Поиск
Обновления

22 октября 2017 обновлены ориджиналы:

23:55   Багровая луна

22:19   Новый мир. История одной любви

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

все ориджиналы

Мальчик - эльф - Антон  

Жанры:
Повседневность, Романтика, Слэш (яой)
Герои:
Люди
Место:
Россия
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
Яна Кельн
Размер:
мини, написано 22 страницы, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
NC-17
Обновлен:
27.01.2014 21:04
Описание

Короткая история Антона. О его стремительной любви, боли и счастье. Бонус к произведению «Обратная сторона медали»

Объем работы 39 852 символа, т.е. 22 машинописных страницы

Средний размер главы 39 852 символа, т.е. 22 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 27.01.2014 21:04

Пользователи: 14 прочитали

 

В фильмах чаще всего, когда кого-то хоронят, идет проливной дождь. Люди, одетые в черное, прячутся под черными зонтами, сбившись вокруг еще не зарытой могилы, которую заливают тяжелые капли. А сегодня светит солнце. Улыбается и играет своими по-летнему теплыми лучами, не смотря на то, что по календарю сейчас глубокая осень. Я сощурил глаза на небесное светило и поспешил догнать отца и дядю. На похоронах дедушки и бабушки не было посторонних людей, только те, кто их в действительности знал и любил. За спиной возвышалась громада костела, но и его я не мог назвать темным и угрюмым, скорее наоборот, находясь там, моя боль от утраты становилась меньше. Я чувствовал поддержку Бога, хотя всегда придерживался атеистических взглядов. Тяжело и горестно было только на сердце и в душе, остальной мир не замечал моей потери и не разделял этих чувств, он продолжал жить своей жизнью.

— Антон, поторопись! — крикнул отец.

Он прилетел всего на один день и через четыре часа его обратный рейс в Москву. Папа вернется к своему Владу и своей работе. Его вновь закружит водоворот жизни и его боль сгладится. Он может обнять человека, которого любит, и излить ему душу, обретя поддержку, понимание и спокойствие. А что остается мне? Мне остается одиночество. Не смотря на то, что я практически всю свою жизнь прожил в Германии, эта страна так и не стала мне родной.

Я сел на заднее сиденье Мерседеса и прикрыл глаза. Хотел отрешиться от разговоров и погрузиться в свою меланхолию.

— Антон? — тихо позвал отец.

— Что? — одними губами ответил я.

Тихий шум двигателя, плавное покачивание, шуршание шин и приглушенные голоса папы и дяди успокаивали, я успел погрузиться в легкую дрему.

— Вернись в Москву, — то ли просил, то ли умолял папа.

Я широко распахнул глаза. Не помню, чтобы он чего-то просил. Обычно его тон всегда предполагал приказ. Я сел и посмотрел на папу, он, действительно, просил. Перевел взгляд на дядю Витю, но тот только пожал плечами и отвернулся к окну, пряча улыбку.

— Хорошо, — от неожиданности согласился я.

— Отлично! — папино лицо просияло.

Позже, уже сидя в самолете, спустя месяц после того, как улетели родные, я подумал, что, да, я хочу вернуться. Пусть мне будет непривычно и тяжело с учебой. Мне двадцать лет, я учусь на третьем курсе, теперь уже в одном из Московский вузов. Поражаюсь, насколько быстро деньги решают все проблемы. Пусть у меня нет друзей и знакомых в этом холодном городе, но я все равно хочу вернуться.

Москва встретила меня мелким и колючим снегом. Ветер подхватывал снежинки и с силой кидал их в лицо. Я поднял воротник темно-коричневого пальто и поспешил к такси. Ни папа, ни Влад не удосужились меня встретить. Слишком заняты своими работами, чтобы уделить мне немного времени. Я обижался и злился всю дорогу до дома, но стоило только переступить порог, как эмоции утихли. Я поставил чемодан в коридоре, разделся и прошел на кухню. На широком подоконнике, излюбленном месте мужа моего папы. Так я прозвал Влада несколько лет назад. Так вот, на подоконнике сидел толстый черный кот и пристально следил за снежинками, танцующими под движения ветра.

— Ты еще жив, старый прохвост? — обратился я к Боне.

Тот повернул ко мне голову и окинул взглядом. Морда кота уже поседела от старости и, к моей радости, хвостатый доживал свои последние года. Боня окинул меня взглядом зеленых глаз с вертикальными зрачками. Их цвет потускнел, свидетельствуя о почтенном возрасте владельца, только выражение стало, каким-то мудрым. Мне показалось, что кот смотрит на меня с толикой надменности и презрения, глазами умудренного опытом человека. Я тряхнул головой, а кот отвернулся. Его больше интересовали снежинки за окном, нежели я.

Моя комната, так и осталась моей комнатой. Здесь ничего не изменилось за последние десять лет. Только техника заменялась на более новую и современную. Я сел на кровать и запустил пальцы в волосы. Было грустно. Со стола напротив на меня смотрел десятилетний мальчик в компании отца и еще одного красивого зеленоглазого юноши. Я улыбнулся, Влад сразу понравился мне. Еще наивный взор маленького мальчика сумел разглядеть между этими двумя упрямцами то, что они отказывались замечать в упор. Я улыбнулся. Рад за них. Столько времени прошло, а они все еще вместе. Вот, что такое любовь.

Громкий хлопок входной двери вернул меня в реальность. На кухне что-то грохнуло. Боня спрыгнул с подоконника. Влад пришел. Я улыбнулся и быстрым шагом направился в коридор.

— Привет! — радостно крикнул я.

— Привет, Антош! — мужчина подошел ко мне и порывисто прижал к своей груди, — Как долетел?

— Превосходно! — я отстранился, — Только кто-то мог бы меня и встретить, — обиженно добавил я.

— Прости, я не успевал к рейсу.

— Я понял, не обижаюсь. А ты чего так рано приехал?

— Будем готовить праздничный ужин. Во! — Влад указал пальцем на три здоровых пакета с продуктами, которые я не заметил за его спиной.

Я прижился, влился в их дуэт. Хотя, опасался, что нам будет тяжело. Но все обошлось. До начала второго семестра, с которого я должен был начать посещать занятия в институте, я мучился от безделья. Дошло до того, что посетил все самые известные музеи в Москве и сходил в Мавзолей. Бледный вождь эмоций не вызвал, никаких. Кукла куклой. Прости меня, история.

Я въехал на парковку при институте, вышел из машины и жадно вдохнул морозный воздух. Февраль, как всегда, самый холодный месяц. Но яркое солнце и снег миллиардами искорок переливающийся на нем поднимали настроение, и пятнадцатиградусный мороз казался не таким уж и страшным. Я бодрым шагом направился в здание, снег скрипел под ногами, изо рта вырывались облачка пара, уши и нос моментально замерзли. Как только оказался в тепле удовлетворенно выдохнул, потер замерзшие руки и пошел в деканат, узнать расписание и номер аудитории, где будут проходить занятия.

Узнал все быстро, получил распечатку с расписанием предметов и отправился на третий этаж. Первая лекция по маркетингу будет проходить там. Ну, была, не была! Я выдохнул и потянул тяжелую дверь на себя, переступил порог и замер, не в силах сделать дальше и шага. Все взгляды сосредоточились на мне, но мои глаза выхватили из толпы только одну фигуру. С противоположной стороны, у окна стоял парень. Его безумно длинные золотистые локоны были собраны в высокий хвост, который открывал непозволительно красивое для парня лицо. Он тоже смотрел на меня огромными ярко-зелеными глазами. Мальчик-эльф, — высказалось мое подсознание. Фэнтези не увлекался, эльфов не видел, но в голове плотно обосновалась именно эта ассоциация. Сглотнул ком в горле, еще раз посмотрел на лицо парня, зацепился взглядом за зеленую, в цвет глаз капельку под нижней губой. Пирсинг. Я неловко улыбнулся и прошел на свободное место. Через несколько минут началась лекция. Остальные девушки и парни были вполне себе обыкновенные, ничем не выделяющиеся из толпы. Они оборачивались на меня, шептались, но пока ни у кого из них не было возможности подойти и заговорить со мной.

Я старался сосредоточиться на лекции, но преподаватель не мог завладеть моим вниманием. Им безраздельно владел мальчик-эльф. Я смотрел точно между его лопаток, так сложилось, что на пути моего взгляда никто не сидел. Разворот плеч был довольно широкий и ростом он был только немного ниже меня, черная кофта из тонкой мягкой ткани обтягивала, словно вторая кожа. Я мог с легкостью рассмотреть каждую мышцу, перекатывающуюся под ней, когда парень писал или двигал рукой. Тугие, упругие локоны завивались на кончиках кольцами. Мне безумно хотелось взять одну из прядей и поиграть с этим колечком, распуская его и, наблюдая, как оно скручивается вновь. Парень передернул плечами, и слегка повернул голову, но не стал оборачиваться до конца. В эту минуту я забыл сделать вдох, застыл в ожидании того, что увижу его капельку под полной губкой. Невообразимо хотелось втянуть сережку в рот и ощутить прохладу драгоценного камня. Я так остро почувствовал эту необходимость, словно остался без внимания на самой грани, перед бурным оргазмом. М-м-м! — мысленно простонал я и уронил голову на парту. Это папа с Владом на меня так действуют. Или длительное воздержание.

Перемена началась со знакомств, меня приняли в группу. Я всегда очень легко и быстро сходился с людьми, только мальчик-эльф ускользнул из аудитории, а ведь больше всего я мечтал познакомиться именно с ним. Он исчезал каждую перемену, как только преподаватель отпускал нас. После окончания пар, я все же не выдержал и решился узнать о нем у одной из девушек.

— Кать, как зовут того странного парня? — спросил я, надеясь что она сочтет меня просто праздно интересующимся.

— Юра, он не странный, просто немного своеобразный, — заступилась за него девушка.

Ага, поклонница.

— Спасибо, просто я хотел с ним познакомиться, но не удалось, — мы шли в сторону стоянки.

— Он много пропустил в прошлом году, теперь вот сдает хвосты, а так он очень общительный и веселый, — Катя мечтательно закатила глаза.

Девушка была в него влюблена, без сомнений. Кулаки непроизвольно сжались, а я поспешил распрощаться с новой однокурсницей и спрятаться в салоне своей машины. Папа купил мне скромный Опель, хотя я мечтал о Мерседесе. Но папа не поддался даже на уговоры Влада, что было совсем странно. Возможно, он прав, не стоит сильно выделяться. Видимо, отец не хочет видеть рядом со мной мнимых друзей.

Я завел машину и поехал домой. Вечером мне был устроен допрос с пристрастием о вузе, группе и людях, с которыми мне теперь предстоит учиться. Я рассказал все, умолчал только о мальчике-эльфе. Он стал моей маленькой тайной, и я не спешил ей делиться, даже с самыми близкими людьми.

— Привет, ты новенький? — на лестнице меня остановил приятный тихий голос, а по телу проскользнула легкая дрожь.

— Привет, — я обернулся и подошел ближе к своему видению, — Меня зовут Антон, к вам перевелся из другого вуза.

Почему-то я начал оправдываться перед ним за то, что посмел появиться в его группе. Понял это, покраснел и опустил взгляд в пол. Лестница была серой в черную и белую точку разных размеров.

— Что там? — спросил меня тот же голос, с трудом сдерживающий смех.

— Где? — я поднял голову и встретился глазами с Юрой.

— На полу, — он тепло улыбнулся, взял меня за руку и повел вверх.

От этого ничего не значащего прикосновения я вздрогнул, так неожиданно оно было. Катя оказалась права, Юра общительный.

— Ничего, — тихо сказал я и послушно последовал за одногруппником.

До начала лекций было еще достаточно времени, поэтому мы поднялись на четвертый этаж и вошли в вузовское кафе. Взяли кофе и расположились за одним из столиков. Вчера я тут не был, поэтому с интересом разглядывал дизайн помещения. Стены кафе были выкрашены ярко-голубой краской, в центре располагался буфет, вокруг стояли круглые столики на высоких ножках. Около второй стеклянной двери находилась узкая лестница, ступени которой выложены разноцветной маленькой плиткой. Она вела на второй этаж, где располагались обыкновенные столики со стульями. За одним из таких столиков сидели я и Юра. Сегодня парень был одет в белый кашемировый свитер, темно-коричневые брюки и коричневые туфли. Волосы опять были собраны в высокий хвост и спадали на плечи гладкими прядками, которые снова привлекали мое внимание. Если вчера Юра выглядел, как неформал, то сегодня весь его внешний вид говорил о том, что он приверженец классики.

— Ты красивый, — прищурив зеленые глаза, огорошил меня парень.

Я с трудом проглотил горячий напиток, который успел отпить из маленькой белой чашечки.

— Что?

— Ты красивый, — четко повторил он, улыбаясь и глядя на меня снисходительно.

— Ага, спасибо, — я кивнул, глупо хлопая ресницами.

— Антон, я бы хотел встретиться с тобой вне института, давай обменяемся номерами телефонов.

Мы записали номера телефонов друг друга, допили кофе, Юра рассказал мне о ребятах из группы, рассказал об институте, о преподавателях. Больше комплиментов он мне не говорил, а я зацепился за два его слова о моей внешности и наслаждался их теплом весь оставшийся день. Из здания вуза мы вышли вместе. Юра забрал из гардероба белый пуховик и накинул его на себя, застегивать не стал. На улице падал снег. Пушистые белые толстые зимние мухи медленно кружили в воздухе и плавно опускались на землю, машины, здания, прохожих. Они путались в Юриных волосах, а я смотрел на них и завидовал.

— Тебя подвезти? — спросил парень, когда мы оказались на парковке. Из-за своих мыслей я даже не заметил, как мы сюда пришли.

— Нет, спасибо, я на машине. Пока.

— Пока.

Я развернулся и пошел в другую сторону туда, где была припаркована машина. Домой добирался бесконечно долго. Из-за снега по дороге было несколько незначительных аварий, но пробки из-за этого выросли гигантские. Так я полз два часа, то давя на педаль газа, то тут же сбрасывая скорость до минимума, чтобы не ударить в зад впередиидущую машину. Я невнимательно следил за дорогой, все больше засматриваясь на пушистые снежинки, поэтому едва сам не стал участником досадного ДТП. Я вспоминал, как мягко снег ложился на волосы Юры, какими пронзительно зелеными стали его глаза, когда мы вышли на улицу, усыпанную пушистым рыхлым снегом. Мальчик-эльф. Я улыбнулся. Было приятно думать о нем и вспоминать.

— Ох, Дим! — было первое, что я услышал, тихонько открыв дверь квартиры и войдя внутрь.

Я замер у дверей. Не знал, что мне сделать. То ли уйти, откуда пришел и еще покататься немного по Москве, то ли все же пройти и спрятаться в своей комнате, наслаждаясь стонами за стеной.

— Боже, Дим! Глубже! — раздался полу-стон полу-рык Влада.

Смущение едва не смыло меня волной. Я прислонился к двери, чувствуя, как горят щеки. Снова послышался стон. На этот раз стонал мой отец. Я закрыл уши руками, не в силах все это слушать. Так пошло, страстно, возбуждающе. Блять! Моему отцу уже сорок! А он, он трахается! Ладно, Влад ему едва за тридцать перевалило, но папа… это уже выше моих сил. Я съехал вниз по двери и замер. Стоны продолжали терзать мои уши, не спасали даже плотно прижатые к ним ладони. Через пять минут я убрал руки и стал прислушиваться, то, что происходило в их спальне, меня возбуждало, члену стало тесно в тугих джинсах. Я встал и поправил твердую плоть. Еще через пару минут меня разобрал интерес. Как это происходит у мужчин? Нет, я конечно в теории знал, что и куда нужно засунуть, но никогда этого не видел. Посмотреть порно у меня просто не хватало смелости, да и не было никогда такого сильного интереса. Сейчас же я ловил каждый стон, каждый вздох, каждый шорох, мысленно рисуя картину происходящего, отчего завелся еще сильнее, а интерес разгорелся так, что я подпрыгивал на месте от нетерпения. Отбросил ненужные моральные терзания, снял обувь и на носочках прошел в гостиную, оттуда вела дверь в отцовскую спальню. Дверь сейчас была нараспашку, а кровать находилась напротив двери. Я опустился на диван и уставился прямо перед собой. Картина, словно на экране телевизора. Место действия освещалось тусклым желтым светом ночной лампы, мое же присутствие скрывала темнота.

Там, впереди на кровати, занимались любовью два человека. Назвать это сексом не поворачивался язык, столько нежности, ласки, заботы было в каждом жесте, в каждом движение, в каждом слове. Сердце перехватило. Поперек кровати, боком ко мне на коленях стоял Влад. Его голова была запрокинута, глаза закрыты, изо рта вырывались хриплые стоны, просьбы, мольбы. Отец стоял позади Влада, его руки лежали на талии любовника, еще сильнее притягивая к себе. Папин крупный член то и дело пропадал в теле Влада, затем снова появлялся на мое обозрение. Я поерзал, пах болезненно ныл, но оторвать взгляд от этой картины я не мог. Отец сквозь стоны шептал что-то нежное, иногда склонялся к спине Влада и целовал, прикусывая кожу. Темп движений все увеличивался, стоны становились громче. Влад резко подавался назад, вплотную прижимаясь к папиному паху. Отец сжимал его ягодицы, мял, гладил и снова сжимал, размашисто врываясь в желанное тело.

— Дим, ах, быстрее! — взвыл Влад, — а я больше почувствовал, чем увидел, как он кончил.

Папа еще несколько раз с силой ворвался в тело Влада и сладко застонал, прижимая к себе того еще крепче и запрокидывая голову. Все. Финал. Аплодисменты актерам.

Я быстро вскочил с дивана и скрылся в своей комнате. Дрожь сотрясала все тело. Я так не возбуждался, даже когда будучи сопливым подростком втихаря смотрел по ночам порнуху. Одежда доставляла физический дискомфорт, казалось, что она царапает кожу. Я быстро скинул с себя тряпки, сдвинул в сторону мокрые трусы и сжал в кулаке истекший смазкой член. Застонал. Перевел взгляд на дверь. Заперта. Рухнул на кровать, сжимая плоть в руке. Смазка текла из вершинки, член был горячий и налитый кровью. Я стал быстро двигать рукой, захлебываясь своими стонами. Так остро, так горячо, так жарко, желанно.

— Юра! — выстонал я, вспоминая огромные зеленые глазища.

Блять! Не может такого быть! Не мог я так поступить! Я вытер сперму об одеяло, перевернулся на живот и со злобы укусил подушку. Я морально пал. Я только что подсматривал, как мой отец занимается сексом со своим парнем. Возбудился от этого, дрочил и кончил с именем одногруппника на губах и его образом в голове. Так делают нормальные парни? Правильно, не делают. Я приподнял голову и рухнул в подушку. Нет, лучше об стену.

— Антош, ты давно пришел? — раздался деликатный стук в дверь и тихий голос отца за ней.

— Я ничего не слышал! — крикнул я и прикусил язык.

— Прости, — раздалось за дверью.

— Э-э-э, пап, все нормально…

Я поднялся и потащился в душ. После сильного оргазма по телу гуляла слабость, остатки удовольствия еще скользили по телу, заставляя вздрагивать. Вода смыла мою совесть. Я подумал и решил, что ничего из ряда вон не произошло. Я не маленький, папа с Владом тоже. Они уже давно вместе и давно спят друг с другом. Я вышел на кухню. Папа раскладывал ужин по тарелкам, Влад сидел на подоконнике и курил.

— Привет! — бросил, улыбаясь, Влад.

— Привет! — я вспомнил его колено-преклонную позу, как он прогибался в пояснице, подставляя зад под толчки отца, отвел взгляд и покраснел.

— Ужин, господа, — папа поставил на стол тарелки с едой и бокалы под вино.

Влад открыл бутылку и разлил красную рубиновую жидкость по бокалам. Я мигом осушил половину. Алкоголь снял напряжение, и я выкинул все заботы из головы. Видел и видел, дрочил и дрочил. Проехали.

Сегодня была моя очередь мыть посуду. Папа с Владом скрылись из кухни, оставляя меня в гордом одиночестве, точнее наедине с посудой. Включил телевизор, чтобы он тихо бормотал что-то о невзгодах в мире. Я тер губкой белую тарелку. Не заметил, как вместо губки в моей руке оказалось мочалка, сочащаяся ароматной пеной, намыливал я не тарелку, а белую кожу на спине Юры. Я тер мочалкой, пробегался рукой, чувствуя под ладонью ее гладкость и шелковистость. На столе заорал телефон, я выронил скользкую тарелку, отчего она рухнула в раковину. Вся посуда, которая находилась там, разбилась в дребезги, превращаясь в кучу осколков. Я дернулся, схватил телефон, но когда подносил к уху, заметил, как по орущему устройству стекает белая пушистая пена.

— Блять! — взвыл я.

Быстро вытер руку и телефон полотенцем, скользнул пальцем по экрану и поднес к уху. Меня трясло, звонил Юра.

— Алло, — я старался, чтобы голос не дрожал.

— Привет! — раздалось в трубке, — Ты знаешь, что ты сейчас делаешь? — я хотел сказать, что мою посуду, но не успел, — Ты сейчас собираешься и приезжаешь в клуб «Дилон». Знаешь где это?

— Да, — ответил я, хотя ни черта понятия не имел, что это за клуб и где он находится.

— Отлично! Жду тебя там, через час! — в трубке послышался громкий сигнал автомобиля, ругательство Юры, а потом тишина.

На лицо выползла счастливая глупая улыбка. С таким выражением лица я и обернулся. В дверях кухни стояли папа с Владом. Они как два близнеца повторяли друг друга в жестах. Руки сложены на груди, на лицах недовольно-удивленные маски.

— Что это было? — первым спросил отец.

— Прости, тарелка выскользнула, — я опустил голову и собрался убирать осколки.

— Иди, я сам, — Влад, под удивленным взглядом моего папы, вытолкал меня из кухни.

А я не дурак, чтобы меня просили дважды. Сжал телефон в руке и бегом направился в комнату. Быстро в интернете нашел клуб «Дилон» и его адрес, переписал на листок.

Так, клуб. Я сдвинул в сторону дверцу шкафа и стал пристально разглядывать содержимое гардероба. Не то, не то, не то. Черт! Где все нормальные шмотки?! Я вернул эту половину двери на место и сдвинул соседнюю. За ней находились полки с вещами. Серди джинс быстро отыскал светло-голубые, сидящие непозволительно низко на бедрах. Они открывали косточки, блядскую дорожку и начало щели, разделяющую зад на две половинки. Быстро натянул их и вдел белый широкий ремень с крупной пряжкой. Так, дальше. Все рубашки и кофты с длинным рукавом отмел сразу. Вот, то, что нужно. В руках оказалась белая футболка с рукавом, оставляющим открытым плечо и воротником-стойкой. Такая длина рукава открывала замысловатую татушку на руке. На ней были изображены переплетающиеся языки пламени. Деньги распихал по карманам. Непослушные черные волосы взъерошил еще больше. Тихо-тихо вышел из комнаты, нашел свой белый короткий пуховик и тут же одел его. Папа мою татуировку не видел. И не надо ему. Теперь мне нужен был Влад.

Я заглянул в гостиную. Мужчины лежали на диване и смотрели какую-то передачу. Влад, посмотри же на меня! — взмолился я, подпрыгивая на месте. Он посмотрел. Я махнул рукой и скрылся в коридоре.

— Влад, дай мне свою машину! — я сложил ладошки домиком и жалобно посмотрел в глаза второму папе.

— Ну, на, — он улыбнулся, достал из ящика пластинку, которой и являлся ключ, и протянул портмоне с документами.

— Спасибо! — все теперь я был готов.

— Презервативы купи! — шепнул Влад мне на ухо и шлепнул по заду, закрывая за мной входную дверь.

Сбежал вниз по лестнице. Я находился в таком предвкушении, что не было терпения ждать, пока приедет лифт. На улице было замечательно. Снег кончился, оставив только белизну, чистоту и сугробы. Я нажал на едва заметную кнопочку на пластине. Агрессивный, хищный черный BMW X6 приветливо мигнул фарами в темноте двора. Я достал щетку и быстро смахнул снег. Голая спина и чуть ниже, выглядывающие из-под куртки, ощутимо замерзли, поэтому я постарался быстрее спрятаться в темноте салона. Вставил пластинку в специально отведенное для нее место. Приборная панель загорелась приятной подсветкой, завел двигатель и включил климат контроль. Стало тепло. Через десять минут черный монстр уже нес меня по направлению к клубу, внутри грохотала музыка, а я летел впереди машины. Кайф.

Подъехал к клубу ровно в назначенное время. Юра в компании каких-то парней и девушек ждал меня недалеко от входа. Его локоны были видны издалека. Я припарковался рядом с ними, но окна машины Влада были настолько сильно тонированы, что увидеть, кто сидит за рулем с улицы невозможно. Я заглушил двигатель и шумно выдохнул. Вот, я уже здесь. Душа поет, а тело жаждет. Вышел из машины, хлопнула дверца и пискнула сигнализация. Юра, наконец, увидел меня. Его брови удивленно взлетели вверх, зеленые глаза расширились. Потом он скользнул по мне взглядом, в нем плескалось столько желания обладать, что я невольно сделал маленький шаг назад. Но когда Юра высунул розовый язычок и лизнул им свою сережку, я отбросил все последние сомнения и с улыбкой подошел ближе.

— Привет!

— Привет! — ответили мне незнакомые ребята.

— Это, Антон, — представил меня Юра.

Мы пошли в клуб, там был уже заранее заказан столик в одной из уединенных зон. Мы расселись по местам, сделали заказ. Выпили, закусили, еще раз выпили. Рука Юры легла мне на колено и медленно поползла вверх. Я сглотнул. Все его движения происходили под столом, поэтому никто не видел его руку уже нагло ласкающую мой пах.

— Ты превосходно выглядишь, Антош, — прошептал он мне на ухо и быстро скользнул языком по мочке.

— Спасибо, ты тоже.

Я не врал, сейчас Юра был образцом секса и сексуальности. Черные, обтягивающие брюки, облепили попу и длинные ноги, как вторая кожа. На его торсе не было ни рубашки, ни футболки, ни еще чего-либо. На голый торс была одета черная жилетка, которую Юра даже не потрудился застегнуть. У парня в пупке так же обнаружился пирсинг. А меня тряхнуло от вмиг накатившего возбуждения, стоило только представить, как я буду играться с его зеленой капелькой-висюлькой в пупке. Блять! У меня фетиш на пирсинг. Волосы парня спускались золотистой волной за спину, только на висках локоны были приподняты черными маленьким заколками-невидимками, чтобы открыть красивое лицо.

— Потанцуем? — предложил Юра, и его горячая ладонь отпустила мою восставшую плоть.

Я не успел что-либо ответить, парень встал, взял меня за руку и повел на танцпол. Стоило нам только пробраться в середину, как заиграла медленная мелодия. Юра без стеснений положил руку мне на талию и притянул к себе. Мы отлично чувствовали возбуждение друг друга, такое невозможно было скрыть обтягивающими штанами. Мы танцевали, потираясь ноющими членами, руки Юры скользнули на мою попу и принялись ее мять и тискать. Сам парень неотрывно смотрел мне в глаза.

— Классная татуировка, — шепнул он, но глаз не отвел.

— Да, — я тоже смотрел ему в глаза.

— Поехали ко мне, — в лоб предложил парень.

Я молчал, а он не торопил. Все предельно ясно. Он хочет меня, я хочу его. Осталось решиться, готов ли я подарить ему свою девственную дырочку или нет. Интересно, а папа с Владом местами менялись? Невольно вспомнил, как Влад прогибается под натиском естества отца. Желание начало пульсировать в паху еще сильнее. Ему ведь было хорошо, ему нравится. Значит, мне тоже понравится.

— Поехали, — наконец решился я.

Юра улыбнулся и потянул меня за руку в сторону гардероба. Мы быстро оделись и вышли на улицу, я сел в BMW, Юра ездил на Мерседесе. Моя мечта. Парень просигналил мне и выехал со стоянки. Я рванул за ним. Ночь. Пустой город. Лунный свет, перемешанный со светом огней, огромная скорость и через двадцать минут мы друг за другом влетаем во двор элитной многоэтажки. Тихо. Я замер возле машины, слушая эту тишину. Так странно.

— Ты чего замер, пошли? — Юра снова взял меня за руку.

Юра жил один в небольшой квартире-студии на двадцать пятом этаже.

— Выпьешь? — Юра подошел ко мне и протянул пузатый бокал с темно-янтарной жидкостью.

— Спасибо, — я залпом выпил коньяк.

— Кто так пьет? — улыбнулся Юра.

Парень забрал у меня пустой бокал, сунул мне в рот маленькую плиточку шоколада и вслед накрыл мои губы поцелуем. Во рту было горячо и сладко. Я не удержался, отстранился от губ Юры и взял в рот капельку под нижней губой, покатал ее языком, немного втянул в рот. Юра не шевелился, позволяя насладиться мне этой маленькой слабостью.

— Ох, — выдохнул я и положил руку на живот парню, провел вниз и зацепил пальцем вторую сережку.

Дернул ее, Юра застонал, а я просунул язык ему в рот и стал жадно целовать. Руки, губы, они были везде. Юра медленно подталкивал меня к кровати. Вскоре я уперся в нее, тогда парень оторвался от исцеловывания моей шеи и толкнул меня в грудь. Я тут же рухнул в мягкий плен.

— Нет, так не пойдет, — недовольно прошептал Юра, окидывая меня взглядом.

Парень рыкнул и принялся, остервенело стаскивать с меня вещи. Джинсы исчезли вместе с бельем, следом полетела футболка. Юра снова толкнул меня в грудь, а сам поднялся. Я лежал на спине, вздрагивая от желания, член прижался к животу и требовал ласки.

— Так куда лучше, — хищно улыбнулся он.

Юра медленно снял жилетку, расстегнул несколько пуговок на брюках, я облизал губы, следя за каждым его движением.

— Продолжишь? — спросил он, убирая руку от ширинки.

— Да, — я поднялся и провел пальцем по головке его члена, которая уже показалась из-за пояса.

Кожа была нежной и гладкой. Поддался какому-то порыву и лизнул ее. Юра застонал. Я лизнул снова, а потом на глаза попался его проколотый пупок. Я накрыл рукой его пах и схватил в зубы сережку. Едва не кончил от удовольствия. Я стал играть с ней, дергая и катая во рту, рукой мял член Юры. Парень стонал и толкался бедрами вперед. Эта игра доводила нас обоих до исступления. Я кое-как справился с остальными пуговицами на его брюках и, наконец, освободил крупный толстый член, обвитый голубыми пульсирующими венками. Оторвался от сережки и сунул в рот головку, смакуя ее словно леденец. Сейчас я не думал о том, что я делаю и как, правильно или нет, просто делал то, что хотел. И судя по тому, что и я, и Юра были готовы кончить в любой момент, то делал я все отлично. Одной рукой я продолжал ласкать плоть парня, второй стал быстро ласкать свой истекающий смазкой член. Стон, раздававшийся сверху, стал громче, движения бедер резче и быстрее. Я сам едва сдерживался, чтобы не взвыть в голос, но не хотел выпускать его член изо рта. Мне понравился терпкий солоноватый насыщенный вкус, который разлился у меня во рту, смешиваясь с нотками коньяка и сладостью горького шоколада. В самый последний миг, я выпустил член Юры изо рта и схватил сережку, с силой дергая ее на себя. Твердость изумруда во рту, горячая сперма, брызгающая на лицо и грудь, Юрин протяжный стон… Эта какофония свела меня с ума. Я бурно кончил, сжимая в зубах золотое украшение.

Хотел перевести дыхание, но не спел. Юра дернул меня за челку, вынуждая приоткрыть рот в крике и выпустить его драгоценность из зубов. Парень быстро избавился от брюк и с рыком кинулся на меня, подминая под свое тело, жадно впиваясь в губы, сминая любое сопротивление. Его руки исследовали меня. Он был откровенно груб. Золотистые локоны щекотали лицо, когда Юра целовал мои губы, живот, когда он сосал мой член. Я запускал в них руки, сжимал, дергая, наслаждаясь их мягкостью. Юра жадно отсасывал мне, а я стонал и играл с кудрями на концах его волос. Блаженство, удовольствие… боль. Я дернулся вперед, по инерции с силой дергая Юру за волосы. Он поднял голову и посмотрел на меня мутными, полными похоти и желания глазами. В анусе я чувствовал его палец. Он так и остался там внутри, не смотря на то, что я поднялся чуть выше на кровати.

— У тебя еще этого не было? — хрипло спросил он.

Я молчал, только краснел, как помидор.

— Не было, — не дождавшись, ответил Юра, — ты такой тугой и горячий. Антош, позволь мне быть глубже, — прошептал он, обдавая шею горячим дыханием.

Юра прикусил нежную кожу, потом куснул за подбородок и поцеловал нежно, ласково, осторожно. С губ слетел стон, сердце сжалось от этой нежности. Сам не заметил, как развел ноги шире, позволяя ему всунуть палец чуть глубже.

— Антошенька, я сейчас.

Юра перегнулся через меня, дотягиваясь до тумбочки. В его руках появился тюбик со смазкой. Он выдавил прозрачной вязкой жидкости на пальцы и поднес их к моему анусу. Я закрыл глаза и свел колени.

— Антон, — позвал Юра.

Я открыл один глаз и посмотрел на него. Юра приподнялся, его пупок с такой желанной сережкой возник на уровне моего рта. Парень быстро сообразил, на что я попался. Юра положил руку мне на затылок и придвинул к своему животу. Сережка манила меня, звала, умоляла уделить ей внимание. Я не смог устоять, подцепляя ее языком. А Юра все же добрался до моей дырочки. Смазанные пальцы легко проскользнули в узкий проход. Он долго растягивал меня, мучая и подготавливая одновременно. Юра двигал пальцами, словно членом, разводил их внутри меня, сводил вновь и двигал, я стонал, кусал губы, терзал несчастную сережку. Вскоре пальцев стало три, дырочка пульсировала, там было так горячо, мокро, слегка больно, но так мало… Я распахнул глаза и подавился своим стоном, когда понял, что я хочу сейчас там чувствовать. Юра не заметил мое замешательство полностью увлеченный процессом растяжки моего тугого ануса. Я оставил свою игрушку в покое и потянулся ртом к его налитому и готовому к соитию органу. Обхватил губами головку и стал медленно проталкивать плоть себе в горло.

— Не надо, — прохрипел Юра, отстраняя меня от своего члена, — не выдержу, — криво усмехнулся он.

— Возьми, тогда, — шепнул я, откинулся на подушки и раздвинул ноги.

Упрашивать парня не пришлось. Он задрал мои ноги еще выше и резким толчком оказался внутри меня, заполнив до предела. Его ласки и подготовка не прошли зря. Боли практически не было, только новые ощущения заполненности, скольжения, острого, не на что не похожего удовольствия. Юра быстро двигался во мне, вбивая в кровать и вырывая протяжные полные удовольствия стоны. Я метался под ним, двигал бедрами навстречу, стремясь, как можно быстрее дойти до оргазма, кусал губы и кричал. Юра толкался и толкался, увеличивая силу и скорость толчков, доводя нас до изнеможения. Его волосы у корней стали мокрые, пот капал мне на лицо и на грудь, наши стоны сливались в один протяжный вой.

— Не могу больше! — я выгнулся, изливаясь себе на живот горячей струей.

Юра еще глубже вогнал в меня член и застонал, кончая глубоко внутри моего тела. Передать словами то, что мы чувствовали, было невозможно. Я умирал много-много раз, и каждый раз взлетал в рай. Сто раз правы чертовы французы. Оргазм — это маленькая смерть, а оргазм с членом в анусе — это мучительно-сладкая смерть.

Юра спал у меня на груди, а я лежал, смотрел на его прекрасное лицо и перебирал золотистые пряди. Я влюбился. Улыбка вновь искривила мои искусанные губы. Так хорошо быть с ним рядом. Я поцеловал парня в нос и закрыл глаза.

Разбудило меня дребезжание мобильника на тумбе. Юра спал. Я протянул руку, старясь не беспокоить парня, и схватил вибрирующий аппарат. Звонил папа.

— Бля! — взвыл я, но трубку взял, — Алло, — приглушенно ответил я.

— Ты где? — четко и ясно, папа злой.

— Скоро буду, — так же тихо произнес я. Нашел взглядом электронные часы. Без двадцати пять утра, — через полчаса приеду, — я сбросил вызов и стал выбираться из-под спящего Юры.

— Антош, не уходи, зайчик, — прошептал он, перевернулся на другой бок и продолжил спать.

Я встал, поморщился от непривычного чувства в заднице. Быстро оделся и поехал домой. Не стал будить Юру, лучше завтра ему позвоню.

Папа ждал моего появления в коридоре. Он зло проводил меня взглядом, но ничего не сказал. Видимо, Влад уже остудил его пыл, иначе мне бы прилетело, печенками чувствую. Мой второй папа часто играл роль подушки безопасности между нами и всегда был на моей стороне. Я был этому очень рад, иногда, конечно, меня мучила совесть, когда они с отцом ругались из-за меня в пух и прах, но, как правило, эти двое не могли долго злиться друг на друга, а я этим беззастенчиво пользовался. Вот такая я зараза.

Проснулся только около четырех часов дня. Понежился в кровати, пару раз набрал Юру, но он не ответил. Дома никого не оказалось, я поел, помылся, еще раз безрезультатно набрал номер телефона своего парня. День прошел бесполезно.

Юре я так и не смог дозвониться, поэтому старался в понедельник приехать в институт, как можно раньше. Надо было поговорить. Может, он обиделся на то, что я ушел.

Мне повезло, я приехал вовремя. Юра, как раз тоже парковался. Мы вышли из машин одновременно.

— Юр! — крикнул я, подходя ближе, — Привет! Я звонил, ты не брал трубку, — тут же выпалил я.

— А должен был? — усмехнулся он.

— Э-э-э, — я не знал, что сказать.

— Антон, спасибо за приятную ночь, но на этом все, — жестко произнес он, а моя душа ушла в пятки, — Это бы просто перепих, забудь, — добил меня мальчик-эльф.

Юра отодвинул меня с дороги и пошел в здание вуза, а я так и остался стоять на месте. Так больно мне еще не было. Казалось, что грудную клетку вскрыли и окатили сердце кипятком. От разрастающейся боли в груди отвлекли горячие дорожки слез, которые бежали по щекам и быстро остывали на морозном воздухе. Я быстро вытер лицо, чтобы никто не заметил, юркнул в машину и там разрыдался в голос. Плакал тяжело, долго, пытаясь избавиться от боли, но она не проходила. Когда успокоился и смог взять себя в руки, завел машину и уехал. Я катался по городу до самой темноты. Просто куда-то ехал, не разбирая дороги. Не заметил, как оказался у подъезда Юриного дома. Сложил руки на руль, опустил подбородок и посмотрел на окна дома. Я много думал над тем, что сказал Юра. Если он хочет просто секс. Что же, я согласен и на это, пусть будет только секс. Как можно было так легко и быстро подарить сердце тому, кому оно на хуй не нужно? Вздохнул, вышел из машины и направился к Юре. Мне повезло, парень оказался уже дома.

— Юр, на пару слов, — тихо сказал я, когда мальчик-эльф открыл дверь.

— Проходи.

Он пропустил меня в коридор, но не предложил пройти в квартиру. Ладно, поговорим здесь.

— Юр, ты сказал, что это просто секс. Пусть так и будет, только пусть этот секс иногда повторяется.

— Нет, — ответил он, а глаза сверкнули болью.

— Почему? — я сейчас чего-то не понимаю…

— Потому что, — он отвернулся от меня и стал разглядывать картину на стене.

— Юр, объясни по-человечески, — попросил я.

— С какой стати я должен тебе что-то объяснять?! — крикнул он, — Кто ты такой, чтобы я тебе что-то объяснял? Съебись отсюда!

Я опешил от такой реакции, и убрался бы восвояси, если бы не одно «но». В Юриных глазах плескалась боль, и застыли слезы. Парень тяжело дышал и сильно сжимал кулаки, на нежных ладонях, наверняка, останутся следы. Я резко шагнул вперед и сжал его в объятиях, лишая минимальной возможности вырваться. Мальчик-эльф задергался, но вскоре затих и стал всхлипывать на моем плече.

— Юр, давай встречаться, — снова предложил я.

— Нет! — провыл он, заливая слезами мою куртку.

— Почему?

— Ты дебил? — парень оттолкнул меня и уставился злым взглядом.

— Почему? — опять повторил я.

— Блять! Да потому, что педиков не любят! Нет у нас с тобой совместного будущего, нет! Зачем что-то начинать?! — снова закричал он.

Теперь злиться начал я. Медленно повернулся, нашел взглядом Юрину куртку на вешалке, резко сорвал ее и протянул парю.

— Одевайся, — прошипел я.

— Зачем?

— Юр, не зли меня, быстро оделся и пошли.

Больше он спорить не стал. Натянул куртку на домашнюю футболку, обул рыжие ботинки и вышел вслед за мной из квартиры. Я молча подошел к машине, распахнул пассажирскую дверь, куда с силой втолкнул Юру. Взревел мотор, и машина с визгом унеслась прочь со двора. В дороге набрал номер отца и уточнил дома ли он. Дома. Это хорошо.

— Выходи, приехали, — выплюнул я и вышел из машины.

Я все еще злился. Юра тоже недовольно сопел всю дорогу и смотрел в окно. В окнах горел свет и был виден силуэт сидящего на подоконнике Влада. Они дома.

Мы поднялись, молча вошли в квартиру. Отец с Владом уже перебрались в гостиную. Я раздел мальчика-эльфа, молча разделся сам и повел его в комнату. Папа бесцельно перещелкивал пультом каналы, Влад сидел на полу, и упоенно чертил какие-то чертежи. Рядом стояла большая хрустальная пепельница, подаренная дядей Витей, полная окурков, валялись куча бумаг, карандашей. Н-да, творческий процесс.

— Знакомься, — громко начал я, привлекая внимание всех троих одновременно, — этой мой папа Дима, а это мой мама Влад, — съязвил я.

Юра шумно выдохнул за моей спиной, Влад нехорошо прищурил зеленые глаза, схватил пачку сигарет, а в следующий миг она с глухим стуком ударила мне в лоб. Я потер ушибленное место и бросил сигареты обратно Владу. Папа только повернул голову в нашу сторону и пристально смотрел. Влад встал, подошел ближе, я сделал шаг назад и встал рядом с Юрой. Ой, чует мое сердце, эти слова он мне никогда не простит.

— Приятно познакомится, — он протянул руку мальчику-эльфу.

— Юра, — ответил тот, смущенно улыбаясь, и пожал ладонь.

Я улыбнулся, вроде все налаживалось. Юра понял. А в следующую секунду глупо улыбающемуся мне прилетел сильный подзатыльник. Показалось, что в голове что-то зазвенело.

— Еще раз, мелкий гаденыш, ляпнешь что-то подобное, я тебя перед ним, — он указал в сторону откровенно ржущего папы, — прикрывать не буду. Понял? — рявкнул Влад мне в ухо.

— Да, пап, — пролепетал я и полез обниматься.

Меня тут же простили и погладили по гудящей голове.

— Пошли на кухню, вы, небось, голодные, — папа, наконец, соизволил подняться с дивана.

Нас усадили за стол, накрыли ужин. Мы мило побеседовали. Папа с Владом рассказали нам с Юрой укороченную версию их пути друг к другу и отправились спасть. Я заварил зеленый час с жасмином и поставил одну чашку перед Юрой.

— Юр, так ты будешь со мной встречаться? — спросил я снова.

— Буду, — кивнул он и лизнул зеленую капельку под нижней губой.

Все! Не хочу чай!

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

bezumstvo     17 марта 2016 21:39

Спасибо! Это замечательно.

Страница сгенерирована за 0,009 секунд