Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви 

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия 

все ориджиналы

Мера воспитания - Глава 1  

Жанры:
POV, PWP, Слэш (яой)
Предупреждения:
Инцест, Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними
Герои:
Братья, сестры, Школьники
Место:
Россия
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Lilyabikbayker
Размер:
мини, написано 7 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
27.09.2013 05:44
Описание

Мать закрыла нас в комнате и сказала, что не выпустит, пока не помиримся.

Публикация на других ресурсах

Спросить меня.

Комментарий автора

Написано по заявке A_priori (в КФ).

Объем работы 13 369 символов, т.е. 7 машинописных страниц

Средний размер главы 13 369 символов, т.е. 7 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 27.09.2013 05:44

Пользователи: 17 прочитали

 

— Пиздец, — буркнул я, когда меня впихнули в нашу с братом комнату и закрыли дверь на приделанный специально замочек. — Концлагерь какой-то… — Я подёргал за ручку двери, но она не поддалась. Мать постаралась на славу, выбрав отличный и крепкий замок. Отец, видимо, долго пыхтел над ним, потому что мельком я отметил, что там, как минимум четыре шурупа.

С чего я тут оказался, спросите вы? Нелепая и несправедливая ситуация в мой адрес. Пришёл я со школы, как обычно, кинул сумку с учебниками на диван и потащился кушать. Мать в отпуске, поэтому на столе был супер-обед: моё любимое картофельное пюре, запеченная в духовке рыбка с сыром и овощной салат. Балует нас, пока дома. Люблю её за это. А вот ЭТО, то, что сидело на кухне и жрало всё моё любимое, терпеть не могу. Зовут его Егор, семнадцать лет отроду, а мозгов, по-моему, так и не набрался. Не то, что я, четырнадцатилетний лапочка блондинчик, очаровашка во всех смыслах, да ещё и хорошист.

Ладно, брательник тоже хорошист, но всё равно мозгов не хватает. Мы с ним собачимся каждый день, сколько я себя помню. Из-за всякой ерунды. Он цепляется всегда первый, я не при чём, я Белопушистик, самый натуральный. Кстати, о натуральности. Мне сегодня сообщили интересную штучку. Будто бы моего братика видели в парке целующимся с неизвестным парнем. Я, конечно, не поверил. В такой бред, как НЛО, призраки и геи, я поверю, только когда увижу всё своими глазами.

Ну, и решил я его немного подаставать, когда обедали.

— Мамуль, — обратился я к маме, а сам незаметно поглядывал на брата, уплетающего за обе щёки. Во жрёт и не толстеет! — Мамуль, а если я отращу волосы? Ты не будешь против? — я лениво накрутил на палец свой короткий белокурый локон и закусил губу.

— С чего это ты? — нахмурилась она, доставая из холодильника сок.

— Да так. Просто захотелось. Или я буду похож на педика?

Егор даванулся, но не закашлялся. Дожевал и как-то странно на меня посмотрел.

— Слава! — упрекнула меня мать за «плохое» слово.

Я томно вздохнул и сел есть. Минуту в кухне стояло молчание, мама ушла в зал, а мы жевали. Я вдруг отложил вилку и спросил у брата таким серьёзным тоном:

— Егор, вот у тебя проколоты два уха. А я хочу одну серьгу. В каком мне проколоть, чтобы меня не считали пидаром? Ты ведь должен это знать.

Брат проглотил и тоже отложил вилку.

— С чего это я должен знать? — он прищурился.

— Ты ведь старше, — я невинно похлопал длинными ресницами и облизнул верхнюю губу. Чёрт, я не собирался соблазнять собственного брата, я не гей и не извращенец, но вот эта провокация меня самого заводила и я не мог уже не играть.

— Очко себе проколи, — огрызнулся Егор, — там никто не увидит и… пидаром не посчитает.

Я внутренне ликовал, заметив его заминку перед «плохим» словом. Значит, наш брательник не так чист и невинен. Поехали дальше.

— А ты себе проколол?

Я не удержался и захохотал, лупася ладошками по столу. Егор рассвирепел, но я это поздно заметил. Меня схватили за шкварник и вздёрнули со стула, а потом, вцепившись в футболку на груди, хорошенько тряхнули, что голова чуть не отвалилась.

— Ты, мразь мелкая, — прорычал Егор мне в лицо, а я, как дурак, улыбался, и снова отметил, как потемнели его карие глаза. Стали почти чёрными. Так всегда в порыве злости. А у меня невзрачные серые… Ой, я что-то отвлёкся. Этот мне ещё впаривал какую-то ересь, а я возьми да ляпни:

— Фу, у тебя изо рта воняет. Как с тобой ещё целуются парни?

Меня как швыранули назад, что я впечатался спиной в холодильник и довольно-таки хорошо долбанулся затылком.

— Охуел, что ли? Дебил долбоёбнутый! — любил я выразительно и красочно материть своего братца. За такое можно и огрести хорошенько, но я знал, что больше пары пинков и затрещин не получу от брата. Не знаю, почему он меня ещё не убил? Наверное, жалел такого маленького. В свои четырнадцать я дорос всего до ста шестидесяти сантиметров. А он у нас амбал. Метр восемьдесят пять.

— Опять!!! — заорала мать, ворвавшись на кухню. — Быстро в свою комнату! Пока не помиритесь и не найдёте общий язык, не выйдете оттуда!

Мать мы всегда слушали. С детства нам привили уважение к старшим, а особенно к родителям.

Подпихивая и толкая друг друга, мы с братом добрались до нашей конуры и вскоре оказались там заперты. Когда они успели поставить замок? Пока мы в школе мозг тренировали? Умно́!

— Хоть неделю там просидите, — кричала мать за дверью, — но я заставлю вас уважительно относиться друг к другу!

— Ага, мечтайте, — огрызнулся я себе под нос и посмотрел на брата, который достал свой телефон и наушники, улёгся на кровать, врубил музыку и отрешился от всего мира.

Я стоял дебилоидом и не знал, чем себя занять. Сел на свою кровать, стоящую в полутораметрах от Егора, и уставился на него. Неужели, правда, пидор? А так и не скажешь. Нормально одевается, как нормальный пацан, говорит не манерно…

Хрен знает, как вычислить этого гея. Я ни одного не знаю.

Я снова скользнул взглядом по расслабленному телу брата, облачённому в жёлтую футболку и джинсы, и остановился на лице. Он симпатичный. Вокруг Егора всегда много было девушек. Я даже никогда не знал, кто из них его подружка. Он вроде бы гуляет с многими, общается, но в то же время один. Неужели, вот так и выглядит гей?

Я закусил губу, чувствуя какое-то эмоциональное возбуждение. Так хочется знать правду, но ведь мне он её не скажет. Как же выяснить?

А если я его потрогаю? Интересно, он возбудится? Это извращение — с братом, но я же ничего не собираюсь. Я просто хочу узнать правду-матку. Честно говоря, пару раз я немного возбуждался, когда мы с Егором дрались или боролись, особенно, если был тесный телесный контакт. Тогда я очень лихо взбрыкивался, пытаясь скинуть его с себя, чтобы брат не почувствовал мой стояк. Это был бы позор на всю жизнь. Вообще, я легко возбуждаюсь. Неважно, парень это или девушка. Бывает, стою с одним из приятелей, брат рядом, разговариваем с кем-то, а он положит мне руку на плечи, ещё и погладит зачем-то, при смехе навалится сбоку, и я готов. Бери и трахай. Не, не так сказал. Нечего меня трахать. Я вообще-то не гей. Просто гормоны.

А недавно на уроке мой дружбан Валерка прижался боком ко мне, заглядывая в мою тетрадь, и списывает. А я никак не мог не заметить его бедро, впритык к своему, плечо, его дыхание на щеке… Какого ты прижимаешься ко мне, если ты не педик и у тебя есть подружка? Странно всё. А учитель информатики? Вроде нормальный мужик, но чего он так часто ко мне подходит, кладёт руку на плечо, когда я выполняю задание? А молоденькая училка по русскому. Она от меня глаз прям не сводит! В школе одни извращенцы!!!

— Его-ор, — позвал я брата, но тот из-за музыки в ушах не отозвался. Я посмотрел на наручные часы. Ого! Мы уже тут около получаса. Фига се, время летит!

Я встал, подошёл к кровати брата и провёл взглядом по его фигуре. Долбануть локтём по члену, что ли? Или чего бы ещё такого мерзкого сотворить? Даже не понимаю, из-за чего мы с ним постоянно ссоримся? Почему мы не любящие друг друга братья? Ведь за семью нужно стоять горой, а я, не задумываясь, своего бы отдал на съедение волкам, как в фильме «Замёрзшие». Б-р-р!

Егор вдруг открыл глаза, а я инстинктивно отскочил на шаг назад.

— Чё вылупился? — злобно спросил он, вытаскивая наушники. — Убить хочешь?

— Ага, — ухмыльнулся я, — выбираю вариант.

— А я насчёт тебя уже выбрал, — как-то пугающе произнёс Егор, мгновенно поднялся на ноги, сгрёб меня, кинул на свою кровать и усёлся сверху. Я и пискнуть не успел, как его ручонки сомкнулись на моём многострадальном горле.

— С-сука, — прохрипел я, пытаясь убрать его клешни от своей глотки, но они вцепились намертво. Мне не хватает кислорода, задыхался. Чувствую, что лицо горит.

Вижу, как Егор склоняется ко мне, а потом шепчет на ухо:

— Так бы хотел меня грохнуть? Представь, что я бы так задыхался… Нравится?

— Отпусти, — прошипел я, дёргая ногами. Реально, перед глазами какие-то звёздочки и пятна. Давит уже не сильно, но больно. Точно останутся синяки на шее.

— Что ж за брат-то такой мне попался? — Егор потёрся носом о мою щёку, отпустил шею и опёрся ладонями о кровать, приподнимаясь.

Я глубоко задышал, закрыв глаза, попытался скинуть его с себя, но вдруг почувствовал подозрительную вещь. Егор сидел на моих бёдрах, но его пах был прижат ко мне и я понял, что там такое твёрдое.

Мои глаза с ужасом расширились, и я завопил, как чумной:

— Слезь, извращенец! Слезь с меня! Урод! Чтоб ты сдох!..

Мой словесный поток был внезапно перекрыт жутким, грубым и мерзким поцелуем. Меня вдобавок больно укусили за губу, а потом ещё и стали шарить лапами по телу. Что за хрень?

— Что за хрень? — оторвавшись от меня, удивился Егор. Видимо, я это промычал сквозь поцелуй. — Ты это имеешь в виду? — рука Егора тронула ширинку моих джинсов и мгновенно сжала крепкий стояк. Когда? Когда я так успел «вырасти»?

Я сопротивлялся, видит Бог! Но через минуту мы оба лежали на развороченной постели голые и ожесточённо целовались, забыв, что мы родные братья. Ни с кем (а у меня было четыре подружки) я так охренительно не целовался. Егор какие-то невероятные штуки вытворял своими губами и языком, что я кончил, не дотрагиваясь до своего члена.

Стыдоба-то какая-а! Я лежал под братом, зажмурившись и не двигаясь. Со своим собственным! Да ещё и братом! Гореть мне в аду. Но сначала его сожгу первым!

— Извращенец! — заорал я. — Ма-а-ма-а!!!

Мне тут же заткнули рот ладонью, да так сильно, что я не смог и головой пошевелить.

— Слишком ты шумный, — сказал брат, скользнув взглядом по моей груди, обрызганной спермой. Я скосил туда глаза и увидел его большой набухший член с розовой мокрой головкой. Пипец! Приехали. Мы все извращенцы. Как такое может быть, что родные братья хотят друг друга? Где такое видано?

Кстати, про «видано». А вот и гей. Стрелочка на Егора. Я же хотел подтверждение? Вот и получил.

Вдруг он убрал ладонь от моего рта и сразу же поцеловал, чтобы я не успел заорать. Почему мама-то не пришла на помощь? Небось, сериал свой смотрит, и ей наплевать, что её сына сейчас изнасилует другой её сын.

Упс! Что это? Рука брата шарила у меня на мошонке, закрадывалась в ложбинку между ягодицами, надавливала на место между ним…

— … а-а-ах… — чёрт, это я что ли так похабно постанываю?

— Нравится, маленький мой? — шептал Егор целуя мою красную шею и ушко, а я балдел от его пальцев у себя между ног. Всё прекрасно было, пока он не надавил на моё девственное очко.

— Ты чё, блять? Совсем охренел? — заполошился я под ним. А толку-то? Он сильней.

— Слушай, — Егор прямо посмотрел в мои глаза, — ты порой выражаешься, как гопник. Тебе не идёт.

— Я щас…

Я не договорил. Рот Егора взял мой рот. Не буду врать. Я давно был снова возбуждён. Его член тёрся о мой, а тёплые пальцы кружили по анусу, что приводило меня в наивозбуждённейшее состояние.

Внезапно Егор слез на край кровати, рывком перевернул меня на живот и уселся на ноги в области колен.

— Пошёл на хуй! — я поднялся на локтях, оглядываясь назад. — Съебись от меня! Я тебе за это нож в жопу вставлю!

Мне опять же заткнули рот ладонью. Я затих, когда пальчики снова прошлись по моей попе. Я хочу, но мне стыдно. Что уж тут? Я ещё маленький. Мне всего четырнадцать. А этот амбал так и мацает меня, будто сто лет хотел…

О, Боже! А вдруг он давно хотел меня трахнуть? Подговорил мать, поставили замок и принцесса взаперти?

— Ш-ш-ш… — раздалось над ухом, но никак не успокоило. Не хочу быть трахнутым братом! Я не гей!

Рука с моей попы убралась, зато залезла под подушку и достала какой-то крем. Я возмущённо замычал, пытаясь оторвать от лица огромную ладонь брата, но это мне не удалось и с десятой попытки. Твою мать!

Он что-то размазал ТАМ, а потом всунул. Пальцы, что ли? Оу, необычно, странно… Я затих, и мой рот отпустили, но не надолго. Поцеловали. Я расслабился, готовясь к решающему прыжку. Нужно укусить, да побольнее.

— А-а-а! — прям искры у меня из глаз и круговорот чего-то невероятного в паху. Аж голова поехала. Егор ещё раз это сделал, а я, как блядь, выпятил зад под его пальцами, чтобы получить ещё дозу удовольствия. Что он там во мне трогал, я не знаю. Но это волшебно.

— Маленький мой… — шептал Егор надо мной. — Славочка, скажи, что нравится… да… я сделаю ещё лучше…

И я промычал «да». Господи, народ, прошу вас, попробуйте это! Анальный секс просто охренителен!

Сначала было больновато, но потом, когда я постарался расслабиться, Егор доставил мне незабываемое удовольствие. Впечатывание в кровать! Его член, как поршень, двигался во мне, туда-сюда, во всю длину, долбил в какое-то место, где было по-особому приятно, а я стонал, как шлюха, забыв, что мать может услышать, и заливался слезами своего первого оглушительного оргазма. Сомневаюсь, что когда-то такое ещё раз испытаю.

Наполненность ануса членом — незабываемое ощущение. Чувствуешь, как там всё хрупко и нежно, туго и жарко… а когда его покидают, сразу приходит разочарование. Хочется ещё, но всё закончилось…

Я лежу на животе, весь в сперме. На животе — от своей, и в попе — от брата. А в теле такая лёгкая усталость, что думаешь, будто паришь на небесах.

Аха. Тебя оттрахали, а ты на небесах…

— Мы помирились? — тихо спросил Егор, лёжа рядом.

Я буркнул что-то неопределённое, не в силах повернуть к нему голову, и, тем более, открыть глаза.

— Значит, скажу маме, что нет, — сказал Егор.

— Пошёл в жопу, — огрызнулся я, а потом только подумал — что сказал.

— Я с удовольствием, — и чужое тело вновь навалилось на мою спину, чтобы осчастливить ещё раз!

__________________

25.05.2013.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд