Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Правда? А нужна ли она?! - Глава 1  

Жанры:
POV, Ангст, Романтика, Слэш (яой)
Герои:
Парни, мужчины
Место:
Россия
Время:
Наши дни
Автор:
К.А.Н.
Размер:
мини, написано 12 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
28.07.2013 19:42
Описание

— Поговорить с родителями под Новый год о тебе? Да запросто…, наверное…, а может быть, повременим с этим, а, Тарас?

Публикация на других ресурсах

мне хотелось бы об этом знать

Комментарий автора

была написана по заявке на новогоднюю выставку

Объем работы 21 766 символов, т.е. 12 машинописных страниц

Средний размер главы 21 766 символов, т.е. 12 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 28.07.2013 19:42

Пользователи: 2 хотите почитать

 

POV. Андрей

— Поговорить с родителями под Новый год о тебе? Да запросто…, наверное…, а может быть, повременим с этим, а, Тарас?

Смотрю на своего парня умоляюще, но он непоколебим. Поэтому просто подходит ко мне и обнимает, проговорив при этом тихо и спокойно.

— Дюш, ну, сколько можно уже скрываться? Мы полгода встречаемся, а толку? Мы даже не можем нормально и спокойно провести свободное время вместе, я разве не прав?

— Прав, ты как всегда прав, — положил голову ему на плечо, так спокойнее, — просто я не могу представить реакцию родителей на эти мои доводы и аргументы.

— Они хотят, чтобы их единственный сын был счастлив или нет?

— Естественно! Кто из родителей этого не хочет?

— Ну, вот, так и скажем им, что ты без меня просто сгинешь от горя, так? — приподняв мою голову за подбородок, он улыбнулся открыто.

— Так!

— Значит, всё! Решено! Поехали! — безапелляционно заявил Тарас, взяв меня за руку.

Вот так он всегда решает за нас двоих, что будет лучше. И я соглашаюсь с ним во всем, потому что не верить ему попросту невозможно. Он такой человек. Сказал — сделал. И если это будет даже невыполнимая задача. Тарас всегда сделает так, чтобы мне с ним было хорошо. И все эти полгода было именно так и никак иначе.

Я — Андрей Инашев. Молодой человек двадцати трех лет отроду. Работаю первый год после института в компании отца его помощником. Вроде секретаря. С первого взгляда покажется, что работа не ахти какая, да и к тому же рядом с отцом, но это не так. Алексей Петрович — мой отец, на работе просто свиреп ко всем, будь это я или кто-либо другой. Так что поэтому-то я не могу и не мог раньше решиться на разговор о своем парне, да что там о парне, они о моей ориентации даже не в курсе, а тут такое. И вот теперь Тарас ведет меня, как маленького ребенка к своей машине, чтобы сейчас отправиться к моим родителям для разговора. И может быть, все-таки канун Нового года будет способствовать хорошему восприятию нашей новости?! Надеюсь на это всем сердцем.

А Тарасу Горину — моему парню, проще. Или потому что его родители вполне приемлемо относятся к таким, как мы, а может быть, потому что они всегда видели в сыне особенного человечка?! Он на два года младше меня, но по ощущениям и восприятию окружающего мира — эта небольшая разница в возрасте как-то даже никак между нами не воспринимается. Тарас ведет, я следую рядом, потому что не могу по-другому. Он тот, кто поможет в любом случае, в любой проблеме…

— Дюш! Ты опять завис? — я вздрагиваю и смотрю с непониманием на своего парня, — когда ты такой, я тебя вообще не понимаю. Вот скажи мне, чего ты боишься? — он остановился рядом со своей машиной, подаренной ему на совершеннолетие, и как ни странно, но она еще целая.

Он присел на капот, скрестив руки на груди. Скажу я вам, смотрелся он в такой позе, ммм…, как обалденно сексуально. Уж я-то знаю, что у него под пуховиком находится. Я, кажется, даже облизнулся, на что Тарас посмотрел на меня ошарашено, но потом, придя в себя, махнул на меня рукой и, не договорив, сел в машину. Ну, вот всегда так, что я сделал-то такого?

— Ладно, молчи уже! — сказал он мне категорично и завел свою малышку, как он ее называл. Она была, можно сказать, единственной «девушкой» в его жизни, — будем решать на месте, как ты будешь что-либо говорить, а сейчас давай, помолчим. Ок?

— Ок! — нахмурился я, все-таки это мои родители и мы едим ко мне домой, а он раскомандовался тут. Я отвернулся и смотрю теперь в окно, игнорируя его. Я тоже, между прочим, могу дуться.

Тарас вздохнул, но так ничего и не сказал. Вот так в тишине мы и ехали до самого моего дома. А когда я понял, что мы остановились, я услышал.

— Главное, мы вместе, а больше нам ничего не нужно, верно?

Я кивнул. Правда. Так и есть. Мы любим друг друга, а это самая, что ни на есть главная вещь. Хотя…

— Но родительское благословение, — хихикнул мой парень, прочитав мои мысли, — не помешает, пошли!

И мы пошли на «казнь». Будь, что будет, а там, как Бог велел.

POV. Тарас

Андрей, мой парень, до ужаса боится рассказать о наших взаимоотношениях своим родителям. Я его понимаю с одной стороны, мне тоже было боязно об этом говорить с родителями на мое совершеннолетие, но они отреагировали не то, что спокойно, а даже с улыбкой, подарив к тому же мне малышку — белоснежную Хонду. А с другой — а чего бояться? Хуже все равно не будет, хотя какой там хуже, Маргарита Ивановна и Алексей Петрович в нем души не чают, так как он у них единственное, любимое чадо.

И вот теперь мы поднимаемся на третий этаж благоустроенного богатого дома, нас пропустила охрана, сидевшая на первом этаже. Его родители, как-никак обеспеченные люди. Да и мои впрочем, тоже, но у Андрея побогаче будут.

— Ну, как? Звоним? — спрашиваю я, дотягиваясь до звонка в квартиру.

— Погоди! — выдыхает мой парень, но взглянув на меня, с улыбкой кивает.

— Молодца! Мой парень! — улыбаюсь я в ответ и нажимаю на дверной замок. Хотя, конечно у Андрея есть свой ключ. Но мы решили сделать так, а не иначе.

В квартире было слышно какую-то суету, посторонние звуки, но уже через несколько секунд нам дверь открыла молодая женщина. Очень красивая, а еще через пару мгновений подошел мужчина. И теперь я был уверен, что мой Дюша взял от своих родителей только самое лучшее. Карие глаза, каштановые волосы и полные губы — точь-в-точь, как у Маргариты Ивановны, а рост, и такой же теплый и добрый взгляд — от отца, как показалось мне поначалу. Бывает же такое…

— Сынок? А что это ты не ключом дверь открываешь? — спросила женщина, на что мой парень тут же нашелся, ответив с улыбкой.

— Просто были у друга, и я по ходу дела там его оставил.

— Как непредусмотрительно с твоей стороны, сынок, — проговорил назидательно мужчина, покачав головой, — может быть, все-таки зайдем в дом, а то на пороге все стоим?!

— Ой, конечно, заходи сынок и друга своего проводи.

— Точно! — воскликнул Андрей, посмотрев на меня, — прости, Тарас, это мои родители. Я тебе о них рассказывал. Это моя мама — Маргарита Ивановна, а это мой отец — Алексей Петрович. Мам, пап, а это мой лучший друг Тарас Горин.

Мы кивнули друг другу, сказав одновременно.

— Приятно познакомиться.

Естественно не забыв, обменяться рукопожатиями. Маргарита Ивановна провела нас в гостиную, где Андрей сел рядом со мной, взяв неосмотрительно меня за руку, но я возражать не стал. Просто покрепче и одобряюще сжал его пальцы. Он благодарно на меня посмотрел и с улыбкой стал смотреть на своих родителей, которые, кстати говоря, не обращали на нас никакого внимания. По крайней мере, мне так казалось.

Они так увлеченно накрывали на стол, что я невольно ими залюбовался. Они общались простыми и добрыми взглядами одновременно. Было приятно это видеть.

— Они у тебя такие красивые, — прошептал я Андрею на ухо, а он с улыбкой кивнул мне в ответ и все также посматривал на них.

И теперь мне стало понятно, почему и чего боится мой парень. Он любит своих родителей и поэтому потерять их в связи с этим, для него будет действительно трагедией. Так что нужно как-то все им объяснить и доказать, что мы и вправду любим друг друга, но как это сделать? Что-то я растерялся в конец.

— Андрей! — строгий голос мужчины вывел меня из раздумий, а я с беспокойством перевел взгляд на своего парня, он напрягся, хотя вида не подавал.

— Да, пап?

— Мне нужно с тобой очень серьезно поговорить, — не терпящих возражений заявил Алексей Петрович.

— Хорошо, пап, давай.

Но мужчина покачал головой, давая понять, что это разговор не для посторонних, кивнув в правую сторону. Я проследил за этим кивком и увидел, что в той стороне была дверь в какую-то комнату и по моим просчетам, это должен быть кабинет Алексея Петровича.

Андрей посмотрел на меня так растерянно, а я в ответ лишь опять-таки ободряюще ему улыбнулся, показывая тем самым, что все в полном порядке. Они ушли, а Маргарита Ивановна после этого попросту сканировала меня. И мне от этого взгляда стало не по себе. И чтобы как-то отвлечься от неуютного взгляда, я стал рассматривать такую, на самом деле, хорошенькую гостиную. Пусть думает, что хочет, но отвлечься, мне и вправду не помешает.

Поначалу мне здесь очень даже понравилось, но то, что моего парня нет рядом, и меня никто не держит за руку, настораживает. Теперь, эта гостиная, эта комната, всё и все присутствующее здесь, меня не только не вдохновляло на что-либо доброе и спокойное, но и внутри все сжалось отчего-то плохого. Это прямо чувствуется.

Ворваться в этот самый кабинет отца своего парня, чтобы наворотить делов? Думаю, не стоит. Никто не оценит, кроме Дюши.

Хмыкаю, вспоминая, что Андрей не любит, когда его так зовут, а разрешает только мне, а это уже прогресс. После этого воспоминания мне всегда как-то тепло на сердце, да вдобавок, кажется, что я знаю его всю жизнь, а это уже что-то, да значит.

— Вон! Пошел вон из моего дома! — я подскакиваю от услышанного, прервав свои размышления. Тоже самое делает и Маргарита Ивановна, поглядывая в сторону кабинета. Это был такой громкий крик, что задрожали даже стены, как показалось мне, и стеклянные фужеры, стоящие на накрытом столе.

Я оглядываюсь в ту сторону, а оттуда попросту вылетает злой, как черт, Дюша. Таким я никогда не видел своего парня. Из глаз сверкают молнии злости, ярости и он, схватив меня за руку, ведет меня, как я понимаю, в свою комнату. И ничего не объясняя и не говоря, начинает судорожно и со злостью бросать попавшие под его руки вещи в спортивную сумку, которая в мгновенье ока, оказывается, лежать на кровати парня. Он сбрасывает туда абсолютно все. И тут я понимаю, что нужно сделать. Подхожу к нему и обнимаю со спины, обхватив его грудь обеими руками. Дюша останавливается и через пару секунд он оборачивается ко мне лицом, и я вижу… слезы. Он вцепился руками в мой джемпер и, уткнувшись носом мне куда-то в район шеи, бормочет.

— Прости, — вдобавок глотает слезы, — не так я все это представлял.

— Я тоже, — хмыкаю я, поглаживая его по волосам, — тогда домой?

— Домой! — последовал кивок, и он отстранился от меня, подхватив свою сумку.

Когда мы вышли из его комнаты, на нас смотрели с такой ненавистью, что я невольно напрягся, и как говорится, не зря. Столько яда и отвратительных слов я в жизни никогда не слышал. От мужчины, да, я нисколько не удивлен, но от женщины…, н-да, не думал, что Маргарита Ивановна может говорить такое о собственном сыне. Это было настолько отвратительно, что я, не выдержав, заявил со спокойной совестью, обращаясь к Дюше.

— Дюш, прости меня. Ты не хотел, чтобы твои родители знали о нас, о твоей ориентации, но я настоял на своем. Прости. А теперь я тебя понимаю, почему ты так боялся этого. Ведь ты думал, что родители тебя не примут, боялся вот такой их реакции, а я дурак, понадеялся, что они у тебя понимающие люди. Те, кто любят своего сына, несмотря ни на что. А так… разве это родители? — я усмехнулся, взглянув на них мельком, — думаю, нет.

— Да, что вы себе позволяете?! — возмутилась было женщина, но я взглянул на нее так, что она замолчала, так как сил уже спорить и подтверждать что-либо не хотелось.

— Позволяю то, что никогда не позволит ваш сын. Сказать то, что я думаю о данной ситуации. А думаю я очень о многом. Но вам этого все равно не понять. Дюш, пойдем.

Замолчав на этом, взяв своего парня за руку, я открыл входную дверь, и мы ушли из этого «ада». Прав был Дюша, а я все испортил. Все его радостное, новогоднее настроение пропало тут же. Он любил Новый год, а я со своим…, дьявол их побери. Зачем я это сделал? Но тут моей щеки коснулись его губы, и он смущенно пробормотал.

— Не получилось. Значит, так должно было быть. Пойдем! Да и к тому же я к тебе переезжаю без зазрения совести, так как мы сделали с тобой все возможное.

Я кивнул, и мы пошли к моей машине, а затем мы оказались дома. Одни. Наедине. И наверно, нам больше ничего не нужно. Хотя понимание со стороны родителей, ох, как бы хотелось. Но, увы…, это получается с его стороны не суждено.

POV. Маргарита Ивановна

Не могу поверить, что все мои предположения, о которых я думала последние годы, подтвердились, и мой мальчик стал одним из этих. Боже, да что же это такое, все молодые красивые парни попросту поголовно становится на путь этой «голубизны». Разве такое может быть? И с кем?! С моим мальчиком, с моим любимым Андрюшей? Что же это творится?!

А когда мой мальчик привел этого…, то тогда уже стало все ясно. На мгновенье мне показалось, а вдруг этот парень, который был немного моложе моего сына, все-таки его друг, а не парень. Но… когда Алексей начал кричать на сына, то все это только подтвердилось. Мне попросту стыдно за то, что наш Андрей — гей. Это ведь какое-то извращение. Разве может отец и мать, которые растили своего единственного сына в любви и в согласии, принять такое? Не знаю, может, и есть такие случаи исключительные, но это уж точно не наша семья. Я не собираюсь притворяться и говорить, что все хорошо, когда мне все это отвратно. Я с мужем такое никогда не признаем и не собираемся этого делать. Мы уважаемые люди, а у таких людей не может быть таких извращений в виде сына — гея.

Это просто какая-то мерзость. Хватит в моей жизни брата, от которого отвернулась вся наша семья после его каминг-аута. Это было зрелищно, после того, как он поговорил с отцом об этом, то мой отец не стал ничего скрывать от нас, представив нам «нового Женю», то есть моего брата и его так называемого парня — Витю. Помню до сих пор, как смотрел на него отец. Это было давно, но все равно стоит перед глазами. И вот теперь я вновь вижу эту же картину. Мой сын — гей! Это просто невозможно! Пусть делает, что хочет, но такого мы с мужем не потерпим. Хватит в моей жизни унижений, подколок, подковырок и косых взглядов в мою сторону и сторону моих близких. Пусть забывает наш дом и дорогу сюда. У него есть парень — отлично, тогда пусть друг о друге и заботятся. И если даже завтра Новый год и праздник для всей семьи, видеть его здесь я точно не собираюсь. Алексей знает, как я остро реагирую на эти темы, и как мне становится плохо от этого всего. Поэтому не удивляюсь такой его реакции на рассказ сына.

Решено! Я не собираюсь его прощать и тем более видеть…, по крайней мере, сейчас…

POV. Алексей Петрович

Никогда в жизни не думал, что придется сказать своему собственному сыну: «Пошел вон из моего дома!»

Это больно, но… жизнь Марго тоже сложилась в юности очень тяжело из-за ее старшего брата, который не стесняясь, признал себя одним из голубой братии в кругу своей семьи, ну а там дело пошло-поехало и через несколько часов весь район знал об этом. Так что представить, что пережила Марго со своей младшей сестрой и родителями, просто невыносимо. Это было ужасно, я знаю это точно. Мы тогда уже встречались около двух месяцев, а ее старший брат уехал из города со своим парнем, так как принять их такие неправильные взаимоотношения никто не собирался. Мы до сих пор не знаем, что с ними сейчас. Супруга попросту даже не интересовалась ими, вычеркнув из своей жизни. Она такой человек с трудным и очень тяжелым характером. А я… Может, показаться, что я мягкотелый человек, или попросту тряпка, но это не так, просто даже спустя более двадцати лет, как ни странно это не звучало, я люблю свою жену, свою Марго. А для ее счастья… я отказался от сына, но есть время, которое всегда поможет в случае необходимости, и я попросту подожду, если понадобится, дни, месяцы, но вновь поговорю и с Андреем и с Марго. Сын у меня понимающий человек и всегда таким был, да и отходчивый, как и я, так что есть надежда на то, что мы помиримся. Да и с его парнем тоже нужно поговорить, а то толком мы так и не пообщались.

У меня были какие-то догадки по поводу ориентации сына, хотя сам не понимаю почему, и когда он привел этого парня, то я, как и Марго тут же это восприняли, как какое-то зло, поэтому-то не разобравшись во всем, да и в себе в первую очередь, нагрубил и сыну, и его парню. Теперь жалею об этом. Завтра Новый год, а настроение испорчено окончательно. Что ж время покажет, как поступить дальше. Но однозначно я не собираюсь терять ни свою жену, ни своего единственного сына! Так что время…, нужно лишь время…

POV. Евгения Васильевна

Я готовила бисквитный торт, который так любят мои мальчики: Тарас и Виталик. Первый мой сын, второй — мой супруг, но ведут они себя абсолютно одинаково, как дети. Меня это всегда забавляло, а вот Виталя дулся, ей-богу, как ребенок, отчего я с сыном всегда забавляемся над ним. А так как сынок должен нас с кем-то познакомить сегодня, об этом он сказал накануне, то эта выпечка будет, как раз к месту, да и Новый год не за горами. Так что теперь осталось отогнать от стола моего «прожорливого» мужчину, и тогда все будет в порядке.

И вот, когда я начала ставить форму с тестом в духовку, раздался звонок в дверь. Виталя, притворно грустно вздохнув, последовал туда. А через пару секунд я услышала озадаченное моего мужа:

— Сынок? С кем это ты? — Виталя просто не знал о назначенной встрече.

Поставив все, куда нужно направилась на звук голосов. Они уже прошли в гостиную, и тут я увидела незнакомого парня, а сердце подсказало, это он. Тот самый. Так как со стороны прекрасно видно, как смотрит на этого незнакомого пока нам парня Тарас. Увидев меня, сынок улыбнулся, но в глазах явно читалось что-то весьма неуютное и тяжелое, и поэтому даже не поздоровавшись, я спросила встревожено.

— Сынок, что случилось? Ты сам на себя не похож.

Он вскинул на меня свои глазища, а этот парень, резко поднявшись с дивана, на котором сидел рядом с Тарасом, проговорил.

— Здравствуйте! Извините, Тарас, где у вас ванная? — он не смотрел на нас, и… мне показалось, он шмыгнул носом?

— Пойдем! — ничего не сказав и не объяснив, я с мужем только и видели, как они скрылись в ванной комнате.

Виталик и я только лишь пожали плечами, и теперь нам осталось лишь подождать и узнать, что к чему. И наше ожидание было вознаграждено. Через полчаса я с мужем была уже в курсе того, что мальчики встречаются, и то, что родители Андрея совершенно агрессивно восприняли эту новость. А когда я услышала, что мать Андрюши говорили такие ужасные слова своему сыну, я не могла в это просто поверить. Единственный долгожданный сын, а они… Это кошмар какой-то. Нельзя же быть такими эгоистичными людьми. Хотя говоря все это, парень моего сына, кажется, все никак не мог поверить в то, что его родители, притом очень любимы им, так с ним обошлись.

Чтобы мальчики не говорили, но эти мужчина и женщина не могут быть родителями такого скромного парня. Это же уму непостижимо. Я просто вне себя от ярости. Увидела бы, нагрубила бы так, что они эти слова запомнили надолго. Хотела было взять адрес у сына или хотя бы номер телефона, но Тарас был категорически против этого, сказав.

— Мам, Дюше и так плохо, не хочу, чтобы они потом еще говорили, что он подослал родителей своего парня к ним. Пусть пройдет время. Все уляжется. Я в это верю. Все будет хорошо.

А что я? Я могла лишь согласно кивнуть. После всех разговоров все-таки уговорила мальчиков покушать или попить хотя бы чаю с тортом, который чуть ли не сгорел, но мы совместными усилиями его спасли. И вот теперь думается, а как же будет теперь? Я с Виталиком без вопросов им поможем, но… родители это все-таки…

Как же все-таки это гнусно и пакостно. Праздничное настроение испорчено в два счета, но не будем унывать. Сейчас обговариваю с мужем новую программу проведения праздника, и пусть мальчики побудут вдвоем. Им это нужно. Особенно Андрею. Пусть этот парень будет знать наверняка, что найдя в лице нашего Тараса любимого человека, он всегда под защитой, да и мы поможем, если что-то будет не так. Да, так и поступим. Это будет сюрприз. Новогодний. Хоть посмотрим в новогоднюю ночь на счастливые и открытые улыбки наших мальчиков. Да. Пусть я знаю Инашева Андрея несколько часов, но все равно по-другому относиться просто не могу. Так что сюрприз, да здравствует сюрприз!

POV. Виталий Юльевич

Я не знал о том, что мы должны были сегодня с кем-то знакомиться, но это ничуть мне не мешало, просто я узнал все в последнюю очередь. Ох, уж эти мне заговорщики, в лице моей жены и моего сына.

Когда раздался звонок в дверь, я пошел ее открывать. И, увидев незнакомого парня рядом с сыном, поначалу удивился, но посмотрев на них, понял, что это, похоже, парень моего Тараса. А кто еще может к нему прийти с сумкой наперерез? И то, что они любят друг друга, это было видно даже издалека. Это подтвердила и Женя, когда мы с ней пообщались после того, как познакомились с Андреем поближе. Парень оказался отличным собеседником, хоть немного стушевался моего напора, но Тарас быстро остудил мой пыл.

Но самым, конечно, шокирующим было для нас то, что родители Андрея отказались от сына. Это возмутило не только меня, но и мою супругу. Все-таки это ни сколько ужасно, сколько попросту несправедливо. Ведь он не виноват, что родился с таким вот наследием. Я, как и Женя уже кинулся надавать по морде отцу Андрея, на что мой порыв остудила моя же жена, сообщив мне, что не стоит пока вмешиваться в то, что сейчас у ребят происходит. Что, собственно говоря, мы и сделали, решив изменить наши новогодние приготовления, оставив парням на пользование наше жилище. У нас друзей хватает, так что стоит только напроситься, а Тарас с Андреем хоть побудут вдвоем и решать, что им делать дальше.

Ведь только спустя несколько месяцев, я с Женей познакомлюсь с родителями Андрея. Это только потом будет разговор о том, что нет ничего страшного в том, что они любят друг друга. Все будет потом, когда отец и сын, сын и мать поговорят спокойно и придут к какому-то компромиссу, отчего Андрей будет светиться, как новогодняя гирлянда.

Все это будет потом, а сейчас у мальчиков есть трудности, с которыми они наполовину, уже почти что справились, ведь они остались верны друг другу и верны своим чувствам. А это самое, что ни на есть главное. Новый год не за горами, а значит, счастье будет! В этом я уверен. А правда бывает и нужна и не нужна, смотря с какой стороны ее воспринимать.

03.12.2012г. — 21.12.2012 г.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,008 секунд