Поиск
Обновления

17 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:58   Вдребезги

10:00   Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды)

02:58   Фландрийский зверь

15 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

09:33   Наступление

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

все ориджиналы

Сказания о потерянных осколках - Сказ седьмой. О постоялых дворах  

Сурица, подобно морям из чистого золота, пеной волны накрывала убранные-гладкие столешницы. Однако шумный берег сопровождался не мирным рокотом воды, а смачной бранью, доносившейся со всех уголков заведения. Казалось, сами стены дрожали от такого неумолимого веселья, сопровождаемого песнопениями и душераздирающим дребезжанием балалайки.

Как-никак не этого Златоуст ожидал, сбежав в столицу с твёрдым убеждением, что зверолюд здешний хоть чем-то отличается от родных просторов. Однако ж нет: такие же невежды и пьяницы. А ведь какое заведение! У царя под боком умудряются устраивать такой балаган. Златоусту, конечно, в общем-то не мешала подобная кутерьма, ибо привык, но привычка далеко не всегда подразумевает под собой удовольствие.

Едва завидев уголок, откуда резво выскакивали барышни-Медведицы, впервые Росомаха заметил, какие эти девицы огромные. Отличаются от той, что он встретил по дороге — ну и вздорная же! Сразу понятно: ведьма, кто же ещё?

Остановив одну из развесёлых, но поистине немалых размеров красавиц, он скромно полюбопытствовал, где ему обнаружить владельца. Те же, озорно похихикивая над его вежливым смущением, закивали в сторону рослого Медведя, разговаривающего с какими-то не менее крупными мужчинами. Угол их раскатисто смеялся и громогласно называл то одно имя, то другое, восклицал что-то. Вокруг скопилось столько народу, что Златоусту даже любопытно стало, что происходит. Да и подойти-то всё равно надо: хозяин, похоже, в самом сердце событий.

— Добрый день вам, сударь! — протиснувшись сквозь ругавшуюся на него толпу, Росомаха оказался под самым боком хозяина постоялого двора, чуть ли не задыхаясь в его потных подмышках.

— Добрый, малец, — дружелюбно отозвался Медведь, отступая на шаг.

Запнувшись, высокий Росомаха согнулся пополам, но не позволил себе оплошать, вместо чего якобы вежливо поклонился и, приложив руку к сердцу, поднялся с широкой улыбкой и со словами:

— Сие любопытнейшее действо привлекло моё внимание, сударь! Не могли бы вы мне поведать, в чём суть?

— Экое высокоблагородие, — добродушно рассмеялся мужчина. — Коли любопытно и коли так вежлив, скажу: борются здесь за право остаться, малец.

И правда, борются: напротив друг друга сидели двое мужавых парня, Медведь и Тигр, схватились за руки и тянут, пытаются сломить. На кистях обоих так вздулись сосуды, что Росомаху замутило: как бы не лопнули! Противники были облачены в лёгкие доспехи с простеньким рисунком солнца со звёздами на зерцале — похоже, выходцы из знаменитого княжеского военного училища, откуда вышли многие именитые дружинники и сами Царехранители.

— П-право остаться? — от осознания Златоуст чуть язык не проглотил, но сумел сдержаться: он никогда не позволял себе сказать чего-то, за что ему лично будет стыдно. — Милый сударь, я посылал гонца к вам с письмом…

— А, этот щупленький Енотик с голодными глазами? Раньше у нас занимали заранее, но… Сейчас явно зря мотался парень: тут отбоя нет от посетителей, которые за любую цену готовы остаться! Я подумал, не было смысла его обнадёживать.

Говорил это Медведь с такой прямой и естественной простотой, что Росомахе хотелось на месте разорваться. Он-то думал, приедет — и заживёт в столице-то, городе Великого Князя! А тут… Как и везде. Никакой уверенности, всё через пень-колоду. Попытка быть в чём-то уверенным, как обычно, идёт ко дну.

— А… Да? — растерянно захлопал глазами Златоуст, где-то внутри стараясь не сорваться на хозяина этого треклятого места. — Я понял. Спасибо. Удачи вам.

— Хей, ты чего приуныл? — добродушно улыбнулся Медведь и похлопал юнца по плечу. — Я понимаю, мой постоялый двор — заведение для искушенных! Но за такое надо побороться. Почему бы не попробовать?

— Я обойдусь, пожалуй, — мрачно отозвался Росомаха, со страхом провожая борцов. — До свидания.

— И тебе до свидания, парень!

И вместе с тем Златоусту очень хотелось, чтобы этого свидания никогда не случалось. А последующего и не будет, ведь возможность последняя — сгинула в руках этих тупорылых вояк! Только и знают, что силой меряться, на потеху толпе. А этот дурак-Медведь решил устроить себе на развлечение такое вот «соревнование»…

Неужели все эти дураки приехали сюда соревноваться?! Златоуст изучил порядки: он-то с ними в одну тарелку не попадёт, для них — свои правила, но что если они произвол учинят и решат сами взять в свои руки победу? Ну уж нет! Не посмеют они иметь дело со Златоустом, сыном Растислава!

Хотя, отсюда вытурили — что им и дальше помешает перед его Росомашьим носом кулаками размахивать? Стоило Златоусту выйти через задний ход заведения, как он закружил в переулке, невольно применяя ненавистную привычку: подметание хвостом дорог. В итоге после трудового дня Росомахе приходилось мыться, каждый день мыться, дабы в горах пыли не застрять.

Да что же это такое?! Эти громадины признают только силу, к доводам Златоуста — будь они хоть тысячу раз хитрыми или остроумными — они не прислушаются ни в жизни! Росомаха, безусловно, был ловок и свиреп в силу своего происхождения, но до мощи тех же Медведей ему — пахать и пахать. А становиться безмозглым воякой в его намерения не входило.

Ар-р-р, ну почему в этой стране всё всегда идёт не так?!

— О-о-о, я погляжу, у зубастика всё плохо?

Неожиданно глубокий женский голос разбудил Росомаху. Вообще, с трудом Златоуст находил зверолюдей повыше себя, но тут представился случай исключительный: ему пришлось приподнять взор, чтобы посмотреть в глаза незнакомке. Это была Собака, да какая собака, побольше всякого Медведя! Даже побольше хозяина двора, откуда Златоуст только что вышел. Но мало ей роста, так у неё и плечи были такого размаха, что Росомаха не видел за ними улицы. В её тени Златоуст так и хлопал глазами, пока не сообразил:

— Здра-а-авствуй! — протянул он, недобро улыбаясь. — Ну, дела не очень, но всё исправимо.

— Хороший настрой! С чем и поздравляю, — бодро поставила руки в боки огромная девушка (хотя таким словом Златоуст и мог окрестить её лишь с большой натяжкой). — Я вообще в больших городах редко бываю, а точнее — никогда. Так что вот… Меня Бажена зовут. Некоторые Крепкий Кулак добавляют, но это ещё заслужить надо. А ты кто?

Златоуст понял сразу: деревенщина. Говорила она просто, проглатывала буквы, скакала ударениями. И сразу знакомиться поспешила, да, точно, так делают только те, кто из глубинки. Но это совсем не мешало, наоборот, играло на руку.

— А я Златоуст, сын Растислава. Рад знакомству, — учтиво поклонился Росомаха, изящно выставив чистый до блеска сапог.

— Какие мы воспитанные! Жаль, я так не умею, — рассмеялась Бажена, хотя шутку Златоуст понял только после некоторых раздумий. — Что ж, и мне приятно, что меня не послали куда подальше в очередной раз…

— Послали? Кто же тебя так?

— Да вот, хотела с местными задружиться, а они — вытурили, говорят, мол, в постоялый двор иди.

— А почему ты именно сюда подалась? Сердце Звёздграда же!

— Ну, я спросила у них, где тут ближайший постоялый двор. Они говорят, мол, за углом. А тут и до дворца как раз рукой подать! — Собака указала рукой за спину Росомахи.

— Ага! Красота неописуемая, да? — заговорщицки сверкнул глазами Златоуст, уже всё рассчитавший.

— Ох, иначе и не скажешь! Так что? Пойдём внутрь? — Бажена было собралась пройти дальше, но Росомаха её вовремя остановил прикосновением пальца на зерцало.

Только тогда он заметил: а ведь у неё тоже на зерцале знакомый знак! Неужели она не простая деревенщина, а… Это вообще возможно?

— Сперва один кро-о-охотный вопрос, и я всё поясню, — протянул Златоуст, доброжелательно улыбаясь. — Ты из Княжеского Военного училища?

— А-га! — радостно кивнула та.

— Ты же понимаешь, почему я спросил, да?

— Ну-у-у… Тебе доказательства нужны? — уголки её губ стремительно поползли вниз, и Росомаха поспешил исправить положение:

— Нет-нет! Прошу простить моё несказанное удивление, ибо, как лично я считаю, нужно обладать недюжими способностями, чтобы преодолеть испытания, будучи женщиной…

— Ой, да не льсти! — закатила глаза Бажена, но нельзя было не заметить, что она слегка покраснела. — Но я польщена, прохвост ты этакий. Давай-ка лучше внутрь пройдём, там тебе и расскажу, как туда попала и…

Златоуста мало заботила эта увлекательнейшая история, поэтому он решил ловко подступиться к делу:

— Но-но-но, сударыня! Я только что оттуда, хозяин-барин сказал, что мест там и нет больше.

— Как это — нет? — удивлённо захлопала глазами Собака. — Думаю, если правильно поговорить…

Она недобро размяла кулаки, и Росомаха понял, что положение было одновременно несколько сложнее и несколько выгоднее, чем он думал.

— Внутри целый отряд твоих сослуживцев, так что не советую, — пробурчал Златоуст, побаиваясь, что их могут услышать. — У нас с тобой всё же есть способ попасть внутрь. По крайней мере, у тебя точно, а вот у твоего покорного друга…

— Так, Златоуст, не смей грустить! Обоим место будет, только скажи, что от меня требуется, — удивительно легко купилась на жалость Бажена, положившая широкую ладонь на плечо Росомахи.

— Да так… — загадочно протянул он, победно ухмыляясь. — Хозяин-барин решил тут устроить небольшой поединок. Кто победит — тому и будет место.

— Это же проще простого, Златоуст! Ну ладно, так и быть, щуплик, за нас обоих попашу, — потрепав его по ушам и чуть не выводя его тем самым из себя, Бажена уверенно пошла вперёд. — Смотри и учись — пригодится!

Вошла Собака с таким ударом ноги, что все взоры обратились на задний вход. Хозяин ошарашенно раскрыл рот, но и сказать ничего не успел, как она на виду у всех гордо прошла вперёд и, сбросив со стула одного из борцов, устроилась на сиденье сама. Упавший глянул на хамку, вмиг оторопел и отполз.

— По глазам вижу: ты тут будущий победитель, — бросила Бажена удивлённому Тигру, расположившемуся напротив неё. — Поэтому я сражусь сразу с тобой, нечего силы тратить на этих недомерков.

— Ты?! Я тебя видел! Ты та самая девка старшего дружинника Тихобора! — с издевательским выражением выдал было тот, но не успели его шутке внемлить остальные, как кулак с треском опустился на стол.

— Языком молоть горазд, а кулаком — боишься?

На такое народ завыл, кто-то оскорбительно, кто-то одобрительно, Златоуст так и не понял. Он вообще до последнего не мог сообразить, что происходит, только подскочил к спине Собаки, пока место освободилось.

Соревнование началось немедля. Тигр выхватил руку Бажены, едва не пригвоздив её к дереву, но та вовремя его остановила и замерла ровно на середине: ни ему, ни ей. Думал он ввести её в заблуждение да прогадал! Не знал он Бажену Крепкий Кулак, не знал, что и не с такими ей приходилось дело иметь.

Златоуст же наблюдал, как руки противников дрожат, точно сейчас оторвутся. Как их кости вообще не поломались от такого?! Невольно сглатывал Росомаха от очередного дёрганного движения, когда один пытался заломить другого, но не получалось — оба слишком хорошо знали, что делали.

И все орут, как сумасшедшие, имя этого полосатого. Да чего это они?! Бажена ведь победит! Златоуст поверить не мог, ибо такой силы не могло быть у женщины. Силы, которая проламывает стол, силы, от одного ощущения которой — дрожат колени!

— Бажена, давай!

Росомаха не ожидал, что вскрикнет это, и не ожидал ещё больше, что Собака ему тут же внемлет и мгновенно прижмёт руку Тигра книзу. Застыло такое молчание, что торжественные возгласы после него точно подорвали постоялый двор на месте. Даже Златоуст ликовал: теперь у него есть крыша над головой!

— Бажена Крепкий Кулак! — воскликнул Росомаха, и возглас подхватили.

Под всеобщие рукоплескания, по-мужски сдержанно поклонилась Бажена, счастливо улыбаясь от уха до уха. Увидев это, Златоуст задумчиво сдвинул брови и догадался: и она здесь ради подвига, иначе не красовалось бы на ней такого ликования.

— Так и быть, твоя комната, барышня… — начал было Медведь, но был прерван:

— И другу моему комнату, — кивнула Бажена на Златоуста. — Могу ещё раз кого-нибудь обыграть, если нужно.

Хозяин недоверчиво покосился на стеснённо застывшего Росомаху, но всё-таки улыбнулся одним уголком губы.

— Нечасто увидишь женщину, которая враз уделывает крупного парня. Так и быть, и друга твоего пристрою.

— Большое спасибо, господин хороший, — пожала ему руку Крепкий Кулак, и мужчина на деле убедился во всей силе этого прозвища. — Но прежде, чем в покои наши провожать, не мог бы ты нас покормить? Живот урчит, скотина…

— Только если расскажете, откуда такая сила богатырская! — рассмеялся Медведь, от похвалы Бажена прямо воссияла.

— Богатырская — это, конечно, слишком хорошо, но всё же…

И разговорились они, пока шли дальше. За спинами оставались недовольные воины из училища, но Златоуст почему-то не боялся: навряд ли кто из них осмелится пойти против Бажены. Росомаха и сам бы побоялся, поэтому, как только они отобедают, Златоуст скроется из поля её зрения, будто его и не было вовсе.

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд