Поиск
Обновления

03 декабря 2018 обновлены ориджиналы:

17:27   Папенькин сынок

15:05   M. A. D. E.

29 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:11   За всё надо платить

17:05   Великолепный Гоша

17:01   Генкина любовь

все ориджиналы

Охота на прошлое - Глава 2. Главное верить.  

«…Наивность сильна, она позволяет нам

не задумываться над последствиями».

Генри Лайон Олди «Песни Петера Сьлядека»

Вернуться в город было намного сложнее, чем сбежать. Дорога постоянно уходила вверх. Голодный, уставший организм отказывался переставлять ноги. Стало жарко, на лбу выступили капельки пота. Пусть уже вечернее, но солнце грело ощутимо, лаская тело мальчика теплыми лучами. Кирилл поднялся по песчаной горке, увязая в бежевой россыпи, которой наполнились кроссовки, прошел по вытоптанной тропинке через березовую рощу. Ветер играл в кронах деревьев, заставляя листву громко шуршать, переговариваясь между собой. В тени берез с белыми в черную крапинку стволами стало не так жарко, прохлада остудила разгоряченное тело, привела в порядок мысли и еще больше убедила подростка в том, что он сделал правильный выбор.

Кирилл вышел возле двух высоких домов в одиннадцать этажей, единственных в их городе, но его подъем был еще незакончен, облегчение приносила только дорога, которая стала широкой, покрытой асфальтом, идти стало значительно легче. Навстречу попадались люди, возвращающиеся с работы, на площадках кричали дети, бегали и резвились, но Кир даже не повернул головы. Его детство осталось на одиноком берегу реки, в город вернулся взрослый, сознательный молодой человек, четко поставивший перед собой цели на будущее.

Единственный вопрос, который волновал мальчика — где искать работу? Что он может? Заветной страстью подростка были автомобили. Постерами дорогих иномарок были обклеены все стены в его маленькой комнатке, шкафы завалены журналами, зачитанными от корки до корки. Кирилл отлично разбирался в устройстве двигателей и внутренностях отечественных машин, нередко помогал отцовскому знакомому в гараже, который тот оборудовал под автосервис. Решение пришло быстро, и Кирилл свернул направо, чтобы преодолеть еще довольно большое расстояние и, наконец, очутиться на мрачной дороге между гаражами. Сейчас здесь еще не было так угнетающе страшно. Солнце заливало песчаную, с вкраплениями мелких камней, дорогу красно-оранжевым светом, из открытых дверей гаражей доносилась музыка. Автовладельцы копались в своих железных конях. Кир прошел длинный ряд гаражей, прижавшихся друг к дружке, и свернул, оказываясь перед автосервисом.

— Добрый вечер, дядя Леша! — весело крикнул мальчик, подходя ближе к полному мужчине, склонившемуся под капотом вишневой шестерки.

— А-а-а, это ты, Кирилл, — мужчина повернулся к нему и тепло улыбнулся, — давненько не захаживал.

Он вытер руки грязной и перепачканной в машинном масле тряпкой и протянул широкую мозолистую ладонь Кириллу. Мальчик пожал руку и улыбнулся. Здесь ему всегда были рады. Видавшие виды штаны и кофта отцовского приятеля были прикрыты синим клеенчатым фартуком, измазанном черными и коричневыми разводами. Мальчик усмехнулся. Дядя Леша всегда был работягой до мозга костей и каждую свободную минуту проводил в гараже, копаясь во внутренностях чужих машин. Не существовало того дефекта, которого этот человек не мог исправить. Его круглое лицо с пучком крупных усов под носом находило улыбку для мальчика, даже когда мужчина был весь в делах, а карие глаза постоянно излучали радость и заботу.

— Готовился к началу учебы, — Кирилл практически все лето провел не вылезая из автосервиса.

— Ясно, — кивнул дядя Леша, — как началось?

— Да, нормально, — Кирилл махнул рукой, но не смог не морщится при воспоминаниях о богатеньком Стасе.

— Что не так? — дядя Леша прекрасно его знал и быстро понял, что парня что-то беспокоит.

— Новенький у нас.

— А-а-а, ну это дело такое. Подружитесь, — мужчина кивнул своим мыслям и вернулся к работе.

— Дядя Леш, я чего пришел-то, — Кир замялся, взвил носком кроссовка горстку песка и посмотрел на мужчину, тот повернул в его сторону голову и внимательно смотрел, ожидая продолжения, — можно поработать у вас?

— Как поработать? — мужчина выпрямился и упер руки в бока.

— Как ребята, — Кирилл кивнул в сторону парней, которые группой из трех человек колдовали над зеленой девяткой.

— Кирюш, — мужчина выдохнул и облокотился поясницей о капот, — маленький ты еще. Хочешь, приходи, посмотришь, как да что делается. Может, стукнет тебе годков семнадцать, я тебя возьму, но сейчас учиться тебе надо, — вздохнул мужчина, протянул большую руку и потрепал мальчика по темным волосам.

— Совсем нельзя? — переспросил Кирилл, заливаясь румянцем и чувствуя себя попрошайкой, клянчащим милостыню на главной площади города.

— Нет, Кирюш, нельзя, приходи просто, — дядя Леша подмигнул и вернулся к своему занятию, посчитав, что на этом неудобный разговор окончен.

Он прекрасно знал, что Юра растит сына в одиночестве, знал, что не богатая семья, что тяжело мужчине справляться с подростком, но и пойти на такие уступки не мог. Сервис кормил его и его семью, отдавать какую-то часть денег просто так он не мог себе позволить, хотя и пацана ему было жаль. Не воровать же пошел, а хочет заработать.

— Ладно, пойду я тогда домой.

— Иди, отцу привет.

— Хорошо, передам, — на последнем слове его голос дрогнул, но дядя Леша уже этого не заметил, мужчину больше интересовал вопрос, менять ли стартер или все же заведется со старым.

Кирилл резко развернулся и пошел прочь. Он не ожидал, что дядя Леша откажет. Еще полчаса назад его идея казалось такой реальной, легко воплотимой в жизнь. Он решил, значит, так будет. И только после отказа задумался над тем, что мало кому нужен такой работник, слишком мал еще. Но надежду парень не терял, поэтому быстро смахнул с черных ресниц прозрачные капельки слез и ускорился, чтобы успеть съездить к Денису. Может, в магазине его отца нужна еще пара рук.

Приятеля он застал гоняющего во дворе. Мальчик ловко бегал с черно-белым мячом по дворовому футбольному полю в компании еще семерых парней из его дома. Кирилл подошел ближе и устало опустился на лавочку, чувствуя, как гудят ноги. Он никогда не ходил так много, как намотал за сегодняшний день. Мальчишки кричали, пинали мяч друг другу, пытались забросить его в железные ворота с натянутой крупной белой сеткой. На поле стоял гам из криков, матерных ругательств и ликующих возгласов, когда мяч все же пролетал мимо вратаря и путался в сетке.

— Здарова, — Денис упал на лавочку рядом с Киром и открыл крышку бутылки с водой.

— Привет, — протянул Кирилл, наблюдая, как приятель поглощает воду жадными большими глотками.

Он пил так торопливо, что вода стекала из уголков губ, текла по шее, впитывалась в и без того мокрую от пота футболку.

— Ты чего?

— Разговор есть, — тихо произнес Кирилл.

— Валяй, — Дэн махнул рукой, перекинул ногу и сел на лавочку верхом.

— Дэн, у твоего отца есть работа?

— Да есть, наверно, ему постоянно кто-то требуется, — отмахнулся парень, — а что?

— Хочу поработать.

— На кой?

— Деньги нужны.

— Всем нужны, — философски пожал Дэн плечами.

— Брось, я серьезно.

— Пошли, спросим.

Денис поднялся, нагнулся и вылил остатки вод себе на голову, фыркая и отплевываясь от забившейся в нос и в рот влаги. Досталось и Кириллу. Денис лукаво улыбнулся и выбросил вперед руку с остатками воды. Брызги из узкого горлышка осели на волосах и одежде Кирилла, тот вздрогнул и попытался стукнуть парня. Но Денис ловко извернулся и бросился бежать. Киру пришлось со стоном последовать за ним. Не объяснять же бестолковому человеку, что он уже набегался за сегодняшний день. Бежали они до самого магазина, что находился в торце длинного дома, где проживала семья Дениса. Дэн быстро взлетел по ступенькам и вошел внутрь. Киру с наскока препятствие взять не удалось, бок вновь заколол, мальчик согнулся и оперся рукой о железную перекладину, чтобы перевести дух.

— Ты чего застрял?! — крикнул Денис, выглядывая из-за стеклянной двери, из-за чего колокольчик на ней вновь грустно звякнул.

— Иду, — выдавил Кир и с трудом поднялся по высоким ступеням, укрытым резиновым ковриком с крупными дырами.

Денис поздоровался с продавщицей и по-хозяйски прошелся в подсобное помещение. Насколько поворотов узкого коридора, и они вошли в кабинет его отца.

— Привет, пап! — Денис упал на соседнее кресло.

— Здравствуйте, — прошептал Кир, так и оставшись мяться на пороге.

— Привет, мальчишки, — кивнул мужчина, не отрывая взгляда от бумаг, веером разложенных по столу.

— Пап, Кир работать хочет, — объявил Денис, с трудом сдерживая смех.

Кирилл только скрипнул зубами, он злился на то, что приятель, по сути, высмеивает его стремление. Понятно, ему смешно, Дэн не знает отказов, его родители зарабатывают достаточно, чтобы дать своему чаду если не все, то многое. Парень избалован. Поэтому ему смешно. Кириллу же смешно не было, настрой у него был весьма серьезный.

— Похвально, — отозвался мужчина.

— Ты можешь взять его к себе?

— Нет, — не раздумывая ни секунды.

Его «нет», как гильотина опустилась на тонкую белую шею, отрубая голову. Как легко иногда рушатся надежды…

— Почему? — все же произнес мальчик.

— Кирилл, — мужчина, наконец, поднял голову и пристально посмотрел на него поверх прямоугольных очков, — ты еще маленький слишком. Я не буду тебя оформлять по трудовому кодексу, а вольный работник мне не нужен, не хочу потом объясняться с представителями различных инстанций. Город маленький, людей добрых много. Сплетни пустят, разговоры. Кроме того, думаю, что твой отец не одобрит.

— Понятно, — промямлил Кирилл и отступил на шаг назад.

Здесь ему тоже ничего не повезло. Никто не хочет возиться с подростком. Многие не принимают всерьез, считая, что это блажь, которая пройдет, стоит только несколько дней подряд встать раньше обычного и лечь за полночь. Никто не верит, что у него в этом есть крайняя необходимость. Кирилл махнул на прощание Дэну и пулей вылетел из магазина. Хотелось кричать. Высказать людям все, что он о них думает. Раскрыть глаза на то, что они непроходимые тупицы и идиоты. Злость бурлила и угрожала перелиться через край. Кирилл быстро шел прочь, сжимая и разжимая кулаки, впиваясь короткими ногтями в нежную кожу ладоней, чтобы сдержать гнев, чтобы закрыть его в себе, не позволить выбраться наружу прилюдной истерикой. Хотя больше всего хотелось взять тяжелый булыжник, который оттянет руку, размахнуться и кинуть в стекло, разбить вдребезги, уничтожить. Увидеть, как мелкие осколки разлетятся тысячами блестящих искорок. Мальчик глухо зарычал, поднял с земли толстую палку и зашвырнул ее в сторону. За спиной послышался лай, а спустя несколько секунды выскочил здоровый ротвейлер. Псина бросилась за палкой, схватила ее зубастой пастью и унеслась к хозяину, который молча наблюдал, как резвится домашний любимец, способный в мгновение ока перегрызть кому-либо глотку. Кирилл вздрогнул, таких больших собак без намордников и поводков он боялся до дрожи в коленях. Ему было около семи лет, когда одна такая прокусила ему ногу, пока он бежал через двор навстречу отцу, возвращающемуся с работы. До сих пор на светлой коже были видны следы от зубов.

Кирилл не хотел возвращаться домой, пусть усталость валила с ног, но дома его ждут объяснения с отцом, а говорить ему что-либо не хотелось. Мальчик прошел по длинной широкой улице. На город постепенно опускался глубокий вечер, солнце скрылось за горизонтом, а серо-синяя мгла разрывалась светом уличных фонарей. Занятые прохожие, спешащие по своим делам, сменились на беззаботную молодежь, толпившуюся возле машин. Из колонок раздавалась громкая музыка, от компании летел заливистый смех и звон бутылок, в воздухе рассеивался сигаретный дым. У них нет проблем, они беспечны и вольны тратить время как им вздумается. Кирилл завистливо вздохнул и побрел дальше.

Неудачи несколько охладили его пыл. Он думал, а возможно ли вообще воплотить его затею в жизнь или придется ждать «годков семнадцати» и если так, то что ему делать до этого времени? Собирать бутылки? Шарить по карманам в школьной раздевалке, надеясь, что кто-то оставил там мелочь? Таскать незначительные суммы у отца? Даже если он опустится до всего этого, то сможет скопить только жалкие гроши. Мальчик со злостью пнул мусорный бак. Тот скрипнул, покачиваясь на подставке, но все же вновь замер неподвижно, выпустив из своей пасти только пару ярких оберток.

Главная площадь встретила Кирилла шумом и разношерстной толпой. Сюда приезжали рейсовые автобусы, привозя домой тех, кто работает в столице, здесь находился местный клуб, у входа в который столпилась подвыпившая молодежь, здесь обитали местные алкоголики. Грязные, с опухшими лицами, обряженные в лохмотья, они не были бомжами, многие из них имели свои квартиры, но продолжали упорно сидеть на лавочке под автобусной остановкой и просить денег на бутылку. Большинство добропорядочных граждан, морщась, проходили мимо, кто-то советовал «иди, работай», но находились те, кто давал к большой радости любителей выпить водки, чтобы жизнь не казалось такой злой. У Кирилла такие личности вызывали только стойкое отвращение, граничащее с приступами тошноты. Нет, он никогда не опустится до того, чтобы просить у кого-то деньги. Низко, грязно, жалко. Он не хочет так жить. Свое будущее он видит иначе. Кирилл понимал, что готов сделать многое, лишь бы добиться желаемого.

Кир пересек бурлящую жизнью площадь и сошел с главной дороги, уходя вправо. Теперь по его левую руку тянулся длинный металлический забор, отделяющий стройку какого-то дома. Мальчик быстро шел вдоль него, ночь уже вступила в свои права, стало темно и немного страшно, захотелось домой. Кирилл не поднимал голову от дощатой дорожки, что стелилась у него под ногами, опасался угодить в ямку, пока не натолкнулся на чье-то тело. Мальчик поднял глаза и вздрогнул, перед ним стоял взрослый мужчина. Русский или не очень, понять в темноте было сложно, но он был значительно выше и крупнее. Кир понял, что вышел этот мужчина со стройки, за ним все еще находилась распахнутая калитка. В голове пробежала сумасшедшая идея, но в своем отчаяние Кирилл посчитал ее весьма привлекательной.

— Работа есть? — набравшись смелости, спросил он, вспоминая граждан соседних государств, которые летом колесили по дачным участкам с точно такими же криками.

Мужчина рассмеялся и попытался обойти наглого ребенка, но Кирилл внезапно схватил его за рукав грубой куртки.

— Вы же на стройке работаете? — утвердительный кивок с ухмылкой на лице незнакомца. — Я хочу поработать, есть что-нибудь для меня?

— Завтра к семи утра приходи, — торопливо бросил мужчина, выдернул свою руку из захвата и пошел прочь.

Сердце Кирилла пропустило несколько ударов, во рту пересохло, мальчик не мог поверить в свою собственную наглость или, может быть, смелость. Но, кажется, он только что нашел работу.

— Охуеть… — выдохнул он и побежал вперед.

— Нагулялся? — вопрос отца застал его, стоило Киру только открыть дверь.

Мужчина явно был зол.

— Прости, пап, — сказал мальчик, низко опустив голову и пряча улыбку.

— Спать, быстро, уже начало первого.

Дважды повторять не пришлось. Кирилл быстро разделся, принял душ и голодным исчез в своей комнате. Постель казалась необычайно мягкой и уютной, но сон никак не мог одолеть юношу. Кирилл раз за разом мечтал о том, как заработает много денег, купит себе новых вещей, телефон, непременно сделает подарок отцу. Каждая новая картинка, сменяющая предыдущую была все более и более радужной и прекрасной. Грудь разрывало от восторга, улыбка не сходила с лица. Кто бы мог подумать, у него есть работа! Самая настоящая, за которую будут платить деньги, которые будут принадлежать только ему, которыми он будет распоряжаться по своему усмотрению! Сказка! Кирилл долго вертелся в кровати, стараясь уснуть, ведь ему нужно отдохнуть перед первым рабочим днем, но проспал не больше трех часов. Когда прозвенел будильник, мальчик на удивление чувствовал себя бодрым и полным сил, вчерашние ожидания нахлынули вновь, заставляя улыбаться новому дню, открыто и искренне.

Кирилл быстро встал, отрезал пару кусков колбасы и съел их, запивая чаем. Отец еще спал, а значит, не последуют расспросов о том, куда он собрался в такую рань. Из дома мальчик выскочил за десять минут до назначенного времени и ровно в семь он стоял у открытой калитки. Работа на стройке набирала обороты. Пока не велись громкие и шумные работы, но строители уже вовсю сновали по территории, разгружали машины с кирпичом, замешивали цементные смеси. Внезапно мальчика охватил страх, а вдруг тот мужчина забыл, или, еще хуже, просто подшутил над ним. Что тогда? Каким идиотом он предстанет перед людьми? Кирилл так и стоял статуей, не решаясь сделать шаг вперед, пока не заметил, как из синего вагончика вышел его вчерашний незнакомец.

— Здравствуйте, вы помните… — комкая слова, начал мальчик.

— Опоздал, — сурово отозвался мужчина, глядя на наручные часы.

— Простите, я не знал, где вас искать, — голос приобрел твердые и уверенные нотки. Не забыл, не пошутил, значит, мечты скоро воплотятся в жизнь.

— Миш, иди сюда! — крикнул мужчина.

Через пару минут к ним подошел пожилой мужчина нерусской наружности и замер перед начальником.

— Вот, помощник тебе, — кивнул тот в сторону Кирилла.

— Мелкий, — скривился тот, коверкая слово.

— Какой есть, — мужчина толкнул Кирилла в спину по направлению к Мише и ушел по своим делам.

— Что умеешь? — сразу спросил тот, акцент резал слух, но Киру сейчас было плевать на все.

Ничего конкретного, связанного со строительством Кирилл не умел. Но на стройке лишних рук не бывает. Ему быстро нашли применение. Принеси, подай, сделай. Кирилл с радостью носился по территории и выполнял поручения, преисполненный значимости и важности. Про школу в этот день он даже не вспомнил. Домой ушел около десяти вечера, уставший, пропитавшийся строительной пылью, запахом дешевого табака и немытого тела. С начальником он договорился, что приходить будет после школы, тот нехотя согласился, а Кирилл вновь почувствовал прилив бурной радости. Раз ему позволили, значит, он необходим, как сотрудник.

Отца по каким-то причинам дома не оказалось. Вероятно, вызвали в больницу. Тем лучше, нет необходимости объяснять, где он пропадал до позднего вечера. Пропущенных звонков от папы было много. Кирилл набрал ему смс, где сообщил, что давно уже дома и ложится спать, просто у телефона оказался выключен звук, и он не слышал звонков родителя.

В эту ночь мальчик спал без задних ног, даже звонок будильника он расслышал с трудом, как ушел на работу отец не заметил вовсе. Вставать было тяжело, ноги болели, руки тоже невозможно было поднять выше лица. Тело как будто одеревенело, отказываясь подчиняться приказам. Кирилл зевал, не в силах справиться с этой напастью. Сонное состояние отступило только, когда прозвенел звонок, возвещающий о том, что уроки закончились. Тогда вернулись радость, задор и предвкушение. Кирилл быстро собрал свои вещи и убежал из школы, не прощаясь даже с Денисом, который целый день на него смотрел с подозрением, но так ничего и не спросил.

Потекли дни, сменяя друг друга. Кирилл трудился на стройке, выкладываясь на тяжелой работе, отдавая ей весь свой запал, всю энергию. Ему удивительным образом удавалось скрывать это и от приятелей и, главное, от отца. День, когда ему исполнилось четырнадцать лет, прошел, как и многие другие, только вечером его ждал торт, поздравления и новый телефон в подарок. Не тот, о котором мальчик мечтал, далекий от идеального, но новый. Кирилл был рад и искренне благодарил отца за подарок. В середине месяца сильно похолодало, зарядили дожди, но Кирилл продолжал исправно ходить на работу. Пусть он смертельно уставал, пусть похудел, и под глазами залегли черно-фиолетовые тени, а лицо приобрело бледный, нездоровый цвет. Это все не важно, ведь до зарплаты оставалось всего пара дней. Только на ожидании законно заработанных денег, Кирилл продержался эти дни. Сегодня был выходной. Суббота. На стройке немноголюдно, строители имеют право отдыхать.

— Здравствуйте, — поздоровался мальчик, входя в синий вагончик, приспособленный под кабинет начальника.

— Привет. Чего пришел? — ухмыльнулся тот.

— Э-э-э, за зарплатой, — растерянно произнес Кирилл.

— Какой? — мужчина встал, и в помещении стало тесно, он словно занял все пространство.

— Я же практически месяц отработал, — удивленно, заплетающимся языком, ноги подкосились от страха, но Кирилл устоял, незаметно ухватившись за темный край столешницы.

— А мы разве с тобой о деньгах договаривались? — расхохотался мужчина.

Его смех, холодный и острый, смешался с худшим опасением, прокатился по спине и впился в позвоночник сотнями мелких игл.

— Нет, но… — Кирилл едва сдерживал слезы, не верил, что ему не заплатят.

— Пошел вон, — мужчина махнул в сторону двери.

Кирилл не решился спорить, стоило только мельком взглянуть в ледяные серые глаза, и все стало ясно. Ему никто не подаст и десяти рублей. Подросток выскочил на улицу, вышел за калитку и побрел в сторону дома. К его радости, пошел дождь, он падал на глаза и смешивался с солеными каплями, пряча его слабость, разочарование и боль от немногочисленных прохожих.

Дойдя до дома, Кирилл прошел мимо подъезда и опустился на лавочку под большим старым кленом. Его разноцветная листва шелестела, встречаясь с дождевыми каплями. Кир спрятал лицо в ладонях и зарыдал в голос, впервые в жизни познав настоящий обман, осознав, каково это, когда тебя предают.

Наивность — еще одна детская черта, взрослому человеку не позволено обладать ей.

— Эй, Кир, ты чего рыдаешь? — его холодную ладонь попытались отнять от лица.

Кирилл вздрогнул, голос показался ему смутно знакомым. Он убрал руки и встретился глазами с лицом знакомого парня. Соседа с первого этажа. Кажется, его звали Сеня.

— Привет, чего ревешь? — спросил он, улыбаясь.

Его белые волосы и одежда были сухими, не пропитавшимися тяжелыми дождевыми каплями, Сеня сидел на корточках перед ним и укрывался большим черным зонтом.

— Привет, — судорожно выдохнул Кирилл.

— Что произошло? Я могу помочь? — серо-голубые глаза светились настоящим беспокойством и заботой.

На сердце немного потеплело. Сеня старше его лет на шесть-семь. Этот парень, по непонятным причинам, часто выручал его в детстве, играл, спасал от хулиганов из соседнего двора и был неплохим старшим товарищем. Ему захотелось довериться. И Кирилл начал рассказывать. Блондин хмурился, качал головой, вставлял нужные реплики и подбирал успокаивающие слова. Минут через пятнадцать, когда Кирилл закончил свой рассказ, а дождь кончился, мальчик понял, что выдохся. Устал. Нет сил ни на переживания, ни на обиду и боль.

— Ты хочешь поработать? — вдруг задумчиво спросил молодой человек.

— Хочу, только так, чтобы мне заплатили, — зло пробурчал Кирилл.

— Зайди ко мне завтра вечерком, хорошо? — он улыбнулся.

— Хорошо, — Кир кивнул, еще не до конца понимая, зачем Сеня позвал его в гости.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд