Поиск
Обновления

23 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

09:28   Фрайкс

19 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

20:24   Маленькое счастье

17 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

08:29   Я не вызывался быть Избранным!

11 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

01:59   Фландрийский зверь

09 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

10:37   Трудности взаимопонимания. Изинскиан - 5

все ориджиналы

Охота на прошлое - Глава 13. Договор.  

«Договориться со мной, как правило, проще простого —

потому что вещей, которые действительно

имеют для меня значение, не слишком много».

Макс Фрай. Неуловимый Хабба Хэн.

Москва встретила Андрея волной удушающего жара. Он без спроса просочился в открытые окна автомобиля и осел в салоне. Не смотря на еще не позднее утро, дышать стало тяжело, а на лбу выступили капельки пота. Мужчина вздохнул, втягиваясь в одну из тягучих городских пробок, закрыл окна и включил климат контроль. Машина в Москве — это не средство передвижения, а средство убить и без того бесценное время впустую.

Дома Ламин оказался далеко за полдень, приветливо кивнул бабушкам, дежурившим на лавочке возле подъезда, и скрылся в прохладном нутре многоэтажки. Квартира встретила уже непривычной тишиной. Андрей снял обувь, прошелся по двум комнатам, ежась от отсутствия каких-либо звуков, распахнул окна в каждом помещении и отправился разбирать пакеты, которые он принес из супермаркета, шурша особенно громко, чтобы изгнать неуютную обстановку прочь в открытые настежь окна.

Не успел Андрей принять душ и упасть на диван с чашкой кофе, как затрезвонил городской телефон. Мужчина быстро схватил трубку и услышал в ней бодрый и приветливый голос друга.

— Куда ты пропал, Андрюша?! Я звоню третий день!

— Привет! — радостно отозвался мужчина, хорошая компания ему явно была сейчас необходима. — Был у родителей, вернулся час назад. Заедешь?

— Жди, через тридцать минут я у тебя!

В трубке раздались гудки, но они уже звучали не уныло и грустно, а бодро и весело. Ваня — это тот человек, который появился в его жизни в самом начале и остался по сей день, наверное, единственный кого Андрей мог назвать своим другом.

Познакомились они вполне обычно, два изрядно подвыпивших молодых человека не поделили внимание девушки в клубе, завязалась склока, после чего обоих драчунов из клуба выкинули.

— Эй, ты как? — перед взглядом Андрея, который был устремлен в темно-синее ночное небо с россыпью звезд, появилось чье-то лицо.

Парень подумал, что странно это видеть так четко звезды, но лицо человека перед его глазами растекалось неуклюжим пятном.

— Отвали, — Андрей махнул ослабевшей рукой и приготовился и дальше лежать на холодном мягком снеге.

— Не, парень, на снегу спать не самый лучший вариант, это не перина, — незнакомец отстранился, а через некоторое время его стали поднимать. Но тело было слишком слабым, и подниматься Андрей не желал. — Может, ты мне поможешь, я не подниму тебя, тушка, — пропыхтели над ухом.

— Да чего тебе надо, девчонка не светит ни тебе, ни мне, в клуб нас не пустят, — Андрей все же сделал над собой усилие и приподнялся.

— Поэтому ты решил замерзнуть у этих дверей насмерть? — насмешливо поинтересовался его враг и повел, поддерживая под руку к стоянке такси.

Андрей рассмеялся, незнакомец, которого звали Ваня тоже. Позже Андрей заметил, что лицо нового знакомого он уже где-то видел, а после окончания зимних каникул, понял, что учатся они в одном и том же учебном заведении.

Шли года, закончилась учеба, а приятельские отношения переросли в крепкую мужскую дружбу. Мужчины были не разлей вода, особо не стремились к браку и часто устраивали совместные похождения по особям женского пола, пока Ваня не уехал на полугодовую стажировку в Европу. И вот, он, наконец, вернулся. Андрей был этому безумно рад, теперь у него есть шанс пересилить тягу к Кириллу, ведь с Ванькой всегда было так легко не думать ни о чем, кроме присутствия этого человека рядом. Потому что по натуре Ваня был из тех, кого слишком много, но Андрею это всегда помогало не зацикливаться на себе.

Мальчик из родного города все так же прочно сидел в его мыслях, и если мужчина очень старался, то мог вспомнить вкус таких чудесных губ и жар молодого тела. Но эту память хотелось изгнать как можно быстрее, вырезать ее, устранить без остатка, чтобы вновь вернуться к своей жизни, к ровному желанию, которое возникает в теле, когда в руки попадает женское податливое тело, одаренное приятными округлостями и мягкостями. Андрей стремился забыть ту страшную жажду обладания, которая затмила разум при поцелуе с Киром, ту животную тягу, вспыхивающую при взгляде на юркий язычок, слизывающий пастельно-салатовое лакомство с маленькой ложечки.

— Ты явно не в себе, — задумчиво произнес Ваня, как только переступил порог квартиры Ламина. — Не разбивай мои надежды на приятные вечера в твоей компании.

— Устал с дороги, — ответил Андрей, разглядывая свое отражение в зеркале и пытаясь усмотреть то, что увидел друг.

— Не-е-е, Андрюша, тут другое. Влюбился? — Ваня слегка пихнул друга и прошел на кухню, где тут же включил чайник и достал две похожие друг на друга синие чашки. Поведение в гостях у Андрея, как у себя дома, давно вошло для этого мужчины в норму.

— Нет, просто давно не был дома… Родители…

Влюбился? В Кира? Нет, невозможно. Просто тяга, похоть, желание получить столь сладкий запретный плод, который, в общем-то, и не против, чтобы его сорвали.

— Пф, ладно, дорогой, считай, что я тебе поверил, но очень надеюсь, что ты мне все расскажешь немного позже, — Ваня засыпал в чашки пусть дорогой, но все же растворимый кофе, который он презирал, но у Ламина отродясь другого не водилось.

Андрей вздохнул и прошелся взглядом по фигуре друга, затянутой в дорогой деловой костюм, не смотря на летнюю жару. Ваня был сыном обеспеченных родителей, поэтому сразу после окончания института получил хорошую руководящую должность и весьма неплохо с ней справлялся. Сейчас же друг, вероятно, с работы удрал. Странно, но его никогда не тянуло к этому жгучему брюнету с черными, как сам деготь, глазами. Ламин порой ловил себя на том, что его интерес падает на парней, но гнал его прочь или же сбегал, как произошло с Киром. Разница только в том, что он ни разу в жизни, после того, как запретил себе быть геем, не испытывал столь сильного сексуального желания. Кирилла хотелось брать, метить, делать своим раз за разом, слушать его стоны, сходить с ума от извивающегося стройного тела.

— Нет, все же, есть то, о чем ты молчишь, — весело воскликнул Ваня и залил мелкие коричневые крошки кипятком.

По кухне поплыл аромат кофе, оседая приятной горечью на языке и губах. На реплику друга Андрей не ответил, сел на табурет и сделал глоток, жмурясь от слишком горячего напитка.

— А у меня есть некоторые проблемы, которыми я бы хотел с тобой поделиться, — брюнет тоже сел на свое место и притянул чашку.

— Вещай, — махнул рукой Андрей, понимая, что теперь избавлен от настойчивых вопросов, потому что друг полностью раствориться в своей проблеме и пути ее разрешения.

— Мне отказали, — грустно вздохнул он.

— Женщина? — Андрей едва не подавился от удивления.

— Господь с тобой! — воскликнул друг и перекрестился. — Мужчина, — пришла очередь Андрея удивленно хлопать глазами, Ваня никогда не делал даже намеков на то, что его интересуют мужчины в постели. — Парень… Да не смотри ты на меня так. Он от контракта отказался. Выгодного.

Ламин рассмеялся, замечая за собой, что в данный момент судит по себе, это его не отпускают мысли о нежном мальчике, а Ваня о подобном даже не думал. Друг работал в издательстве модного мужского журнала и отвечал за наличие хороших контрагентов.

— И кто посмел не поддаться твоему дару убеждения? — насмешливо спросил Андрей.

— Да, сука педик один, хозяин модельного агентства и довольно известный фотограф по совместительству, — скривился Ваня, а Ламин немного смутился от того, сколько презрения было вложено в слово «педик».

Андрей никогда не замечал за другом гомофобных замашек, они вообще не обсуждали эту тему ни разу за все время их дружбы.

— Представляешь, когда я завернул его нелепую идею и сказал, что все будет по-моему, он назвал меня мужланом и указал пальчиком на дверь и этот, ебанный пальчик, — Ваня вскочил и быстро подошел к окну, чтобы вдохнуть воздуха, — был намазан темно-бордовым лаком! Ты видел нормального мужика, который красит ногти?!

— Нет.

— И я нет! А этот! Чтоб его! Весь зализанный, напомаженный, накрахмаленный, как рубашка из химчистки, манерный, одет, как пугало в поле, а мне указывать вздумал!

— Все, все Вань, я понял все твое негодование, — просмеявшись произнес Андрей и усадил друга за стол, решив достать к кофе бутылку с коньяком, им обоим следовало расслабиться. — Найди другое модельное агентство, их в Москве, как грязи.

— Э-э-э, нет, друг мой. Это лучшее!

— Тогда тебе не по хер, как одет хозяин?

— Я бы проглотил, Андрей, — Ваня разлил коньяк по хрустальным рюмкам, — но если бы это чучело молчало!

— Он не зря стоит у руля, может, стоит прислушаться? — на свой страх и риск предположил Андрей.

— Не-е, я запорю все к чертовой матери и меня выпрут с работы. Ты просто не видел ЭТО! А имя то какое, Сони, мать твою. Ты встречал мужика с таким именем?!

— Вань, выпьем, — Андрей понял, что друг не на шутку завелся и пора сворачивать с этой дорожки, проблема озвучена, пора искать варианты ее решения.

— Выпьем! — Ваня вновь вскочил и опрокинул вторую рюмку стоя.

— Что ты думаешь делать?

— Я его дожму, — зло прошипел брюнет, жмурясь от огненной жидкости, стекающей по пищеводу. — Это чучело будет работать так, как я скажу, и шмотки нормальные носить будет. Я в конце концов, работаю в мужском журнале!

— Ш-ш-ш, дружище, ты Бог, бесспорно! — рассмеялся Андрей.

— Бог, — кивнул друг и неотразимо улыбнулся.

Обычно после такой улыбки все особи женского пола, попавшие в радиус поражения падали к его ногам. А Ваня потом с наслаждением собирал плоды своей убийственной неотразимости.

— Ты, — брюнет ткнул пальцем в грудь друга, — ты завтра идешь со мной.

— Зачем? — Андрей посмотрел на друга снизу вверх, отчего выражение его лица стало умильно-вопросительным.

— Мне нужна твоя моральная поддержка. Ты мне друг?

— Без вариантов, — Андрей хлопнул Ваню по плечу. — В клуб?

— Рано, нет? — брюнет бросил короткий взгляд на часы.

— Прогуляемся, потом в клуб.

— Развеяться жаждешь?

— Жажду я кое-чего другого, точнее кое-кого, — буркнул Ламин, заходя в спальню.

— Что-что? Андрей, я требую подробностей!***

— Да, будем, к обеду, не раньше. Все жди, — Михаил, наконец, отложил телефон и сосредоточился на дороге, серой лентой уходящей под колеса его автомобиля.

Кирилл вздохнул и продолжил дальше делать вид, что спит. Когда они выехали из дома, было еще раннее утро, и мальчик действительно быстро уснул под размеренный и урчащий гул машины. Но после третьего звонка неизвестного, но очень навязчивого человека, Кир проснулся и так и не смог поймать ускользающий сон за хвост. Сейчас же мальчик просто не хотел показывать мужчине свою радость. Потому что такой шанс выпадает один на миллион. Бросить порно бизнес и остаться при деньгах, что может быть лучше?! Кирилл все же не удержался и улыбнулся.

— Хочешь кофе? — тихо спросил Михаил, сворачивая на заправку.

— Хочу, большой с ванилью, — мальчик потянулся и сладко зевнул.

Хлопнула дверца, обдавая потоком утреннего прохладного воздуха, и Кир передернул плечами, устраиваясь на сидение более комфортно, глаза открывать было лениво, и мальчик продолжил плавать на поверхности расслабленной неги, ровно до той поры, пока не вернулся водитель.

— Держи, — Михаил сунул ему в руки горячий стакан с одуряюще пахнущим кофе и коснулся поцелуем щеки.

— М-м-м, спасибо.

Кирилл открыл глаза сел и нажал сбоку рычаг, который привел спинку кресла в вертикальное положение. Мальчик достал пачку сигарет и закурил. Никотин и кофе всегда окончательно прогоняли сон. Михаил поморщился от запаха дыма, густым туманом заклубившегося по салону и открыл два задних окна. Странно, но мужчина ничего не сказал по этому поводу. Кирилл начал замечать за блондином то, что он стал ему многое позволять, за что раньше можно было получить не только словесно.

— Долго еще ехать? — спросил мальчик, пережидая щиплющую боль на обожженном языке.

— Часа три, если не встанем в пробку.

— Ясно.

Дорога оказалась намного длиннее, потому что затор миновать не удалось. Утро. Люди, живущие вне столицы, направляются на работу, машины втекают в, и без того, плотный поток с каждой второстепенной дороги. Рейсовые автобусы, грузовики, разномастные легковушки, все сливается в напряженную гудящую, извергающую отвратительные газы, массу, стремящуюся попасть в столицу в назначенный срок.

— Миш, кушать хочется, — пожаловался мальчик, провожая взглядом очередной светофор.

— Подожди, котенок, сначала дела, потом пища, — мужчина улыбнулся, протягивая руку и взъерошивая мягкие черные прядки.

Кирилл фыркнул и сосредоточил внимание на кричаще-яркой вывеске. А Михаил остановил автомобиль прямо напротив и велел выходить из машины. Мальчик с удовольствием поставил ноги на асфальт, начинающий нагреваться под лучами грозного солнца, потянулся всем телом, чувствуя, как кровь стремиться к затекшим мышцам и, по привычке, бросил в рот сигарету.

— Пока без никотина, хорошо? — Михаил бережно вытащил заразу изо рта мальчика и отшвырнул в сторону. — Сони не переносит его запах.

Все слова возмущения потонули в понимании, что сейчас он готов и вовсе отказаться от сигарет, если потребуется, только для того, чтобы получить эту работу.

Блондин мягко взял Кира за руку и повел в дверь, спрятавшуюся под слепящей глаза вывеской. Ступени уходили не вниз, как это показалось изначально, а широкими белоснежными плитами вели вверх. Далее следовал холл, так же сверкающий белизной. Справа находилась стена с огромным зеркалом и вешалками для верхней одежды, которая пустовала ввиду летнего сезона. Уверенные шаги мужчины и немного смущенные мальчика, что следовал за ним, эхом разлетались по большому светлому помещению. За холлом находилась еще одна дверь. Как только они преодолели и эту преграду, Кирилл замер на месте, не в силах пересилить свое оцепенение и сделать хотя бы шаг. Михаил же быстро прошел вперед и тепло поздоровался с высоким худощавым блондином, который зоркими голубыми глазами следил за всем происходящим в этом царстве хаоса и ярких попугайских красок. Человек, с которым разговаривал Михаил, был вне этого мира, вне этой реальности.

— Странный, — шепнул мальчик и сделал шаг вперед этому безумному миру.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд