужое дыхание, сделать его своим.

— Ну же, выдохни, — сказав это, я вновь целую ее в губы, но уже игриво причмокнув губами в уголок ее губ. Она выдыхает с каким-то сожалением и сразу же погружаю ее в свои объятия.

— Я люблю тебя, — произносит она, устремив свой взор прямо мне в глаза, наверняка ожидая ответных слов.

— И я тебя, — слова опережают доводы рассудка. Так как не скажи я ей этого сразу, мысленные перипетии с разумом свели бы на нет весь возникший юношеский запал.

Милая юная школьница прижимается к моей груди, а я впервые с того момента как вышел из машины вспоминаю о вибрировавшем в кармане брюк сотовом телефоне.

«Пока еще не время ответить на вызов», — раздается мысль в голове.

Отвожу домой молодую спутницу, позволившую с головой окунуться в мир чистой романтики. На прощание она скромно целует меня в щеку, но я замечаю застывшие от цыганского поцелуя искры в ее глазах. Разгоряченные. Яркие.

Она скрылась за подъездной дверью.

Мысленно цепляясь за те чистые не испорченные возрастом чувства, я продолжал держать в голове тот момент с поцелуем. Когда-то с сигаретным дымом мне подарили осязаемое чувство влюбленности, теперь это сделал я сам. Дарить всегда приятнее, чем получать.

Сотовый телефон, в который раз завибрировал. Вытащив его из кармана брюк, я поймал себя на мысли, что смог угадать имя звонившего — моя девушка.

— Да.

— Почему не отвечал на звонки? Ты сегодня останешься у меня на ночь? — два дежурных вопроса, набивших за полтора года оскомину.

— Был на совещании…, да, — обрывисто отвечаю я, романтика медленно улетучивается, — мне что-нибудь купить?

— Фруктов, — отвечает та, ночи с которой стали обыденностью.

— Хорошо… — заканчиваю разговор, нажав на красную сенсорную кнопку.

Дождь продолжает с шумом бить каплями по стеклу. Но теперь все иначе. Теперь он стирает мой возраст, время, предрассудки, позволяет почувствовать себя чуточку живее обычного.

Вечер. Луна медленно подымается на небосвод, местами выглядывая через дождевые облака. Я сижу в машине, припарковавшись на привычном месте около подъезда той, с которой встречаюсь уже почти полтора года. На соседнем сиденье лежит пакет с фруктами.

Начавший лить в пятницу дождь, наверное, продолжит свое «проливное шествие» следующие семь дней*. Курю и смотрю на то, как сигаретный дым покидает салон автомобиля через приоткрытое окно. Вспоминаю поцелуй.

«Дурак…» — очередная констатация факта, вынуждает меня вдавить педаль газа в пол и нарушить привычный уклад жизни на протяжении полутора лет.

Уезжаю прочь, попутно набирая на сотовом телефоне номер милой юной школьницы.

— Привет… — снова хриплю, но в этот раз от начинавшейся простуды.

— Привет, — она произносит в ответ.

— Не хочешь повторить поцелуй, но уже под луной?..

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд