Поиск
Обновления

22 июля 2018 обновлены ориджиналы:

17:43   Как же мне везёт

21 июля 2018 обновлены ориджиналы:

09:54   Придурки

02:47   Приручить...

20 июля 2018 обновлены ориджиналы:

21:46   Запах моря

19 июля 2018 обновлены ориджиналы:

07:57   Академия Кастерли

все ориджиналы

Охота на прошлое - Глава 16. Спасибо, что ты есть, я этим воспользуюсь.  

«Люди были созданы для того, чтобы их любили,

а вещи были созданы для того,

чтобы ими пользовались.

Мир в хаосе потому, что все наоборот».

Далай-Лама.

Ощущение дежавю. Он снова идет один по дороге темной ночью. Только сегодняшняя ночь отличается от прошлой тем, что в этот раз его растоптали не физически, а уничтожили морально. Дождь продолжал нескончаемо падать на землю. Черная лента асфальта булькала и пузырилась, сливаясь в гигантские лужи. Ноги промокли насквозь, обувь была полна воды и стала невероятно тяжелой. Возможно, Кирилл снял бы кроссовки вовсе и пошел босиком, но сознание не давало сигнала на такие действия. Оно гнало вперед, заставляя озябшее тело передвигать ноги, как можно быстрее. Домой, Кириллу необходимо было попасть домой. Там тепло и сухо. Там нет ледяных капель, впивающихся в кожу острыми иглами, там есть свет и можно вновь попытаться найти себя, потому что мальчик заблудился в холодной темноте. Страшно чувствовать острые сколы ледяных глыб внутри, страшно понимать, что это навсегда. Что больше нет возможности вдохнуть полной грудью чистый воздух, пропитанный ароматом цветов, нет больше ярких красок, разрисовывающих окружающий мир, его реальность отныне и навсегда — серая кошка, легко смешивающаяся с общей массой, растворяющаяся в ней.

Кирилл вздрогнул от холодной воды, что в этот раз обрушилась на него сплошной волной, но продолжил идти вперед. Он настолько замерз и обессилил, что мало понимал, что происходит вокруг. Не заметил мальчик проезжающей мимо машины, которая и окатила его, не услышал Кирилл звук тормозов, хотя разобрать что-то в шуме дождя было тяжело. Но звучный мужской голос отлично пробивался сквозь дождевую стену, но Кир не обратил на него внимания, так же не заметил он, что мужчина звал именно его. Мальчик продолжал идти вперед, не разбирая дороги.

— Кирилл, твою мать! — парень дернулся от сильного рывка и остановился. — Я тебя зову, неужели не слышишь?! — Кира куда-то тащили сильные руки, и он не сопротивлялся, не было сил.

В конце концов, что может с ним еще случится? Изобьют, изнасилуют, убьют? Последнее было бы предпочтительнее, потому что сам мальчик никогда не решился бы наложить на себя руки.

— Что ты здесь делаешь? — кто-то обращался к нему, кажется, этот вопрос звучал уже не в первый раз. — Кир, отомри, — его погладили по щеке мокрой, но теплой ладонью и он прильнул к этому источнику тепла, закрывая глаза, проваливаясь в небытие.

Михаил только выругался сквозь зубы. Кир потерял сознание, хорошо, что он вовремя успел его подобрать. Мужчина перебрался на водительское сидение и осторожно тронулся вперед. В этом водном аде машина не ехала по дороге, а плыла, довольно тяжелое и мощное транспортное средство мотало и заносило, поэтому Михаилу пришлось сосредоточить все внимание на дороге. У него даже щека задергалась из-за того, что безумно хотелось обернуться через плечо и посмотреть на мальчика. Все ли с ним в порядке? Но мужчина продолжал вглядываться в мутную черноту.

Этот день оказался чертовски тяжелым. Замену Киру найти оказалось не так-то легко. Мальчики были, довольно много, были даже очень красивые и молодые юноши, но никто из них не был похож на мальчика, лежащего в отключке на заднем сидении его машины. Кирилл был звездой его бизнеса, но теперь эта звездочка будет светить только для него одного, мужчина ни за что не позволит мальчишке вернуться в бизнес, даже если тот безумно этого захочет.

Михаил приткнул машину на углу дома, так как во дворе свободных мест в столь поздний час не наблюдалось, схватил с пассажирского сидения зонт, но тут он посмотрел на мальчика, который уже просто спал в его машине и понял, что не сможет разбудить измученное тело. Мужчина вздохнул, отшвырнул бесполезный аксессуар и выбрался под холодные колкие капли, которые в одно мгновение промочили одежду. Михаил, матерясь, сдернул Кирилла с заднего сидения, закинул себе на плечо и потрусил к подъезду, одергивая мокрую насквозь кофту мальчика, чтобы прикрыть оголившуюся поясницу.

Раздевал Михаил гостя на полу в коридоре, там же скидывал мокрые вещи и с себя. Блондин окинул жадным взглядом голое тело, но быстро дал себе затрещину и отнес мальчика в свою кровать, заворачивая в одеяло. Кирилл продолжал спать. Мужчина подумал и достал еще одно зимнее одеяло, небрежно бросив его сверху. Потом он его уберет, сейчас мальчишке следует хорошо согреться, а горячим чаем его не напоишь, маловероятно, что он проснется, даже если усиленно пытаться разбудить.

Михаил убрал все в коридоре, принял теплый душ, согреваясь и расслабляясь, заставил себя выпить чашку чая, чтобы согреть и внутренности. И только после этого отправился спать. Кир спал. Мужчина лег рядом, притянув к себе уже теплое тело, жар чувствовался даже через плотную ткань. Что же с тобой произошло? Как ты там оказался? Почему не позвонил? Михаил смотрел на профиль мальчика в темноте и гадал, но Кир не мог сейчас ответить ему, он спал. Вскоре уснул и Михаил. Проснулся мужчина в начале второго дня, Кирилл спал.

— Соня, — фыркнул блондин и поднялся, направляясь на кухню.

Завтрак прошел в одиночестве, Кирилл продолжал спать. Вторая половина дня ушла на беспокойные раздумья, Кирилл спал. Когда мир за окном вновь начал погружаться в серо-синюю темноту, Михаил осторожно опустился на кровать и потряс Кира за плечо.

— Кир, Кир, Кир проснись, соня, — мужчина говорил шепотом, продолжая несильно надавливать на плечо парня. — Кир ты проспал весь день, — Михаил усмехнулся, а мальчик заворочился и вздохнул. — Я знаю, что ты сильно голоден.

— Нет, есть не хочу, — голос был хриплым и низким, но не это удивило мужчину, он мог предположить, что мальчик простыл после ледяного душа и в течение всего дня постоянно клал ладонь на его лоб, но голос…, он был какой-то неживой, нечеловеческий, словно компьютерная запись, без единой эмоции.

— Кир…

— Можно мне в душ? — спросил мальчик и снова слова были произнесены этим страшным голосом, Михаил вздрогнул и кивнул.

Кирилл выкопался из своего гнезда, осторожно опустил босые ступни на ковер, и встал. Его немного пошатывало, поэтому подросток шел медленно, просчитывая каждый шаг. Он абсолютно не обратил внимания на свою наготу, словно так и должно быть. Михаил смотрел на напряженную спину, на сведенные лопатки и не мог никак предположить, что нужно было сделать с человеком, чтобы его убить. Он уже успел заглянуть в страшные глаза Кирилла, чтобы понять, там не осталось ничего, просто две зеленые стекляшки. Если заменить настоящие глаза на искусственные, декоративные, такие, как используют люди, потерявшие этот орган, то разницы не будет никакой. Мужчина едва не застонал в голос от досады и от чувства острой вины, что не сумел предотвратить, что отпустил в тот вечер, что позволил случиться чему-то ужасному в жизни самого дорогого человечка.

«Он словно мертвый. Человек без души, без воли к жизни» — думал Михаил, смотря на уже черную мглу за окном. Сегодня, наверняка, снова будет дождь. «Воли к жизни…». Ванна, бритва, лезвие. Мужчина резко вскочил, спотыкаясь об отворот ковра, но равновесие удержал, подлетел к ванной комнате, откуда раздавался шум льющейся воды. Михаил приложил ухо и прислушался, вода лилась ровно, не слышно никакого плеска. Это не нормально.

— Кирилл! — позвал мужчина, дернул дверь и снова прислушался.

Каким бы он не знал Кира, каким бы он его не видел, этот человек все еще подросток, который вполне может решиться свести счеты с жизнью, так многие поступают. Его знакомство с Киром не дает гарантий, что мальчик этого не сделает. Никто не ждет этого. Только поздно удивляться, когда жизнь ребенку уже не вернешь. Не устойчивая психика и все такое…

— Кирилл, твою мать! Открой эту чертову дверь! — Михаил со всей силы ударил по тонкой перегородке ногой. — Кир! Я вынесу ее на хуй! — мужчина кричал, но тело уже предательски мелко дрожало от страха.

Мозг легко нафантазировал картины одну страшнее другой. В них Кирилл успел изрезать себе все руки и залить ванну ярко-красной кровью, повесится на изогнутой люстре, используя провод от электрической бритвы, засунуть эту самую бритву в ванну, полную воды. Поэтому щелчок дверной щеколды слегка удивил мужчину.

— Тебе жалко воды? — безразлично спросил мальчик, намыливая мочалкой спину.

— Нет, думал, что ты сделал с собой что-то плохое, — сознался Михаил, сглатывая неприятную слюну и отбирая у Кирилла мочалку, ему просто необходимо было прикоснуться к мальчику и убедиться, что с ним все в порядке. — Я помогу.

— Почему должен?

— У тебя что-то произошло, — Михаил не спрашивал, утверждал.

— Тебя это не касается, — грубо ответил мальчик, вернул мочалку и отвернулся к стене, прячась под теплыми струями воды.

— Я тебя не о чем не спрашиваю, — Михаил вышел из ванной и от души хлопнул многострадальной дверью.

Глупый ребенок. Зачем все держать в себе, когда есть тот, кто может помочь. Боится, что с него стребуют секс или еще что-то в таком роде? Дурак. Михаил уже давно отказался от всех притязаний, он просто хотел быть рядом, заботиться и любить. Безусловно, мужчина грезил об объятиях и ласке со стороны подростка, но был согласен принять и куда меньшее. Он оказал бы помощь, ничего не требуя взамен. Но Кирилл не поверит в такой альтруизм. Они слишком долго и хорошо знакомы с грязными сторонами душ друг друга.

— Где мои вещи, Миш? — Кирилл вышел из ванной только с полотенцем вокруг бедер, соблазнительно, но сейчас мужчине было не до этого, состояние мальчика пугало.

— В стирке, ты промок насквозь. Я дам тебе что-нибудь одеть.

— Предлагаешь мне ехать домой в твоих шмотках?

— Я предлагаю тебе остаться, — кинул блондин, копаясь в шкафу.

— Зачем? — Кир появился в комнате и подпер поясницей подоконник, наблюдая за действиями покровителя.

Пока боль заглушал шум воды в ванной, мальчик принял для себя очень важное решение. Он согласится быть с Михаилом. Почему? Все просто, этот человек — единственный, кто не побрезгует с ним спать, наверное, и может предложить за этот секс неплохие перспективы и возможность выбиться в люди. Пусть он многим рискует, доверяясь этому человеку, но других шансов нет.

— Чтобы прийти в себя, со стороны ты похож на зомби, отец испугается, — усмехнулся мужчина и положил на кровать спортивные штаны из мягкой серой ткани и синюю футболку.

— Он испугается того, что меня не будет дома третью ночь подряд, — сообщил Кир и начал одеваться, предварительно откинув мокрое полотенце прочь.

— Не делай так больше, пожалуйста, — Михаил вздохнул и отвернулся. Оторвать взгляд от аппетитной упругой попки, которую так опрометчиво выставил напоказ владелец, было тяжело.

— Как?

— Не раздевайся при мне.

— Ты там что-то не видел, Миш? — в голосе звучала злая издевка, но и этому мужчина был рад. Эмоции. С ними мы живем, а не существуем.

— Ты красивый. Нет, идеальный, ты восхищаешь, всегда, — объяснил мужчина. — Стоп! — Михаил резко развернулся. — Почему третья ночь? Позавчера я отвез тебя домой!

— Я не имел права не дойти? — Кир замер в паре шагов от мужчины, так и не одев футболку.

— Имел. Большой мальчик.

На этих словах Кирилл залился громким хохотом. Смеялся он долго, сгибаясь пополам, из глаз катились слезы, а в апофеозе появилась икота. Все это время, пока Кирилл истерил, Михаил стоял в стороне и смотрел, осознавая, что случилось что-то очень серьезное в тот вечер, ночь или может быть следующий день. Кирилл был не в себе. Факт.

— Хочешь… ик… меня трахнуть… ик? — спросил мальчик и провел ладонями по своему торсу, облизал губы и немного подался вперед к мужчине.

— Нет, — раздраженно бросил Михаил, этот фарс начинал злить, Кира стоило хорошо напоить и уложить спать, вновь.

— А почему? — мальчишка резво приблизился к нему, положил руки на плечи и заглянул в глаза, привставая на носочках. — Не нравлюсь?

— Глупый вопрос, нравишься.

— Я красивый, да? — губы Кирилла изогнулись в уродливой усмешке.

— Да, — Михаил кивнул, кладя свои ладони на руки мальчика, чтобы скрутить того, если будут резкие движения, разговор мужчине не нравился, так же как и действия подростка.

— Очень?

— Очень, Кирилл. Чего ты добиваешься? — мужчина слабо тряхнул мальчика, а тот улыбнулся так пошло и развратно, что в паху блондина вмиг потяжелело.

— Почему тогда ты меня не хочешь? — мальчик надул губки.

— Хочу.

— Тогда трахни.

— Нет.

— Брезгуешь? — Кирилл зашипел рассерженным котом и отскочил в другой конец комнаты. — Противно прикасаться к тому, кого ебали сотни раз, а? Господин, менеджер — сутенер?

— Кирилл, что ты несешь? — мужчина смотрел на мальчика во все глаза и не знал, что делать.

Он впервые столкнулся с таким видом истерики, который выражался в лютой агрессии. А Кирилл шипел, как змеюка, капал ядом и обвинял его во всех бедах, причем брал во всемирных масштабах, поэтому в наводнении в какой-то далекой стране тоже оказался виноват Михаил. Мужчина несколько минут слушал все, что кричал мальчик, скользя по стене комнаты, надеясь, что тот успокоится. Но время шло, а от оскорблений совсем вяли уши, Михаил узнал о себе очень много нового и неприятного. Он никогда не был святым и не претендовал на нимб над головой, но и откровенной мразью не был.

— Кирилл, — тихо позвал Михаил и сделал небольшой шаг к мальчику.

— Я тебя ненавижу! — заорал тот, падая на колени и скрывая лицо в ладонях. — Ты во всем виноват! Ты сука! Слышишь, ты!

— Хорошо я, только объясни в чем, — устало попросил блондин и сел рядом, облокачиваясь спиной о кровать.

— Да просто в том, что ты есть!

Мальчик еще что-то говорил, но слов Михаил, практически, не понимал, потому что они тонули в рыданиях и периодических завываниях. Тело подростка содрогалось, он согнулся пополам, стремясь исчезнуть из этого мира, спрятаться от всех и укрыться. Михаил смотрел на эту ломку, и ему тоже становилось плохо, грудь болела, а сердце сбивалось с ритма. Он не приближался некоторое время, а молча сидел и смотрел на то, как корчится любимый человек и, кажется, понимал, что причинило мальчишке такую боль. А от этого понимания становилось тяжело и душевно больно уже ему, Кирилл любил кого-то, кто не ответил взаимностью. Возможно, того мужчину из парка аттракционов. Вот такой парадокс, он любит мальчика, который любит другого мужчину, который убил душу Кира безответной любовью. Михаил мысленно посмеялся над всей этой ситуацией и, вздохнув, поднялся на ноги.

На кухне была полная бутылка коньяка. Мужчина открыл ее, достал с полки шоколад, раздробил на маленькие дольки, взял два пузатых бокала и вернулся в комнату. Кирилл уже не кричал. Мальчик сидел на коленях, обхватив себя руками, всхлипывал, дрожал и раскачивался. Михаил сел рядом, составив провиант в сторону, и притянул Кирилла к себе. Он не стал ничего говорить, просто молча обнимал и гладил по спине, по вздрагивающим плечам, а когда дыхание Кира стало совсем ровным, поцеловал в висок и отстранился.

— Давай выпьем, — Михаил разлил светло-коричневую жидкость по бокалам и подтолкнул шоколад к мальчику, — друг говорит, что этот коньяк очень хорош.

Кирилл взял бокал и понюхал.

— Пахнет здорово, — голос хрипел, но не срывался и Михаил понадеялся, что новых приступов истерики больше не будет.

— За белые полосы на жизненном пути, — мужчина легко стукнул своим бокалом о бокал Кира и сделал глоток.

— Будь счастлив, — прошептал мальчик, — если сможешь меня забыть, будь счастлив, — и опрокинул в себя все содержимое бокала.

Последние капли янтарной жидкости упали в бокал уже глубокой ночью, но внезапные посиделки заканчиваться не собирались. Михаил не решался выпустить Кира из своих рук, продолжая удерживать его, гладить и иногда позволять себе осторожные поцелуи, а мальчик просто не хотел разрывать контакт, дарящий уют и тепло. Сейчас он не думал о том, что произошло с Андреем, о том, что он сидит в кольце рук мужчины, которого не любит. Ему просто было спокойно и этим умиротворением невозможно было не наслаждаться после нервного срыва.

Положив в рот последнюю плитку молочного шоколада, Кир, наконец, почувствовал сильный голод, а может, так подействовал крепкий алкоголь. Странно, но, не смотря на количество выпитого, сознание оставалось кристально чистым. Даже мысли разбежались по темным углам и затаились до поры до времени.

— Ты же не расскажешь, что произошло, — шепотом произнес Михаил, щекоча кожу шеи горячим дыханием.

— Нет, но у меня есть к тебе равноценное предложение, — отозвался Кир, рассматривая стенки пустого бокала.

Из коридора в комнату, где они сидели, лился мягкий желтый свет, он отражался от чистого стекла, превращаясь в причудливые блики.

— М-м-м, какое?

— Я согласен быть с тобой, если, конечно, предложение еще в силе, — выдохнул Кир, подсознательно готовясь получить очередной отказ. Вдруг, Мише тоже будет неприятно спать с ним, он же знает, он все видел. Все и всех. Практически каждого из любовников знает в лицо.

— В силе, малыш, — Михаил стиснул юношу в крепких объятиях и поцеловал в затылок. Пусть таким ужасным путем, но его чудо добралось до его объятий, а он приложит все силы, чтобы больше не видеть слез мальчика. — Почему ты думал, что я откажусь? Мои слова были так похожи на шутку? — мужчина понимал, что встает на тонкий лед, что причина страдания Кирилла где-то совсем рядом и что своим вопросом он вновь может причинить боль своему мальчику.

— Просто, подумал, что тебе может быть неприятно прикасаться ко мне, — едва слышно произнес мальчик, вжимаясь спиной в грудь мужчины и пряча лицо в коленях.

— Забудь, — рыкнул мужчина, удерживая в груди клокочущую ярость.

Завеса тайны срыва Кирилла приподнялась для его разума. Кир кому-то сболтнул о своей профессии, кому-то близкому и бедному мальчишке высказали все в лицо, вероятно, не стесняясь в выражениях. И этого человека, Михаил был готов придушить своими собственными руками.

— Слышишь, малыш, выкинь свое прошлое из головы, сотри его, — сбивчиво шептал мужчина, развернув мальчика к себе лицом. — Все, что было в прошлом, там и останется. Да, оно не приятное, его стоит скрывать, оно может в будущем подпортить тебе жизнь, но с этим ничего не поделаешь. У нас нет машины времени, мы не можем вернуться на несколько лет назад и исправить ошибки.

— Я не стал бы ничего менять в своих поступках, Миш, — Кирилл вздохнул и уткнулся в твердую грудь. — Даже, если бы у меня была возможность не согласиться тогда на предложение Сеньки, я бы все равно снова сказал «да». У меня были на то причины, они никуда не исчезнут. Просто, просто, я бы не стал доверять людям.

— Мальчик мой, я верну улыбку на твое прекрасное личико, веришь? — Михаил заглянул в любимые, невероятно зеленые глаза подростка.

— Сомневаюсь, Миш. Слишком больно, а ты не Бог.

— Кир, чего ты хочешь? Луну с неба? Россыпь звезд? Солнце? Чего? — каждый вопрос сопровождался легким поцелуем лицо мальчика. Михаил спрашивал и целовал, то щечку, то кончик носа, то пухлые губки, еще солоноватые от слез, сладкие от шоколада и горькие от коньяка.

— Луна холодная, звезды колючие, а солнце слишком сильно жжется. Я не хочу ничего из вышеперечисленного, Миш, — Кир криво улыбнулся и поцеловал в ответ так же легко, практически невесомо коснувшись тонкой линии губ мужчины.

— А чего хочешь? Хочешь переехать в Москву?

— Ага, хочу, — Кирилл кивнул, мало веря, что мужчина воплотит это желание в жизнь, существовало довольно много преград для переезда. Не всегда легко можно собрать чемодан и покинуть родные края, у каждого человека есть свои обязательства.

— Отлично! А еще я знаю, что ты голоден, мальчик мой, — Михаил встал и рывком поднял с пола Кирилла. — Как насчет пары бутербродов и кофе?

— Чай, Миш, разгар ночи, — мальчик кивнул в сторону окна, где ночь достигла своего пика и была непроглядной.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд