Поиск
Обновления

09 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:10   Вдребезги

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

04 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

22:37   С точки зрения науки

01 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

20:51   Подарок

20:39   Одно маленькое исключение

все ориджиналы

Подарок  

Жанры:
Гет, Мистика, Романтика
Герои:
Девушки, женщины, Демоны, Мифические существа, Парни, мужчины
Место:
Квартира, дом ГГ
Время:
Наши дни
Значимые события:
Любовь, влюбленность
Автор:
GingerTail
Размер:
мини, написано 18 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
01.11.2018 20:51
Описание

Хэллоуин, да еще и канун дня рождения, когда Саманте исполняется двадцать один — гуляй да гуляй! Но надо же было такому случиться, что любимая бабушка Агата скончалась буквально за две недели до знаменательного события. И Саманте ничего не оставалось, кроме как исполнить последнюю волю усопшей — в канун своего совершеннолетия поехать в старый бабушкин дом за тем особенным подарком, который Агата не смогла вручить лично.

Объем работы 33 269 символов, т.е. 18 машинописных страниц

Средний размер главы 33 269 символов, т.е. 18 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 01.11.2018 20:51

Пользователи: 1 прочитали

 

Погода для последнего дня октября выдалась просто отличной: солнце пригревало, на небе не было ни облачка, даже промозглый ветер, что всю неделю беспощадно срывал разноцветные листья с деревьев, сегодня утихомирился. Да, день действительно выдался просто замечательным. Но не для Саманты. Не так она планировала провести канун своего двадцать первого дня рождения, совершенно не так и уж точно не здесь.

— Проклятье! Да куда же делся этот чертов ключ! — сидя на корточках перед входной дверью, Саманта рылась в сумке вот уже добрых пять минут, из последних сил удерживаясь от того, чтобы не высыпать все ее содержимое прямо на коврик с надписью «WELCOME».

Если бы не подарок — особый, давно заготовленный — бабушки Агаты, внезапно скончавшейся две недели назад, Саманта сейчас готовилась бы к Хэллоуину вместе с друзьями. Но мама только вчера вечером сообщила ей последнюю бабушкину просьбу — незадолго до смерти Агата позвонила и сказала, что вручить подарок в день рождения она уже не сможет и Сэмми должна будет приехать за ним сама в канун своего совершеннолетия. Что же это за подарок-то такой необычный и ценный, который не может подождать пару дней?

— Не могла же я забыть его дома! Ведь точно помню, что брала…

— Я бы этому даже не удивился, ты никогда не отличалась хорошей памятью, — ехидно раздалось у нее над головой.

Саманта шумно вздохнула, бросив копошиться в необъятных просторах небольшой с виду сумки — кажется, там можно было найти все, что угодно, но только не злосчастный ключ! — и поднялась на ноги.

— Давно не виделись, Сэм! Ты потрясающе выглядишь! Не можешь найти ключ? Давай помогу! — разыграв сию незамысловатую сценку, она уперла руки в бока и сердито поглядела на парня перед собой. — Спасибо, Ксандер, буду весьма признательна!

Ксандер в ответ лишь весело рассмеялся и, ухватив Саманту за плечи, притянул к себе.

— Привет, Сэмми, — он крепко стиснул ее в объятьях, уткнувшись подбородком в рыжую макушку.

Саманта улыбнулась, прижавшись усыпанной веснушками щекой к его груди и положив ладони ему на спину в ответном объятии.

С Ксандером они познакомились еще в детстве, когда родители в первый раз привезли ее к бабушке Агате на летние каникулы, и с тех пор Саманта из года в год с нетерпением ждала лета. Но все изменилось семь лет назад, когда она превратилась из озорного ребенка в девочку-подростка, которая интересовалась теперь не волшебными приключениями в лесу и ловлей жуков, а модными журналами, косметикой и мальчиками — их с Ксандером общение резко прекратилось. И вот, спустя столько времени, они наконец вновь встретились — на похоронах ее бабушки. Саманта тогда совершенно не признала в высоком широкоплечем и весьма привлекательном парне того худосочного низкорослого мальчишку, с которым в детстве до темноты гуляла по лесу, собирая различные травы, и даже растерялась, когда он внезапно подошел и заговорил с ней. Но своей неизменно задорной мальчишеской улыбкой и парой шуток, известных лишь им одним, Ксандер непринужденно и легко развеял момент неловкости и буквально воскресил их дружеские отношения, словно этих семи лет разлуки и не было вовсе. И Саманта была очень благодарна ему за это.

— И с твоей проблемой я, так уж и быть, помогу, — Ксандер выпустил ее из объятий, наклонился к одному из цветочных горшков с поникшей растительностью, которые стояли рядом с дверью, и вытащил оттуда запасной комплект ключей.

Саманта, расстроенная собственной недогадливостью, лишь удрученно вздохнула. Как она могла забыть об этом «тайнике»? Ведь бабушка всегда оставляла там ключи.

— А признательность свою ты мне выразишь, оставшись здесь сегодня на ночь, — тем временем продолжил Ксандер, вытащив откуда-то из-за спины бутылку вина. — Ведь сегодня в полночь ты станешь совершеннолетней, а отмечать завтра этот знаменательный день в компании друга детства в твои планы наверняка не входит?

Последняя фраза даже на вопрос толком не походила — скорее констатация факта. Саманта недоверчиво прищурила голубые глаза, глядя на него снизу вверх. Ведь с самого начала все спланировал, гад этакий! Даже вином разжился.

— А вариант, что ответом на твою просьбу может стать «нет», я так понимаю, ты вообще не рассматривал? — приподняв рыжую бровь и скрестив на груди руки, усмехнулась она.

— Конечно нет, — улыбнулся в ответ Ксандер, вставляя ключ в замочную скважину. — Разве ты когда-нибудь могла мне отказать?

Да, тут он был прав. Саманта и в детстве никогда не могла ни в чем ему отказать, порой участвуя в самых невообразимых шалостях, за что потом и получала нагоняй от бабушки.

Переступив порог, Саманта сразу же ощутила непонятную грусть. И это была не только ее собственная тоска по Агате, странное чувство будто витало в воздухе. Обычно светлый, уютный и пахнущий травами старый дом вдруг резко потускнел и зачах, словно со смертью хозяйки он безвозвратно утратил и собственную жизнь. Но ведь так не бывает. По крайней мере, не так скоро.

— Мне всегда казалось, будто этот дом живой, — Саманта, на мгновение погрузившись в ностальгические воспоминания, провела кончиками пальцев по стене прихожей — краска от времени потрескалась и облупилась, да и обои на стыках дальше по коридору уже начали местами отходить и топорщиться. А неделю назад она этого не заметила. Или просто не придала значения?

— Ага, я помню, как ты говорила о том, что дом по ночам слишком громко сопит и мешает спать, — весело отозвался Ксандер, по-хозяйски проходя на кухню. В детстве он часто приходил играть к ним домой, когда Агаты не было, и чувствовал себя здесь очень уверенно, а вот Саманта за все время их дружбы так ни разу и не побывала у него. Если хорошенько подумать, то она и по сей день не знает толком, где живет Ксандер. Он всегда первым находил ее.

Оставив друга возиться на кухне, Саманта прошла в гостиную — после похорон большую часть мебели сразу же накрыли тканью. Родители еще не решили, стоит ли продавать дом, а наведываться сюда часто для уборки не позволяли занятость на работе и дорога, занимающая около часа езды на машине. Оглядевшись вокруг, Саманта поняла, что дом действительно стал очень мрачным и как-то вдруг резко «состарился», буквально разваливаясь на глазах. Грустно вздохнув, она отправилась наверх, туда, где были спальни — подарок точно должен быть там.

Первая же ступенька отозвалась протяжным скрипом, стоило только поставить на нее ногу. Саманта взялась за перила, разглядывая висящие на стене вдоль лестницы семейные фотографии, но тут же удивленно перевела взгляд на деревянный поручень, который был покрыт плотным слоем пыли. За какую-то неделю? «Это ведь не квартира в городе, здесь много щелей, поэтому пыль собирается гораздо быстрее», — тут же решила Саманта, загоняя подальше мысли о странностях, происходящих в доме, и уверенно зашагала наверх по жалобно скрипящим ступенькам.

Спальни располагались друг напротив друга. В отличие от Саманты, Агата всегда оставляла свою комнату открытой, вот и сейчас из наполовину отворенной двери на цветастый вязаный коврик-дорожку широкой полосой падали солнечные лучи. Саманта коснулась было двери, но остановилась на полпути, решив все же сначала заглянуть к себе.

— Здесь совсем ничего не изменилось, — улыбнулась она, оглядывая комнату, которая когда-то давно принадлежала и ее матери. На похоронах Агаты Саманта даже ни разу сюда не заглянула.

Все вещи остались на тех же местах, что и семь лет назад, когда она была здесь в последний раз. Комната словно замерла в смиренном ожидании, что хозяйка вот-вот вернется. Сердце тут же защемило от стыда и чувства вины перед бабушкой. Саманта вдруг ясно осознала, что в последнее время совсем ее не навещала, только изредка созванивалась, и то по настоянию мамы. Занятость в университете, внеаудиторная работа и различные проекты, общение с друзьями занимали все свободное время.

Вдруг со стороны платяного шкафа раздался глухой удар — Саманта вздрогнула от неожиданности. Что там могло так внезапно упасть? Будто специально ожидало ее прихода. Саманта глубоко вздохнула и покачала головой. Бояться ирреальных монстров, когда за окном светит солнце, а внизу хозяйничает Ксандер — просто смешно! Она подошла к шкафу и смело распахнула его. К ногам тут же выпала потрепанная обувная коробка, и часть ее содержимого высыпалась на пол: пара цветных карандашей, заколка для волос в форме бабочки, засушенный бутон белой розы и несколько полароидных фотокарточек. Всего лишь призраки прошлого.

Саманта присела, взяла в руки один из снимков и невольно улыбнулась — ее детские фотографии. Картонная копилка счастливых детских воспоминаний.

— А тут совсем ничего не изменилось, — с порога раздался голос Ксандера.

— Напугал, — выдохнула Саманта, прижав к груди небольшую записную книжку с потертой обложкой, обклеенной яркими сердечками — дневник, который она вела в детстве. Неужели была настолько погружена в чтение, что не услышала скрипа половиц под его ногами?

— Что это? — Ксандер подошел ближе и заинтересованно поглядел на содержимое коробки. — Вот это да! — улыбнулся он, взяв в руки один из снимков, на котором восьмилетняя Саманта гримасничала в камеру, показывая язык. — Да ты практически не изменилась!

Она в ответ тут же повторила застывший на фото момент, вызвав на лице друга широкую улыбку. В городе Саманта так уже не дурачилась, ведь это совсем не подходило образу молодой девушки-студентки.

— Идем вниз, — Ксандер подхватил с пола коробку и протянул Саманте руку. — Предадимся воспоминаниям за бутылкой хорошего вина, а в качестве закуски у нас будет засушенное печенье, которое я нашел в шкафу на кухне.

— Только, чур, ты будешь первым, кто его попробует, — она вложила руку в его широкую ладонь и поднялась на ноги. — А то мне не хочется провести свой день рождения в обнимку с унитазом, отравившись несвежим печеньем.

— Если засушенное печенье заставит тебя, пусть и таким негуманным способом, задержаться здесь еще на пару дней, то я, пожалуй, скормлю тебе его силой, — усмехнулся Ксандер, первым спускаясь по лестнице.

Саманта прищурила голубые глаза, поглядев на макушку впереди — волосы Ксандера были зачесаны назад и собраны в небольшой хвост на затылке, а на шее и висках коротко подбриты. Кажется, в детстве волосы у него были очень мягкими и гораздо светлее, а с возрастом стали такого насыщенно-темного, почти черного цвета и жесткими на вид.

— А ты никогда не задумывался, что я прекратила сюда приезжать вот именно из-за такого отношения? — с напускной обидой в голосе ответила она, мысленно одернув себя от внезапного порыва прикоснуться к его волосам.

— Кажется, из нас двоих обиженной стороной здесь должен быть я, не находишь? В конце концов, это ты внезапно пропала на семь лет, — пройдя в гостиную, где на журнальном столике уже ждали бутылка вина, пара фужеров и неизменная бабушкина стеклянная банка с остатками печенья, Ксандер поставил коробку на диван и обернулся к Саманте. — Даже не попрощалась напоследок.

Значит, на протяжении всех этих лет он хранил в своем сердце обиду. Да, она бы тоже расстроилась, если бы лучший друг вот так взял и исчез, не сказав ничего на прощанье. Саманта тяжело вздохнула и, поджав губы, подняла на Ксандера виноватый взгляд.

— Прости меня за это. Правда, мне искренне жаль, что своим глупым поступком я заставила тебя чувствовать себя брошенным все это время.

Кажется, в доме все замерло, даже через приоткрытые окна с улицы не доносилось ни звука, пока они молча смотрели друг на друга, а потом Ксандер тепло улыбнулся и шагнул к Саманте, заключая ее в объятья.

— Я скучал все это время, — тихо признался он, запуская пальцы ей в волосы и легонько касаясь шеи. — По нашей болтовне и шуткам, — его теплое дыхание у самого уха вызвало волну мурашек. — Скучал по тебе, по твоим рыжим волосам и твоему запаху…

— Я тоже скучала, — так же тихо отозвалась она, уткнувшись носом ему в шею и вдыхая аромат его кожи. Странно, но Саманта отчего-то не могла точно вспомнить, какой запах был у Ксандера в детстве, однако знала наверняка, что другой. Определенно, его запах стал совершенно иным, таким безумно притягательным…

— Ладно, раз уж ты извинилась, можем начинать праздновать, — Ксандер вдруг неожиданно резко отстранился, прерывая этот странный момент недетско-дружеской близости.

Саманта с большой неохотой разомкнула руки за его спиной и плюхнулась на диван.

— Мой день рождения только завтра.

— А мы начнем отмечать воссоединение старых друзей, которое плавно перетечет в празднование твоего совершеннолетия, — развел руками он и, не глядя, уселся рядом — Саманта едва успела убрать коробку со своими детскими сокровищами в сторону.

Она поглядела на старинные напольные часы с боем, которые стояли в дальнем углу комнаты — только шесть вечера доходит. До полуночи еще очень далеко.

— И как же ты собираешься сделать это с единственной бутылкой вина? — насмешливо поинтересовалась Саманта, поджимая под себя одну ногу и удобнее устраиваясь на диване. Насколько она успела заметить, пока ехала сюда на машине, ближайший магазинчик, где продавали алкоголь, был у заправки на самом въезде. И пешком туда идти было довольно далеко.

Однако Ксандер коварно улыбнулся в ответ и нырнул куда-то за журнальный столик.

— Та-дам! — он держал в руках еще одну бутылку вина. — Твоя бабушка всегда была запасливой.

— Обалдеть! — только и смогла вымолвить Саманта, деланно поражаясь столь удивительному стечению обстоятельств.

За разговорами о детстве два часа пролетели совершенно незаметно. Впрочем, как и первая бутылка вина. Саманта, кажется, уже очень давно не испытывала столько искреннего удовольствия от простого общения, с Ксандером было так легко, уютно и знакомо. Как же хорошо, что он предложил ей остаться.

— Почему нет ни одной фотографии, где мы с тобой вместе? — вертя в руках полароидный снимок со своим изображением, задумчиво произнесла Саманта. — Тебя вообще нет ни на одном снимке…

— Не помнишь? — разливая вино уже из новой бутылки, насмешливо отозвался Ксандер. — А кто, по-твоему, тебя фотографировал?

— А я что же, тебя не снимала? — положив фото обратно в коробку, она приняла протянутый ей фужер.

— Да ты даже не знала, какой стороной держать «Полароид»! Еще и разревелась из-за этого.

— Да быть такого не могло! — возмутилась Саманта, отказываясь верить в приписываемую ей другом детства глупость.

— Тебе двадцать один исполняется или восемьдесят пять? Вспоминай! — приказал Ксандер, шутливо ткнув пальцем ей в лоб.

Саманта недовольно нахмурилась, упорно пытаясь припомнить тот самый день. И действительно, в памяти всплыл мимолетный образ того, как она плачет, наотрез отказываясь брать в руки фотоаппарат, а Ксандер стоит рядом и хохочет. Да, неудивительно, что Саманта решила забыть столь позорный момент.

— Вижу по лицу, что вспомнила, — не удержался от насмешки Ксандер.

— Не вспомнила только, почему вообще с тобой подружилась, — обиженно заявила она, легонько толкнув его в плечо. — Ты был гадким!

— Может быть, — легкая улыбка тронула его губы, и Ксандер посмотрел ей в глаза. — Но ведь никто больше не хотел водиться с внучкой ведьмы.

Саманта тоскливо вздохнула. И правда, местные старались обходить их дом стороной, считая бабушку Агату ведьмой лишь потому, что она собирала травы и сама готовила целебные настои. И к тому же была рыжеволосой. Детишки и Саманту стали дразнить ведьминой внучкой, как только прознали об их родстве. Все, кроме Ксандера. Интересно, почему он вообще тогда отважился заговорить с «внучкой ведьмы»?

— А сегодня ведь Хэллоуин, — хмыкнул Ксандер, отвлекая ее от невеселых мыслей. — Не боишься, что нечисть заглянет на огонек в дом ведьмы?

— А разве здесь уже не живет демон? — отстраненно отозвалась Саманта, воскрешая в памяти бабушкины сказки.

Агата рассказывала ей, что в стенах этого дома уже много-много лет обитает демон, которого в незапамятные времена подчинила своей воле одна ведьма. Она обманом украла его сердце, сковала заклятьем его силу, заперев в этой клетке, и принудила защищать ее род из поколения в поколение. Кажется, бабушка даже рассказывала, как можно освободить демона, но Саманта этого не помнила.

— Да и не верю я во всю эту сверхъестественную чушь, — подытожила она.

— А когда была маленькой, верила, — осторожно напомнил Ксандер. — Говорила, что видишь… всякое.

— Глупой была, вот и говорила, — буркнула Саманта, хмуря рыжие брови.

Ох, сколько же она в детстве натерпелась из-за своих «видений»! Пока, наконец, не поняла, что не стоит рассказывать о том, чего остальные не видят. Саманте было нелегко, но со временем она научилась «не замечать». А потом и правда перестала «видеть» — странная способность исчезла сама собой.

— Думаю, пора разжечь камин, — заметив, как она кутается в плед, сказал Ксандер, тем самым оставляя позади явно неприятную для нее тему.

Наблюдая за тем, как он разводит огонь, как пламя уверенно разрастается в очаге, потрескивая углями, Саманта устало прикрыла глаза. Пожалуй, вторая бутылка вина была лишней — сильно клонило в сон.

— Сэмми, — Ксандер легонько потряс ее за плечо. — Сэм… Я не понесу тебя наверх, так что завязывай притворяться, будто спишь.

Догадался все-таки. Она поморщилась, отчего веснушки на носу смешно зашевелились, и приоткрыла один глаз.

— Давай это будет твой подарок мне на день рождения? — хитро улыбнувшись, Саманта протянула к нему раскрытые ладони.

— Вообще-то, сегодня только канун твоего дня рождения, — Ксандер скрестил на груди руки, глядя на нее сверху вниз. — Так что подарок тебе полагается не раньше полуночи.

После произнесенных им слов в мозгу Саманты словно сработал переключатель — канун ее совершеннолетия и подарок Агаты.

— Черт! Совсем забыла! — она встрепенулась и поглядела на часы — только половина одиннадцатого. Время еще есть.

— Ты куда? — Ксандер удивленно вскинул брови, наблюдая за тем, как Саманта неловко поднимается с дивана, путаясь ногами в пледе.

— Я еще не нашла бабушкин подарок!

— Идем вместе, — он с готовностью вызвался помочь. — В своей комнате уже успела посмотреть?

— Лучше последи за огнем, чтобы нам не пришлось тушить дом, пока ищем мой подарок, — хихикнула Саманта, указав пальцем ему за спину.

Ксандер озадаченно обернулся и тут же увидел тлеющий уголек, который каким-то загадочным образом выпал из камина и, кажется, уже успел оставить подпалину на дощатом полу.

— Черт возьми!.. — ругнулся он.

Плотнее кутаясь в плед — как же тепло и уютно было у огня! — Саманта зевнула. Нет, все-таки не дождется она полуночи, чтобы получить поздравление от друга детства. Уж очень хотелось спасть.

Уже подойдя к лестнице, ведущей на второй этаж, Саманта вдруг различила слабый стук в дверь и нетерпеливое копошение снаружи. Ага, значит, кто-то из детишек отважился попросить сладости у ведьмы? Маленькие паршивцы и раньше проверяли друг друга на храбрость, с безопасного расстояния кидаясь в дверь камнями. Один раз даже окно разбили, за что Агата в шутку пригрозила превратить их в бородавчатых жаб.

С той стороны снова настойчиво поскреблись. Ну, сейчас они получат свое «угощение»! Саманта размашистым шагом подошла к двери и резко распахнула ее, выкрикнув: «Заколдую!». Однако ее угроза прозвучала в пустоту — на пороге никого не оказалось. Она тут же выглянула наружу и вдруг ощутила, как что-то коснулось ее колена, явно проскользнув в дом. Саманта испуганно ахнула и обернулась — никого, лишь звук быстро удаляющихся в сторону кухни шагов.

— Ты чего тут? — на пороге гостиной возник Ксандер в обнимку с пустыми бутылками и фужерами, явно собираясь отнести все в мойку.

— Пожалуй, я не откажусь от помощи в поисках подарка, — с круглыми от страха глазами Саманта подошла к нему. — Подожду тебя здесь.

Ксандер неоднозначно хмыкнул и направился на кухню. Щелкнул выключатель и зажегся свет. Саманта замерла, прислушиваясь к звукам — только тихий звон стекла в раковине да шуршание мешка с мусором и шаги Ксандера. Больше ничего.

— Все в порядке? — спросила она, когда он наконец вышел к ней.

— А у тебя? — в сомнении приподняв бровь, поинтересовался Ксандер, отметив странное поведение подруги. — Что-то увидела?..

— Нет, ничего, — Саманта мотнула головой. Значит, померещилось. Да, наверняка во всем виноваты разговоры о сверхъестественном и две бутылки вина, вот фантазия и разыгралась.

Поднявшись наверх, Саманта первым делом зашла в бабушкину комнату и не ошиблась. На туалетном столике, в блестящей обертке и перевязанный ленточкой, лежал тот самый подарок. На нем не было карточки, но Саманта точно знала, что это именно он.

— Ну же, открывай, — улыбнулся Ксандер, заметив ее нерешительность.

Она судорожно вздохнула и принялась взволнованно снимать подарочную упаковку. Настал тот момент, ради которого Саманта проделала весь этот путь. Однако коробочка под яркой бумагой оказалась совсем обычной, даже неказистой. Но то, что скрывалось внутри, превзошло все ожидания.

— Он прекрасен, — восхищенно вымолвила Саманта, держа перед своим лицом кулон на тонкой золотой цепочке. — Кажется, здесь что-то написано, — разглядывая причудливый узор оправы, в которую был обрамлен кроваво-красный камень, она заметила витиеватую надпись. Арабский?

— Это санскрит, — голос Ксандера прозвучал у самого ее уха. — Здесь написано «азрайя», что означает «защита».

Саманта изумленно взглянула на друга:

— Ты знаешь санскрит?

— Поверь, это лишь малая часть того, чем я могу тебя удивить, — снисходительно усмехнулся в ответ тот, забирая у нее из рук кулон. — Давай-ка наденем его туда, где он должен быть.

Саманта улыбнулась, без лишних слов приподняла копну рыжих волос, оголяя шею, и склонила вперед голову. Кроваво-красный камень опустился ей на грудь, и она почувствовала, как пальцы Ксандера касаются ее кожи — нежно, почти невесомо. И, кажется, дело тут было не в тугой застежке на цепочке, с которой он справился довольно быстро. Саманта еще тогда, на похоронах, ощутила это внезапно возникшее между ними притяжение, но списала на радость от воссоединения друзей детства после долгой разлуки. А теперь…

— Готово.

Саманта опустила волосы и посмотрела на себя в зеркало. Камень на мгновение сверкнул алым бликом, поймав свет ночника — единственного источника освещения в комнате бабушки.

— Тебе идет, — Ксандер по-прежнему стоял у нее за спиной и тоже смотрел на отражение.

— Да, и мне очень нравится, — призналась она и тут же обернулась к нему с виноватым выражением на лице: — Вот только, кажется, твоего подарка этой ночью я уже не дождусь…

— Я это понял, когда ты трижды зевнула, поднимаясь сюда, — рассмеялся он, ободряюще похлопав ее по плечам. — Ладно, не буду больше тебя мучить, отправляйся спать.

Вместо внятного ответа Саманта вновь зевнула и поплелась к выходу из спальни Агаты — здесь сегодня спит Ксандер.

— Скоро увидимся, — напоследок сказал он, когда Саманта переступила порог своей комнаты.

— Сладких снов, — сонно улыбнулась она и прикрыла за собой дверь.

Стоило ее голове коснуться подушки, как Саманта моментально провалилась в забытье. А во сне к ней пришла Агата. Именно такая, какой Саманта запомнила ее в последний раз — с серебристыми нитями седины в рыжих волосах и окутанная запахом трав.

— Бабушка, — она не смогла сдержать радостную улыбку, когда руки Агаты легли ей на плечи.

— Милая моя, как же ты выросла! — грустные серые глаза наполнились слезами. — Стала совсем взрослой и такой красивой… — теплая ладонь с большой нежностью огладила веснушчатую щеку внучки.

«Как странно, — подумала Саманта, ощущая тепло прикосновения. — Разве во сне можно что-то чувствовать?» Впрочем, какая разница, сейчас гораздо важнее другое.

— Бабушка, прости меня, пожалуйста, за то, что так долго не приезжала к тебе… — она накрыла своей ладонью руку Агаты и поняла, что вот-вот расплачется от накатившей тоски и осознания того, что больше никогда ее не увидит. Не попробует бабушкино печенье с шоколадной крошкой и корицей, не услышит столь любимые бабушкой истории о магии и волшебстве, не ощутит ее теплых объятий и до боли родного аромата трав. Больше никогда в жизни.

— Не нужно плакать, моя милая! — покачала головой Агата. — Ведь я всегда буду присматривать за тобой!

Саманта утерла катившиеся по щекам слезы и улыбнулась, хотя очень хотелось разрыдаться в голос. На задворках сознания она понимала, что этот момент не продлится долго — бабушка пришла попрощаться. Нужно успеть поблагодарить ее за подарок.

— Я нашла его, твой подарок, — Саманта опустила взгляд на кулон, висевший на шее. — Он прекрасен…

— Он твой по праву и по силе, — Агата коснулась кроваво-красного камня, отчего тот завибрировал и ответил размеренным звуком сердцебиения, словно вдруг ожил. — Это «Сердце демона». Теперь ты под его защитой, моя дакини.

Саманта чувствовала, как ритм ее собственного сердца и вибрация камня постепенно выравниваются и сливаются воедино.

— Прими же этот дар!

И Саманта словно по наитию, не раздумывая ни секунды, ответила:

— Принимаю…

— Принимаю! — эхом раздалось у нее за спиной, и на смену родным бабушкиным рукам на ее плечи легли широкие мужские ладони.

Агата вдруг куда-то исчезла, словно ее и не было вовсе, а Саманта оказалась совершенно голой, спиной ощущая жар чужого тела. Рука незнакомца скользнула по плечу вверх, к ключицам, а затем к шее, лаская нежную кожу.

— Я так долго ждал этого, — опалив горячим дыханием ее ухо, прошептал он. — И вот, наконец мое сердце в твоих руках, — его губы коснулись ее шеи, а ладонь вновь прошлась по ключицам и нетерпеливо спустилась к грудям.

Не было страха и неприязни, совершенно не возникало желания оттолкнуть. Саманта ответила на объятья, заведя руки за голову и ласково огладив ладонями его крепкую шею — оказывать сопротивление совсем не хотелось. Словно все, что сейчас происходило, было правильным, и она должна позволить этому случиться.

Прикрыв глаза, Саманта запрокинула голову, положив затылок ему на плечо и с готовностью подставляя шею влажным поцелуям. Ее ладони поднялись вверх по его шее, взъерошили мягкие волосы на затылке и, наконец, уверенно обхватили ребристые спиральные рога.

Его горячие руки жадно исследовали столь желанное тело, с каждым движением все больше распаляя желание обоих. Саманта в нетерпении закусила губу, когда обвивающий ее бедро гибкий хвост переместился выше и, будто дразня, скользнул в сладкой близости между ног. Она подалась назад, теснее прижимаясь к его телу и показывая стремление получить больше.

— Отдайся же мне полностью, стань наконец моей, — хрипло зашептал он, готовый дать им обоим то, чего так жаждали их тела. — Только моей!

— …МОЕЙ! — оглушительно прорвалось сквозь сон.

Саманта резко распахнула глаза — за окном прогрохотал раскат грома, и ночное небо вновь на несколько секунд озарила вспышка молнии. По крыше размеренно барабанили капли дождя. Чертова гроза, будь она неладна! Впрочем, Саманта могла бы сразу догадаться, что сегодня так и будет. Из года в год в ночь ее дня рождения всегда шел дождь. Мама говорила, что, когда рожала ее, тоже была сильная гроза.

— Вот же черт!.. — разочарованно засопела Саманта, переворачиваясь на бок и стискивая между ног одеяло. Сон был таким реалистичным!.. Настолько, что она до сих пор чувствовала, как ноет низ живота от возбуждения.

Саманта резко села на кровати и отбросила в сторону одеяло. Нет, так она точно не уснет — в горле пересохло, тело пылало жаром, а на коже, кажется, до сих пор ощущались прикосновения рук и губ ее ночной рогатой фантазии. Надо же было такому присниться!

Она решительно выдохнула и спустила ноги с кровати, намереваясь пойти вниз и утолить хотя бы одну жажду, в итоге непонятно чем вызванную — странным сном или все же выпитой бутылкой вина.

От ощущения холодного пола под голыми ногами Саманте немного полегчало. Открыв дверь своей комнаты, она тут же наткнулась взглядом на дверь в комнату бабушки, где спал Ксандер. Вот ведь везунчик! Саманта улыбнулась и покачала головой, тихо ступая босиком по цветастому коврику и стараясь не скрипеть половицами.

Когда она уже подошла к лестнице и взялась за поручень перил, очередная вспышка молнии, сверкнувшая за окном, выхватила из темноты лестничного пролета надвигающуюся человеческую фигуру.

— Не спится? — как ни в чем не бывало поинтересовался Ксандер, остановившись на самой верхней ступени лестницы в шаге от Саманты, у которой от страха дыхание сперло.

— Проклятье, Ксандер!.. — зло выдохнула она, пряча лицо в ладонях и переводя дух. — Ты меня до смерти напугал!

— Если так боишься подкроватных монстров, чего бродишь здесь в темноте? — усмехнулся в ответ он. — Или кошмар приснился?

Стоило ему напомнить про сон, как Саманту вновь бросило в жар. Уж лучше бы это действительно был кошмар.

— Просто пить захотелось, — соврала она, пытаясь разглядеть в темноте его лицо. — А ты почему не спишь?

— Подожди, — Ксандер наконец перешагнул последнюю ступеньку и заглянул в комнату Агаты, лишь для того, чтобы щелкнуть выключателем ночника. — Вот, теперь тебе никакие монстры не страшны, — взглянув на Саманту, он растянул губы в насмешливой улыбке. — Кроме одного, конечно.

Но она уже совершенно его не слышала, в голове вмиг опустело. Приглушенный свет ночника теперь ясно дал увидеть, что одежда Ксандера по какой-то причине была абсолютно мокрой. Саманта неосознанно закусила губу — слишком сексуально он выглядел в этой вымокшей насквозь футболке. А капли воды, стекающие по его шее к ключицам, так и тянуло слизнуть языком… Саманта судорожно вздохнула и порывисто обняла себя за плечи, всеми силами пытаясь подавить навеянное сном желание.

— Замерзла? — участливо поинтересовался Ксандер, заглядывая ей в глаза.

— Почему ты мокрый? — спросила в ответ она и подступила ближе, пользуясь моментом и запуская пальцы в его влажные волосы, которые свободно ниспадали вдоль лица. Но даже холодная дождевая вода не подействовала на Саманту отрезвляюще.

— Выгонял непрошеных гостей, — ответил он, неотрывно глядя ей в глаза, пока ее ладонь касалась его щеки.

Снизу, из гостиной, зазвучал бой часов. Саманта порывисто отдернула руку и посмотрела в темноту лестничного пролета, откуда доносился звук.

Ровно двенадцать ударов.

— Полночь, — произнес Ксандер с широкой улыбкой на губах. — Теперь тебя можно официально поздравить с совершеннолетием, Сэмми, но я весь мокрый, — развел руками он, давая понять, что поздравительных обнимашек не будет, — поэтому придется обойтись этим…

Ксандер подался вперед, ближе наклоняясь к ее лицу с намерением чмокнуть в веснушчатую щеку, но вместо этого встретился с мягкостью ее губ. Он на мгновение замер, взглянув в голубые глаза, горящие откровенным вожделением, и тут же вновь приник к ее губам в жадном поцелуе. Саманта сразу ответила, нетерпеливо запуская руки под мокрую футболку и касаясь его кожи.

Избавляясь на ходу от одежды, они наконец добрались до кровати и, не в силах оторваться друг от друга, просто рухнули на нее.

Саманта буквально таяла в объятьях Ксандера, под страстными ласками его рук. Таких до боли знакомых. Она в предвкушении закусила губу, ощущая, как горячая ладонь скользит по бедру, поднимаясь все выше, и, дразня, оглаживает ягодицы…

— Я так долго ждал этого, — хрипловатый от возбуждения голос Ксандера у самых губ моментально воскресил в сознании тот эротический сон.

Саманта заглянула в его глубокие карие глаза, проводя ладонями по спине, ласково огладила плечи, шею и взъерошила темные мягкие волосы на затылке. И правда, только рогов не хватает. Ксандер лукаво улыбнулся и вновь прильнул к покрасневшим от поцелуев губам.

Саманта и вообразить не могла, что продолжение ее сновидения в реальности будет таким фантастическим. Разгоряченное тело Ксандера, его запах и голос, шепчущий ее имя, его губы — просто сводили с ума.

— Мое сердце отныне твое… — прижимая оба ее запястья к постели, хрипло выдохнул он. — Стань же и ты моей…

— Уже… — шепнула ему в самые губы Саманта и крепче стиснула ногами его бедра.

Кроваво-красный камень на ее груди на долю секунды вспыхнул ярко-алым и тут же потух…

Несмотря на то, что всю ночь лил холодный дождь, утро нового дня выдалось солнечным. Саманта, все еще взбудораженная прошедшей ночью, вприпрыжку спустилась по лестнице, закидывая на плечо сумку, куда уместилась самая важная часть из обувной коробки, найденной в шкафу — детские фотографии и дневник.

— Кажется, ничего не забыла, — она коснулась кулона у себя на шее, чтобы убедиться, что тот на месте.

— Ты уверена? — ждущий внизу Ксандер обнял ее за талию и притянул к себе, целуя в губы.

— Точно, — Саманта в ответ обняла его за шею и заглянула в карие глаза. — И где же мой подарок?

Ксандер вскинул черные брови, весьма натурально изобразив искреннее удивление.

— Разве в спальне, ночью, это был не он?

— То есть, моим подарком был ты? — скептически приподняв одну бровь, улыбнулась она. — Вернее, секс с тобой.

— Незабываемый секс со мной, — уточнил он, коварно улыбнувшись в ответ и прильнув к ее губам в чувственном поцелуе.

Ксандер крепче прижал Саманту к себе, явно не желая никуда отпускать. Она и сама совершенно не горела желанием выбираться утром из постели, наслаждаясь его теплыми объятьями, но на сегодня было запланировано празднование ее совершеннолетия с друзьями в городе.

— Мне пора, — чмокнув его напоследок в губы, Саманта вывернулась из объятий и добавила: — Обещаю приехать завтра утром.

— Провожу тебя до машины, — улыбнулся Ксандер, беря ее за руку и ведя к выходу.

Обои больше не топорщились на стыках, краска на стене прихожей посвежела, пропал и скрип половиц под ногами — старый дом ведьмы вновь ожил и заиграл красками, принимая новую хозяйку.

Солнечные лучи, проникшие в дверной проем, осветили две фигуры, отбрасывая тени на дощатый пол — хрупкую женскую и рядом с ней высокую мужскую со спиральными рогами и длинным хвостом.

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,011 секунд