Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Остаться - Глава 1  

Жанры:
Hurt/comfort, Songfic, Ангст, Фемслэш (юри)
Герои:
Девушки, женщины
Место:
Большой город
Время:
Наши дни
Значимые события:
Happy End
Автор:
hegg
Размер:
мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
13.04.2014 16:53
Описание

Девушка хочет быть сильной. Сильной для того, чтобы выжить в этом мире, где любить так, как любит она, неправильно.

Комментарий автора

Натолкнула на мысль песня группы Mushmellow — Looser

Объем работы 8 844 символа, т.е. 5 машинописных страниц

Средний размер главы 8 844 символа, т.е. 5 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 13.04.2014 16:53

Пользователи: 1 не читали

 

«Никогда не обращай внимание на то, что говорят люди. Просто будь собой». Если бы все было так просто, как говорила ей бабушка — милая, сморщившаяся женщина, в чьих глазах читалась мудрость, чье лицо было испещрено отпечатками непросто прошлого. Если бы она просто могла закрыть дверь, остаться дома, окруженная теплым полумраком комнаты с зашторенными окнами. Если бы не было постоянного давления со стороны окружающих. Так много «если».

Ольга раздвинула шторы. С улицы на нее смотрел озлобленный серый город, не способный принять что-то яркое, нападающий на любое непохожее, поглощающий необычное своей тусклостью. Где-то вдалеке мелькали рыжие робы, скрывающие людей, что мели тротуары в очередном ожидании большой шишки, спешащим в провинциальный город из большой Москвы. Напротив окон девушки стояла угловатая высотка, стана которой была плотно затянута в рекламные баннеры, словно для этого дом и строился. По улицам с ревом проносились машины, в большем случае это были темный иномарки. Оля всегда думала о том, почему люди выбирают именно черный и темно синий цвета для своих машин. Неужели проще искать свою машину среди таких же клонов на стоянке, чем чуть чаще ее мыть? Девушка не долго стояла у окна, вглядываясь в нерадостный пейзаж — будильник зазвенел еще раз, а значит, она начинала опаздывать.

Ольга давно перестала хотеть ходить в университет. Ей не нужны были лжедрузья, которые за спиной осуждали ее, обсуждали с каждым заинтересовавшимся ее личностью человеком. Она была достаточно сильной, чтобы иметь просто знакомых и пару близких безликих приятелей в интернете, с которыми могла обсуждать действительно интересующие ее новости. Оле было неприятно видеть своих одногруппников, стремящихся показаться в лучшем свете, активно распространяя внутри университета листовки в поддержку заповедника в Африке. Это было все напоказ. Единственными настоящими эмоциями были злость и глумливая радость, когда кто-то попадал впросак. Порой девушка задумывалась, почему все вышло с ней именно так. Неужели она не смогла бы так же мило улыбаться этой обычной глупости? Закрывать глаза на недостатки людей, верить, что это все не со зла, что так все и должно быть, ведь «выживает наиболее приспособленный»? Только вот «приспособленной» она не смогла бы быть, как бы не старалась. Она просто была другой. Она не умела слушать популярную музыку просто чтобы быть на волне с другими, она знала, что правильно для нее. Ей не хотелось быть частью этого насквозь пропитавшегося густой черной ложью мира. По крайней мере, не сейчас. Не тогда, когда она осталась одна на хрупком плоту в бурлящем море жизни. Три недели назад Ольга осталась один на один со своим всепожирающим одиночеством, которое тонкими паучьими лапками тянулось как можно глубже. Тогда, сжимая зубы, не издавая ни звука, она билась за свое счастье, не опуская рук, просто веря, что не может быть все так плохо, что не может пройти бесследно тот самый счастливый год в ее жизни. Не к кому было идти — никто бы не понял ее так, как девушки хотелось бы. Да и не было желания делиться своими бедами с кем-то посторонним.

Собирая копну рыжих вьющихся волос в высокий хвост, поправляя съехавшие очки, стоя в коридоре перед закрытой дверью, Ольга мысленно повторяла слова бабушки, собираясь с силами. За дверью мир безразличных людей, который в стенах университета будет выжимать из девушки улыбку и вежливое приветствие каждого знакомого. «Пусть никто из них не догадается, что мне плохо. Пусть никого не заинтересует мое состояние. Пожалуйста!» — думала Оля, отворяя дверь и шагая за порог. «Только не раскисать, пусть они думают обо мне, что захотят, пусть смеются за спиной, но только не раскисать!» — мантрой повторяла рыжая, ожидая маршрутку. Но очень сложно верить в обратное, когда тебе день за днем утверждают, что ты никчемный. Пусть даже не напрямую, а только взглядами, усмешками, снисходительным тоном. «Улыбайся, не давая им повода для злорадства. Улыбайся так, словно у тебя все хорошо. Пожалуйста!» — упорно твердила про себя девушка, приветственно поднимая руку, заходя в аудиторию. Люди, смотрящие на нее, улыбались столь же вежливо, как именитые персоны на приеме у королевы. Простая формальность, вошедшая у всех в привычку. «Я переживу еще один день, а завтра — выходной,» — выдыхая, села за неудобный стол Ольга, тут же подвергшись атаке местной активистки, которая приглашала девушку на концерт одной из набирающих популярность групп.

Оля любила американские фильмы про счастливые романтические отношения. Ее умиляли герои фильмов «Отпуск по обмену», и девушка хотела однажды найти такой же большой прокат в одном из городов родной страны, чтобы ходить по нему со своей половинкой, искать подходящий фильм, а после сидеть дома и спокойно наслаждаться прекрасным вечером. Ольга ехала в полупустой маршрутке, стараясь не глядеть в окно — повсюду висели баннеры с рекламой героических фильмов, историй о большой и светлой любви, совсем не детских мультфильмов. Девушка хотела домой. Налить холодный вишневый сок из холодильника, набрать пенную ванную, залечь в нее с книгой в руках. И пусть это будет бессчетное бумажное издание, чьи страницы уже покороблены влагой, ей так проще. Намного удобнее читать там, где никто не будет искать, где ничто тебя не отвлекает. Лучше всего цитируется Бродский под водой, вырываясь пузырьками воздуха изо рта. Оля не хочет вспоминать, кто раскрыл ей эту тайну, пока еще слишком больно.

Дверь открылась легко без привычного заедания замка. Девушка поставила пакеты на пол, скинула тяжелое голубое пальто к ногам и принялась расшнуровывать ботильоны. Только тогда она заметила непривычный порядок на полке с обувью. Все ее туфли стояли вряд, а не были разбросаны. В квартире даже пахло не так, как с утра. Тонкий аромат мелиссы от ароматической палочки тонкими струйками сизого дыма сочился из единственной комнаты. Ольга, стараясь унять бешено бьющееся сердце, поспешно скинула обувь, сделала пару робких шагов и замерла в проёме.

— Что ты здесь делаешь? — у окна стояла высокая, немного угловатая фигура. Она вздрогнула, услышав слова, и обернулась.

— Просто хотела завезти тебе ключи. Я же уехала с ними, — Оля с недоверием смотрела на подходящую к ней девушку. Все такая же смуглая, с тем же азиатским разрезом глаз, с теми же добрыми морщинками у рта. Темные, жесткие волосы были неаккуратно убраны под одну из тех нелепых бандан, заказанных через интернет, с изображением любимых героев. Пара выбившихся прядей была моментально убрана привычным движением руки, и Ольга залилась нежным румянцем, запоздало вспоминая, что больше не имеет на это право.

— Ты убралась, спасибо, — девушка кивнула и слабо улыбнулась. — Саш, может, останешься на чай? — в горле рыжей стоял ком, получилось сдавленно и негромко.

— Конечно. Я… с удовольствием, — Александра, обогнув Олю, вжавшуюся в косяк, замерла в прихожей. — Тебя сложно оставить одну, ты медленно превращаешь дом в свинарник, — без упрека заметила девушка, убирая вещи на свои места. Ольга, покраснев еще больше, шмыгнула на кухню ставить чайник и заваривать зеленый чай с мятой. Руки мелко тряслись. Может, на людях она и старалась казаться сильной и независимой, но не перед Сашей. Перед ней Оля всегда открытая книга, от нее ничего не утаишь, да и не хочется, потому что этому человеку девушка доверяет безгранично. Принадлежит ей полностью.

Сидя на кухне, потягивая горячий, терпкий чай — рыжая знала, как любит Александра — просто заглядывая в теплые, невероятно добрые глаза, Оля не могла проронить ни слова, боясь расплакаться на месте. В такие моменты она всегда была сентиментальной дурочкой.

— Я не могу тебя оставить, — Саша сказала это отчетливо, опуская глаза в пол. — Просто не могу. Все эти двадцать три дня я сходила с ума, представляя тебя с кем-то другим. Это было невыносимо. Но еще хуже представлять тебя одну. Совсем. Без твоего придуманного толстяка-кота, без какой-либо помощи. Боже мой, а ведь я хотела как лучше. Думала, что, приехав, увижу тебя счастливой, с нормальными отношениями. Но нет, ты же упертая, Ольга. Оля. Оленька.

Рыжая резко встала и, запутавшись в ногах, упала колени, прижимаясь к Саше, боясь, что это наваждение, что она все же уснула по дороге домой. Даже если так, то она хотела бы остаться в этом мире навсегда. На мелко подрагивающие от рыданий плечи Ольги легли руки, притягивающие девушку еще ближе и в то же время приподнимающие ее. Рыжая подняла заплаканное лицо, которое оказалось достаточно близко к Александре, чтобы та смогла беспрепятственно поцеловать Олю.

— Только не уходи, — разрывая поцелуй, сбивчиво прошептала рыжая, доверительно подставляя лицо для легких поцелуев Александры.

— Не уйду. Я стану тем человеком, на которого ты сможешь положиться. Обещаю.

Ольга верила, или просто хотела верить. Она знала, сейчас может быть самой собой только с Сашей, растворяясь в ней и в своей любви к этой девушке.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,008 секунд