Поиск
Обновления

15 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

16:59   Осенние каникулы мистера Куинна

13:30   Мастер

11:52   Доктор Чума

14 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

15:59   Навсегда.

13 декабря 2017 обновлены ориджиналы:

17:03  Блондунишка" data-content="

Омега избавляется от своей сущности. Предупреждение: антиомеговерс"> "Longpig" для альфы

все ориджиналы

Розги, страпон и секс - Глава 1  

Жанры:
ER (Established Relationship), POV, Фемслэш (юри)
Предупреждения:
BDSM, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов, Секс с несовершеннолетними
Герои:
Учителя, Школьники
Место:
Наш мир
Время:
Наши дни
Автор:
Эдуард Воронин
Размер:
мини, написано 10 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
29.05.2014 11:22
Описание

В названии.

Публикация на других ресурсах

Нельзя. Осуществляется лично мной.

Объем работы 18 515 символов, т.е. 10 машинописных страниц

Средний размер главы 18 515 символов, т.е. 10 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 29.05.2014 11:22

Пользователи: 1 хотите почитать, 1 бросили, 2 прочитали

 

Она — невообразимое чудо, от которого просто-напросто срывает крышу. Крышу, которая словно на резиночке, то есть сорвется, поболтается и вернется на место, вот только возвращается она туда ненадолго. Все потому, что каждая встреча отправляет ее в полет, а между ними чаще всего проходит не так уж и много времени. Вот уже в течение полутора лет я буквально живу встречами с ней. Они словно глоток воздуха, словно баллончик цветной краски распыленный на серую стену жизни причудливыми узорами.

Хаос в ее словах и поступках просто невозможно предугадать, впрочем, на то он и хаос… Хаос, которым буквально пронизана вся ее жизнь. Хаос, который она привносит и в жизнь окружающих, стоит оказаться лишь чуть ближе, чем остальные. И главное оказаться не просто близко, а не перешагнуть невидимую границу, ибо перешагнешь — и сам не заметишь, как хаос поглотит тебя. Не знаю, многие ли приблизились к этой границе или же даже перешагнули ее, знаю лишь то, что я смогла это сделать. Путешествие к этой границе было долгим, интересным, даже в некоторой степени безумным. За время пути я успела достаточно измениться, если начинала я его еще не особо уверенным в себе подростком, то к границе уже пришел, хоть, все еще и подросток, но это был подросток, который успел многое осознать, принять и прочувствовать. Многое, но не все и сразу, естественно были трудности, но она, как настоящий учитель всегда была рядом и обучала. Обучала, несмотря на то, что и не было никакого курса обучения, хотя, кто его знает, возможно, он и был где-то на задворках ее наполненного хаосом мозга.

Любое путешествие имеет какой-либо конечный пункт назначения, ну или, в крайнем случае, промежуточный, в моем случае как такового маршрута и не было, были лишь стихийно возникавшие пункты назначения. Возникали они настолько спонтанно, что иногда, можно было придти в определенную точку и только потом понять, что это и был искомый пункт. Хотя, сложно сказать, что его кто-то целенаправленно искал, но, тем не менее, они находились и различались между собой своей, так сказать, масштабностью. На данный момент последний пройденный пункт был как раз возле границы, которую, возможно не стоило переходить, но я и сама не заметила, как ее перешла, вполне возможно, что это не заметила даже она.

Последствия оказались достаточно печальными, причина проста и понятна — любовь, как мне на тот момент казалось не взаимная, это всегда печально. Такая глупая и искренняя любовь ученицы к своей учительнице, любовь, которую я долгое время пыталась засунуть куда подальше, ибо она казалась такой неправильной, не имеющей право на существование. Вот только сделать это нифига не получилось, сложно убить настолько сильное чувство, особенно когда объект воздыхания ведет себя таким образом, что все же дает какую-то надежду. Надежда была, а вот решительности ни капли, а еще было страшно из-за подозрений о том, что она обо всем догадывается и, не смотря, на этот страх все же хотелось, чтобы она знала о моих чувствах.

Неудивительно, что я не смогла долго держать в себе эту смесь чувств, по разрушительности напоминающую коктейль Молотова, и в один, если можно так сказать, прекрасный момент не выдержала и во всем призналась. К счастью все оказалось вполне взаимно, с того момента мы были вместе. Странная вышла пара — несовершеннолетняя начинающая наркоманка и школьная учительница, для всех окружающих мы просто неплохо общаемся. Хотя нет, не для всех, все-таки мы умудрились как-то спалиться перед школьным психологом и соцпедом, но ничего страшного из этого не вышло.

Сначала это были вполне милые и трогательные отношения двух девушек, основанные на взаимоуважении и доверии. И все было бы хорошо, но в один момент я решила бросить курить, вот тогда доверие и сыграло с нами злую шутку. Дело в том, что метод мы подобрали достаточно оригинальный — за каждую выкуренную сигарету определенное количество ударов розгой или еще чем-нибудь подходящим для порки. Никто и подумать не мог, что меня вштырит от порки, не знаю, было ли это потому, что с ней все в кайф или же во мне просто скрывался мазохист. В итоге мы пришли к тому, что курить-то я бросила, а вот порка осталась, со временем к ней добавились интересные добавочные элементы вроде связывания.

В принципе, можно сказать, что в наших отношениях все-таки присутствует легкий БДСМ, вот только никто из нас не говорит об этом вслух, все как-то само получается. Практически безграничное доверие, явно заметное желание доминировать, готовность подчиняться любимому человеку, все эти милые обращения вроде — «мой лорд», «мой повелитель», «милорд», разнообразные используемые на практике девайсы — примерно эта смесь и привносит в наши отношения легкий БДСМ.

При всем разнообразии средств для порки мое сердце, кажется, раз и навсегда отдано розгам. Отдано, несмотря на то, что из всех опробованных вариантов розги — наиболее болезненный. Спросите, почему именно розги? Как бы тупо это не звучало, но от них остаются прикольные полоски, на которые потом можно долго любоваться, плюс ко всему боль от них какая-то особенная и неповторимая.

Сегодняшний вечер и ночь обещали быть приятными, все-таки ведь провести я их должна была в обществе любимой девушки. Если быть точнее, то вечер не ограничивался только ей, как приятный бонус добавлялись веревки и розги. Нетерпение буквально весь день съедало меня, я просто не могла найти себе места, но к счастью долгожданный вечер наступил, и я отправилась на встречу к ней.

Глупо было надеяться на то, что она придет вовремя, ведь наши встречи, когда она пришла в назначенное место вовремя можно буквально пересчитать по пальцам. Так что в итоге я вполне привычно ошивалась возле до боли знакомого перекрестка, ждать пришлось как-то неожиданно долго — минут двадцать я наворачивала маленькие круги и тряслась от холода. Не в моих привычках названивать опаздывающему человеку и подгонять его, но в этот раз я чуть не позвонила и не высказала все, что думаю, однако в момент, когда я уже собралась достать из кармана телефон — вдалеке показалась знакомая фигура, идущая привычной неровной походкой. Буквально пару секунд я стояла и не двигалась, но лишь пару секунд, после того, как они истекли, я широким шагом быстро направилась навстречу ей. К счастью на той части улицы, где мы находились, было достаточно темно и безлюдно, так что не прошло и минуты, как я сгребла любимую в объятия, некоторое время мы просто стояли в обнимку и ничего не говорили, но молчание было нарушено моим шепотом:

— Сучка вы…

— Есть такое, извини, так получилось. Дебильный замок на куртке плюс бывший одноклассник, вот и вышло такое опоздание.

— Чудик, я люблю вас.

— Я тоже. Малыш, пошли домой.

— Как скажете, милорд.

Вот только пошли мы не сразу, ибо страстно поцеловать любимую девушку это важно, и пофиг что она из-за сломанного замка стоит в легкой куртке, под ней была лишь тонкая рубашка, и слегка дрожит от холода. Впрочем, холодно было не только ей, но и мне, так что домой к ней мы шли быстро, и крепко прижимаясь, друг к другу. Хорошо, что идти нам надо было недалеко, и уже вскоре мы подошли к ее подъезду, еще пара минут, и мы оказались в прихожей ее квартиры. Пока я слегка задумчиво разувалась и искала свободно место, чтобы повесить куртку — она сокрушалась насчет замка, при чем нифигово так, в общем, нужно было срочно отвлечь ее от этого дела.

Хорошо хоть это оказалось не так уж и сложно, особенно эффективно подействовали прошептанные на ухо слова — «Я хочу, чтобы вы меня связали и выпороли, сейчас же». Она как-то сразу откинула в сторону ненужную куртку, быстро разулась и потащила меня к себе в комнату, там она одним лишь взглядом велела укладываться на кровать, а сама начала искать веревки. Поиски продолжались недолго, и уже вскоре она с энтузиазмом привязывала мои руки и ноги к кровати. Справилась она быстро, после чего отошла в сторону и, наверное, начала любоваться результатом своих трудов. Вслух она высказала лишь легкое недовольство тем, что в спешке привязала меня, предварительно не раздев, но решила, что и так сойдет. Я же все это время лежала, уткнувшись лицом в подушку, и молчала, все-таки, когда она входит в роль крутого доминанта лучше вякать ничего лишнего, а лишь тихо наслаждаться ситуацией и при этом мысленно буквально сгорать от стыда.

Одновременно со звуком открывающейся двери шкафа мне стало тяжело дышать от волнения, так всегда бывает перед первым ударом. Вроде и знаю, что боль, которую она мне причиняет, достаточно приятна, но в то же каждый раз сначала боюсь ее. Опять же легкая неизвестность слегка пугает, ведь я не знала, на чем она сегодня остановит свой выбор, будет ли этой так любимый мной одиночный прут или же какой-нибудь ремень или ее любимая плетка. Ожидание буквально убивало, но вот, после звука закрывающейся двери шкафа я услышала звук рассекающей воздух розги, лишь от одного этого звука хотелось громко стонать, но я сдерживала себя, как всегда.

Пара тихих шагов и я ощущаю на свой заднице ее руки, все было понятно без слов — нужно было приподнять ее так, чтобы она могла частично стянуть с меня штаны, что я, собственно говоря, и сделала. К моему глубокому сожалению икры остались закрыты тканью, а это значило, что на них не придется удар, печалило это потому, что именно от ударов по икрам я ловлю наибольший кайф, но в данном случае лезть со своими комментариями и пожеланиями не стоило, так что я тихо лежала и слегка дрожала не то от легкого холода, не то от чего-то еще.

Раздался щелчок выключателя и в комнате сразу стало довольно-таки темно, ее освещал лишь свет фонарей, проникающий через окна, не знаю почему, но она всегда предпочитала пороть меня в более-менее темных помещениях. Еще толком ничего не началось, а привязанные руки и ноги уже начали потихоньку затекать, какая-то часть меня настоятельно требовала прекратить все это надвигающееся безобразие, но была послана в, как любит говорить одно милое солнышко, трехбуквенное эротическое путешествие. Легкое прикосновение розги к ноге было настолько неожиданным, что я резко дернулась, веревки на руках и ногах сразу же болезненно сдавили конечности, она же лишь ехидно хихикнула, но вслух ничего не сказала.

Второй раз за вечер я услышала звук рассекающей воздух розги и буквально через пару мгновений бедра обжег первый удар, теперь главное было сосредоточиться не на самом происходящем процессе, а на последствиях, ведь именно в них и основной кайф. В то время, как она резкими ударами хлестала меня по бедрам я в мельчайших подробностях представляла, как вскоре особенно покрасневшие участки кожи чуть опухнут, как наутро все это превратится в красивые синие полоски, вот только жаль что мне неудобно будет их рассматривать. В отличие от времен, когда меня пороли за курение, на этот раз она не старалась делать так, чтобы каждый последующий удар накладывался на предыдущий, не соблюдала такой желательный для полноты болевых ощущений тридцатисекундный промежуток между ударами, не вела счет вслух. В этой тишине слышен был лишь звук от розги и дыхание обеих.

Казалось, что в этот раз она била как никогда сильно, уже на примерно двадцатом ударе я не сдержалась и тихо застонала, в ответ на это сразу же послышался торжествующий почти рык, и еще через три удара она перестала меня хлестать. Сразу же захотелось тихо свернуться клубочком и начать прислушиваться к своим ощущениям, вот только проблематично свернуться, когда твои руки и ноги привязаны к кровати, но это, в принципе, мелочи. Пока я в очередной раз пыталась четко для себя решить нравится мне боль или нет, и тяжело дышала, уткнувшись носом в подушку, она убрала розгу обратно в шкаф и, кажется, что-то оттуда взяла. После этого подошла ко мне, но развязывать не стала, а вместо этого уселась верхом на мою задницу и, пробравшись под кофту и майку, начала гладить своими холодными руками мою спину.

Эти прикосновения были настолько приятными, что я даже начала тихо постанывать, она же усмехнулась и приподнялась, после этого ее руки по-хозяйски расположились на моих ягодицах и начали сжимать их. Вот только недолго счастье длилось, ибо она начала опускаться ниже, а любое прикосновение к свежепобитому участку тела достаточно болезненно, так что стонать я начала как-то погромче, чем до этого, к счастью ее руки ненадолго задержались на моих бедрах и вернулись на задницу. Через несколько минут лапания моей жопы они стали достаточно теплыми, что не могло не радовать, люблю, когда ее руки становятся теплыми благодаря теплу исходящему от моего тела. Все это конечно было замечательно, но все-таки хотелось большего, как минимум ощутить ее пальцы в себе, как максимум… Даже не знаю, что могло бы стать максимумом, да и не особо хочу.

Думаю, что она все прекрасно понимала и лишь из вредности тянула время или же ждала высказанной вслух просьбы о большем. Неудивительно, что я не могла долго сдерживаться, рядом с такой прекрасной девушкой это просто напросто невозможно, так что мне не оставалось ничего кроме, как вякнуть — «Я… я хочу вас… Развяжите меня, пожалуйста… Милорд». Словесного ответа я не получила, зато сразу были действия и уже через пару минут не я была под ней, а наоборот.

Все было так привычно, ведь уже не в первый раз она лежала подо мной именно на этой кровати и вполне покорно ожидала моих дальнейших действий. Странно звучит, но та, которая еще буквально несколько минут назад открыто демонстрировала свою власть надо мной, так быстро спрятала лицо властной хозяйки под маской вполне обычной милой девушки. Впрочем, эта маска ей шла, как и любая другая, все-таки она для меня прекрасна в любом образе.

Ненавижу возиться с кучей мелких пуговиц, но не рвать же на ней рубашку, так что пришлось терпеливо их расстегивать, при этом я еще и успевала покрывать легкими поцелуями ее шею. Хвала богам, что с пуговицами я разобралась достаточно быстро, все остальное это уже сущие мелочи — стянуть с нее джинсы, а заодно и с себя, ибо неудобно, когда они болтаются на ногах, избавить ее от такого ненужного сейчас нужного белья и вот, подо мной лежит полностью обнаженная самая прекрасная девушка на этой дурацкой планетке.

Хочется покрыть поцелуями каждый сантиметр ее замечательного тела, но все же основное внимание достается ее губам. Как же срывает голову от этих крышесносых поцелуев, когда прерываться приходится лишь потому, что человек такая бяка, которая ну никак не может без свежего воздуха. Однако постепенно мое внимание спускается все ниже и ниже, я не стала надолго задерживать свое внимание на ее груди, а дорожкой поцелуев спустилась еще ниже и уже привычными резкими движениями языка начала ласкать ее клитор. Нельзя сказать, что я ловила от этого какое-то невъебическое удовольствие, но лишь до тех пор, пока она не начала стонать.

В последнее время удовольствие для меня основывается на чем-то околобдсмном, так сказать, то есть в основе его лежит доверие, а к нему прилагается боль и желание доставить удовольствие своей любимой. Об удовольствии для себя, получаемом не через боль я как-то редко задумываюсь. Впрочем, думаю, что это не так уж и плохо… Вносит в отношения какую-то изюминку, не превращает их в какие-то розовые сопли, которые оба партнера, чаще всего, не в состоянии долго терпеть и в итоге разбегаются.

Ну, и опять же, фишка с удовольствием от предоставления его любимому человеку приносит кучу радости когда плоды этой работы заметны, думаю, что что-то похожее на мои ощущения, когда я вижу свою ненаглядную, кайфующую от моих действий, испытывают художники, скульпторы, писатели, когда видят плоды своих трудов и довольны ими. Все это очень красиво звучит для человека, который по своей сути-то эгоист, но все же она перевернула мой мир с ног на голову, за что я ей и благодарна, ведь теперь временами моя жизнь далека от того, что принято называть унылой серостью.

Просто-напросто обожаю, когда она начинает комкать руками простыни, все-таки стоны, какими бы громки они не были это для меня как-то не показатель того, что ей хорошо, а вот комкание простыней — да. Для меня было немного неожиданно натолкнуться коленкой на что-то твердое, но я не стала отвлекаться от вылизывания своей прелести, а просто с некоторым трудом дотянулась рукой до неизвестного предмета. Ну, как неизвестного… Временно неизвестного, ибо это оказался небезызвестный мне страпон из ее небольшой коллекции игрушек, теперь понятно, что она вытаскивала из шкафа, когда возвращала на место розгу.

Такая неожиданная находка меня обрадовала, все-таки язык и пальцы это конечно хорошо, но страпон лучше. Так что я отвлеклась на то, чтобы поцеловать свою прелесть, при этом я еще вполне привычными движениями прикрепляла себе между ног искусственный член. Все так привычно и естественно, что поражает. Она, как всегда, когда я медленно вхожу в нее, начинает кусать губы, вы даже не представляете, насколько прекрасно это выглядит. Впрочем, и она сама в общих чертах прекрасно смотрится, ее достаточно худое тело прекрасно сочетается с бледной кожей, ее замечательное лицо, светлые волосы, которые так красиво разметались по подушке, ну и еще момент, который был бы жутко важен, будь на моем месте мужчина — это большая грудь.

Так классно наблюдать за тем, как она получает удовольствие, и доставлять его, слышать, как от каждого плавного движения с ее губ срывается стон, наращивать темп, тем самым добиваясь все более громких стонов. Так офигенно чувствовать ее прикосновения, то, как впивается ногтями в мои руки, пусть это и больно, но если это проявление того, как ей хорошо, то я готова терпеть хоть вечность. Просто восхитительно слушать ее особо громкие стоны, когда я слегка прикусываю ей ухо, есть у нее такая слабость, у меня тоже. Чем громче она стонет, тем более резкими становятся мои движения и с каждой секундой приближается ее оргазм.

Каждый раз неповторим, каждый стон буквально врезается в мою память и остается в ней навсегда, если понадобится вспомнить определенный — нужно лишь постараться. В момент, когда я чувствую приближение ее оргазма, то сразу перестаю отвлекаться на милые поцелуйчики. Лишь бы ничего не пропустить, ведь она по-особенному прекрасна в такие моменты. Сегодня все было с одной стороны обычно — она с особо громким стоном выгнулась в спине и почти сразу же бессильно упала на простыни, но в тот же момент уникально и неповторимо.

Особенно умиляла блаженная улыбка на ее лице, хотелось, чтобы она еще долго не сходила с ее лица, хотелось навсегда запечатлеть ее в памяти. После того, как вдоволь налюбовалась на свою прелесть, я прилегла рядом с ней и обняла ее, нам не нужны были никакие лишние слова, лишь по взглядам было понятно, что любим друг друга и что обязательно повторим сегодняшний вечер…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,007 секунд