Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис

18:17   M. A. D. E.

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия

все ориджиналы

Актер второго плана - Глава 1  

Жанры:
Слэш (яой), Мистика, Ангст
Время:
Наши дни
Автор:
Dominic Holter
Размер:
мини, написано 39 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
PG-13
Обновлен:
23.08.2013 02:50
Описание

Любовные страдания второстепенного героя из мира ИВР

Комментарий автора

Зарисовка про второстепенного персонажа. В оригинальной истории его нет.

Объем работы 70 195 символов, т.е. 39 машинописных страниц

Средний размер главы 70 195 символов, т.е. 39 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 23.08.2013 02:50

Пользователи: 2 хотите почитать, 2 прочитали

 

Томас Хайди — добропорядочный гражданин Англии и примерный семьянин…

Стоп, нет, не так.

Том когда-то был добропорядочным гражданином, но семьей обзавестись не успел. Хайди только исполнилось двадцать восемь, когда его настигла смерть. Да, именно в столь молодом возрасте он «погиб». Родители и любимая девушка навсегда похоронили Тома после трагедии, случившейся много лет назад. Томас долгое время не мог вспомнить, что именно с ним произошло той злосчастной ночью, но умер он до смешного банально, как совершенно случайная жертва дешевого вампирского триллера.

Возвращаясь после работы домой, Хайди практически клевал носом за рулем. Он ужасно устал и почти не разбирал дороги в мрачный, дождливый Лондонский вечер. Внезапно перед его автомобилем возник темный силуэт человека. Том попытался затормозить, но удара, к сожалению, избежать не удалось. Незнакомец упал на мокрую дорогу, безжизненно раскинув руки в стороны. Хайди перепугался не на шутку, выскочил из машины, стал нащупывать пульс пострадавшего. Потом спохватился, вызвал скорую и полицию. Сонливость как рукой сняло. Трясло от панической мысли, что он убил человека.

Парень всего на секунду отвернулся от лежащего на дороге пострадавшего, и в следующее мгновение кто-то схватил Тома сзади, а потом боль застелила сознание и мир поглотила тьма.

Очнулся Хайди в морге, в чертовом черном пакете с молнией, в холодильнике! Позже Том благодарил судьбу, что его еще не успели похоронить. Он стучал по жестяным стенкам коробки и кричал до хрипоты, пока кто-то его не услышал. Бедняга студент-медик, дежуривший в ночную смену, чуть сердечный приступ не заработал, когда труп внезапно ожил и попросился на волю. Перепуганный и растерянный Том, сбежал из морга, успев нацепить на себя чужую куртку поверх больничного халата, сорванных с вешалки у двери.

Дома Томаса не ждали. Его невеста Камилла с диким криком захлопнула дверь прямо перед носом покойного любимого. Пришлось несколько часов объяснять ей, что он на самом деле жив. Камилла рассказала, что Тома нашли спустя три дня после исчезновения на заброшенной фабрике на окраине. Его тело изуродовали до неузнаваемости, а горло разодрали почти до позвоночника. Судя по многочисленным рваным следам укусов — Тома убили вампиры. Но он стоял перед Камиллой полностью невредимый. Осознание случившегося пришло не сразу.

В тот же вечер Хайди ушел из дома, собрав небольшую сумку с самыми необходимыми вещами. Он не хотел причинить вреда любимой девушке, поэтому даже не предупредил, куда именно отправится. Просто брел, куда глаза глядели. Он догадывался, что волшебное пробуждение в морге вовсе не чудо, а проклятье. И если он стал гулем, самым низшим из видов вампиров, то обречен на вечную муку от жажды, которая затмит рассудок, превратив его в дикую тварь. Тогда он еще не осознавал, что ошибался.

Под утро весь мир стал словно чужим: слишком ярким, нестерпимо громким, невероятно четким и более хрупким. Первая жажда оказалась невыносимой, и вопреки всяким попыткам контролировать себя, Томас убил, так и не дойдя до ближайшего пункта, где продавали донорскую кровь. Понадобилось много времени, чтобы справится с собой, пережить муки совести и смириться, научиться выживать. Том понял, что он не обычный низший вампир, а на порядок выше. Солнечный свет доставлял ему лишь небольшие неудобства, что сильно упрощало жизнь и не приходилось прятаться.

С карьерой актера пришлось распрощаться, жизнь казалась потерянной, а с семьей он больше не связывался. Томас ощущал себя полным изгоем общества, не имея больше ни работы, ни дома, ни цели существования. Те деньги, которые он смог снять со своих счетов, почти подошли к концу. Впереди светила безрадостная перспектива: снова выйти на охоту на живых людей.

Хозяин позвал его только через неделю, когда Томас почти потерял надежду найти выход и подумывал добровольно сдаться охотникам. Им оказался лорд Вергилий Хейган — всем известный тиран, безжалостный убийца и любитель обращать всякий сброд, которым легко управлять с помощью грубой силы. Именно «крысы» Хейгана поразвлеклись с телом Хайди, почти сутки, терзая его на заброшенной фабрике. По какой-то скрытой причине лорд пожелал сделать Тома вампиром и напоил своей кровью. Шанс, что Томас смог бы обратиться в истерзанном состоянии на грани смерти, был весьма невелик, но он выжил.

Все встало на свои места, когда Хейган оставил Хайди в городе с приказом следить за Эдвардом Валентайном и докладывать обо всех его действиях. Никто иной из шайки головорезов Хейгана не подходил на роль белого воротничка лучше Тома. На тот момент Валентайн являлся самым могущественным Высшим вампиром в городе. Практически весь подпольный бизнес он держал в своих руках, отмывая огромные суммы денег через свою компанию.

На самом деле выполнить приказ оказалось не просто, но Томасу удалось затесаться в работники одной из мелких фирм, с которой часто сотрудничала компания Валентайна. Поэтому кое-какой информацией он владел и надеялся, что даже таких крох Хозяину будет достаточно. Позже Хайди узнал, что предыдущего шпиона недавно разоблачили. Подобрался он слишком близко, и за ним пришел некий чистильщик, или его еще называли карателем, из личной охраны Валентайна. От бедняги соглядатая остались рожки да ножки. Томас понимал, что и его быстро найдут, поэтому старался действовать максимально осторожно.

Однажды Томас приехал по важному поручению прямо в главный офис компании, ему предстояло встретиться с одним из менеджеров, передать документы на подпись и лично обсудить некоторые пункты договора. Валентайн тогда находился в офисе, его присутствие ощущалось настолько, что воздух вокруг казался тяжелым. У Тома тряслись поджилки, когда он подумал, что такой невероятно могущественный Высший вампир раздавит его как мелкую букашку, если что-то почувствует. К счастью, лично встречаться с сэром Валентайном не было необходимости, и не предвиделось в будущем.

Том навсегда запомнил тот момент, когда впервые столкнулся с темноволосым парнем в коридоре. Хайди ощутил его мощь еще до того, как увидел. В голове сложился образ огромного мордоворота ростом под семь футов (больше двух метров), со шрамами на лице и с размером бицепсов больше черепа. Парнишка с легкостью тащил в руках огромную кипу папок, а рядом с ним сияя, скакала и вертелась девочка-менеджер. Она настолько явно смотрела на него с обожанием, что ее откровенное поведение вызывало недоумение.

Том застыл в коридоре, потеряв способность двигаться на какое-то время и дар речи. Парень выглядел еще совсем молодым, буквально только за двадцать перевалило. Смешно топорщились черные волосы, контрастируя с его невероятно светлой кожей. Ярко-зеленые красивые глаза привлекали внимание больше всего. Лицо оказалось миловидным, почти женственным, но в нем читались и немного грубоватые мужские черты. Ростом он был всего лишь чуть выше Тома, и немного шире в плечах. Тренированное тело, но не слишком, обтягивала легкая светлая футболка, обрисовывая рельеф мышц. Девушка прилипла к зеленоглазому юноше, не давая пройти, но тому ловко удавалось уворачиваться от ее наглых попыток повиснуть у него на шее. В голову Томаса тогда впервые закралась странная мысль, что будь он сам женщиной, то тоже не упустил бы шанса познакомиться с таким привлекательным парнем.

Когда темноволосый вампир проходил мимо Хайди, то заметно замедлил шаг и чуть повернул голову, окинув взглядом Тома. В этот самый момент Томас четко ощутил, что его отсканировали взглядом профессионального убийцы с головы и до пяток. Все волоски на теле внезапно вздыбились и забегали мурашки по коже. От мальчишки веяло странной и опасной аурой смерти так, что Тому стало трудно дышать. Но, когда он смог сделать первый глубокий вдох, то ощутил очень приятный запах, несравнимый ни с чем. Рот сразу же против воли наполнился слюной.

Позже Томас узнал, что парня зовут — Винсент Робертс. Тот самый жестокий каратель, при упоминании которого все местные мелкие вампиры впадают в трепещущий ужас. С трудом верилось, но взгляд зеленоглазого убийцы никак не выходил у Хайди из головы. Винсент будто мог видеть его насквозь. Томас стал ждать тот день, когда за ним придут и снесут голову.

После смерти лорда Хейгана жизнь изменилась. Томас, не раздумываясь, ухватился за возможность и перебрался жить в другой город. Подальше от страшного прошлого и Валентайна, который тут же спустил всех своих псов на обращенных Хейгана в городе. Тех, кто не желал подчиниться Валентайну — безжалостно убивали.

Только спустя несколько месяцев Томас узнал, кто убил Хейгана. Сплетнями он почти не интересовался и совсем отстранился от вампирских страстей и подковерных интриг, но дружил с парочкой для поддержания хоть какого-то общения. С людьми он контактировал только по необходимости. Пятничным вечером приятели собрались в баре, чтобы отметить повышение Чака, слово за слово и затронули больную для Тома тему — лорда Хейгана. Томас не любил вспомнить об этой темной стороне своего прошлого и нигде не упоминал, что был обращен Хейганом, чтобы в него не тыкали пальцем. К счастью, на лбу у него не написано, чья кровь сделала его вампиром. Хайди узнал, что Хейгана убил обращенный Валентайна, работающий вместе с охотниками во время облавы. С трудом верилось, что Гильдия согласилась сотрудничать с вампирами. Ходил слух, что прикончил лорда бывший каратель Валентайна, а нынче считающийся пропавшим без вести. Поговаривали, что его убили охотники после завершения операции, но кто-то предположил, что парень сбежал, сорвавшись с поводка Хозяина.

Томас сильно удивился, когда спустя несколько месяцев в интернете появилась новость о том, что среди членов Гильдии появился еще один вампир, кроме некоего Рэя Адамса, считавшегося одним из лучших охотников. Ни имени, ни фото, ничего конкретного о нем не написали. Но еще через месяц кто-то выложил в сеть фото: сняли на телефон и ничего толком рассмотреть не получалось, но Томас его узнал. Он даже не удивился, когда этим вторым вампиром оказался Винсент Робертс.

* * *

Хайди прожил тихо и мирно несколько лет, постоянно вспоминая о семье и скучая. Даже переезд и новая работа не помогли избавиться от тяжести на душе и ощущения, что он совершенно выпал из жизни и просто плыл по течению. Ежедневная рутина и серые будни угнетали его творческую натуру.

Однажды Томас узнал, что в Нью-Йоркском отделении появились вакансии для вампиров, желающих стать охотниками. Новый экспериментальный отдел. Поначалу Томас не воспринял новость серьезно, но потом задумался о своей скучной жизни. Когда-то он был актером, играл в мюзиклах, но после обращения с любимой работой пришлось распрощаться навсегда. Влачить жалкое существование, прозябая обычным офисным планктоном, целыми днями просиживая зад в душном и пыльном помещении — ужасно раздражало. Душа требовала творческого занятия или хотя бы игры на публику. Очень захотелось что-нибудь изменить в своей сломанной жизни, отомстить за нее. К сожалению, главный виновник давно мертв, зато появилась возможность выместить накопившуюся злобу и обиду на других уродах, портящих существование обычным людям. Может быть, слава тоже вернется. Кто бы ни хотел выглядеть героем в глазах многих?

На первый же отбор Томас не попал, он прислал свою анкету слишком поздно, и ему ответили, что пока новых вакансий нет. Хайди понимал, что ждать можно вечность, или пока кто-нибудь из неопытных новичков не отбросил копыта на охоте. В свои силы Томас тоже не очень верил, но погибнуть в борьбе со «злом» он не страшился. В любом случае его жизнь давно закончилась, он просто существовал, и, возможно, лишь искал возможность умереть красиво. Духу покончить с собой не хватало, да и не знал он такого способа.

Неожиданно для Тома, приглашение на собеседование пришло спустя всего пару недель. Хайди тут же бросил работу и полетел в Нью-Йорк, собрав все свои немногочисленные пожитки и скромные сбережения. Он сомневался, что его примут в Гильдию, но возвращаться назад не собирался. Если не сможет стать охотником, то не станет уже никем. Хайди принял решение, что если провалит собеседование, то сам попросит убить его, так как смысла в своей жалкой жизни он уже не видел. Охотники вряд ли откажутся от возможности отрубить голову очередному кровососу.

На отбор пришло всего пятеро, из них двое сразу же покинули отделение, когда капитан Адамс кратко озвучил все свои жесткие условия и требования. Потом он добавил, что пройдет всего один. Томас видел Адамса собственными глазами впервые, и тот внушал страх и уважение только своим присутствием. Вокруг капитана будто сгущалось темное облако ненависти ко всем вампирам вместе взятым, хотя он сам являлся таковым. Казалось, он может порезать только одним суровым взглядом. Острые черты лица не портили его, даже наоборот, добавляли хищной привлекательности. Черные, как смоль, и длинные волосы он собирал в хвост. В его военной выправке и сдержанном холодном тоне чувствовалась невероятная сила, чем Адамс вызывал еще большее восхищение. Именно так Томас себе представлял настоящего сурового охотника на вампиров, который не остановится ни перед чем. За плечами капитана виднелась рукоять легендарного Черного Клинка, обладающего огромной разрушительной силой, но Том знал о подобном оружии только понаслышке. Почти сразу появилось странное подозрение, что с Адамсом очень трудно найти общий язык, если дело не касается работы.

Во время проверки способностей претендентов, появился лейтенант Винсент Робертс в сопровождении еще парочки охотников, которые ходили за ним как привязанные, точнее — бегали хвостом. Том даже не сразу узнал его. Внешне Винсент ничуть не изменился, только волосы стали намного длиннее, но вот было в нем самом что-то совершенно иначе, что чувствовалось на подсознательном уровне.

* * *

Томас сидел за рулем своего нового Форда на стоянке перед главным отделением охотников в Нью-Йорке. Он был очень пунктуальным, даже слишком, поэтому всегда приезжал на работу пораньше. Но причина его очередного прибытия за полчаса до начала рабочего дня заключалась не только в этом.

Наваждение, навязчивая идея преследовала его, не давая покоя ни днем, ни ночью. Нет, не так. Томас сам превратился в сталкера, одержимого одним человеком. Да, именно им — лейтенантом Робертсом!

С трудом удалось поверить в происходящее, смириться и принять свои новые необычные чувства, хотя времени ушло не так уж и много. Томас не ощущал такой сумасшедшей мальчишеской влюбленности еще со школьных лет. Это было на него совершенно не похоже. Рациональное мышление и здравый смысл резко улетучилась, стоило только почувствовать запах кожи или волос лейтенанта. Да и вообще, Хайди давно уже за тридцатник перевалило, и вдруг он снова ощутил себя подростком, у которого забурлили гормоны. Жизнь стала похожа на настоящее безумие.

— О боже, — выдохнул незадачливый охотник-новичок и откинулся на сидение, прикрывая глаза.

Да, он ждал. Да, как маньяк, мать его, преследователь. Каждый день. Он приезжал первым и уезжал последним. А все потому, что он «встречал» и «провожал» его, свою тайную страсть.

Однако, есть в этом всем некоторые очевидные трудности. Во-первых, Томас сам боялся своих чувств, и, переборов смущение, едва удавалось представить, что у них с лейтенантом может что-то выйти. А когда он думал о том, что однажды его тайные фантазии могут воплотиться в реальность, то сразу бросало в холодный пот. Он впадал в ступор, не зная, как поступит на самом деле, если представится возможность быть чуть смелее в своих желаниях и действиях. Во-вторых — капитан. Поначалу Хайди не замечал, но со временем обратил внимание на необычное отношение Адамса к лейтенанту. И дело не в том, что они напарники, и даже не в том, что Винсент обращенный Адамса. Когда Том узнал, что Рэй — Высший вампир, это повергло его в шок. Прежде Томас никогда не приближался к другим Высшим настолько. А мощь, исходившая от капитана, заставляла трепетать. Вдруг он понял, что Винсент сбежал от Валентайна вместе с Адамсом. Тогда-то Томас и осознал глубину связи между этими двоими. Он ощутил себя так, будто получил хороший удар по яйцам. Еще сильнее его задели слухи о том, что Винс живет вместе со своим напарником. Хайди до последнего не хотел верить чужим словам, но все указывало на то, что слухи правдивы. Капитан и его напарник все время приезжали и уезжали вместе, и почти никогда не ходили порознь. Суровый Адамс никому и пальцем прикоснуться к Винсенту не позволял, буквально руку на лету перехватывал и сразу же ломал кости. Томас так же узнал, что потеря в рядах новобранцев произошла из-за одного наглого смельчака, который перешел границу и позволил себе «облапать» лейтенанта. Капитан немедленно превратил наглеца в отбивную, и если бы Адамса не скрутили всей командой — стал бы трупом. В результате, того несчастного вампира выгнали из Гильдии. Похоже, что Том занял его место не только как охотник, но и тайную страсть перенял как по эстафете.

Хайди пытался вести себя очень осторожно. К счастью, среди вампиров в команде не оказалось ни одного с даром читать мысли, иначе Тому пришлось бы очень несладко. Порой просто невозможно удержаться, чтобы не вообразить себе как дотрагиваешься до лейтенанта, скользишь языком по его губам, проникаешь в рот.

— Хватит! — прошипел Томас и крепче сжал руками руль, пытаясь унять свое тело, которое тут же среагировало на откровенные фантазии.

Кстати, о капитане. Хайди мог побиться об заклад, что тот тоже неравнодушен к лейтенанту, причем очень старается скрыть свои чувства, но тому, кто пытается сделать то же самое, подобные вещи становятся очевидны. Да и не только капитан. Напарники Тэйлор и Уильямс даже не пытаются притворяться, а откровенно ходят по пятам за лейтенантом Робертсом, как группа поддержки. В иные моменты Винсента даже жалко становится, столько внимания приковано к нему, хотя очевидно, что лейтенант предпочитает побыть в одиночестве. А иногда создается впечатление, что Винс притягивает всех, сам того не понимая. Невольно начинают возникать эротические фантазии и трудно удержаться, чтобы не завалить его на лопатки.

Но Томас же не озабоченный извращенец. Правда ведь? Он думал не только о сексе, ему хотелось узнать Винсента поближе. О многом поговорить с ним, может даже поухаживать, если тот позволит. Хотя вряд ли, Робертс ведь парень, и на женщин заглядывается. У слабого пола он довольно популярен. Девушки шеи чуть не сворачивают, проходя мимо него. Словно у лейтенанта особый магнетизм. Но он не из тех, с кем можно было так просто позаигрывать. Винс уж точно не стал бы заводить интимные отношения с другим мужчиной.

И да, капитан. Как черная грозовая туча, нависает над напарником, не давая никому даже близко подойти. Всем своим видом отпугивает любого, кто хотел бы даже просто поздороваться с лейтенантом. Протянешь к Робертсу руку — протянешь ноги от Адамса. Стоит только бросить косой взгляд на Винсента, как тут же за спиной слышен скрежет зубов капитана и как тихонько скребет лезвие меча по краю ножен. Одно неловкое движение и лишишься головы. Как быть в такой ситуации? Оставалось только тихо вздыхать и продолжать дальше скрывать все свои чувства.

Послышался гул мотора, Том взглянул в зеркало заднего вида и заметил, как на стоянку въехал старый драндулет капитана. Томас сделал глубокий вдох и толкнул дверцу, вылезая из своей машины. Темные кудряшки тут же растрепал прохладный ветер, запутываясь в задорных колечках и поигрывая с ними. В носу чуть защипало, очень захотелось чихнуть, и Хайди шмыгнул, потирая переносицу. Пришлось прищурить серо-голубые глаза, ранним утром солнце оказалось беспощадно ярким.

Адамс припарковал свой повидавший виды Ниссан на привычном месте и вышел из машины, окидывая пристальным взглядом всю открытую территорию. Как обычно он всегда сосредоточен и внимателен, недаром лучший охотник. Открылась соседняя дверца и из машины вылез лейтенант. Выглядел он немного не выспавшимся и растерянным, но от этого казался очень милым, особенно когда темные волосы взлохматил ветер, бросая длинные пряди в лицо. Впрочем, Томас уже давно заметил, что Робертс постоянно недосыпает, поэтому у него вечно темные круги под глазами, а иногда кажется, что он вот-вот потеряет сознание.

Однажды Том случайно услышал, как капитан отчитывал Винса. Рычал на него так, что стены содрогались. Из разговора Томас понял, что лейтенант опять довел себя до такого состояния, когда едва на ногах держался. Хайди вздрогнул, вспоминая слова Винсента, они как иглы вонзились в память: «Ты же сам знаешь, я не могу спать нормально, меня мучают кошмары. Они не отпускают меня, все те люди, которых я убил. Мне никогда не забыть их лиц искаженных болью и ужасом».

Томас понял, почему Робертс сбежал от Валентайна, бросив все. Он не вынес своей кошмарной работы. Боль, которую он причинял другим, убивала его самого. А прошлое продолжает его преследовать до сих пор.

— Доброе утро, — произнес Томас, когда лейтенант Робертс поравнялся с ним, проходя мимо к отделению. Он задумчиво перебирал что-то в карманах, пряча лицо за высоким воротником кожаной куртки. Капитан не поздоровался, лишь бросил суровый оценивающий взгляд на своего подчиненного.

— А, привет, — отозвался лейтенант, отвлекаясь от своих нелегких мыслей.

Том тут же ощутил острую необходимость приглядеть за Винсентом, чтобы тот случайно не влип в какую-нибудь очередную историю в таком рассеянном состоянии. Робертс любил подставляться под пули вместо других. Да и неприятности будто следовали за ним по пятам. Поневоле начинаешь постоянно беспокоиться за него.

Во время недавней перестрелки в Портленде, куда группа отправилась по спецзаданию, не пострадал никто, кроме Винсента. Лейтенант своим телом прикрыл заложников, когда обезумевшие кровососы стали палить без разбору. На самом деле Робертс поступил правильно, защищая людей. Том с содроганием вспоминал, как Винс упал на пол и перестал дышать. Хотелось бросить все и бежать спасать его, но приказ капитана неоспорим — пришлось продолжать зачистку. Позже, когда Винсент очнулся, к нему в комнату в мотеле никого не пустили, даже не сообщили, как он себя чувствует. Зашел только капитан и пробыл там довольно долго. На его лице отразилось настоящее беспокойство за напарника. Только в такие моменты можно заметить, что Адамсу не безразличны судьбы своих подчиненных. Хотя, может быть, это относится только к лейтенанту Робертсу. Адамса трудно понять как «человека», но как капитан и охотник — он лучший в своем деле, хотя порой кажется абсолютно хладнокровным и непоколебимым. Именно несгибаемый внутренний стержень делает его хорошим лидером.

Начался новый рабочий день, Том последовал за капитаном в здание, тайком поглядывая на спину лейтенанта. Давно хотелось увидеть его без одежды, рассмотреть рельеф мышц на спине, особенно когда они напрягаются. Томас незаметно прикусил нижнюю губу, пытаясь отвлечься от разыгрывающейся фантазии. Последнее время она все чаще и ярче рисовала откровенные картины, заставляя давиться слюной.

Недобрые взгляды, полные ненависти и презрения, стали новым приветствием в начале каждого дня. Том не предполагал, что когда-нибудь испытает на себе нечто подобное. Раньше люди смотрели на него с восхищением, уважением и пониманием. Но оказавшись в кругу охотников на вампиров, будучи самим кровососом, получаешь в полной мере то, что называют лучами ненависти. Купаешься в них. Хайди повел плечами, пытаясь стряхнуть с себя тяжелые взгляды. Ему, как бывшему актеру, оказалось, довольно трудно выносить столько неприязни. Но, похоже, что ни капитан, ни лейтенант не обращали внимания на такие мелочи.

Денек выдался не из легких. Алистер Олсон, любимчик капитана, которого часто оставляли за главного, вручил Тому задание. Полиция часто подкидывала охотникам работу, нераскрытые преступления, где могли быть замешаны вампиры. На этот раз Хайди досталось дело о серийном убийце. Три жертвы за пару недель. Полиция не обнаружила ни отпечатков, ни свидетелей, ни улик, но почерк во всех случая одинаковый. Убийцей мог быть и человек, имитирующий вампира. Такие случаи не редкость и все подлежат тщательному расследованию. Работа Томаса заключалась в том, чтобы помочь полиции найти зацепки, которые они могли упустить. Но, к сожалению, дар Хайди в подобных случаях абсолютно бесполезен.

Проторчав полдня на месте преступления, Томас осознал, что ему необходимо срочно тренировать силу воли. В воздухе висел насыщенный запах крови, от чего постоянно срабатывал глотательный рефлекс и рот наполнялся слюной. Хорошо, что он поел, как следует, что входит в обязательное условие работы вампира-охотника. Скрыть свои зубы не удалось, что у некоторых людей вызывало омерзение. К сожалению, Том не смог ничем помочь расследованию. Сработали слишком чисто, даже профессионально. Что лишний раз подтвердило догадку — это дело рук человека. Голодный вампир не стал бы аккуратничать, почуяв запах крови.

Позже пришлось поехать в полицейский участок и засесть там, с кофе и пончиками, за тщательным изучением остальных подобных дел. Томас начал сожалеть, что ему в напарники не назначили Зака Нидлстоуна, бывшего детектива из Нью-Йоркской полиции. Он довольно опытный и его помощь полиции была бы более эффективна, но Зак оказался занят другим важным поручением.

Обратно в отделение Томас вернулся ни с чем, но в довершении дня судьба решила преподнести ему приятный сюрприз. Лейтенант скучал, сидя в холле один, с отстраненным выражением лица. Капитана поблизости не оказалось и его присутствие не ощущалось. Хайди воспользовался возможность побеседовать и шлепнулся на стул рядом. Он устало потянулся, будто случайно, чуть коснулся локтем плеча Винса. Тот внезапно вздрогнул и шире распахнул глаза, уставившись на Тома с неподдельным удивлением. Хайди расплылся в улыбке, понимая, что лейтенант опять витал где-то в облаках и совершенно не заметил его.

— А, это ты, Том. Прости, я совсем задумался, — устало протянул лейтенант.

— Ничего страшного. Как день прошел?

— Не считая нагоняя Росса и парочки мелких неприятностей, то ничего особенного не случилось.

— Вот как. У меня тоже…

Повисла тишина. Томас чувствовал себя ужасно неловко. Хотелось еще о чем-нибудь поговорить, но никакой пригодной темы в голову не приходило. Он так мечтал побыть с Робертсом наедине, а когда выпал отличный шанс, все нужные слова тут же выветрились из головы. Том огорченно выдохнул и сполз по стулу чуть ниже, прикрывая глаза.

— О, кстати, — протянул Хайди, поймав за хвост дурацкую идею, но вполне веселую на его взгляд. — Давай махнемся куртками.

— Что? Зачем? — озадаченно спросил Винс, вскинув брови от удивления, а Томас таял от умиления.

— Так нужно, вот увидишь, будет весело!

— Ничего не понимаю, но давай…

Робертс поднялся и стянул с плеч спортивную кожаную куртку. Хайди, как ошалелый, скользил взглядом по открывшейся спине, ключицам, впадинке на шее, снимая свое пальто. Он надеялся, что Винс не заметит его уж слишком голодный взгляд, иначе несдобровать.

Когда они обменяли верхней одеждой, Хайди с наслаждением натянул на себя куртку Винсента, вдыхая запах кожи лейтенанта, которым пропитался материал. Рот тут же наполнился слюной, и не хотелось выдыхать, только вдох полной грудью. Том прикрыл глаза от удовольствия.

— И что дальше? — спросил лейтенант Робертс.

— Минутку постой и не двигайся, — прошептал Томас, не желая терять такой потрясающий момент.

Хайди аккуратно провел пальцами по скуле лейтенанта, впервые касаясь его лица. Многого стоило, чтобы рука не задрожала от подступившего нестерпимого возбуждения. Слишком смело, слишком безумно, слишком самонадеянно! Но, черт побери, такой шанс выпадает не часто! Какое наслаждение просто дотронуться до невероятно мягкой, бархатистой кожи. Пальцы скользили по щеке, потом по подбородку. Том тяжело сглотнул. Выдержка сдавала, с трудом получалось удержаться от соблазна не провести большим пальцем по соблазнительным губам, которые хотелось целовать до онемения, не отрываясь ни на секунду. Но Том понимал, что ему нужно остановиться, пока его навязчивое желание не стало слишком очевидным. Внутренне Хайди взвыл от разочарования, когда пришлось убрать руку от мягкой кожи Робертса.

Глаза Винса заметно округлились, он смотрел на Тома ошарашенно, чуть приоткрыв рот. Том стал точной копией лейтенанта. Во взгляде Робертса читалось откровенное и такое по-детски наивное удавление, что Хайди залюбовался. В глубине души Том ликовал, наконец-то он заполучил то, о чем так давно мечтал. До недавних пор даже за руку не удавалось с Винсентом поздороваться, вездесущий Адамс всегда вставал на пути и не давал коснуться напарника. Капитан отлично знал о способности Тома и, скорее всего, именно по этой причине не позволял трогать Робертса. Догадывался ли Адамс, насколько сильно жаждал Хайди хотя бы раз почувствовать себя в шкуре того, кого он так фанатично желал?

— Ух ты… — протянул лейтенант и сам потянулся рукой к Тому, трогая его волосы и лицо.

Хайди старательно пытался не делать лицо полное блаженства, сохраняя внешнее спокойствие, но внутри ловил кайф. Он едва сдержался, чтобы не облизнуться от удовольствия, ощущая, как теплые пальцы Робертса скользят по коже, приближая его к экстазу.

— Хайди! — как гром среди ясного неба раздался грозный голос капитана, Том чуть не подпрыгнул на месте.

— Да, сэр? — отозвался он голосом Винсента.

— Да, сэр? — почти одновременно с ним отозвался Винс и Том едва сдержался, чтобы не заулыбаться во весь рот.

Похоже, что лейтенант уловил его замысел и решил подыграть.

Адамса чуть перекосило от злости, хотя он сразу же взял себя в руки.

— Не сработает, — холодно процедил сквозь зубы капитан и подошел к Робертсу, положив руку ему на плечо. — Я всегда смогу тебя отличить, Винсент, — последние слова он произнес заметно мягче.

— Я и не сомневался, — весело ответил Робертс и улыбнулся капитану. В его зеленых глазах заискрилось что-то, от чего Том сильнее стиснул зубы, почувствовав невероятный всплеск ревности. Въедливым червем внутри точила противная мысль, что Винсент никогда так не посмотрит на Хайди.

Томас сбросил «камуфляж». Оставалось только стоять и наблюдать, про себя думая, что ему ничего не светит. Неудивительно, что Адамс их различил. Дело не в одежде и внешней схожести. Робертс и Адамс связаны крепкими, неразрывными узами. Возможно намного прочнее, чем у других Высших и их обращенных. Том, молча, снял куртку, почти как от сердца оторвал. Очень захотелось взять себе хоть какую-нибудь вещь лейтенанта на память, но Хайди тут же отбросил эту дурацкую мысль, ощутив себя долбанным фетишистом.

В холодном взгляде капитана сквозило нескрываемое желание, чтобы Том немедленно убирался. Хайди надел свое пальто и пошел к выходу. Ничего больше не оставалось, как поехать домой и снова надраться вином в полном одиночестве. Нестерпимо мучило только одно сожаление — сбросив чужую внешность, Том не сможет принять ее вновь, пока опять не коснется человека или вампира, которого хочет скопировать. Серьезный недостаток этого чертового дара!

* * *

С тех пор прошла неделя. Том почти смирился с мыслью, что ему больше не выпадет шанса прикоснуться к лейтенанту. Капитан снова глаз не спускал с напарника. На следующий день после той невинной шутки, Адамс вызвал Тома в один из кабинетов приемной и произнес: «Сделаешь так еще раз, и я вышвырну тебя вон!» Хайди оставалось довольствоваться только воспоминаниями о прикосновениях и концентрированном запахе, исходящем от одежды лейтенанта. Он начинал чувствовать себя одержимым маньяком, фанатично жаждущим хотя бы крохи внимания и тепла. Да, он уже стал маньяком, а всему виной — лейтенант Винсент Робертс. Только наблюдать за ним невероятное удовольствие для глаз, слушать голос — для ушей. Стоило уловить малейший запах и будоражило все тело.

Том начал подозревать, что когда-нибудь не выдержит и сорвется. Даже под страхом незамедлительно лишиться головы, он признается Робертсу в своих чувствах, и будь что будет! Силы сдерживаться иссякали. И наплевать, если лейтенант съездит ему по физиономии, или пристрелит из своего охотничьего кольта, способного разнести голову любому вампиру, но поцелуй будет того стоить.

Очередной рабочий день заканчивался. Капитан вместе со своим напарником срочно укатили по неотложному заданию. Томас же остался ждать до их возвращения в отделении. Он всегда уезжал домой после Винса. Хотелось увидеть его хотя бы одним глазком, перед тем как вернуться в одинокую холостяцкую берлогу к телевизору.

На улице раздался звук сирены. Тома будто током ударило от предчувствия, что что-то случилось. Он подбежал к выходу и заметил, как машина скорой помощи заезжала за отделение. Хайди рванул к заднему входу и заметил, как из машины вывели лейтенанта. Сотрудники лаборатории перегородили пусть, и Хайди не мог ничего толком рассмотреть, но запах крови наполнил воздух, заставляя судорожно сглатывать слюну. Том ломанулся вперед, расталкивая людей в белых халатах. Ему не терпелось узнать, что случилось и чем можно помочь. Винс силился не кричать от боли, но было заметно, как он напряженно сжимал челюсти. Вся футболка лейтенанта оказалась в крови, не останавливаясь, она текла изо рта по губам и подбородку. Винсент только хрипел и сплевывал ее на асфальт, под ноги. Хайди застыл в ужасе, потеряв способность шевелиться.

— Быстрее, вниз его! — скомандовал доктор Рассел Маклейн.

— Где Адамс, черт бы его побрал? — заорал взъерошенный Даниэль Росс, увидев, что происходит.

— Сэр, он еще остался на задании, погнался за последним выжившим, — доложил один из охотников.

— Пойдешь с нами, — Маклейн подхватил ошарашенного Хайди под локоть и потащил за собой в здание.

— А? Что? — растерянно пробормотал Томас, ничего не соображая. Запах крови Робертса пьянил и туманил рассудок.

Том догадался, что Винс опять ловил собой пули, пытаясь то ли защитить кого-то, то ли просто так, из врожденного мазохизма. Да, иногда складывалось впечатление, что Робертсу нравилось ощущать физическую боль. Однако Том отмел подобные мысли, ибо сейчас не время.

— Подержишь его! Пока капитана нет… — скомандовал доктор, в спешке подталкивая Тома вперед, в операционную.

От предвкушения новых прикосновений захватывало дух, но волнение за Винсента перебивало всякое удовольствие. Том зашел в помещение, наблюдая за доктором и его ассистентами, которые приковали Винсента к операционному столу охотничьими наручниками. Повреждения не выглядело слишком серьезными, но суета и волнения подсказывали, что ранение на самом деле опаснее, чем кажется на первый взгляд. Томасу подали халат и перчатки, он незамедлительно снял пальто и переоделся. Нервное перенапряжение давало о себе знать, задрожали руки. Запах крови Робертса заполнил все помещение и дурманил голову. Том всеми силами пытался взять себя в руки, ведь именно сейчас от него больше всего требовалось сдержанности и сознательности. Он тяжело сглотнул вязкую слюну и подошел к столу.

— Что мне делать? — спросил охотник-новичок охрипшим голосом.

— Держи его как можно крепче, прижимая к столу, — произнес доктор и мастерски разрезал скальпелем футболку Винса. Окровавленная ткань разошлась в стороны, оголяя бледную грудь. Томас заметил, как в свете яркой лампы поблескивал металл, в глубине отрытой раны.

Хайди аккуратно прижал тело лейтенанта к столу, держа за плечо и ногу. Захотелось сорвать перчатки и провести пальцами по мягкой светлой коже, чтобы ощутить ее гладкость.

— Винс, ты меня слышишь? — позвал доктор.

Парень застонал и кивнул.

— Вечно ты ловишь всякую дрань, а? — начал жаловаться Маклейн, выудив из кармана баночку с прозрачной жидкостью, набрал ее в шприц и сделал укол лейтенанту.

— Что это? — спросил озадаченно Хайди.

— Кусок гарпуна для вампиров. Слышал о таких? Особая конструкция не позволяет этой штуке выйти из тела во время регенерации, если сильно тянуть или дернуть, то можно выдрать из тела врага все внутренности. Правда, мерзкая штука?

— О боже, — протянул Том, ошарашенно.

— А тут еще и кислота подмешана, кажется, в составе есть примесь ртути, — стал медленно бубнить доктор, раздвигая края раны на груди, разглядывая железку. — Должно быть очень больно, постоянно разъедает тело.

Робертс все еще сжимал зубы, ему и правда было больно. Когда Маклейн касался раны, лейтенант вздрагивал.

— Выдерни, вырви эту хрень, — простонал он, но язык его заплетался, изо рта продолжала литься кровь. Винс захлебывался от нее.

— Минутку, еще не подействовала анестезия, — произнес Маклейн. — К тому же если попытаться вырвать, то ты останешься без легких, а то и без сердца.

Через полминуты Винсент закрыл глаза и почти расслабился. Док схватил новый скальпель со столика и стал резать кожу, еще больше увеличивая рану. Том не мог смотреть на это, он опустил голову и уставился на длинные тонкие пальцы лейтенанта. На правой руке поблескивало серебряное кольцо с красным драгоценным камнем, точно такое носил капитан. Хайди грешным делом даже подумал, что они женаты, но рука явно не та, и успокоился.

От запаха крови голова пошла кругом. Том не мог понять, почему. Ведь он не должен испытывать жажду от крови вампира.

Через минут десять, пока шла операция, в коридоре раздался недовольный голос капитана. Том поежился. Ему точно не сносить головы. Он тут откровенно трогает лейтенанта Робертса.

Адамс ворвался в операционную, на ходу натягивая на себя халат. Одного его сурового взгляда на Томаса хватило, и тот понял, что ему лучше исчезнуть. Том тихонько убрал руки, уступая место капитану. Отойдя в сторону, Хайди стал снимать халат и перчатки. Он буквально спиной ощущал исходящую ненависть от Адамса.

— Зачем? Идиот… — тихо прошептал капитан.

Том оглянулся и увидел краем глаза, как Рэй провел пальцами по лбу лейтенанта Робертса, так нежно, словно опасался причинить боль. Вряд ли так относятся к своему напарнику и даже обращенному, тут что-то намного сложнее, о чем Томас даже подумать боялся, чтобы не начать сходить с ума от ревности. Хотя и так довольно сложно удержаться.

— Что случилось? — недовольно бурчал Маклейн.

— Опять прикрыл меня… — обреченно выдохнул капитан Адамс. — Я бы и сам справился!

— Ох-хо-хо… — грустно выдохнул доктор. — Кусок в сердце застрял. Я не думал, что так глубоко сидит.

Том застыл на месте от ужаса. Он пока совсем мало знал о смертельных ранах для вампиров, знал только что если отрезать голову или вырвать сердце — вампир умирает. А что будет, если просто сильно повредить сердце?

— Ох черт, — выдохнул Маклейн. — Остановка сердца…

— Что?! — перепуганный до чертиков, выпалил Томас и уронил на пол халат.

— Выйди отсюда немедленно! — выпалил капитан и прожег Хайди раздраженным взглядом.

— Он ведь не умрет? — дрожащим голосом спросил начинающий охотник, чувствуя, как от ужаса все немеет.

— Нет! Убирайся! — выпалил еще более злобно капитан.

На ватных ногах Том вышел из операционной и, прислонившись к стене, осел на пол, обхватив голову руками. Все внутри дрожало от волнения.

По коридору быстро шел взъерошенный Алистер, его темные волосы все растрепались и он запыхался. Похоже, он бежал со всех ног до самого отделения откуда-то издалека.

— Как он? — выпалил Олсон.

— Не знаю… — пробубнил Томас. — У него сердце остановилось…

— Слава богу, хотя бы на месте, — облегченно выдохнул Алистер и присел на пол рядом с Томасом. — Не переживай, это не смертельно для вампира.

— Да? — Хайди поднял голову.

— Ага…

Наступила тишина, слышалось только, как бряцает металл где-то в операционной и как ворчит Маклейн:

— Ты только смотри, да оно все раскрошилось, тут еще вынимать и вынимать. Чем его так?

— Я сломал, прежде чем эти ублюдки стали тянуть, — отозвался капитан Адамс.

Прошел примерно час, в коридоре висело гнетущее напряженное молчание. Голоса Адамса больше не было слышно, только периодически жаловался доктор. Каждая минута растягивалась в вечность напряженного ожидания и волнения. Томас стал бы седым от такого сильного переживания, если бы мог. Потом раздался облегченный выдох.

— Все, закончил! — выпалил Маклейн.

Через некоторое время из операционной вывезли Винса на каталке, а Рэй шел рядом с ним. Том заметил, что капитан держал своего напарника за руку. Лейтенанта отвезли в конец коридора, в дальнюю комнату, и туда больше никого не пустили. Томас начал вытаптывать круги на каменном полу возле палаты. Через несколько минут вышел Док, в забрызганном кровью халате.

— Как он? — почти в один голос произнесли Алистер и Том.

— Все нормально, чего вы так переживаете. Он же живучий, как паразит. Ой, простите, я не имел в виду ничего плохого! — Док рассмеялся и побрел по коридору к своему кабинету.

— Ох, слава богу, все будет хорошо… — облегченно выдохнул Алистер.

Хайди удивило, что Олсон так переживал за Робертса. Тот никогда особо не проявлял к лейтенанту какого-либо чрезмерного внимания. Возможно, Томас и не догадывался о чем-то. Олсон — личность скрытная, но с капитаном они быстро нашли общий язык, что, по мнению Тома, было даже как-то странно.

— Я не понимаю, какие отношения у капитана с лейтенантом, — отстраненно произнес Томас, пытаясь не выглядеть слишком любопытным. Хотя он задел такую тему, которая его касаться вообще не должна. Могло быть так, что Олсон знал чуть больше чем он, так как Алистер в команде дольше и ближе общается с капитаном. Наверняка, знает больше всех.

— У тебя есть кто-нибудь, кому ты безоговорочно доверяешь все, даже свою жизнь? — тихо произнес Алистер серьезным тоном.

— Нет…

— Тогда ты не поймешь…

— Наверное, — печально сказал Томас и вздохнул.

— Они умрут друг за друга, это все, что я знаю, — добавил Олсон и улыбнулся.

Томас промолчал; он все понял. Это значит, что у него вообще нет шансов. Адамс ни за что не подпустит его и близко к своему напарнику, он словно чувствует, как дикий зверь, что Том может навредить Робертсу. По крайней мере, Хайди так думал, но точной причины не знал.

Олсон попрощался и ушел домой, засиживаться на всю ночь в отделении он не собирался. А капитан из палаты напарника так и не выходил.

Когда на нижнем уровне почти никого не осталось, а в коридоре горела всего одна лампочка возле кабинета Маклейна, Том все еще продолжал сидеть на холодном полу, напротив палаты. Он сильно переживал, хотя все говорили, что ничего страшного, и с Робертсом все будет хорошо. Очень хотелось в это верить, но Хайди ничего не мог с собой поделать.

Том почти задремал, когда до слуха донесся сдавленный стон из палаты. Он вздрогнул и прислушался внимательнее к звукам. Воображение, как назло, рисовало совершенно не то, что могло быть на самом деле. Еще один стон. Скрип кровати. Томас сжал кулаки и впился ногтями в ладони.

— Рэй… — выдохнул лейтенант Робертс.

— Расслабься, — прошептал капитан и снова скрип.

Томас почти полностью обратился в один слух, хотя его обостренные способности сильно подавлялись в этом здании. Скрипы становились до боли в сердце периодическим звуком. Тяжелое дыхание, снова вздох вперемешку со стоном, на этот раз это капитан. Хайди закусил до крови губу, воображение рисовало ему совершенно откровенную картину: капитан трахает на койке раненого Винсента, а тому нравится, даже более чем.

Том не выдержал слушать, сорвался с места и помчался к лифту, чтобы поскорее убраться подальше. Сердце готово было разорваться и обливалось кровью. И как только он мог думать, что у него есть хотя бы малейший шанс? Это же было очевидно с самого начала, что Винсент принадлежит капитану и только ему.

* * *

На следующий день Том приехал весь растрепанный на работу, что было совсем не в его стиле. Он не смог уснуть, даже глаза закрыть хотя бы на минутку, сознание тут же вырисовывало образ, как Винс лежит на койке с перебинтованной грудью, а над ним Адамс, целует его, ласкает и…

Том с размаху шлепнул ладонью по лицу, чтобы стало больно и сразу все выветрилось из головы. Но он не мог скрывать от самого себя, что хотел бы оказаться на месте капитана той ночью.

У входа в отделение его выловил Адамс, мрачный, будто грозовая туча, впрочем, как всегда. Том ждал, что его сейчас будут линчевать за вчерашнее, а возможно еще и за то, что он подслушивал. Капитан проводил его в кабинет и закрыл следом дверь. Том весь напрягся, ощущая на себе суровый взгляд.

— Скажешь кому-нибудь, что вчера слышал — голову оторву, — тихо произнес капитан и подошел к Тому совсем близко.

— Не скажу, никому… — прошептал Хайди, вытянувшись ровно, заглядывая прямо в глаза Адамсу.

— Отлично. Но если что, я тебя предупредил.

— Вы спите с ним, да? — осмелился спросить Том для полной уверенности, какую тайну хранить.

— Что? — лицо капитана неподдельно вытянулось от удивления, а брови поползли вверх.

— Ну, вчера, вы же там… — Хайди, как подросток, не мог высказать то, что вертелось на языке.

Адамс вдруг рассмеялся, причем откровенно громко расхохотался. Хайди впервые видел капитана веселым. Казалось, Рэй совершенно не умел радоваться. Выглядело странно, неожиданно и очень необычно. И Тому нравилось веселое лицо капитана, он так выглядел еще привлекательнее, возможно в него тоже можно было бы влюбиться, но сердце Хайди уже принадлежало другому.

— И как тебе только в голову такое пришло? — смеясь, выдавил Адамс, пытаясь успокоиться.

— На что было похоже, то и пришло… — злобно прошипел Томас, хмурясь.

— Хорошо, что ты не знаешь, что там было на самом деле, — более серьезно произнес капитан и похлопал Тома по плечу. — Свободен.

Хайди чувствовал себя полностью опустошенным. Он вышел из кабинета и поплелся по коридору, как приведение. Но дойдя до поворота, столкнулся с лейтенантом Робертсом, тот выглядел очень бодро, свежо и улыбался. Совершенно не заметно, что еще вчера его серьезно ранили.

— О, Том, — выпалил парень, сощурив зеленые глаза. — Спасибо, что вчера был со мной.

— Да не за что… — пробубнил Томас, все еще ощущая себя не в своей тарелке. На ватных ногах он поплелся дальше по коридору, совершенно не зная, что ему теперь делать.

* * *

Узнать, что Робертс все-таки не спит с капитаном, было, конечно же, облегчением, но не большим. Все равно, ситуацию, в общем и целом это ничуть не меняло, потому что Адамс по-прежнему не давал подойти. А любовь становилась все сильнее с каждым днем. Стало невозможно слушать голос Робертса, сохраняя полную беспристрастность. Даже все актерские навыки не помогали. Еще и британский акцент, как бальзам на душу, по сравнению с этим дурацкий американским английским. Хотя, слушать, это громко сказано. Лейтенант не из тех, кто любит поболтать, говорит он не много и всегда только по делу. Но стоит только заговорить с ним и уже невозможно убрать с лица улыбку.

Однажды Том решился сделать первый шаг, так сказать, невинная попытка. И хотя велик был шанс огрести за это капитанским мечом по шее, стало уже все равно. Дождавшись конца рабочего дня, Томас побрел на стоянку и ждал возле своей машины, когда капитан закончит, потому что Винсент всегда уходил вместе с ним.

Робертс первым вышел из здания. Появился уникальный шанс снова побеседовать с ним. Хайди подобрался и пошел ему навстречу, собирая волю в кулак, чтобы не растеряться и не забыть все слова.

— Винсент, — заговорил Томас и заулыбался, не в силах удержаться, глядя в глаза Винсента.

На улице уже буйствовала весна, раскрасив все зелеными красками, прямо как глаза лейтенанта.

— Да, что-то случилось? — спросил Робертс.

— Я хотел бы пригласить тебя сегодня куда-нибудь выпить, пообщаться, а то на работе у нас нет возможности и времени, — почти на одном дыхании выпалил Томас.

— А, ну… — начал неуверенно лейтенант.

— О, если не можешь, я не против в другой день.

— Хорошо, тогда завтра после работы. Я сегодня, правда, не могу, извини, — как-то напряженно произнес лейтенант.

— Тогда до завтра!

— Ага, — выдохнул Винс и пошел к машине Адамса.

Том проводил его взглядом и тихо вздохнул. Оставалась еще надежда, что завтра все получится.

Лейтенант остановился возле машины, прислонился к ней и тяжело выдохнув, схватился за горло. Хайди разволновался, почувствовал острую необходимость обязательно помочь, и подошел к лейтенанту.

— Тебе плохо? — поинтересовался он.

— Нет, все нормально, — сдавленно ответил Винс, почти через силу.

— Я же вижу, что не хорошо. Скажи, как помочь?

— Мне будет легче, если ты отойдешь от меня подальше. Без обид… — прошептал Винсент.

— Но все же… — Хайди потянулся рукой ко лбу Робертса, в воздухе чувствовался жар, идущий от тела лейтенанта.

Из здания вышел капитан и очень быстро оказался рядом, он схватил за руку Тома и оттолкнул его.

— Какого хрена ты еще здесь? — гневно выпалил Адамс, прожигая взглядом охотника.

— Я… уже собирался уезжать… И вообще, ему плохо! Я не могу помочь? Какого черта Вы, капитан, постоянно мешаете мне даже поговорить с ним?! — Том не выдержал, и впервые повысил голос на старшего по званию. Раздражение, ревность, злость и неприязнь капитана переполнили его.

— Не твое дело! Ты что, не понимаешь намеков? Неужели сразу не понятно, что тебе лучше не подходить близко?!

— Он что, Ваша собственность?

— Нет! Он — мой напарник. Я не позволю всяким подозрительным типам, вроде тебя, околачиваться возле него!

— Я вовсе не подозрительный тип, я ваш коллега — охотник! Мы же работаем вместе, спины друг другу прикрываем. Откуда столько ненависти и недоверия?!

— Рэй, — слабо простонал Робертс, начиная сползать по машине на асфальт.

Том бросился поддержать лейтенанта, пока тот еще не упал, но получил сильный удар в грудь и свалился на землю сам.

— Не прикасайся! — прошипел Адамс, подхватил Винса и прижал его к машине.

Хайди подскочил на ноги, разглядывая свою расцарапанную ладонь. В воздухе стал распространяться аромат крови.

Все, у Тома лопнуло терпение. Адамс позволяет себе уже слишком много, он ударил своего коллегу, хотя, вроде бы, это запрещено. Вроде бы.

— Мне надоело это терпеть! — выпалил Томас, намереваясь выразить все, что он думает про Адамса и его поведение, но тут же заткнулся.

На его глазах Винс потянулся к Рэю руками, пока тот скалился и не сводил глаз с Тома. Лейтенант обхватил его шею, в один резкий рывок он уложил Адамса на асфальт и тяжело дыша, забрался сверху. У Тома перехватило дыхание от такого зрелища.

— Нет, Винс, не тут, не сейчас… Потерпи еще немного! — Рэй отбивался, пытаясь скрутить лейтенанта.

Страшный рык прокатился по стоянке. Том застыл, наблюдая, как Винсент уставился на него голодным взглядом, обнажив огромные клыки. Робертс подскочил с земли и рванул к Тому, пытаясь ухватить его за горло рукой, но рухнул. Оказалось, что капитан успел схватить его за ногу. Повалив напарника на землю, он стал закручивать ему руки за спину. Щелкнули наручники на запястьях. Винс продолжал рычать и вырываться, а Хайди замер, не в силах пошевелиться от шока.

— Беги отсюда, черт возьми! — выкрикнул Адамс, прижимая к земле своего напарника. Потом он выхватил из кармана шприц и засадил иглу в плечо Робертса. Тот страшно взвыл, почти заскулил, и стал извиваться. Том все еще не мог сдвинуться с места, пребывая в оцепенении.

— Твою мать, — прошипел Рэй, продолжая удерживать взбесившегося напарника. — Я что, не ясно выразился?! Убирайся отсюда!

— Почему? Что происходит? — пораженно и запинаясь, спросил Том.

— Тебе лучше не знать…

На стоянку прибежал Даниэль Росс в сопровождении нескольких вооруженных охотников.

— О черт, снова приступ! — выпалил глава Гильдии и подскочил к Винсу, помогая Рэю удержать его. Робертс все еще продолжал страшно орать и дергаться, но уже не так активно, видимо то, что ему вколол капитан Адамс, начало действовать.

— Этот придурок поранился… — шепнул Рэй.

— Понял, — быстро ответил Даниэль. Спохватившись, он вцепился в рукав Хайди и потащил его за собой в отделение.

Том пребывал в некотором затуманенном состоянии, не знал даже что сказать. Раны на руке уже давно зажили, осталось только пару засохших капель крови на ладони. Он смотрел на руку и ничего не понимал. Почему Робертс так резко взбесился?

— Томас, — выдохнул глава, присаживаясь рядом.

— Это я виноват, — прошептал Хайди.

— Нет, ты не виноват. Тебе это может быть непонятно, но позволь сказать тебе кое-что. Впредь, будь крайне осторожным, если видишь что лейтенанту Робертсу не очень хорошо, постарайся к нему не подходить.

— Почему?

— Это сложно объяснить, но когда-нибудь, возможно, ты все узнаешь. Винсенту пришлось через многое пройти. Долгие годы издевательств со стороны его прежнего хозяина, плен и пытки Ордена, встречи со всякими психопатами — сильно пошатнули его психическое здоровье. Так что будет лучше, если ты не станешь его ни о чем спрашивать…

Том вернулся домой после разговора с Россом полностью разбитым. Он не знал ничего о Робертсе. И даже представить не мог, каково это: пройти через пытки Ордена и остаться живым. И Валентайн. Про него ходило много мерзких слухов, что он очень жесток по отношению к своим обращенным, делает с ними все что вздумается. Все…

Том сел в прихожей на пол и даже свет включать не стал. Боль разливалась в груди, стало трудно дышать. Перед глазами маячило искаженное от безумия лицо Робертса. Если бы капитан его не остановил тогда, трудно было представить себе, что случится. Неужели, убил бы?

После полуночи зазвонил мобильный, определился номер лейтенанта. Дрожащей рукой Том поднес трубку к уху:

— Слушаю, — старался он говорить ровно, не теряя самообладания.

— Прости меня, пожалуйста. Я не хотел на тебя нападать… — сдавленно прошептал Винс.

— Я знаю. Ничего страшного ведь не случилось. Не переживай.

На заднем фоне раздалось раздраженное шипение капитана:

— Эй, ты куда утащил мое полотенце?

— До завтра, — тихо произнес Робертс и положил трубку.

Хайди тяжело вздохнул, понимая, что Винс все-таки живет вместе с капитаном.

Томас отключил телефон и сунул его обратно в карман, глядя перед собой в пустоту. В голове все еще не укладывалось то, что случилось сегодня, и слова Росса. Еще труднее удавалось представить, что мог пережить Винсент. Том только по рассказам других знал, какие жуткие эксперименты и пытки проводят над вампирами в застенках Королевского Ордена и никогда не хотел бы попадаться им, даже просто на улице сталкиваться. Но разговор с Адамсом все еще не закончен.

* * *

Том решил утром, что будет себя вести так, словно ничего не случилось. Он снова улыбался, встретив лейтенанта, тот улыбнулся ему в ответ. Но вот капитан выглядел мрачнее, чем обычно. Он пристально всмотрелся в Тома, но ничего не сказал. Вечером, конечно же, не вышло пойти выпить. Робертс с капитаном сорвались на срочный вызов, а вместе с ними Алистер, со своим напарником Заком. Том вздохнул и присел на стул в холле, дожидаясь, не понадобится ли подкрепление. Хотя, учитывая, что там капитан, то помощь точно не нужна.

Время незаметно подползло к двум ночи, и в коридоре отделения появился бледный Зак, немного забрызганный кровью. Томас подбежал к нему.

— Что случилось?

— Все нормально, — равнодушно бросил Нидлстоун.

— А почему вид такой?

— Тошнит немного, — протянул Зак и зашагал по коридору в сторону туалета.

Да, не каждый может выдержать, если участвует в какой-нибудь мясорубке. Даже если ты — вампир. Тома когда-то тоже разок стошнило, после посещения места преступления, где все доступные взору поверхности покрывала кровь и куски разорванных человеческих тел.

Следом за Заком появился и Алистер с мрачным лицом, впрочем, для него это нормально, как и для капитана.

— Ты до сих пор здесь? — озадаченно спросил Олсон.

— На всякий, вдруг помощь нужна…

— Когда кэп в гневе, помощь уже не нужна, — весело ответил Алистер и заулыбался.

На пороге появились капитан Адамс с лейтенантом, все по уши в кровище, что даже лиц не разобрать. Том только выдохнуть успел. По коридору стал расползаться насыщенный аромат крови. Винсент странно вздохнул и облизнулся, капитан проследил за его действием и поджал губы. Том тяжело сглотнул, примерно вообразив картину того, что могло случиться.

— Идем, — тихо шепнул Адамс и повел за собой напарника.

Вернулся Зак и махнул рукой напарнику.

— Домой и в душ… — выдохнул Алистер и они с Нидлстоуном направились к выходу.

— Пока, — бросил Зак.

— А… пока… — протянул Томас и пошагал по коридору в ту же сторону, куда удалились Адамс и Робертс.

На первом этаже их не оказалось, но несколько капелек крови на полу у лифта, ведущего на нижние уровни, подсказали правильный путь. Хайди вызвал лифт и по окровавленной кнопке определил куда ехать. Оказавшись на нижнем этаже, охотник пошагал по коридору, выискивая новые капли на полу и застыл, услышав сдавленный стон.

— Я не могу больше… — шептал кто-то, но не получалось разобрать голос.

— Повернись, да, вот так… — тихо произнес капитан.

Еще один стон. Том тяжело сглотнул и, затаив дыхание, тихонько пошел в сторону звука. Комната в конце коридора оказалась приоткрыта, из щели на пол падал свет.

— Рэй… — сдавленный выдох и по телу Тома пробежала волна жара. Если бы Винс произнес его имя так же, Хайди сошел бы с ума от наслаждения.

Тихие скрипы койки, и снова тяжелое дыхание. И после этого капитан будет отрицать, что он не спит со своим напарником? Да кто в это поверит?!

Том тихо подошел к двери и замер, прислонившись к стене.

— М-м… — стоны Робертса пробегали мурашками по всему телу.

Том ощущал себя вуайеристом. Будто ему нравилось подглядывать за людьми, которые занимаются сексом. Скрипы становились все чаще и быстрее, а стоны более сдавленными и частыми. Хайди слушал и не мог пошевелиться, а попробовать подсмотреть в щель духу не хватало.

— Рэй, мне больно! — неожиданно громко выпалил Робертс и рыкнул.

— Ну, прости, — весело и задиристо отозвался капитан, — не знал, что ты такой нежный.

Что-то загремело, словно медный таз упал на пол, и расплескалась вода. Раздался смех, прокатившийся эхом по коридору. Том застыл в шоке, не понимая, что там на самом деле происходит. Потом все-таки решился, сделал шаг и толкнул дверь. Дыхание перехватило, когда он увидел, что лейтенант стоит голый, нагнувшись, упирается руками в койку. Ну не совсем обнаженный, в брюках, конечно же. Рядом стоял Адамс с хмурым видом и с влажным полотенцем в руках, стирал засохшую кровь с напарника.

— Лицо не забудь вытереть, — бросил Адамс и сунул в руки Винсу полотенце, а потом перевел взгляд на Томаса и добавил: — Пришел помочь нам?

— Н-нет… не то чтобы… я просто… — переводя дыхание, лепетал Том, чувствуя, что даже не знает, что и сказать. Неловкая ситуация, хоть сквозь землю провались.

Развернувшись, Том вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Он проклинал свое воображение и вообще все на свете.

— Ну и нафига было так сильно натирать? Вся кожа огнем горит! — выпалил Робертс.

— Так надо, — сдавленно посмеиваясь, ответил капитан.

— Тут же душевые есть!

— Дома душ примешь, вытри лицо!

Хайди готов был в этот момент со всей силы врезать кулаком в стену. Адамс его слышал и разыграл. Он знает о чувствах Тома, поэтому никогда не позволит подойти к напарнику.

* * *

Лето пришло очень быстро. Стало невыносимо жарко, для людей, конечно же. Но духота в огромном мегаполисе душила всех одинаково. Том приезжал на работу в легком пиджаке, скрывающем от посторонних глаз оружие: новый пистолет и несколько боевых ножей. Капитан многому их научил на тренировках, что на самом деле оказалось весьма полезно на охоте и не раз спасало Тому шкуру.

Сегодня Хайди оставался в ночную смену в отделении вместе с лейтенантом, так как Тому с самого начала не нашлось напарника, хотя это казалось странным, учитывая, что все остальные ходили по двое. Наверное, капитан так сильно его ненавидел. Но остаться на ночных вызовах в отделении с лейтенантом — лучшего и придумать нельзя было. По крайней мере, Том так думал, пока ехал на работу под вечер. Он так думал, но не ожидал, что все сложится немного иначе.

Вечер превратился в страшный эротический кошмар. Том отлично понимал, что может только смотреть, очень ненавязчиво, а лучше вообще незаметно, но не трогать. Исключительно любоваться.

В этой чертовой стеклянной коробке, что-то вроде кабинета со столами и компами, сидели еще двое охотников, из людей. Они тоже оставались на вызове. А напротив, за стеклянной стеной, находились операторы и принимали звонки. Все как в аквариуме плавали, только каждый в своем. Том представлял себя вместе с экзотической и очень опасной рыбкой, и еще две голодные пираньи в придачу. Чувствовалось напряжение в воздухе, оно нависало и давило со стороны людей, будто дуло пистолета все время упирается тебе в затылок: главное не делать резких движений. Если бы Хайди мог, он бы вспотел уже давно.

Робертс же чувствовал себя вполне комфортно, как в своей родной среде обитания. Он сидел за столом напротив, что-то читал на экране монитора, периодически записывая некоторые заметки на листочке.

Чертова духота убивала, или просто Тому все время не хватало кислорода. Лейтенант поднес ручку к губам и провел колпачком по ним. Хайди тяжело сглотнул, чтобы не сильно тяжело вздохнуть в этот момент. Он незаметно подглядывал за лейтенантом, чуть отодвинувшись от монитора, так, чтобы в случае чего, сразу же сделать вид, что он тоже занят. Хайди даже открыл одну из статей в сети про вампиров и периодически пробегал взглядом по первой строчке. К счастью, их с лейтенантом столы находились друг напротив друга.

Робертс вздохнул, и светлая обтягивающая футболка еще сильнее обрисовывала рельеф мышц. Наплечная кобура была так кстати, что даже сказать страшно, она натягивала футболку так, что можно было даже соски разглядеть. Для Томаса вечер превратился в настоящий кошмар. Он постоянно опасался, что забрызгает все вокруг слюнями, или еще чем-нибудь.

Винсент сидел как самый обычный парень, раздвинув широко ноги, и ни о чем даже не догадывался. У идиотского стола, за которым он сидел, не было задней стенки, и перед Томом открывалась замечательная картина: стройные, натренированные ноги в обтягивающих кожаных брюках, суровые ботинки с высокой шнуровкой на тракторной подошве. Волосы Робертса отросли еще длиннее, он стал собирать их в хвост, стягивая черной резинкой, но челка была еще слишком короткой, иногда попадая кончиками волос в рот. Томас задыхался в такие моменты, когда Винс откидывал волосы назад рукой, вытягивая шею и расправляя плечи. Он не знал кого благодарить за такой подарок, но скорее Дьявола — настоящее сумасшедшее искушение. Томас точно вытащил бы свой агрегат из штанов и расслаблялся, если бы не постоянное напряжение, которое не давало разгуляться фантазии. Но это даже к лучшему. Как стоп-кран, в нужный момент останавливало, не давая сорваться с места и накинуться на лейтенанта, завалив его прямо на стол, задрать футболку и ласкать языком его маленькие розовые соски.

Хайди едва слышно напряженно выдохнул, незаметно теребя пальцами пояс брюк. Пытаясь успокоиться, чтобы ширинка не стала заметно выпирать. Вокруг слишком много глаз и слишком много опасных пушек. Чертов капитан, он знал, что так будет — это похоже на настоящую тренировку силы воли.

Робертс немного устало откинулся на спинку стула, запрокинув голову, выгнулся, снова запустил пальцы в волосы. Том скользил голодным взглядом по его коже, поочередно напрягающимся мышцам, как вздымается его грудь при вдохе. В кабинете и правда слишком душно, даже не смотря на то, что работал кондиционер. На секунду Том мог даже вообразить, что Винс в мокрой футболке, плотно облегающей тело или лучше даже без нее.

Эротический кошмар продолжался, но Том, как настоящий маньяк и мазохист, наслаждался каждым мгновением, радующим глаз, но не тело. Эстетическое удовольствие и не более. В такие момент ладони обычно становятся влажными от напряжения, Том машинально провел руками по брюкам и облизал пересохшие губы. Нужно быть крайне осторожным, охотники внимательно наблюдали за ними со стороны.

Том вспомнил, как Винсент впервые пришел на работу в кожаных брюках. Мать его, если бы лейтенант только знал, что в тот день Томас чуть не умер от перевозбуждения. Его чуть удар не хватил. Еще немного и ситуация могла бы стать критической. Брюки настолько обтягивали упругую задницу Робертса, что Хайди едва удержался от соблазна потрогать. Хотя Винс и в джинсах всегда выглядел неплохо. А когда лейтенант впервые собрал волосы в хвост, картина полностью оформилась — Винс все больше начинал походить на капитана. Еще один болезненный пинок ниже пояса. Томас терял голову и терпение.

С каждым днем эти двое, Адамс и Робертс, как тайные страстные любовники, все чаще бросали друг на друга незаметные взгляды, касались друг друга, о чем-то перешептывались. Иногда капитан незаметно прижимал своего напарника где-нибудь, в такие моменты Томас мог бы поклясться, что они стали бы страстно целоваться, стоило только отвести взгляд. Ревность разъедала все внутри, как кислота, не давая спокойно жить. Но Томас продолжал убеждать себя, что ему ничего не светит и нужно довольствоваться хотя бы тем, что ему позволено работать в одной команде с Робертсом. Позволено иногда смотреть на него, как на красивую иллюстрацию в книге, как красивое кино на экране кинотеатра, но не более того. Только тут настоящее 3D. Единственным бонусом являлась возможность хотя бы иногда вести диалог, или ловить украдкой запах, или пересекаться взглядом. Но Томас как влюбленный подросток тут же отводил глаза, пытаясь не раскраснеться. В такие моменты он благодарил судьбу, что выбрал профессию актера и закончил академию актерского мастерства — сыграть любую другую эмоцию не было проблемой.

Ночь тянулась медленно, позволяя наслаждаться настоящим взрослым кино, реальным, объемным, с запахами и возможностью ощущать все. Хайди, как сумасшедший больной наркоман, жаждущий новой дозы, ждал вызова, чтобы иметь возможность коснуться своего временного напарника. Неважно кто поедет, они с Робертсом, или эти двое, как их там. Любая возможность побыть наедине с лейтенантом хотя бы ненадолго, тут в кабинете, или в его машине…

Девушка оператор сорвалась с места, схватив распечатку, и подбежала к двери. Толкнув ее рукой, она оказалась в коридоре, разделяющем эти две комнаты. Робертс дернулся и приподнялся, приготовившись к работе. Скользнул пальцами по кобуре и облизал губы. Том сделал вдох и на несколько мгновений забыл, как выдохнуть, в тайне мечтая стать его языком.

— Требуется помощь на перекрестке… — девушка не успела договорить, Винсент уже стоял перед ней, мило улыбаясь и вытаскивая из ее тонких пальцев распечатку. Девушка задержала дыхание и забыла, что хотела сказать, не в силах оторваться от лица лейтенанта Робертса. Вот так всегда, подумал Том. Все без ума от него, но Винсу все равно.

— Мы поедем, — произнес Робертс и, кивнув Тому, вышел из кабинета, схватив с вешалки у двери свою куртку.

Хайди подорвался с места как голодный волк, увидевший кусок свежего мяса. Вот оно, то, что он так ждал. Шанс!

Они вышли на стоянку и направились к машине Тома. Хайди еще плохо знал город, но Гильдия обеспечила его хорошим GPS-навигатором. Робертс шагал чуть позади и потягивался, ему тоже не сиделось в кабинете, хотелось проветриться, это было заметно по его скучающему виду.

Забравшись в машину, Том повернул ключ зажигания и вдавил педаль газа. Ехать не очень далеко, но и этого времени будет достаточно, чтобы ощутить себя счастливым. Наконец-то выпала возможность поработать в паре с лейтенантом, увидеть его в деле и просто насладиться его компанией. Но от невероятного желания и искушения, с трудом удавалось контролировать себя. Приходилось играть роль, вживаться в шкуру полной беспристрастности, незаинтересованности и равнодушия.

Хотелось остановить машину, заблокировать двери, откинуть сидение и навалиться сверху на лейтенанта, запустить руки ему под футболку, ощупывать тело, страстно целовать губы, скользить языком по губам, подбородку, шее и слушать его стоны. Воображение так четко рисовало эту картину, что Том чуть не проехал на красный свет, вовремя успел опомниться и ударить по тормозам.

— Том, с тобой все в порядке? — обеспокоенно спросил лейтенант.

— Да, все хорошо, — немного напряженно выдохнул Хайди.

Когда они подъехали к месту, оказалось, что один вампир, довольно сильный и быстрый, схватил девушку и затащил ее на крышу здания. Охотники, что толпились внизу, не могли туда добраться сами, чтобы противник их не заметил, не успел убить жертву или искалечить.

— Стой тут, — выпалил Робертс и побежал в подъезд.

— А как же я… — немного обиженно протянул временный напарник, чувствуя, что его не берут потому, что он только под ногами крутиться будет.

Прошло от силы минуты три. С крыши спикировал кровосос и шлепнулся об асфальт. К нему подскочили охотники, и пока вампир еще не мог двигаться — добили. Через минуту вышел Робертс, неся на руках испуганную девушку, которую успели немного покусать, но главное — она осталась жива.

Том открыл машину и сел за руль — можно возвращаться обратно. Жаль только, что от него самого толку никакого. А нет, небольшая польза все-таки есть, как от личного шофера. Винс устроился на соседнем сидении, и машина тронулась с места. Томасу очень не хотелось снова возвращаться в отделение, в тот душный аквариум с рыбками в виде двух озлобленных охотников. Том притормозил у одного из зданий, и Робертс удивленно на него посмотрел.

— Послушай, — начал говорить Хайди, пытаясь собраться с мыслями.

— Слушаю… — отозвался Винсент.

— Я давно хотел сказать, есть кое-что, что я чувствую. Это может быть необычно и пугающе…

— Не надо, — спокойно ответил Винсент, перебивая поток слов.

Хайди замолчал, ощущая себя крайне паршиво. Сейчас он получит отказ, это уж точно. Его отошьют, без права попробовать снова.

— Почему?

— Ничего не выйдет, Том…

— Но почему? — не хотел успокаиваться Хайди, пока не расставит все точки над «i». Требовать ответ нагло, но Том должен был узнать причину, почему его отвергают.

— Я не могу сказать, — Робертс отвернулся, созерцая тротуар, он стал заметно нервничать.

— Потому что ты любишь капитана Адамса, так ведь? — Том продолжал рисковать, сунулся, куда не надо, ступил на минное поле. Еще несколько таких вопросов, и ему могут вышибить мозги из охотничьего пистолета.

Робертс смущенно опустил голову.

«О боже, нет!» — кричало все внутри Хайди, но он продолжал сохранять спокойствие. Этого было уже более, чем достаточно, вот он ответ на его вопрос, и не важно, что скажет лейтенант.

— Это не так, мы напарники и он… — тихо прошептал Винс, но Хайди не желал слушать отговорок.

— Я понял, — перебил Томас речь лейтенанта.

Все, больше никаких слов и вопросов. Том чувствовал себя полностью разбитым. Его сердце на этот раз точно разлетелось вдребезги, как хрустальная ваза на тысячи мелких осколков, которою уже нельзя склеить.

Остаток ночи Том провел сидя на том же месте, даже не смотрел на Винсента, чтобы не было невыносимо больно. Теперь уже точно все кончено, предпринимать что-либо бесполезно. Остается только и дальше наблюдать, любоваться, но не трогать. Сердце самого желанного «человека» в мире принадлежит другому. Внутри все сжималось от мысли, что Хайди навсегда останется актером второго плана в жизни Робертса, за что ему точно светит Оскар за самые убедительные любовные страдания…

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,006 секунд