Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок 

15:05   M. A. D. E. 

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить 

17:05   Великолепный Гоша 

17:01   Генкина любовь 

все ориджиналы

Охота на прошлое - Глава 3. Шанс за гранью.  

«Во всех стенах есть двери, ко всякому замку можно подобрать ключи».

Уильям Николсон «Последнее пророчество»

Уже вечером, после горячей ванны, отогревшей околевшие конечности, лежа в уютной постели, Кирилл начал вспоминать Арсения. Они, и правда, часто проводили время вместе. В те времена Кирилл не удивлялся такой дружбе, потому что был мал и просто не думал, сейчас же ему казалось, что Сенька видел в нем замену младшего брата, который погиб, поэтому и возился. Сам парень был из неблагополучной семьи, отца не было, мать пила, дети и хозяйство держались на бабушке. Только после этой внезапной встречи Кир начал вспоминать, что уже давно не встречал ни самого Арсения, ни кого-либо из его родных. А парень изменился. Сильно. Он вырос, стал уверенным в себе, это видно по глазам, вероятно, ему удалось наладить свою жизнь. Кирилл только улыбнулся, искренне радуясь за него.

Воскресным вечером мальчик надел тапки и спустился на первый этаж. Как он мог не заметить? Теперь даже дверь стала другая: красивая, металлическая, обитая темно-бордовым дерматином, с золотыми ручками и темным отверстием глазка. Кирилл поднял руку, чтобы нажать на звонок, но внезапно опустил. Он сам не понимал причину, но его охватила какая-то нерешительность и слабая паника. Разве это правильно — вновь пользоваться помощью Сеньки? У него наверняка своих забот хватает…

— Долго будешь тут стоять? — пока Кирилл переминал с ноги на ногу у порога, дверь распахнулась, и показалось улыбающееся лицо блондина.

— Привет, — смущенно произнёс Кирилл и прошел внутрь.

Сеня был явно только после ванной. Волосы мокрые, взъерошенные, серая футболка с потеками от воды.

— Я не вовремя? — промямлил Кирилл, он все больше и больше стеснялся, и понимал, что приходится не ко двору.

А все из-за того, что квартира бывшего друга изменилась до неузнаваемости. Отличный ремонт, дорогая техника, с коридора был виден огромный плазменный телевизор, занимающий большую часть стены, а самое поразительное, что нет склада бутылок, которые они порой вместе таскали, чтобы сдать. Тогда Сенька всегда покупал ему мороженное, обычный вафельный стаканчик, иногда с изюмом, но это лакомство было самым вкусным на свете.

— Нет, я тебя ждал, — Сеня улыбнулся и потянул мальчика в комнату, — проходи, не стой столбом и не стесняйся, здесь никто кроме меня больше не живет, — блондин слегка толкнул его, и Кирилл опустился на диван перед огромным экраном.

— А где? — Кир понимал, что возможно задал не тактичный вопрос, но он сам слетел с языка, вперед мыслей.

— Бабушка умерла два года назад, а мать я отправил в деревню, там и собутыльники есть, — зло усмехнулся парень, но тут же выражение лица стало веселым и добродушным, — пиво будешь?

— А-а-а? — Кириллу показалось, что он ослышался, ему еще ни разу в жизни не предлагали пиво, он вообще еще не пробовал алкоголь.

— Пиво, — фыркнул Сеня.

— Буду, — Кир кивнул.

Разве может подросток отказаться от столь щедрого предложения? Блондин развернулся и вышел из комнаты, на кухне открылся холодильник, звякнуло стекло бутылки. Кирилл улыбнулся и забрался на диван с ногами, в компании Арсения мальчик чувствовал себя комфортно. Молодой человек не напрягал, не подавлял, не вызывал чувства зависти, может потому, что Кирилл знал, как тот жил раньше, как выглядел в смешной одежде с чужого плеча, как заматывал шарф на шее, пряча следы материнских пальцев.

— Держи, — в комнату вернулся хозяин и протянул мальчику запотевшую бутылку ледяного пива.

— Спасибо, — Кир сразу же сделал жадный глоток, его нервозность и затаенное ожидание того, что что-то непременно должно произойти никуда не делись.

Горьковатая, пузырящаяся холодная жидкость скользнула по пищеводу, заставляя поежиться от мурашек, пробежавших по телу, во рту собралась слюна, Кирилл сглотнул и перевел взгляд на парня. Арсений внимательно смотрел на него немигающим взглядом серых глаз.

— Что? — спросил мальчик.

— Не пил раньше? — усмехнулся блондин.

— Так заметно?

— У тебя глаза стали по пять рублей, когда глотнул, — парень отсалютовал ему своей бутылкой и сделал несколько глотков.

— Мне за тобой не угнаться.

— И не надо. Какую ты хочешь работу? — быстро перевел тему Арсений.

— Любую, — хмыкнул мальчик, — я хочу не работу, я хочу денег.

— Нормальное желание, — задумчиво, не сводя пристального взгляда. — Я тебе сейчас кое-что покажу, — молодой человек встал и подошел к полкам, висящим на противоположной стене, — не понравится, скажешь, и мы об этом забудем.

Кирилл следил за каждым движением старшего товарища, фраза Сени его заинтриговала. Что мог парень предложить такого, о чем следует забыть? Пиво быстро расслабило и посеяло туман в сознании. Отсутствие опыта сказалось моментально захмелевшим головным мозгом. В теле появилась приятная легкость, хотелось улыбаться, и губы растянулись в две тонкие линии. Тем временем Арсений вставил какой-то диск в отверстие домашнего кинотеатра и уселся рядом с мальчиком, нажимая на пульте нужные кнопки.

— Че за кино? — медленно спросил Кирилл, всматриваясь в бегущие титры на огромном экране.

— Смотри, — Сеня кивнул в сторону экрана.

Кирилл замолчал, сделал еще несколько мелких глотков и сосредоточил внимание на экране. Титры кончились, на экране появилась обыкновенная подростковая комната. Ярко-синие обои, постеры каких-то музыкальных групп, машины, девушки. У стены разворошенная узкая кровать, на ней набросаны вещи, на светло-бежевом полу синий круглый коврик, за компьютером сидит подросток, усиленно щелкая мышью, парень полностью погружен в то, что происходит на экране. Он даже не поворачивает голову, когда открывается дверь с кругом для Darts, и в комнату входит еще один мальчик. Он на мгновение замялся на пороге, решая, окликнуть ли хозяина комнаты или тихо подойти к нему. В итоге молча идёт к мальчику за компьютером, кладет руки ему на плечи. Тот вздрагивает и задирает голову, обращая, наконец, внимание на пришедшего; его светлые пряди, длинной до плеч, рассыпаются по спине, обтянутой черной тканью футболки, он радостно улыбается. Гость улыбается в ответ, передвигает руку с одного плеча на шею, поглаживает, наклоняется к уху блондина и что-то шепчет. Парень встает, идет к кровати и протягивает руки, подзывая к себе мальчика с короткими русыми волосами. Он подходит медленно, делая каждый шаг тягучим и плавным, садится рядом, берет блондина за подбородок и поворачивает его голову к себе, чтобы в следующий миг наклониться и поцеловать. Сначала робко и осторожно, затем более грубо и властно. Их языки сплетаются, руки нетерпеливо мнут, щупают и поглаживают.

Кирилл морщится и залпом пьет пиво. Он, конечно, знал о таких отношениях между парнями, они сами нередко дразнили кого-то обидным словом «педик», но Кир никогда не видел этого. Сказать, что противно? Только если немного. Скорее непривычно, такое чувство, будто происходящее на экране неправильно, но все же зрелище не отталкивает.

Мальчик молчит и продолжает наблюдать. Подростки уже остались без футболок. Тела не супер накаченные, как у моделей, а обычные, худые, у одного едва видны кубики пресса, отчетливо выделяются яркие соски, один из них сейчас ласкает чужой язык. Блондин запрокидывает голову и шумно дышит, подставляясь под эту ласку, его глаза прикрыты, ресницы дрожат. Рука русоволосого мальчика забирается под резинку спортивных штанов, обхватывая уже вставший член. Блондин стонет, выгибается.

Кирилл не может оторвать взгляда. Делает еще несколько глотков. Налет алкоголя сметает странная, непонятная волна, воздух как будто становится горячее, плотнее, ему уже сложнее проникать в легкие, мальчик дышит чаще.

Гость на экране спускает домашние штаны совсем, оставляя блондина полностью обнаженным, толкает его в грудь, разводит длинные худые ноги, склоняется и обхватывает напряженную плоть губами. Блондин кладет руку ему на затылок и надавливает, заставляя заглотнуть глубже. Русоволосый мальчик давится, выпускает мокрую плоть изо рта, но потом вновь заглатывает. В этот раз блондин не торопит, наслаждается неловкой лаской, губами, плотно сжимающимися на его члене, языком, который то ласкает головку, то пробегается по всей длине. Кирилл снова припадает к бутылке, но там пусто, отставляет ее в сторону, дергает воротник футболки, ему кажется, что ткань его душит, хочется скинуть ее совсем, но он еще помнит, что не один. Где-то сидит Арсений и, Господи, смотрит этот же фильм. Лицо краснеет, щеки горят, дыхание сбивается еще больше. Мальчики на экране уже поменялись местами, теперь блондин жадно заглатывает член гостя, двигает головой, отчего его волосы смешно колышутся, падая на лицо, закрывая все самое интересное. Кирилл не замечает, как нетерпеливо ждет, пока парень откинет непослушные пряди. Блондин заправляет их за ухо, теперь вновь отчетливо видно, как он выпустил изо рта член и облизывает головку.

— Трахни меня, — шепчет русоволосый мальчик, облизывая пересохшие губы. — Ну же, давай!

Блондин отстраняется, пошло улыбается партнеру, переворачивает его на живот, приподнимает, заставляя оттопырить зад. Камера ближе, и на экране отчетливо видна задница парня и плотно сжатый анус. Кирилл шумно выдохнул. Блондин погладил по смуглым половинкам, провел ребром ладони по щели, выдавил на нее прозрачной жидкости из синего тюбика и сунул в парня палец, тот выгнулся и застонал.

Кирилл зажмурился. Это было уже слишком. Перед глазами темнота, вспыхивающая разноцветными пятнами, в ушах звучат пошлые, развратные стоны, крики, похоже, что боли.

— Ему больно? — хриплым, срывающимся голосом, не открывая глаз, спросил Кирилл.

— Разве только чуть-чуть, — ответил Арсений, задыхаясь.

Кир резко повернул голову и распахнул шире глаза: хозяин квартиры сидел с приспущенными штанами, а его рука плотно обхватила член и быстро двигалась. Парень откинулся на спинку дивана, слегка прикрыл глаза, но не отрывал мутного взгляда от экрана.

— Сень?

— Заткнись, — сквозь сжатые зубы, удерживая стон, ответил тот.

Кирилл заткнулся, снова посмотрел на экран и моментально закрыл глаза. Движение члена блондина в заднице другого парня были слишком быстрые, резкие, развратные. Кир поерзал, у него в джинсах тоже не было спокойно, твердая ткань давила, причиняя боль. Глаза мальчик предпочел не открывать, ему хватало жарких стонов, чтобы дрожать от возбуждения и с трудом бороться с желанием взять пример с Арсения. Когда напряжение перевалило через все возможные границы, стоны на экране стихли, зато Кирилл отчетливо расслышал протяжный стон Сени и его шумное дыхание. Мальчик повернулся, охватывая алчным взглядом растекшегося на диване от оргазма парня.

— Кир, принеси полотенце из ванной, — запинаясь, попросил он.

Мальчик поднялся на ватных ногах, нашел искомое помещение, с трудом разобрался, где включается свет. В ушах шумело, сердце ушло в пятки, во рту пересохло, сознание еще не до конца приняло и переварило то, что произошло недавно. Кирилл снял с крючка небольшое полотенце и, вернувшись, бросил его парню. Тот уже пришел в себя. Взял кусок мягкой ткани, обтерся и вытер руки.

— Еще пива? — улыбаясь, спросил он.

— Угу, — Кирилл рухнул на диван и опасливо покосился в сторону огромного экрана, но там уже ничего не было, только синева, залившая его от угла до угла.

Сеня принес еще одну ледяную бутылку. В этот раз Кирилл пил, не морщась. Необходимо было смыть эмоции и впечатления от такого кино.

— Зачем? — спросил мальчик, когда утолил жажду.

— Что зачем?

— Показал мне это зачем?

— За это платят деньги, хорошие деньги, — Арсений пожал плечами, поднялся и достал диск, чтобы убрать его на место.

— За то, что они делают? — потрясенно уточнил Кирилл, отставляя пиво, так как вновь начинал пьянеть.

— Бинго! — воскликнул Сеня.

— Сень, я не хочу так зарабатывать, — Кирилл помотал головой, демонстрируя крайнюю степень отказа.

— Помнишь, что я тебе сказал? Не понравилось, забудь.

— Такое забудешь, — хмыкнул парень, — мне теперь это будет в кошмарах сниться.

— В кошмарах ли? — усмехнулся молодой человек, приклеившись взглядом к вздувшейся ширинке Кира.

Кирилл смутился и не стал отвечать. Сеня не настаивал, он собрал пустые бутылки и ушел на кухню, оставляя парня в одиночестве. Ощущения после просмотра были двоякие. С одной стороны — неправильно это, с другой — захватывает, возбуждает. Но сам Кирилл не готов был пойти на такой шаг, даже ради денег. Но кто-то ведь может… Те мальчики на экране и еще тысячи таких же, как они. А может?.. Кирилл вздрогнул, догадка поразила.

— Се-е-ень, — протянул парень.

— Что? — раздалось прямо над ухом.

Кирилл отпрыгнул от неожиданности, а парень рассмеялся и упал на диван, устраивая голову на коленях у маленького друга.

— Ты тоже, да? — смущаясь, спросил мальчик.

— Да, хочешь посмотреть? — Арсений широко распахнул серые глазища, смотря на мальчика снизу вверх.

— Нет, — Кирилл отвернулся и закусил губу. — Почему?

— По той же причине, что ты ищешь работу. Деньги. Они правят миром, — молодой человек театрально взмахнул руками, едва не ударив Кира в глаз, тот успел увернуться в последний момент. — Только решимости у меня было больше, чем у тебя. А может, желания заработать.

— У меня огромное желание заработать, — процедил Кирилл, плавая на поверхности своих эмоций, так как понять, что там глубже просто не мог.

— Но сниматься в порно ты не готов. Умничка-мальчик. Это — грязь.

Парень встал и вышел на кухню. Кирилл услышал, как распахнулось окно, а шум дождя проник в квартиру. Он поднялся и вышел вслед за блондином. Тот курил, напряженно вглядываясь в темноту за стенами дома, в редкое мерцание дождевых капель.

— Сень, а ты жалеешь? — Кирилл понимал, что задает неправильные вопросы, он не имеет права лезть человеку в душу, пусть они когда-то и были дружны, но ему необходима была информация.

Сейчас он впитывал все, как губка, насыщаясь, забивая свой мозг под завязку, чтобы потом все обдумать, разложить по полочкам и принять решение. Он понимал, что будет обдумывать это предложение. Будет. Не знает, к какому выводу придет, но думать, однозначно, будет.

— Сейчас нет. У меня есть все, что я хотел. Ремонт в квартире, дорогие шмотки, машина, деньги. Но знаю, — молодой человек обернулся к собеседнику и выдохнул струйку дыма, — что придет день, когда я умоюсь слезами, не в силах изменить свое прошлое.

Кирилл вздрогнул. Столько понимания, осознания и принятия неизбежного было в словах парня, что его захотелось утешить, обнять, прижать и сказать, что этого никогда не случиться. Сердце защемило, даже глаза наполнились предательской влагой. Кирилл отвел взгляд и сел на стул сбоку от хозяина квартиры.

— Я не могу понять, ты меня уговариваешь или, наоборот, пытаешься убедить в том, что это плохая затея? — грустно усмехнувшись, спросил Кирилл, разглядывая причудливый рисунок ламината под ногами.

— Ни то и ни другое, — Сеня качнул головой и затушил окурок. — Я показал тебе, каким образом можно заработать, поделился своими мыслями. Решать тебе. Ты уже достаточно большой мальчик, чтобы принять решение.

— Хорошо. Не буду говорить тебе спасибо, разве только за пиво, — Кирилл поднялся и направился в сторону двери. — Я зайду как-нибудь.

— Заходи, — хмыкнул Сеня, — дверь просто захлопни.

Кирилл захлопнул и тут же привалился к ней спиной, боясь, что ноги откажут, и он упадет на грязный резиновый коврик. Наверно, нужно быть аморальным человеком, чтобы пойти на такое, а может, невероятно смелым, а может, просто отчаянно желать выбраться из безвыходной ситуации. Причин может быть много. Каждый оправдывает себя сам. Может, кому-то это нравится, он получает удовольствие. Есть ведь и такие…

Мальчик оттолкнулся от двери и начал подниматься домой. Мысли в голове скакали, как бешеные кузнечики. Он искал аргументы, которые склонят его принять предложение Сени и в то же время искал веские причины, чтобы забыть о том, что он видел и больше никогда не вспоминать. Последних было больше. Но желание получить деньги было сильным, невероятно сильным. Оно терзало не только разум, но и душу. Думать о том, что будет много лет спустя, о том, что с этой тайной придется жить, Кирилл не стал. Невозможно угодить всем мыслям, невозможно принимать только истинно верные решения, невозможно прожить жизнь, не запятнав себя и свою душу. Не в этом мире. Не в этой греховной реальности, кишащей соблазнами. Тогда какой смысл тянуть? Зачем оттягивать неизбежное? Зачем ждать, когда рано или поздно все равно окунешься в грязь?

Кирилл мотнул головой, чтобы отогнать мысли, позже, когда спадет произведенный эффект, когда выветрится алкоголь. Позже.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,002 секунд