Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви 

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия 

все ориджиналы

Кладбище анемонов - 0. Эгоист  

Жанры:
Hurt/comfort, Ангст, Гет, Джен, Драма, Психология, Триллер, Фэнтези, Экшн (action)
Предупреждения:
Насилие, Смерть персонажа
Герои:
Авторы, Боги, Братья, сестры, Люди, Парни, мужчины, Писатели, поэты, Солдаты, военные, Соседи, Читатель
Место:
Альтернативная реальность, Квартира, дом ГГ
Время:
Наши дни
Автор:
Hariken
Размер:
планируется макси, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе написания
Рейтинг:
R
Обновлен:
04.03.2015 15:11
Описание

Если вдруг человек станет богом из плоти и крови для собственной Вселенной, что изменится для него? Почувствует ли он желание защитить своих созданий, или эгоизм, присущий мятущейся душе, возьмет верх? Ведь рамки сломаны, все дозволено — и противиться соблазну невозможно…

И что делать автору в жестокой реальности, где его персонажи лишь биологический материал для более талантливых и успешных?

Посвящение

Princess Elaine и Владиславе Корт.

Публикация на других ресурсах

Опубликовано мной также и на «Книге фанфиков» http://ficbook.net/readfic/2 832 737

По поводу распространения на других ресурсах свяжитесь со мной через ЛС.

Комментарий автора

Работа, поначалу писавшаяся «в стол». Невероятная идея автора заявки сподвигла меня на написание «Кладбища анемонов». Продолжение будет регулярно появляться раз в две недели, но так как у меня есть главы, хранящиеся на компьютере, есть вероятность, что я решу их выложить раньше.

Прошу пока не писать комментарии в духе: «Автор, я ничего не понял (а)!» Все раскроется в дальнейшем обязательно.

Теперь по поводу глав:

— наименования глав числами. Выкладывается история персонажа, чье имя пока не будет раскрываться. Пример: «1.Некто». Это флэшбеки, пишутся в настоящем времени о прошедших событиях.

— наименования глав словами. Переключение к главным героям, события описываются в прошедшем времени, но происходят в настоящем. Пример: «Глава первая. Крыс, автор».

Если Вы заметили ошибку, опечатку, повтор, неуместный скачок времени, которые автор при вычитке не заметил, пожалуйста, укажите на это Публичной Бетой. Буду благодарна.

Гетная любовная линия присутствует, но не является главенствующей в работе. Тем не менее, гет является важным для продвижения сюжета, поэтому был упомянут в жанрах.

Очень бы хотелось узнать мнение автора заявки о событиях, происходящих в работе.

Главы публикуются в среднем каждые 962 дня, 18 часов, 23 минуты

Объем работы 6 954 символа, т.е. 4 машинописных страницы

Средний размер главы 6 954 символа, т.е. 4 машинописных страницы

Дата выхода последней главы: 04.03.2015 15:11

Пользователи: 1 не читали

 

…Он бесконечно долго падает. Растворяется в толще синей воды, плотной и густой — солнце где-то недосягаемо далеко, в нереальной, невозможной вышине. Он протягивает руку вперед, словно пытаясь ухватиться за незримые яркие лучи, но лишь ощущает сильное давление потоков, что обхватывают пальцы, будто невидимые перчатки.

Он усмехается легко и непринужденно, но в то же время немного горько. Глаза слегка щиплет, но это ничего: он ведь так хочет увидеть, как подводные течения подхватят его, закружат, потянут бренное тело вниз… Или, может, прибьют к доселе неизвестному далекому берегу?.. Интересно.

Изо рта вырываются прозрачные пузырьки воздуха и быстро уносятся ввысь.

«Какая забавная очередная смерть», — мелькает у него веселая мысль, когда в легких заканчивается остаток кислорода…

***

Беспечный Бог (Б.Б.)

Он далеко уже не подросток. Ему не двадцать и даже не двадцать пять. Но все равно в душе глупо плескается отвратительное чувство, будто мир отторгает его, как инородное тело, из привычного и приевшегося устоя вещей.

Изо дня в день — одно и то же. Вся его жизнь поминутно, посекундно расписана, разделена бесконечными столбцами таблиц и графиков, испещрена четко выверенными линиями. Он встает ровно в половину восьмого, завтракает вместе с женой и дочерью, делая вид, будто действительно вовлечен в их бессмысленные разговоры об учебе и новой коллекции платьев. Затем надевает черный классический пиджак с матовым отливом, завязывает кроваво-алый галстук, что ощутимо жжет чувствительную кожу на шее, и спешит, спешит, спешит, быстро шагает по асфальтированным монотонным улицам ко входу в метро.

Вагоны всегда ирреально сухие, серые и какие-то безликие. Коробки. Пустые, полые, бездыханные механические мертвецы. В них нет дуновения жизни, дыхания множества людей, что днями и вечерами сидят в жестких твердых креслах и бездумно глядят, как в мутных окнах проносятся тусклые кирпичные стены и редкие пейзажи песочно-желтых полей, поросших дикой травой и камышом у реки.

Подчиненные встречают его неохотными приветствиями и отводят глаза. Они не любят его, и он знает это прекрасно, но все равно. Плевать. Он должен платить им положенные деньги, а они должны делать вид, что выполняют предоставленную им работу качественно и оперативно. Ничего более. Ничто не основывается на уважении. Это бесполезные формальности, от которых никакого толку.

«Боже, какой сложный человек, — качают головами за его спиной, как пластмассовые болванчики. — Эгоист! Каково его жене и бедной дочери?..»

Это забавляет.

Потом — бесконечная бумажная волокита и негромкий рокот шредера, что пожирает испорченные документы. Его мысли переваливаются тяжело, как камни во время оползня, часто отходят от темы его работы, и он не задумывается над тем, что так уверенно выводит его рука. И так до вечера, пока затуманенный усталостью и рутиной взгляд не выхватит наконец на круглом циферблате наручных часов числа «19:30».

Поезд, на котором он возвращается домой, течет по рельсам-лентам серебристо-серой ртутью, грохочет и слегка покачивается. Он не смотрит на случайных попутчиков и старается ни о чем не думать.

Вот только если бы получалось…

Он не верит во Вдохновение и в Музу. Он пишет только из-за того, что так хочет сам. Впервые без давления извне, без сбивающих с толку парадоксальных советов и нравоучений тех идиотов, кто считает, что умнее и опытнее его. Писательство для него — дело техники, слаженная работа разума и рук. И ничего более.

Наверное.

Он не бродит по городу, залитому мигающим светом фонарей, не вдыхает свежий воздух с нотками свежескошенной травы и дождя, хотя это могло бы подарить ему нужный настрой. Он пишет книгу, но никто не знает об этом. Он сколотил для себя рамки и навеки заточен в них, скован ржавой цепью общественного мнения и страхом быть осужденным, что, подобно яду, течет по его венам вместе с кровью.

Он любит ночь. Она — все для него. Ночью мир совсем иной. Мерцающий ровным светом лунный колодец в сине-черной бездне усыпанного звездами неба. Жена и дочь давно уже спят, а он пишет.

Тогда он ощущает иллюзию свободы. Тогда он становится самим собой.

Возможно.

Черный пиджак, элегантный и часом ранее идеально сидящий на владельце, небрежно накинут на дверцу резного старого шкафа. Красный галстук, сдавливающий шею, как удавка, беспечно отброшен в сторону. Он стягивает эластичные маски, что плотно прилегают к лицу, отшвыривает их, ведомый ненавистью и злобой к самому себе, к своей слабости, чтобы завтра снова отыскать их в кабинете покрытыми пылью и паутиной.

До ночи.

Его пальцы первое время беспомощно зависают над клавиатурой, так как мозг переполнен ненужными сейчас исчислениями и данными. Но совсем скоро он приходит в себя. Тяжело вдавливаются тугие клавиши, слагаясь в слова и предложения. В мир, в разрозненные образы, которые обязательно — он знал это точно — когда-то станут цельным выражением его мысли, его… душевных порывов.

Он улыбается уголком губ странным мыслям, так внезапно нагрянувшим в голову.

Он пишет о мальчике. О ребенке, наследнике, о котором когда-то так мечтал. О добром, честном и милосердном. О храбром. В душе которого нет присущей многим взрослом червоточины.

Или все же есть?

Мальчик стоит перед глазами так ярко, словно его утонченный силуэт выжжен на сетчатке. В его воображении ребенок улыбается так искренне и ласково, как умеют только дети, а в глазах плескается лучезарное счастье. В чем-то мальчик похож на его собственную дочь, и эта мысль заставляет его на краткий миг остановиться и напрячься.

Дверь в кабинет приоткрывается. Из-за нее показывается светлая макушка.

— Пап… — зовет девочка робко, зайдя в помещение и осторожно прикрывая за собой дверь. Ее чуть растрепанные косички качаются в такт плавным, чуть неуверенным движениям. Она потирает заспанные глаза и невольно зевает, прикрыв рот маленькой ладошкой.

Он встрепенулся. Отчего-то как раз сейчас дочь показалась ему хрупкой, беззащитной и невероятно маленькой. Она трепетно прижимает к груди маленького плюшевого мишку с красным бантом на шее и, очарованная дремой, легонько покачивается с носков на пятки.

— Ты почему еще не спишь? — нахмурившись, недовольно произносит он, заключая подошедшую девочку в сдержанные объятия. Она отстраняется и недоуменно смотрит на отца.

— Мне… папочка, мне кошмар приснился, — жалобно протягивает дочь и непроизвольно всхлипывает, вся как-то сжимаясь. В ее глазах поблескивают слезы, плечи опущены. Даже сиреневая пижама, купленная точно по размеру, теперь кажется слишком широкой и мешковатой.

Он бросает мимолетный, полный неуловимой печали взгляд на светящийся экран ноутбука, где открыт файл будущей книги. Образ мальчика сквозит между строк, протягивает призрачную ладонь своему Создателю, очаровывает, но он отворачивается без сожаления.

Почти.

Выбросив из головы все планы насчет сюжета и героев, он ласково гладит теплую щеку дочери и думает о чем-то совершенно отстраненном.

По крайней мере, пока.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,012 секунд