Поиск
Обновления

17 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

08:29   Фрайкс

08:29   Я не вызывался быть Избранным!

11 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

01:59   Фландрийский зверь

09 сентября 2018 обновлены ориджиналы:

10:37   Трудности взаимопонимания. Изинскиан - 5

10:33   Трудности и опасности безделья. Изинскиан - 4

все ориджиналы

Дневник отношений - Л  

Жанры:
ER (Established Relationship), POV, Повседневность, Психология, Романтика, Слэш (яой), Философия, Эксперимент
Герои:
Автор, Парни, мужчины, Студенты
Место:
Наш мир
Время:
Наши дни
Значимые события:
Любовь, влюбленность
Автор:
Фиери Пэрклиф
Размер:
планируется мини, написано 6 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе написания
Рейтинг:
R
Обновлен:
28.07.2018 20:55
Описание

Это просто поток, а вот чего именно — слов, фраз, предложений, эмоций, чувств, мыслей или просто воды — решать уже явно не мне.

Посвящение

Heleddor.K

Публикация на других ресурсах

Уточнять у автора/переводчика

Комментарий автора

Странные зарисовки о личной жизни, краткие рассказы об отношениях на расстоянии. Что-то с чем-то.

Иллюстрация: https://pp.userapi.com/c834301/v834301690/17f56e/EglZbhR8T2A.jpg

Главы публикуются в среднем каждые 51 день, 21 час, 40 минут

Объем работы 10 980 символов, т.е. 6 машинописных страниц

Средний размер главы 10 980 символов, т.е. 6 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 28.07.2018 20:55

Ни один пользователь не выбрал статус работы

 

Для начала хотелось бы предупредить: мне бы никогда и в голову не пришло заводить настоящий дневник и расписывать в нём что-либо «от» и «до», потому что не в моей это компетенции. Я не маленькая девочка, считающая себя феей какой-то определённой стихии (не в обиду этим милым созданиям), мне уже двадцать лет, я взрослый и состоявшийся человек (только от родителей осталось съехать, и всё будет замечательно). Эти записи даже дат и точного времени не будут содержать, не говоря уже о подробностях пережитых дней, — ни к чему это, да и в данном случае глупо. Я также не являюсь тем автором, который будет точно следовать определённой последовательности, с тщанием добиваясь порядка в собственных мыслях, выверяя всё до секундочки. Тут во всём господствует хаос (даже в этом вступлении), и если кто-то до зубного скрежета ненавидит беспорядок, то… Честно говоря, я даже не знаю, что посоветовать. Наверное, потерпеть этот недолгий порыв отчаянного желания поделиться накопившимися мыслями и простить мне эти странные слабости.

Это просто поток, а вот чего именно — слов, фраз, предложений, эмоций, чувств, мыслей или просто воды — решать уже явно не мне.

Когда-то давным-давно, в другой совершенно истории, я уже пробовал начинать необычно, представляясь совершенно не тем, кем являюсь на самом деле. Не хотелось бы изменять традициям — всё-таки тогдашнее начало мне безумно понравилось (несмотря на то, что работу постигла та же участь, что и многие другие, — незавершённость, нежелание продолжать начатое), а потому я попробую повторить предыдущий опыт.

Начать стоит с того, что меня зовут Родион, и я журналист-идиот, окончивший первый курс. На этом моменте не стоит делать круглых глаз, не стоит пытаться меня переубедить — со временем данное утверждение станет фундаментальной аксиомой, причём единственной в мире, имеющей тысячу и одно доказательство своей верности (эдакое исключение из правил, подтверждающее правило). С кем бы не встречался, кто бы со мной не дружил — буквально через полгода после знакомства они все, как один, твердили, что такого дурака ещё поискать нужно. Слишком наивный, слишком честный, слишком добрый… Действительно, дебил, которого запросто можно обвести вокруг пальца и даже глазом не моргнуть. И главное, что я не злопамятный и не мстительный и даже редко кого из круга своего общения могу вычеркнуть, дабы не обидеть «просто так» (все ж такие умные в вопросе обдуривания, думают, что я слеп или глух, не замечаю того, что перед носом творится, невинные ангелы, дырку над ними в небе). Вожу всех на своей шее, как осёл, прощаю, даю шансы, а они как сосали мою кровь, так и продолжают. И хоть бы хны.

Но в действительности всё совершенно не так. Да, я добрый, честный, но отнюдь не наивный, каким меня обычно представляет большинство знакомых. Я не терплю откровенного нахальства, бессовестности, эгоизма, стараюсь как можно мягче и незаметнее посылать людей, если их наглость выходит за пределы разумного. Да, я не разрываю контактов с теми, кто пытался взгромоздиться на мою шею, но лишь потому, что ищу в этих якобы «дружеских» отношениях собственную выгоду. Таким образом я мщу всем тем, кто хотел сделать меня своим скакуном. Да, я не злопамятный, но всё из-за того, что кара моя обычно осуществляется в ближайшее время после их провальных попыток оседлать меня. И расплата их (да простят мне моё самолюбование) обычно такая мизерная и незаметная, что мало кому в голову придёт истинное значение выполняемых ими просьб.

Мой настоящий портрет таков. Те же, кто делает из меня небесного мальчика в белоснежной тоге, с крыльями за спиной и нимбом на голове в придачу, сильно заблуждаются относительно истинного положения дел. И не то, что бы меня сильно смущало, но приятного в сим понимании я нахожу мало, пусть и извлекаю из этого огромнейшую пользу. Изо дня в день созерцать, как из тебя лепят не пойми что, добавляя к кривой композиции розовый бантик, и ещё удивляются, если вылепленный шедевр начинает сам себя перекраивать, потому что ему не нравится его же форма… Я поражаюсь тому, как до сих пор не сошёл с ума.

Конечно, я никому ничего не обязан доказывать. Молчал бы в тряпочку да продолжал делать так, как считаю нужным, вести себя так, как должен вести в соответствии со своим характером, воспитанием, темпераментом. Вот только это практически невозможно, если данные при рождении качества не совпадают с представлениями окружающих. Если, конечно, терять имеющиеся связи нет желания, то игра неизбежна, неминуемы куча масок и ролей. И только в одиночестве можно, наконец, снять с себя маскарадный костюм и отдохнуть от вечных «пряток» с самим собой и обществом…

«В одиночестве»… Однако всё же громко сказано. За свои двадцать лет я успел убедиться, что полнейшая изоляция наступает только тогда, когда закрывается крышка гроба. До этих же пор маски сменяются масками, а карнавал жизни продолжается круговоротом цветастых пятен и гримасами лиц. Даже в собственном доме, комнатке шесть на семь, невозможно обойтись без опостылевшей игры в «хорошего сыночка», который якобы не матерится как сапожник на каждом углу, или «хорошую дочку», с отличием окончившую учёбу и якобы ни разу ещё не целованную чужими устами. Надежда же, правда, (каким бы глупым чувством она не была) когда-нибудь перед кем-нибудь избавиться от ненавистного образа не угасает до определённой минуты. Естественно, у каждого человека своя, и хорошо, если она не совпадает с переправкой на противоположный берег реки Стикс, туда, где душа предстаёт в своём истинном обличие.

Самым лучшим вариантом, конечно, всё-таки считаются мгновения уединения. (И я буду сейчас сам себе противоречить, но кто сказал, что мои размышления являются единственной правильной точкой зрения в этом Мире. Да и говоря об одиночестве я подразумеваю ассоциирующийся с ней длительный период, долговременное действие, а не короткий промежуток, секундный порыв). Но совсем не факт, что за такой недолгий срок, щедро подаренный судьбой, вполне возможно снять с себя маскарадный костюм и побыть самим собой. Оставаясь наедине, человек, как мне кажется, не торопится избавляться от ненужной массы в виде облачения в кого-либо. Почему? Лично я жду подвоха, ибо с моей удачливостью он неизбежно встанет за углом и непременно выйдет мне навстречу как раз в самый разгар пешей прогулки, испортив всё: настрой, атмосферу, погоду. Другие же боятся привыкнуть к свободе от ограничивающих их рамок, поскольку потом опьянённым ароматом свежего ветра, бьющего по лицу, нацепить на себя обратно кучу бесполезной «одежды» бывает довольно сложно. У третьих, четвёртых и пятых наверняка найдутся свои оправдания, но всё это будет не так уж и важно. Главное тут то, что не все на свете способны уличить момент, поймать свою удачу за хвост и, наконец, воспользоваться тем самым щедрым подарком судьбы. Поэтому, пусть вариант и является лучшим, активно используемым он никогда не будет, а потому отпадает сразу…

… Я тяжко вздыхаю. Рассуждения на какие-то психолого-философские темы утомляют ничуть не меньше, чем простое литьё воды на бумагу. Но мне стоило с чего-то начать, мне надо было как-то подвести к… Чему? Собственно, для чего я вообще создал новый документ? Ах да… Сбивчивый, сочинённый, считай, на коленке рассказ о собственной жизни. Ну как о «собственной» — автобиографическим изложением не страдаю и страдать не собираюсь, вряд ли кому-то интересны подробности моих каждодневных мучений в школе или университете (хотя учёбу во втором «мучениями» назвать язык не поворачивается — в кои-то веки повезло). Каких-то важных дат тут тоже не будет — у моей памяти на них страшная аллергия, вылетают тут же, не успев даже занять положенного места. Только поток из слов, фраз, предложений, чувств, эмоций или мыслей (нужное подчёркивайте сами) о двух людях, которые вместе уже более пяти лет, и у них нет даже в мыслях идеи что-то менять. И так сойдёт как говаривал один известный персонаж Совдепии.

По правилам приличия стоит представить невидимой публике новое действующее лицо сего странного спектакля из двух актёров, но у меня не хватает сил и желания. Я вообще тот человек, который своё хорошенько прячет от посторонних глаз, несмотря на порой совершенно дикие порывы показать всем и каждому фотографию с криком «ЭТО МОЁ, УБЛЮДКИ!», таким образом как бы поставив раз и навсегда метку на дорогом, буквально драгоценном, мне человеке.

Отвлекаюсь на сообщение от него.

Ему пора спать. А у меня появляется возможность потренироваться в описаниях и, наконец, избавиться от некоторых сцен, мучающих меня все те долгие пять месяцев пребывания вдали от него. Я уже вижу, как он стягивает с себя всю одежду и аккуратно складывает её на рядом стоящее кресло на колёсиках. Ему несвойственны такая щепетильность и старательность, с какой он развешивает свою кофту на кожаной чёрной спинке, это просто банальная предусмотрительность, а, может, даже лень, поскольку раннее пробуждение не подразумевает мгновенного бодрствования и желания елозить горячим утюгом по складкам ткани. Ему много чего не присуще, на самом деле, но сейчас мне не хочется говорить об этом. Моё внимание переключается на обнажённое тело. Полноват, широк в плечах, высок, спина вся в веснушках, придающих особый шарм и очарование. Я глупо улыбаюсь, вспоминая и тут же представляя, как он натягивает на себя пижамные шорты, не удосуживаясь даже позаботиться о безопасности собственной задницы. То ли дразнит, то ли действительно наивно полагает, что во сне ему мало что угрожает. Хотя он даже спит без футболки… Точно дразнит.

Нет, конечно, понимание того, что человеку попросту может быть жарко (с его-то любовью к прохладе иначе и быть не может), присутствует в моём сознании, но я не могу не отвешивать пошлых шуток на эту тему. Его раскрепощённость, его искреннее доверие мне, его желание быть моим и только нехило сносят и без того хлипкую крышу, и только юмор способен удерживать меня на месте. Одним сексом сыт не будешь, да и надо с периодичностью давать партнёру передышку. … Но явно не сегодня. Влюблённая и детсадовская глупость сменяется взрослой хитростью и сладким предвкушением. А он тем временем ныряет под пуховое одеяло, от которого даже я не в силах избавиться в тридцать три градуса жары. Что поделать — под ним чувствуешь себя более защищённым, чем под тоненькой простынкой.

Мой усталый взгляд метается меж горящим экраном ноутбука и мирно поднимающимся и опускающимся холмиком на кровати. Подавить дикое желание всё бросить и нырнуть под тёплую темноту покрывала невозможно, мысли уже давно предали меня и начали подсовывать внутреннему взору умопомрачительные картинки с пометкой «восемнадцать плюс». А самое выводящее из себя в этом всём именно то, что я неожиданно выныриваю из своих фантазий, оказываясь в совершенно пустой комнате с ещё не расстеленной кроватью, а на часах без пяти полночь…

…Тяжкий вздох вновь растворяется в пыльном воздухе. В соседней комнате, что за спиной моей, слышно сладкое похрапывание Дедули, и, кажется, сейчас это единственный звук, который заставляет меня сдерживать отчаянье…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,009 секунд