Поиск
Обновления

17 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

10:58   Вдребезги

10:00   Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды)

02:58   Фландрийский зверь

15 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

09:33   Наступление

05 ноября 2018 обновлены ориджиналы:

17:10   Граница неба и земли , граница страсти и загадок ...

все ориджиналы

Сказания о потерянных осколках - Сказ второй. О Золотых Устах  

По разные стороны стойки спорили торговец-Барсук и молодой Росомаха — высокий, широкоплечий, плотных телес. Его густые тёмные волосы, ухоженные округлые уши с расчёсанным хвостом и румяные щёки так и кричали, что паренёк в жизни не видывал несчастий. Но то ли зелёные, то ли голубые глаза со слегка приопущенными веками сверкали искорками хитрости: наверняка на свой расписной кафтан с длинными полами и белоснежную шёлковую рубаху юноша заработал своей смекалкой.

И как жаль, что господин Барсук этого не знал.

— Два серебряника. Не больше, парень, даже рта не разевай.

— А рис-то нынче в цене, сударь мой! Искусное кушанье, из самой Империи Лонг…

— Это всего лишь еда, мальчонка, думаешь, здешние оборванцы дадут мне больше десяти жалких медняков за обычную кучку этого странного зерна?

— Здешние оборванцы? Обижаете, сударь! Мы, Росомахи, первые ценители изысканных блюд. За щепоточку этого белоснежного золотца каждый Росомаха родную дочь продаст.

— Да нужны мне ваши дочери! Мне звонкая монета нужна. И вообще, ты мне доверия не внушаешь, откуда я знаю, что ты мне не перекрашенное просо тут даёшь?

— Но я ведь для вас стараюсь, мой дорогой! — юнец вскинул руки и состроил печальный лик. Увы, получилось даже забавно: глаза закатились настолько сильно, а рот исказился в столь странном положении, что Росомаха, казалось, сам сейчас свалится от такого жуткого выражения.

— Ты что, смеёшься надо мной, парень?! — вскрикнул Барсук, было сметая с полки рисовый мешок, но паренёк вовремя остановил руку торговца пушистым хвостом.

— Отнюдь. Прошу простить мою резкость, — в спокойном же лице юноша выглядел невероятно обаятельно. Его скромная улыбка с очаровательными ямочками заставила торговца смягчиться в оценивающем взоре.

— Ну, слушай, если вам, Росомахам, так нравится этот рис, то что ты к своим Росомашьим торгашам и не пошёл? — вскинул бровь Барсук, но с его лица не сошла снисходительная улыбка.

— Такое дело, сударь… — Росомаха повёл рукой, приглашая мужчину нагнуться к себе, тот послушался и склонился вперёд. — Я ненароком услышал в лавке, что вы собираетесь выдвигаться на север. Не подумайте, узнал-то я ненароком…

— И как это касается меня, парень? — неуверенно забегал глазами торговец.

— А так, сударь, что есть некоторая выгода в нашем сотрудничестве. Вы же знаете, что в Эллиадии совсем не водится риса?

— Ну да, на севере-то его вообще нет. Думаешь, выгодно им его продавать? А как же пошлины?

— А в том-то дело, друг мой, — юнец приобнял торговца за плечи, чуть ли не вытащив того из-за прилавка. Мужчина удивлённо наблюдал, как Росомаха порылся во внутреннем кармане и вытащил оттуда небольшой свёрток, перевязанный лентой со знаком трёх золотых монет. — Вот здесь у меня грамота Высшей Школы Торговли. Таможенное отделение. Вы же знаете, какой силой владеет Школа?

— Т-ты готов мне это отдать? — округлил глаза Барсук. — Спас…

— Постой-постой! — отстранился Росомаха, возвращая торговца на привычное место за прилавком. — Не за бесплатно, сам понимаешь.

— Это поможет мне торговать дорогим товаром без пошлин? — ошарашенно, но тихо выдал мужчина.

Юноша кивнул одними глазами, уверенно изогнув бровь.

— Ого… Да я разбогатею! Парень, сколько стоит?! Я готов последние портки отдать за эту… Грамоту, да?

— Там всё прописано. Печать можешь проверить, недавно поставили, — сказал юнец, однако доставать свёрток не стал, просто положил на стол: видел, что ему и так верят. — Десять серебряников за рис. И сотня за грамоту.

— Но… Это же огромные… — хотел было возразить мужчина, но помотал головой. — Ну ладно, мне ещё вернётся! Держи, парень. Спасибо, пусть Матушка-Природа тебя…

— И вам спасибо. Выгодная сделка — дело приятное для обоих участников.

Бросив это, юнец обернулся на низких каблуках кожаных сапог и с глухим отзвуком направился к выходу.

— Да-да! Спасибо ещё раз!.. Постой, а как тебя звать-то?..

Но было поздно. Златоуст, сын Растислава, уже покинул лавочку, по-Росомашьи клыкасто улыбаясь.

Гордо ступая по Белоподножью распашным шагом, Златоуст слушал перезвон монет и мечтал, как однажды эти крошки откроют ему ворота в лучшую жизнь. В лучшую жизнь где-то там, далеко, не важно, подальше отсюда. Берское Царство, тем более Дубравное княжество — какая же беспросветная дыра! Страна, где никто не может решить, кто за главного, кто больше стащит из казны, княжество, где живут одни воры. А ведь раньше, раньше были Великие богатыри да Великие князья! Когда Берское Царство расцвело, выбравшись из племенного болота, возвысилось и показало себя всему миру. А теперь что? Неразбериха, казнокрадство, бессовестное пожирание плодов труда предков.

Глядя то в небеса, то под ноги, Златоуст не видел красоты родного города. Не видел прекрасных округлых башен с красными крышами, не видел витиеватых раскинувшихся улиц, не видел живописных дворов, усыпанных зеленью и цветами. Росомахи, почти целиком занявшие Белоподножье, были народом крайностей: то они угрюмо переглядывались без единого слова, то они смеялись во всю и буянили с утра до ночи. Златоуст не принадлежал ни к тем, ни к другим. Порой он завидовал Медведям: хотелось бы родиться среди них, мудрых и зачастую знатных, перед которыми открыт целый мир возможностей.

Но этого не произошло. Росомаха смирился. Рано или поздно и перед ним откроется путь во все стороны.

— Злат! Злат, постой! Ты куда?! Зла-а-ат!

Златоуст обернулся не сразу, но вскоре узнал голос и остановился. Перед его глазами выскочил такой же Росомаха, только пониже ростом, черноволосый и с густой щетиной. Златоуст улыбнулся: редко им теперь удаётся встретиться.

— Зла-а-ат! Вот это встреча! — друг бросился в ответные объятия. — Я-то думал, ты в своей Высшей Школе Торгового Дела навсегда останешься, в своих грамотах сидеть…

— И тебе привет, Ольхобор, — вовремя перебил его Златоуст. — Иногда всё-таки надо навещать родню, сам знаешь…

— Знаю! И ещё знаю, что лавочник местный уже в Эллиадию вещи собирает, — подмигнул Ольхобор. — И откуда ты только берёшь эти знаки? Ведь не подделки!.. А не за сделками ли ты приехал, Злат?

— Это не самоцель. Так, приятное дополнение, — слегка вскинул уголки губ тот. В улыбке ямочки Росомахи приятно округлились.

— Ну, так и быть, поверю, — усмехнулся друг. — Рассказывай, как там семья? Как сестра, как мать с отцом?..

— Отчимом, — поправил его Златоуст. — Сестра растёт не по дням, а по часам… Показалось, что вечность не виделись.

— А мать? Всё так же?

Златоуст не ответил. Вспомнил кое-что. В сердце отдался холодом осколок.

Росомаха помотал головой.

— Сказала, что я не член семьи и не имею права ничего решать в доме, — холодным, на грани надрыва, голосом произнёс он.

— Как вы опять до ссоры дошли? Это у вас такой обычай? — неловко пошутил Ольхобор, но, судя по натянутой улыбке, осознал, что лучше не продолжать, и произнёс: — Прости, Злат. Я беспокоился просто.

— Я понял. Не обращай внимания, — смятенно улыбнулся Златоуст. — А ты как? Как там Ива?

— О, мы с Ивушкой женимся в следующем месяце! — мечтательно закатил глаза Ольхобор. — Не разлей вода живём! Душа в душу!

— А ведь всего два года назад она вешалась мне на шею… — съехидничал Златоуст, за что быстро получил по ушам громким:

— Но ты-то её не признавал! И не любила она тебя!

— Ольх, не кричи, я же шучу!

Они рассмеялись. Что с детства взять? Зато теперь оба живут той жизнью, которой хотят… По крайней мере, Ольхобор точно.

— Кстати, приедешь на свадьбу-то? Устроим пир на весь мир! — вскинул руки радостный друг детства.

— О, прости, не смогу, — вдруг отвёл взгляд Златоуст. — Я не то чтобы не хочу…

— Ага, понятно! Злат, ты всегда будешь сидеть в своей Высшей Школе или пожить попробуешь? Как обычный Росомаха! — всплеснул руками Ольхобор.

— Да не в этом дело, Ольх… Понимаешь, я не знаю, вернусь ли сюда ещё когда-нибудь.

Друг остановился в изумлении. Высокая фигура Златоуста сгорбилась, а взгляд забегал по каменной дороге.

— Ты попался на грамотах, что ли? Или за границу уезжаешь? Злат, что случилось? — наперебой затараторил Ольхобор.

— Недавно… Недавно Великий Князь Драгомир объявил соревнование. Кто победит — тому будет награда, да такая, что всю жизнь можно вообще не работать. Но взамен Царь что-нибудь потребует, и я не уверен, что…

— Злат… Злат, не подписывайся на что-то, что не сможешь выполнить!

— Нет, Ольх, я уже…

— Злат, ты же торговец, а не богатырь! Подумай, ещё есть время!..

— Поздно. У меня наконец-то появился шанс, Ольх! — глаза Златоуста загорелись, руки обхватили плечи друга. — Я наконец-то могу стать кем-то в этой жизни! Смогу уехать отсюда, из этой дыры, жить, как хочу!..

— А… Понятно. Из этой дыры, — прорычал Ольхобор, отворачиваясь. — Уехать от своей Родины, Златоуст! Неужели так всех здесь ненавидишь?!

— Да! Ненавижу! И я не собираюсь больше здесь оставаться!

Друг было открыл рот, чтобы окликнуть Златоуста, но тот уже развернулся и быстрым шагом скрылся за поворотом. Да нужен ему этот Ольхобор? Нужна семья?! Вздор! Он осуществит свою цель, даже если будет совсем один!

 

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,003 секунд