Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Психологическая атака. - Глава 1  

Жанры:
PWP, Ангст, Слэш (яой)
Предупреждения:
Изнасилование, Насилие, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов, Секс с несовершеннолетними, Ченслэш
Герои:
Люди
Место:
Россия
Автор:
Lilyabikbayker
Размер:
мини, написано 9 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
06.10.2013 12:25
Описание

Олег Пономаренко невероятно проблемный подросток. Почти каждый день что-то происходит именно с его участием, и при этом он с пеной у рта доказывает, что абсолютно невиновен. И многие ему верят за красивые глазки и ангельский взгляд. Но Лесников-то знает, какой Пономарёв прирождённый манипулятор. Пора приручить этого зверька.

Публикация на других ресурсах

Спросить меня.

Комментарий автора

Читайте предупреждения. Ранимым личностям в текст лучше не заглядывать.

Написано по заявке http://ficbook.net/requests/78 121

Объем работы 15 722 символа, т.е. 9 машинописных страниц

Средний размер главы 15 722 символа, т.е. 9 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 06.10.2013 12:25

Пользователи: 1 не читали, 3 хотите почитать, 10 прочитали

 

Ле́сников наигранно сурово осмотрел с ног до головы хрупкую фигурку четырнадцатилетнего мальчишки, мявшегося в дверях, и, продолжая сидеть за столом, указал на стул перед собой.

— Александр Игоревич, эта гнида первая начала! — мальчишка будто отмер, и, сев на стул, затараторил: — Конкин ещё в столовой ко мне стал доёбываться, а я…

— Пономарёв! — психолог грозно шлёпнул ладонью по столу, и мальчишка вздрогнул. — Я тебе говорил, что вырву твой поганый язык за маты?

Подросток кивнул и снова заговорил:

— Вот так всегда, я виноват, а Конкин весь не при делах остаётся. Я, между прочим…

— Прекрати пищать, у меня голова от тебя раскалывается, — Ле́сников потёр пальцами виски, а потом медленно поднялся и, обойдя мальчика, остановился за его спиной. Тот глянул через плечо и больше не шевельнулся.

— Пономарёв, Пономарёв, — мужчина вздохнул и ласково поворошил белокурую макушку воспитанника детского дома. — Нужно принимать насчёт тебя какие-то другие меры.

— Да я… — мальчик хотел встать, но Ле́сников нажатием на его худощавые плечи заставил сесть обратно.

— Пономарёв, ты ж ему чуть руку не сломал. Вывих. — Лесников начал массировать плечи мальчика. — Придётся тебя наказать.

— Мне и так впаяли месяц дежурства в столовке, — пробурчал Олег.

— Дежурство. Всего-то. — Лесников подошёл к двери, закрыл её на ключ и с улыбкой повернулся к мальчишке, который поглядывал с опаской.

— Бить будете?

— Если надо, то и бить, — Лесников развязал галстук, кинул его на тумбочку, снял пиджак и аккуратно повесил его на вешалку.

Олег Пономарёв невероятно проблемный подросток. Почти каждый день что-то происходит именно с его участием, и при этом он с пеной у рта доказывает, что абсолютно невиновен. И многие ему верят за красивые глазки и ангельский взгляд. Но Лесников-то знает, какой Пономарёв прирождённый манипулятор. Пора приручить этого зверька. Хамелеон недоделанный.

Лесников не беспокоился, что кто-то может к нему прийти. Он приучил всех работников дома сначала звонить ему, а только потом заявляться. Тем более его кабинет находится в самом дальнем углу западного крыла здания, где располагается спортзал, раздевалки и подсобные помещения. Вечером тут никто не ходит просто так.

Он стал приближаться к мальчику и расстёгивать пуговки на белой рубашке. Тело уже горело огнём возбуждения, а через брюки отчётливо выделялся твёрдый член.

— Олежка, раздевайся, — произнёс психолог медовым голосом. — Или хочешь, чтобы я сам тебя раздел?

Мальчишка побледнел, догадавшись о намерениях мужчины, подскочил со стула, но не успел и шага ступить, как был крепко схвачен, и рукой не пошевелить.

— Отпустите! Отстаньте!

Лесников замахнулся и со всей силы залепил ладонью по щеке Олега, что голова дёрнулась назад. Мальчишка умолк и замер, дрожа. Мужчина толкнул воспитанника на диван и приказал раздеваться.

— Я всё расскажу директору!

— Идиот, — усмехнулся Лесников, откинув рубашку в сторону. — Ну, трахнул тебя кто-то, и что? У тебя не будет доказательств. И тебе никто не поверит, ты ж у нас самый главный лгун. Я тебя не покалечу, если ты будешь послушным.

— Я буду кричать, — грозно предупредил Олег, нахмурившись, но психолог заметил, как дрожала его нижняя губа. Такая аппетитная, розовая, пухленькая… пососать бы её. Мужчина снова схватил мальчишку и грубо впился в него поцелуем, надавливая на губы до боли. Олег трепыхался, мычал, но всё было бесполезно. С таким большим мужчиной, как их психолог, не каждый мог справиться.

Через пару минут Олег абсолютно голый забился в угол на диване и испуганно глядел на будущего насильника, который вмиг разделся сам.

— Не трать силы на бесполезные крики, — Лесников погладил свой член, который отозвался на ласку приятными волнами лёгкого наслаждения. — Нравится? — спросил психолог, увидев, как мальчишка уставился круглыми глазами на орудие его предстоящей пытки. Не дожидаясь ответа, Лесников дёрнул Олега за лодыжки на себя, тем самым уложив на диван, и завалился сверху. Его руки грубо и беспорядочно шарили по юному телу, рот целовал и покусывал тонкую шею, плечи и ключицы, но не оставлял видимых следов. Лесников завёлся на все сто. Он двигал бёдрами так, что член тёрся о ногу мальчишки и норовил быстро кончить. Тогда Лесников поднялся с внезапно притихшего мальчика, достал из ящичка стола крем для рук, презервативы из сумки и вернулся к Пономарёву, который, было, понадеялся, что его отпустят.

Снова попытка убежать, и психолог, схватив его за руку, врезал кулаком под дых. Мальчик, согнувшись, раскрыл рот в немом крике, и был брошен ничком на диван. Лесников улёгся на него, взял в ладонь оба запястья жертвы, смочил слюной пальцы второй руки и погладил ими между круглых маленьких ягодиц, надавливая на анус. Вот тут Олега прорвало, и он заплакал.

— Ш-ш… — Лесников поцеловал его в плечо. — Успокойся. Этого не избежать. — Его палец протиснулся в мальчика, и тот сжал мышцы, зарыдав ещё сильнее. — Я всё равно это сделаю. Если будешь сопротивляться, то будет очень больно. — К пальцу присоединился второй. Проходил плохо, потому что почти высох, и Лесникову пришлось отпустить запястья мальчишки, чтобы выдавить крем на пальцы.

— Александр… Игоревич, — всхлипнул Олег, не шевелясь. — Пожалуйста… я боюсь.

— В первый раз всегда страшно, — улыбнулся Лесников, размазывая крем по дырочке мальчишки. — У тебя же первый раз?

Олег повсхлипывал, а потом, пискнув «да», снова зашёлся в плаче, уткнувшись лбом в бордовую обивку дивана.

— Какой же ты узкий, Олежка, — жарко выдохнул Лесников, протискивая два пальца в мальчишеский анус. — Восхитительно…

Вставив до упора, он принялся вытаскивать их, но потом снова протолкнул до конца. Мальчик взвизгнул и затрясся.

— Это наказание, — усмехнулся мужчина и повторил резкий тычок. Потом ещё и ещё.

— Хва-атит… Хватит!

Лесников повращал пальцами, поглаживая нежные стеночки кишки, подвигал, будто пытался там что-то найти, а потом вынул. Поднялся, достал сухие салфетки и обтёр руку. Олег повернул голову и посмотрел заплаканными глазами на психолога, который натягивал на член презерватив.

— Это на тот случай, если тебе вздумается показать свою задницу врачу, — пояснил Лесников. — Не хочу оставить в тебе сперму.

Олег отвернулся и остался лежать, не шевелясь.

Мужчина вернулся к нему, присел на краешек дивана и начал гладить ладонями узкую спину воспитанника, поясницу, аккуратные половинки юной попки, которые он разводил пальцами в стороны и любовался на розовую скользкую от крема дырочку.

— Олежка, если ты будешь послушным, то я позабочусь о тебе.

— Я не знал, что вы пидар, Александр Игоревич, — злобно произнёс мальчик.

Психолог замер, нахмурившись, а потом звонко ударил ладонью по ягодицам. Олег вздрогнул, но не издал ни звука. Тогда Лесников ещё раз ударил, потом снова и снова, пока ладонь не заболела. Мальчишка молчал и не двигался. Затем Лесников дотянулся до стола, взял пластмассовую прозрачную линейку и стал лупить ею по покрасневшему заду воспитанника, пытаясь извлечь из него стоны, и добился этого.

Олег внезапно извернулся, подтянул к себе согнутые в коленях ноги и заколотил пятками по насильнику, пытаясь скинуть того с дивана, но Лесников вновь скрутил мальчишку, уложил на подлокотник так, что голова Олега свесилась вниз, а зад соблазнительно оттопырился, что мужчина не сдержался и укусил ягодицу.

— Извращенец! Урод! Педофил! Мразь! Уёбок! — кричал Олег, извиваясь.

На диване с таким ужом было неудобно, поэтому Лесников перетащил жертву на пол и навалился на его спину.

— Ну, всё, держись, — прорычал Лесников, щедро смазал пальцы кремом и засадил сразу три. Мальчишка был плохо растянут, поэтому они с трудом вошли наполовину, и Лесников с силой надавил, расширяя тугие мышцы ануса. Олег закричал по новой. Боль была невероятная, но он не шевелился, боясь причинить себе ещё больший вред. Тело будто парализовало, а мужчина стал трахать его пальцами, нашёптывая, как он любит молоденьких мальчиков, их маленькие вертлявые задницы, которые нужно иметь круглосуточно, чтобы мальчики знали, где их место в жизни…

Наконец-то, Лесников приставил изнывающий член к желанной дырочке и начал проталкивать крупную головку. Она легко вошла, потому что мальчишка совсем не сопротивлялся, распластавшись на полу. Только тяжело дышал. Лесникову понравилась эта покорность, и он с довольной ухмылкой всадил член до конца. Олег зашипел сквозь зубы, но не больше.

— Хороший мальчик, — психолог чмокнул юнца в щёку и сделал пару медленных фрикций. — Охуеть можно! — выдохнул Лесников, чувствуя волны нового наслаждения и головокружение. — Олежка…

Он приподнялся на руках над жертвой, чтобы видеть, куда будет входить его член, и толкнулся в анус. Потом назад, и ещё вперёд.

Вот бы видеокамеру сюда, чтобы запечатлеть… Но память и так сохранит эти прекрасные моменты.

Лесников ускорил темп. Оргазм подступал. Возбуждение было слишком сильным, а Олег слишком узким для толстого члена, чтобы терпеть и оттягивать взрыв экстаза.

Ну, ничего, у них ещё много времени впереди…

— Олежка, Олежка, — Лесников повернул лицо мальчика и поцеловал в сухие губы, которые не ответили. Мужчина вздохнул, вынул член из растраханного ануса, встал на колени рядом с жертвой, стянул презерватив с кровавыми разводами и, завязав его, кинул в урну.

Вдруг на него нахлынула волна странной нежности, и Лесников вернулся на пол к жертве.

Обняв мальчишку, он услышал тихие всхлипы. Жалко его? Немного. Но жизнь сурова со всеми, даже с детьми, поэтому жёсткий трах — это не самое страшное, что могло бы с ним произойти.

Пономарёв задёргался, пытаясь оттолкнуть мужчину.

— Тихо ты! — рявкнул психолог прямо в ухо, и Олег замер. — Отдохни. Я ещё хочу.

Минуту они просто лежали, а у Лесникова уже стоял. Он поднялся, взял мальчика подмышки, помог дойти до стола и, скинув с одного края стопку документов на пол, усадил трясущегося Олега на край. Мальчишка поморщился и заёрзал на столе, усаживаясь поудобней, но ничего не вышло. Попа болела нещадно.

— Ложись, — Лесников надавил ему на грудь, мальчик лёг спиной на прохладный стол, а потом мужчина взял его ноги, согнул в коленях и поставил стопами на край. Так было лучше, не сильно чувствовалась боль в анусе.

Олег горько хмыкнул и повернул лицо к окну, за которым сгущались сумерки. Он, наверное, опоздает на вечерний полдник. Жаль. Там сегодня йогурт и булочка. Он это любит.

Лесников облачил свой член в новый презерватив и, встав между ног мальчишки, принялся гладить их. Такие худенькие, стройные, со светлыми волосками… Лесников чмокнул сначала одну коленку, потом другую, глядя в лицо Олега, но тот закрыл глаза, не желая ничего видеть.

— Давайте уже быстрее, и я пойду, — прошипел мальчик, и Лесников улыбнулся.

— Быстрее не получится, милый мой.

Психолог решил немного поизощряться. Взял несколько ручек и карандашей и с предвкушением уставился на анус мальчишки, испачканный в креме, смазке и крови. Непорядок. Вытерев его начисто, Лесников начал очередную пытку. Он протолкнул в дырочку карандаш и замер, наблюдая за реакцией жертвы.

— Что вы делаете? — Пономарёв поднялся на локтях и расширил глаза от шока, когда увидел в руке мужчины предметы. — Вы чё?!! Как я это вытащу потом?

Лесников усмехнулся и, вынув из него карандаш, показал.

— Легко. Я же не буду вставлять его полностью. Дай мне немного поиграть, Олежка.

Пономарёв закричал и попытался сбежать со стола, но получил нехилый удар кулаком в бок и замер, зажмурившись. Только сейчас Лесников заметил на его рёбрах два почти сошедших желтоватых синяка. А кто в детском доме не получает?

Вернув согнутые ноги жертвы на край стола, Лесников, закусив губу, снова вставил в мальчишку карандаш. Не до конца, как и обещал, только два сантиметра остались торчать.

— Не дёргайся, — решил он напугать, — а то он утонет в тебе, и мы его не сможем достать.

Олег закрыл глаза, окончательно сдавшись.

К карандашу присоединился ещё один, потом три авторучки и маркер. Пономарёв всё-таки не мог спокойно лежать, сжимал и разжимал мышцы ануса, поэтому предметы норовили выскользнуть из него, и Лесников с упоением толкал их обратно. Этим можно было заниматься бесконечно, но не стоило забывать и о члене. Он пульсировал и побаливал, желая оказаться на месте писчих принадлежностей, тогда Лесников приказал:

— Тужься, как в туалете.

— Зачем? — испуганно просипел Олег, думая, что психолог совсем извращенец и хочет посмотреть, как он испражняется.

— Тужься! — рявкнул Лесников, шлёпнув его по ягодице.

— Я не хочу, — Пономарёв снова собрался реветь.

— Тужься, я сказал! — и снова удар по рёбрам.

Только тогда Олег сделал, как велел психолог, и предметы из его задницы посыпались на пол.

— Молодец! — похвалил его мужчина и, не церемонясь, ворвался членом в уже недевственный анус.

Не давая привыкнуть Олегу, он начал двигаться, понимая, что жертве сейчас больно, но никак не мог заставить себя остановиться и отпустить мальчика, чтобы продолжить потом.

Лесников зашёлся в бешеном темпе, с наслаждением слыша, как шлёпают о ягодицы подростка тяжёлые яйца, как хлюпает член во влажной глубине, чуть ли не сладко причмокивая там… Прекрасная извращённая музыка для его ушей.

Он несколько раз останавливался, чтобы задержать подступающий оргазм, сам себя изводя, морщась от неприятных ощущений, как мазохист, но желающий их испытать вновь и вновь, чтобы потом получить самый охуительный оргазм в его жизни, менял позы, раскладывая мальчика где не попадя, дрочил ему, но его член отказывался твердеть, и наконец, кончил, спустя полчаса, с непонятным то ли рыком, то ли стоном…

Лесников помог подростку подняться и переместиться на диван, где Олег лёг на бок, свернувшись калачиком. Лесников достал упаковку с влажными салфетками и начисто вытер зад мальчишки, а затем разместился между ним и спинкой дивана, крепко прижав к себе задёргавшегося Пономарёва.

— Не трепыхайся, — выдохнул он. Сердце бешено колотилось, ноги устали и приятно ныли от долгого секса.

Лесников стал поглаживать руку Олега, живот, бедро, и приговаривать:

— Тебе лучше никому об этом не болтать. Во-первых, не поверят, а если поверят, то не докажешь никак, что это я. Улики все будут уничтожены. Во-вторых, если расскажешь, сделаешь себе же хуже. Знаешь шайку Свиридова? Они будут не прочь развлечься с такими милыми блондинчиками. И они не боятся колонии. Так что выбирай: добровольный секс со мной или со сворой Свиридова.

Олег промолчал, и Лесников добавил:

— Завтра перед школой зайдёшь ко мне.

Олег напрягся.

— Не бойся. Не трону. Я буду ждать от тебя ответ. Но, думаю, ты мне и сейчас можешь его сказать.

Лесников приподнялся и заглянул в мокрое от слёз лицо мальчика. Тот шмыгнул носом и тихо ответил:

— С вами.

Лесников удовлетворённо лёг на место и чмокнул худенькое плечико.

— Я буду трахать тебя, пока мне не надоешь. И не думай, что, если будешь лежать бревном, мне быстро наскучит. Наоборот, я постараюсь так тебя трахать, чтобы ты извивался и стонал. Так что даже и не знаю, что тебе нужно сделать, чтобы надоесть мне… Я вот тут подумал, раз уж ты будешь моей игрушечкой, я попробую с тобой всё, о чём мечтаю. Думаю, тебе со временем понравится. А ещё…

Олег уже не слушал насильника, погружаясь в болезненную дрёму, и вяло думал о том, что ему плевать на то, что будут с ним делать дальше. У него никого на этом свете нет. Тётка, которая могла бы взять его себе, загремела в тюрьму за убийство собутыльника, и теперь Олег остался один-одинёшенек. А вообще-то нет, теперь у него есть личный психолог. Александр Игоревич. Возможно, если Олег станет покладистым, Лесников будет менее агрессивен, и между ними может установиться хоть какая-то связь, основанная не только на сексе. Лесников вполне привлекательный, молодой, лет тридцать, наверное. Он мог бы понравиться Олегу, если бы не этот случай. Возможно со временем…

И мальчик уснул в своих «розовых» мечтах.

__________________

20.09.2013.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Mozilla_tormoz     05 февраля 2016 15:21   05 февраля 2016 16:38

Я хочу его. Жаль, что он не настоящий ((

Lilyabikbayker     05 февраля 2016 16:38   06 февраля 2016 07:31

Мальчик? На фото или образ героя?

Mozilla_tormoz     06 февраля 2016 07:31   06 февраля 2016 19:20

Олежка… Когда прочитаешь этот рассказ, то при упоминании этого имени, возникает его фото

Mozilla_tormoz     06 февраля 2016 19:19

Он ведь выдумка Олежек?

Mozilla_tormoz     05 февраля 2016 21:19   07 апреля 2016 13:33

На фото) но и сам в рассказе тоже хорош

Lilyabikbayker     07 апреля 2016 13:33

Он очень милый. Это какой-то американский актёр.

Izmen@     26 октября 2013 13:24   26 октября 2013 19:33

Я никогда не заморачивалась на тему несовершеннолетних. Прочитав Ваши тексты — не все, через один — я поняла, почему Вас изгнали с самого демократичного ресурса: КФ. Я бы Вас, наверно, и не оттуда прогнала. Надеюсь, что админы этого сайта будут также не заинтересованы в Вашем авторстве. Иначе сайту придет большой пиздец))) С такими-то авторами.

И — да — Вы хорошо пишете. У Вас хорошая ритмика повествования. Но, умоляю! — не надо нарушать все мыслимые и немыслимые рамки! Не надо слэшить детей. Это слишком сволочно.

Пишу от своего ника — не буду прятаться под маской.

Lilyabikbayker     26 октября 2013 16:33   26 октября 2013 19:36

Такие, как вы всегда есть. От вас никуда не деться. Хорошо, что со своего ника. Теперь буду знать, к кому претензии предъявлять, если и тут проблемы начнутся.

И я больше не пишу про таких детей. Не вдохновляет.

Страница сгенерирована за 0,013 секунд