Поиск
Обновления

22 апреля 2018 обновлены ориджиналы:

00:04   Ведьмак

19 апреля 2018 обновлены ориджиналы:

21:40   Люстерец

18:42   С точки зрения науки

03:37   Мастер

18 апреля 2018 обновлены ориджиналы:

12:11   Мирный договор

все ориджиналы

Пятница - Переезд  

Как только вхожу в квартиру, в кармане пиджака начинает вибрировать телефон. Я так и не включил звук после церемонии вручения дипломов. Кидаю синюю корочку на полку. Это мой билет на свободу. Снимаю обувь и достаю телефон. Звонит отец. Мало желания с ним разговаривать, в последнее время он забыл о моем существовании, но трубку беру.

— Алло, — прохожу в гостиную, подхватываю лиса под живот и падаю на диван.

— Привет, Саш, — голос без единой эмоции, деловой, разговор, вероятно, пойдет тоже о делах.

— Ну, привет, — откидываю тяжелую голову на спинку, прикрываю глаза, чешу лиса за большим ухом, не знаю, нравится ли ему такая ласка, но зверь терпит.

— Хочу тебя поздравить.

— Поздравляй, — не удерживаюсь от сарказма, хотя, сам обещал себе, что буду паинькой.

— Поздравляю, — не дрогнул. — Даю тебе неделю отдыха, потом Витя введет тебя в курс дел. В кресло генерального директора, пока не наберешься опыта, я тебя не посажу, будешь Витиным помощником, дальше решим.

Витя — тот человек, который руководит сейчас отцовской фирмой. Хороший мужик, знающий, толковый, умный. Он отлично справлялся с делами и будет это делать дальше, но без меня.

— Хорошо, спасибо, — стараюсь вложить в голос, как можно больше благодарности, чем позже отец узнает о моих планах, тем более материально обеспечен, я буду.

— Отдыхай, — отец кладет трубку.

Вздыхаю. Неделя. Не так много, как я планировал, но я готов был удирать и за один день, если потребовалось бы. Пару месяцев назад я, наконец, решил куда податься. Выбор сделался сам собой. В один прохладный апрельский вечер, я собрался с духом и начал разбирать шкаф, чтобы убрать ненужные теплые вещи дальше вглубь, а летние выудить из недр исполина. Отобрал некоторую верхнюю одежду для того, чтобы позже отнести ее в химчистку и проверил карманы. В черном пальто наткнулся на прямоугольный кусочек картона, хотел смять и выкинуть, но вовремя увидел, что это визитка. Вспомнил, что когда-то в Париже мне ее дал некто Рауль Вермандуа. Воспоминания о французе остались весьма приятные. Поэтому решил, переехать во Францию. Нет, звонить Раулю и просить помощи не собирался, вообще не собирался с ним связываться, просто с этой страной меня связывала хоть какая-то нить.

Спустя месяц получил по почте документы о том, что теперь являюсь владельцем фирмы в этой стране, благо есть компании, которые делают все за тебя, а французские законы позволяют пару лет сдавать нулевой годовой баланс в налоговую. Теперь в паспорте не простая мультивиза, а бизнес, которая не ограничивает дни моего пребывания в стране. Дело осталось за малым. Переодеваюсь, приношу на кухню ноутбук, завариваю кофе, сажусь за стол, прикуриваю. Дым струиться к потолку, тихо, пока запускается компьютер. Наконец, раздается мелодичный перелив, экран мигает и появляется рабочий стол. Я уже присматривал себе жилище и выбрал одну квартиру. Не очень далеко от центра Парижа, но в уютном спальном районе. В средствах спустя неделю я буду очень ограничен, поэтому она маленькая. Квартира-студия, но на самом верхнем этаже, поэтому к ней прилагается выход на большую террасу. Несколько кликов и я арендую ее сроком на год. Пью кофе, закуриваю вновь. Пусть я множество раз представлял себе, как это будет и распланировал переезд до малейших деталей, но все равно тело сковывала нервозность. Покупаю билет, оставляя себе на сборы всего пять дней. Билет в один конец, я не собираюсь возвращаться. Еще один маленький нюанс, захожу на сайт различных объявлений и активирую то, где предлагаю купить мою машину. Цена не завышена, ее заберут быстро, уверен.

Вроде все. Откидываюсь на спинку стула, беру в руки телефон.

— Привет, Сашенька! — спустя несколько гудков, слышу радостный голосок Ани и лепетание Егора на заднем плане. — Я тебя поздравляю! Теперь ты полноценный гражданин общества!

— Спасибо, Анют, — ласково улыбаюсь в трубку, за эту девушку я готов благодарить Стаса, она стала неотъемлемой частью моей жизни. — Дорогая, у меня есть к тебе большая просьба, — тяну я.

— Какая?

— Ань, забери моего лиса себе, пожалуйста.

— Хорошо, привози. Я думаю, мы с Егором присмотрим за ним несколько дней. Куда ты собрался? На моря? Тебе не помешает отдых, — девушка, как всегда, сделала свои выводы.

— Ань, я хочу, чтобы ты забрала его насовсем. Я еду во Францию и не вернусь.

Тишина. Аня обдумывает услышанное, а через пару мгновение в трубке раздается жалобный всхлип.

— Са-а-ш, — тянет она, — ты не можешь.

— Ань…

— Ты же не можешь уехать! — кричит она. — Как мы тут без тебя будем?

— Будете приезжать так часто, как захотите.

— Ты, ты эгоист!

— Нет, дорогая, я просто дорвался до того, о чем мечтал. Если я не уеду сейчас, то вряд ли отважусь на это когда-нибудь вновь. Попробуй меня понять.

— Это сложно… Но лиса заберу, не переживай. Когда ты уезжаешь?

— Пять дней.

— Гад, Сашка, ты такой гаденыш…

— Пусть так, — соглашаюсь, она смотрит на все со своей колокольни, девушке кажется, что я их бросаю.

— Я жду тебя сегодня, поговорим.

— Хорошо. Сделаю дела и буду у тебя. Позвоню. Целую, — прощаюсь, кладу трубку.

Тяжело. На душе муторно. Аня — единственный близкий человек, который так переживает мой отъезд. Леха поймет, и не будет останавливать или винить в чем-либо, он давно знает о моих планах. Оставшиеся дни будут забиты сборами, но сейчас есть еще пара штрихов. Придется попотеть, снимая деньги и перекладывая их на новый счет. Не знаю, насколько мне удастся еще «ограбить» отца, но чем больше, тем легче мне будет начинать новую жизнь. Накопил я достаточно, но этого мало. Я не хочу уподобляться отцу или Стасу в будущем. Не хочу класть на алтарь бизнеса и больших денег все ценности, которые существуют кроме них. Если у меня будут дети, я никогда не буду таким отцом, как мой папа. Если у меня будет вторая половинка, неважно мужчина или женщина — она никогда не будет обделена моим вниманием и заботой. Я многое прочувствовал на своей шкуре, поэтому смогу не совершать ненужных ошибок и никогда не поставлю материальный достаток выше всего остального, пусть и привык с пеленок ни в чем не нуждаться.

Рейс ранним утром, поэтому в аэропорт я уехал в середине ночи, чтобы не толкаться в очередях из людей, которые торопятся провести законный отпуск в теплых странах. Пару часов назад я закрыл за собой дверь квартиры, сел в такси и уехал. Когда кольцевая автодорога отрезала меня от столицы, понял, что сюда если и доведется вернуться, то, как гостю, жизнь здесь моя закончилась. Чем ближе час вылета, тем меньше тоски в груди и больше радостного, предвкушающего азарта. Попав в самолет, вновь сжался от паники, но перелет в Париж не так уж и долог.

Перетерпел. На некоторое время даже удалось уснуть. Шарль-де-Голь встречает меня суматохой и людской суетой, но все это остается за гранью моего восприятия. В сознании бьется только одна мысль — я сделал первый шаг в новую жизнь. Получаю багаж. Вещей набрался только один чемодан. Не стал выгребать все, что можно унести, необходимое приобрету здесь. Чем меньше багаж прошлого, тем легче делать шаги в будущее. Французский я так и не выучил. Возможно, попытался, если бы знал, что выбор падет именно на эту страну. Но язык — это дело наживное. Пока мне хватит английского, а через годок, думаю, заговорю и на этом языке аристократии. За раздвижными дверьми аэропорта светит яркое летнее солнце. Температура зашкаливает, от асфальта поднимается жар. Париж — такой же столичный город, как Москва, и в летнюю пору здесь дышится с трудом. Сажусь в такси, называю адрес. Водитель удивлен, что это не отель, по мне видно, что я иностранец, но темнокожий мужчина покорно направляет машину по необходимому адресу. Дом оказался старым, в четыре этажа, украшен лепниной и другими изящными чертами, я мало разбираюсь в архитектуре, но новое жилище мне понравилось. Женщина из риэлтерской конторы быстро объяснила мне где, что находится, мы подписали необходимые документы, я получил на руки ключи и остался в одиночестве.

Вся квартира была размером с мою бывшую гостиную. Железная входная дверь ведет в маленький предбанник, не более трех квадратных метров, половину пространства съедает встроенный шкаф-купе с зеркальными дверьми с левой стороны, справа стоит изогнутый диванчик, обитый красной тканью в золотую полоску, на деревянной подставке стоит телефон. Под ногами круглый коврик с крупным, как щупальца актинии ворсом, сиреневый с желтым кругом внутри. Далее по левой стене дверь, ведущая в ванную комнату, туалет там же. После коридорчика можно рассмотреть всю квартиру. Справа в углу кухонный гарнитур с барной стойкой, отделяющей жилую часть. В противоположном углу большая кровать в черной кованой раме с полупрозрачным балдахином, за изголовьем кровати — окно, створки которого открываются наружу. На окне легкие занавески молочного цвета. Еще одно окно перпендикулярно этой стене. Оно большое, занавешенное такими же занавесками, оттуда выход на террасу. Распахиваю створки. Далее следует небольшой диванчик, больше похожий на кресло и рабочая зона. Телевизор посередине, большой, закрепленный на напольной подставке. Неудачное расположение, но вряд ли я буду что-то менять. На полу вновь ковер, молочно-белый, отлично подходящий под общую цветовую гамму.

Мне нравится новое жилище. Огромными плюсами этой квартирки были высоченные потолки и длинная терраса, огражденная кованым забором и оборудованная круглым белым столиком на изогнутых ножках и удобным плетеным креслом. На столике стоит пепельница, словно специально забытая здесь для меня. Присаживаюсь, закуриваю. Губы кривит улыбка. Я счастлив. Мне легко и спокойно, не сомневаюсь, что мне удастся все, к чему я так стремлюсь, чувствую огромный внутренний резерв неизрасходованной энергии. Не могу долго сидеть на месте, мне еще предстоит обустроить мое новое жилище.

Первой моей покупкой становится машина. Рено Лагуна. Пусть машина не только что сошла с конвейера, а уже пробегала пару лет под одним владельцем, но меня она устраивала и ценой и качеством. Еще пару дней потратил на то, чтобы купить все необходимое и окончательно устроится.

Я был бы рад, если бы это утро началось с того, что в распахнутые окна пробрался бы игривый солнечный лучик, но, увы, сегодня небо было затянуто тяжелыми серыми тучами, повисшими низко над Парижем. Жаль, что это ничуть не сбило духоту, возможно, позже, когда пройдет дождь, дышать станет легче. Сладко потягиваюсь на кровати, изгибаясь всем телом, взгляд упирается в балдахин. Он начал мне нравится, словно над тобой невесомое белоснежное облако. Утренний кофе и сигарета на террасе. Задумчивость. Вроде, я все уже сделал, но пока не готов совершать шаги к собственному делу. Указательный палец вновь пробегает по гладкой поверхности визитки Рауля. Позвонить или нет? Этот вопрос мучает со вчерашнего вечера, когда кусочек картона выпал из стопки разных бумаг. К сожалению, я так и не решил.

Машину припарковал за пару улиц, чтобы пройтись по центру пешком. Так сталось, что мой маршрут лежал по тем же улицам, по которым меня водил Рауль. Я выпил кофе в том же кафе, прошел мимо отеля, но красивое здание вытащило воспоминание еще об одном человеке, которого я силился забыть. Пока проигрывал в этом своему сознанию и Стас часто снился мне, не реже я думал о нем, о том, что было между нами. Быстрым шагом удрал от Софителя. Но вот лицо Стаса встало перед взглядом, я слишком ярко видел его зеленые глаза, смотрящие на меня с укоризной. Все, далее тянуть не имеет смысла. Вытащил из кармана мобильный телефон и набрал номер с визитки. Мне ответил приятный мужской голос, что-то вещавший по-французски. Сперва решил, что попал в офис и мне предстоит объясняться с секретарем, хотел бросить трубку, но тут в ухе раздался длинный протяжный сигнал и я понял, что все это время слышал речь автоответчика. Вздохнул и начал объяснять, кто я такой и по какому поводу потревожил владельца номера. Последнее сделать не успел, трубку сняли и теперь уже более живой, но тот же самый голос приветливо поздоровался со мной на языке, который был мне предельно понятен.

— Александр, я приятно удивлен, слышать вас столько времени спустя, — отозвался мужчина после повторного приветствия с моей стороны.

— Простите, Рауль, но раньше у меня не было ни возможности, ни повода звонить вам, — сознался я, опираясь поясницей на железное ограждение.

— Не стоит извиняться, я помню вас и очень рад слышать, — мужчина улыбался в трубку. — Судя по номеру, вы во Франции?

— В Париже, — уточнил я.

В ответ послышался смех.

— Нам повезло, я тоже вновь нахожусь здесь по делам фирмы. Мы можем встретиться?

— Конечно, именно с этой целью я вам и звоню, Рауль, — улыбаюсь, не думал, что мне так повезет.

— Когда и где вам будет удобно, Александр? — на заднем фоне что-то шуршит, вжикает молния, шаги, хлопок двери, французская речь.

— Вы остановились в том же отеле?

— Да. Буду там минут через пятнадцать. Ждать вас там?

— Ждать буду я, Рауль, — улыбаюсь, не ожидал, что француз так быстро захочет меня видеть.

— Хорошо. До скорой встречи.

Сбрасываю вызов, улыбаюсь миру, кажется, жизнь набирает обороты, перехожу улицу и останавливаюсь в нескольких метрах от дверей, Рауль не пройдет мимо. Странно, но перед встречей меня охватывает тревога, она мягко сжимает сердце, учащает дыхание, заставляет курить одну за другой, третью сигарету просто держу в руках, потому что от количества никотина, струящегося по венам, уже слегка подташнивает. Рауль появляется даже раньше на пару минут, заметил, потому что беспрерывно бросал взгляд на серебристые стрелки наручных часов, толстым кожаным ремнем обхватывающих мое запястье.

Около отеля останавливается такси, из машины выходит Рауль. Мужчина ничуть не изменился, все тот же холодный оттенок блонд его волос, все те же серо-стальные глаза, спрятанные за стеклами очков, приятное лицо и улыбка, яркая и приветливая. В одной руке у мужчины кожаная сумка, в другой…, э-э-э букет красных роз?

— Здравствуйте, Александр, — произносит он со своим милым акцентом, улыбаясь еще шире и протягивая мне букет. — Это вам.

Зависаю. Не ожидал. Не то, чтобы мне цветов не дарили. Не дарили…

— Добрый день, — улыбаюсь в ответ, принимаю букет, уколов палец об один из забытых шипов на стебле. — Спасибо.

Розы ярко-красные с крупными головками, аромат тонкий и ненавязчивый, прохладные стебли не укутаны упаковочной бумагой или фольгой. Никогда не думал над тем, какие люблю получать цветы в дар, но эти мне пришлись по вкусу.

— Я, вероятно, оторвал вас от дел, простите, — слегка опускаю голову в знак своей вины.

В этот момент замечаю взгляд француза. Он какой-то странный, словно мужчина безумно влюблен в меня, я бы сказал, слегка фанатичный, но глаза подернуты мутной поволокой, будто этот человек смотрит не перед собой, а куда-то в себя.

— Рауль, — шепчу я, мне не по себе.

— А? Да, ничего страшного. Я уже был свободен, когда вы позвонили, — врет Вермандуа.

Мужчина моргает несколько раз, взмахивая пушистыми темно-коричневыми ресницами, и возвращается в реальность.

— Вы обедали, Александр?

— Нет, не успел.

— Надеюсь, не откажитесь составить мне компанию? Я знаю прекрасное заведение с отличной французской кухней.

— Спасибо, не откажусь, — киваю.

Правда, соглашаться было немного боязно. Мои познания о местной кухне сводились к лягушачьим лапкам, улиткам и круассанам. И если последние меня восхищали, то первые два блюда я пробовать не торопился. Сделал пару шагов вслед за Раулем, искренне надеясь, что в ресторане найдутся блюда более мне привычные.

— Рауль, вы знаете, как доехать до ресторана? — легко касаюсь его предплечья, когда мужчина собирается остановить нам такси.

— Разумеется, — кивает он.

— Тогда не нужно такси, пойдемте.

Разворачиваюсь и медленно бреду вдоль улицы. Вермандуа отстал на пару шагов, но не стал спрашивать, вероятно, догадавшись, что я на машине. Тяжелый букет непривычно оттягивал руку. Я никак не мог осознать, что его подарили мне, а не я приобрел цветы, чтобы вручить их кому-то. Странно. Оглянулся на своего спутника с кривой улыбкой на губах. Интересно, а этот жест можно расценивать, как некий знак к тому, что я интересен французу не только, как знакомый? Или это нормально в этой стране дарить цветы приятелям и не несет в себе никакого скрытого контекста? Вновь оглядываюсь, но мужчина не спешит отвечать на мои немые вопросы, просто потому, что не подозревает о них. А что я? Хотел бы? Зажмуриваю глаза, чтобы резко распахнуть их вновь. Не стоит пока думать об этом.

Хотя, стоило подумать. Может, тогда я бы не сидел с открытым ртом и лихорадочно не подбирал слова в ответ на прямое предложение.

— Александр, я понимаю, что это трудно осуществимо, но не могли бы вы мне позволить за вами поухаживать? — спустя пару минут молчания, спрашивает Рауль, когда мы сделали заказ и пили ароматный зеленый чай.

— В каком плане? — не удержался от вопроса, хотя, понимал, о чем говорит мужчина.

— Как за моим возможным возлюбленным, — Вермандуа усмехнулся, в нем не было смущения, скромности или еще чего-то подобного, он говорил четко, не скрывая своих намерений.

Но это было так дико. Сразу вспомнил Стаса, который просто поставил меня перед фактом, не спрашивая никаких разрешений. Расплылся в улыбке. Оказывается, это приятно, когда твое мнение для человека является важным.

— Так как? — мужчина, вероятно, расценил мою довольную мордашку, как знак согласия, но все же переспросил.

— Думаю, да, — не мог не согласиться, потому что… потому что все правильно, так как и должно быть у цивилизованных людей. Кроме того, Рауль был мне весьма приятен и я не видел причин отказывать ему в простом ухаживании.

— Благодарю! — мужчина улыбнулся, осторожно взял мою руку и легко коснулся губами внутренней стороны запястья.

— Но почему вы считаете, что это затруднительно?

— Мы живем в разных странах. Но расстояние не помеха в наш современный век, — вновь его улыбка согревает душу, пробуждая ее от анабиоза.

Улыбаюсь, думаю сознаться ему, что я сменил место жительства сразу или потянуть время. Во мне просыпается дикое желание флиртовать и заигрывать. Не замечал за собой такого ранее. Удивительно.

— Рауль, вы помните, о чем я говорил вам в прошлую нашу встречу?

— Вы говорили многое, — делает небольшой глоток, пристально смотрит на меня.

— О моих планах на жизнь. Я хотел сменить место жительства.

— Вам это удалось? — выгибает светлую бровь.

— Вполне. Теперь я живу в Париже. Недолго, около недели, но возвращаться не имею никакого желания, наоборот, все мои планы на будущее будут осуществлены во Франции.

Я смог удивить собеседника и с удовольствием наблюдал, как его лицо сначала слегка побледнело, а потом к щекам прилил яркий румянец, губы снова растянулись в искренней улыбке, а глаза словно посветлели от радости, что вспыхнула в них.

— Не могу выразить словами, как я рад, — Вермандуа вновь касается моей руки, переплетает пальцы и с надеждой смотрит мне в глаза.

Я польщен таким отношением, складывается впечатление, что мужчина заинтересовался мной еще в прошлую встречу, но тогда его ухаживаниям помешал Стас, сейчас же преград не было. Даже многокилометровое расстояние, разделяющее Францию и Россию, осталось позади. Только меня смущало ощущение, что Рауль принимает меня за кого-то другого, смотрит мне в глаза, а видит неизвестного мне человека. Возможно, я не прав и просто не до конца понимаю этого мужчину. Но порой по коже пробегает неприятный холодок от странных взглядов француза.

Слегка приподнял уголки губ в улыбке. В груди что-то кольнуло, но уловить мысль я не успел. Официант принес наш заказ. Аппетитные запахи еды тут же забрались в нос, дразня голодный желудок. Мужчина, вероятно, заметил мой голодный взгляд, обращенный на жаркое, и пожелал приятного аппетита, сворачивая нашу беседу на время.

— Александр, как вас называют ваши друзья или близкие люди? — спросил француз, аккуратно вытирая рот белоснежной салфеткой, которая до окончания обеда покоилась у него на коленях.

— Саша, — отвечаю, отводя взгляд в сторону, в памяти еще очень свежо звучание моего имени, произносимое совершенно другим человеком.

Глупость, но я так и не смог сохранить в себе злость на Стаса. Прошло пару дней, и ярость улеглась, оставляя после себя лишь обиду, разбавленную маленькими частицами благодарности. Не уверен, что выбрался бы из клуба живым, если бы Черных не бросился меня искать. Я много раз задавался вопросом «зачем?». Зачем он рисковал своей жизнью ради человека, к которому не испытывает ровным счетом ничего, кроме презрения и похоти? Последнее отрицать — бессмысленно. Мы хотели друг друга, так же сильно, как и злились. Но ответов так и не нашел. Конечно, был соблазн создать для себя иллюзию его призрачных чувств и верить. Но это вряд ли бы к чему-то привело, кроме моей душевной боли, а ее я от Стаса и так достаточно натерпелся. Поэтому я просто запрещал себе думать об этом и вспоминать.

— Могу я так тебя называть?

— Конечно, — киваю.

Проводим еще некоторое время в ресторане. Рауль соблазняет меня воздушным десертом с клубникой. Мужчина рассказывает о себе, пока я ем, наслаждаясь кисло-сладким вкусом. Оказывается, Рауль живет в Лионе и является владельцем крупной фармацевтической компании, продолжает дело сначала деда, затем отца. Он много говорит о делах фирмы, угукаю и киваю в нужных местах, чтобы мужчина понимал, что я его внимательно слушаю. Но мне мало интересны проекты крупного бизнеса, я хочу купить себе ресторанчик, раскрутить его, возможно в дальнейшем создать сеть. Но кидаться в океан, где плавают такие акулы, как Стас, не намереваюсь.

— Саша, мне пора возвращаться, — произносит Рауль с сожалением, когда официант уносит пустую вазочку из-под лакомства, — рабочий день еще не окончен. Мы можем встретиться вечером?

— Безусловно, — улыбаюсь и диктую свой адрес.

Вермандуа обещает быть ровно в восемь вечера, расплачивается за обед сам, смущенно улыбаясь мне. Здесь принято платить за себя самостоятельно, но француз последовал русским традициям и решил, что раз он приглашал, то он и платит. Официант, улыбнувшись, подал мне букет. Стало немного неудобно. Я еще не привык так открыто демонстрировать свои сексуальные предпочтения, не опасаясь, что изобьют за поворотом. Все же мне предстоит научиться жить в новой стране, где властвуют немного другие законы и устои.

Подбросил Рауля до офиса, послал еще одну яркую улыбку, выслушав гору комплиментов, и отправился домой, чтобы сидя в излюбленном плетеном кресле, наблюдать, как день сменяется вечером и думать. О Стасе, о Рауле, о прошлом и будущем.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд