Поиск
Обновления

13 октября 2017 обновлены ориджиналы:

13:02   Осенние каникулы мистера Куинна 

29 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

21:41   Лис 

18:17   M. A. D. E. 

28 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

12:32   Новый мир. История одной любви 

22 сентября 2017 обновлены ориджиналы:

16:42   Занимательная геометрия 

все ориджиналы

Токсичный? Смертельный  

Жанры:
POV, Ангст, Драма, Повседневность, Психология, Слэш (яой)
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Герои:
Люди, Неформалы, Парни, мужчины
Место:
Большой город, Квартира, дом ГГ, Наш мир, Украина
Время:
Наши дни
Значимые события:
Not happy end
Автор:
Deserett
Размер:
мини, написано 5 страниц, 1 часть
Статус:
завершен
Рейтинг:
R
Обновлен:
23.02.2016 19:36
Описание

Киберботы. Они во всём виноваты. Привлекли внимание, одного плохого парня притянуло к другому. Но разве могло что-то хорошее получиться в паре, где один — бритоголовый детина, работающий охранником в супермаркете, а второй — томный готический мерзавец, привыкший управлять группой высокоинтеллектуальных технарей?

Публикация на других ресурсах

Размещено на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/1 584 135

Комментарий автора

Дата создания — сентябрь 2009. Написано по мотивам реальных событий.

Объем работы 9 321 символ, т.е. 5 машинописных страниц

Средний размер главы 9 321 символ, т.е. 5 машинописных страниц

Дата выхода последней главы: 23.02.2016 19:36

Пользователи: 1 прочитали

 

Затяжка. Сигарета гадкая и смрадная. Надсадный кашель, застывший в горле.

Я уселся поудобнее в кресле. Пригласил свои мысли подойти поближе. А то чего они встали скромным полукругом в метре от меня?

Ещё затяжечка. На легкие плевать, они уже такое пережили… и лишнюю сигарету тоже переживут.

М-м-м… да-а-а.

О чем я сегодня поговорю с милым психиатром Лиамом? Он пока не пришёл. Он спит. Мои шаловливые детки вытягивали его на концерт, он вернулся домой полумёртвый, часов в шесть утра… Ну да речь не о нем.

Губка Гот. И бубка Гоп. Нет, сам жёлтый Губка Квадратные Штаны тут не важен. Просто картинка*, где изображены данные персонажи забавно и гротескно, очень приглянулась. Ну и смысл, туда вложенный…

Гот — и гоп.

* * *

У него не было барсэтки и сэмок, просто бритая круглая башка. Он, собственно, и не гопник — обычный взрослый мужик, средняя статистика. Может, немножко больше умён, чем другие, такие же выпускники ПТУ, немножко больше разговорчив, потому что любит баб, немножко больше романтик, чем положено по рангу, немножко…

Клиника, да?

И был гот. Мало кому понятный гот — не то эмо, не то… ну кто там субкультурщину молодёжную разберёт? Он, собственно, и не гот… Обычный крашеный и стремно патлатый псих. Неизвестен средней статистике. Немножко более опасен, чем другие психи, немножко более открыт, немножко более привлекателен в силу симметрии лица и своей наркоманской бледности (дело вкуса, хуле, кто вам навязывает?). Он был затянут в свой обычный чёрный наряд, от которого отплевывались и крестились все старушки, высок, слегка худощав и невыносимо мил… хоть и пугающ. Паника, не? Рано еще.

Что же было дальше?

* * *

Встречаясь в темном переулке, я плохо вижу это лицо. На мне как бы бренчащие цепи, стальные замочки, алюминиевые ключи от этих замочков, мельхиоровые пентаграммки… сложно не заметить, угу.

А с другой стороны вижу (биту?) просто какого-то мудака в кожаной куртке. Чего он остановился? Известно чего… известно, зачем все гопники приёбываются к неформалам. Особенно если последние одиноко гуляют после полуночи по всяким муниципальным паркам, сырым подворотням. Или темным переулкам.

— Эй, красотка?

— Я не красотка.

— Чего? Ну и голосок у тебя.

— Иди, куда шел.

— Мудак.

— Сам мудак!

Ну вот и пошли рядом…

— Что это за жесть? — указывает вниз, на мои громадные ботинки.

— Это? «Тапки»… Киберы.

— Слушай, ты в них такой урод! Клоун, бля…

— От урода и слышу.

— Ты мальчик или девочка?

— Отъебись…

— И перчатки! Снимай перчатки. Это лишнее. На байке приехал. Нет? Ну заебись. Что за маскарад, бллин? Пафосный придурок ты…

— Слушай, бля, иди нахуй! Ты кто вообще такой?!

Драка…

Не думал, что в темных переулках бывает столько пыли. В учащённом дыхании чувствую свою кровь, на груди горят синяки, а костяшки… У него расширены глаза.

— А ты сильный. Ты…

— Проехали.

— Дашь телефон?

— Охуел, что ли, придурок?

— Как баба, да? Морозишься?! Длинноволосая ба-а-ба…

Телефон. Кого брали на слабо — его или меня? Ведь зачем ему звонить мне.

Через три дня. Улица. Излюбленное место встречи всех гопников. Тебе не стрёмно? А мне почти стрёмно обсуждать с бритоголовым детиной научные доклады и недавно прослушанную музыку.

— Ты слишком умен для наманикюренной девочки. Наверное, ты мужик.

— Какое открытие.

Пауза. Курим. Дым сигарет смешивается с холодным воздухом в странных пропорциях. Ты снова открыл рот. Тараторишь без умолку, цитируешь философов, вспоминаешь науку, технику, интересные книги, детство… У меня иногда шевелятся волосы на голове. А потом…

— Пить? Что пьют такие манерные педики?

Я говорю тихо. Потом чуть громче, повторяя по слогам. Он торжествующе ухмыляется:

— Мартини?! Фу… компот. Настоечка. Да ты знаешь, сколько я могу за раз выжрать?!

Через полчаса: он, абсолютно пьяный, держась за перила смотровой площадки, болтает о том, как абсолютно он пьян, что у него по пьяни раздвоение личности, что он…

Он ниже ростом. Намного. А я абсолютно трезвее его. И шальнее. И… ничего не стоит припереть его к этим перилам поближе. За ними ничего — только воздух, панорама на левый берег Днепра. И у него снова расширяются глаза.

— У тебя сильные руки.

— Заткнись…

Это очень тяжелый наркотик. Эффект длился целую ночь.

Под колпаком наваждения и моего медленного яда ты раскрылся, как каштан из скорлупки… что в обилии были разбросаны по парку. Да что там. Потерялся всякий стыд и стеснение. Ты стоял на коленях перед скамейкой, а я на ней сидел в расстегнутых и приспущенных штанах… или уже лежал…

А потом такси… Беспорядочное вваливание в круглосуточный магазинчик за шампанским и конфетами, ведь молодой гот живет с матерью, она проснется от шума, ее нужно как-то задобрить, и остатки твоей соображалки не убило алкоголем.

Ты был с ней пьян и галантен… ровно три минуты и сорок секунд.

А потом — моя комната, моя постель, мои подушки, моё дыхание… и ты. Ты тоже мой. Разве ты не осознал этого раньше? А сейчас бежать уже поздно. И окно слишком высоко над землей, из него не выпадешь.

Падай на меня. Я бездна. У меня действительно нет дна. И у глаз моих нет дна. И тихие хриплые стоны так явно выдают твою беспомощность и отчаяние… Мои приказы, твоё подчинение, потом моё подчинение, потому что зверь у нас ты… а мне так и не смогли до конца отшибить разум. Даже во сне, в объятьях твоих и объятьях огромной колючей усталости. Счастье? Покой? Где там… Ночь на исходе. Ночь со среды на четверг. У тебя был отгул, а мне — поднимать измученное тело на работу.

Я бы поднял… быть может.

Но сигареты… утром… они меня убили. Черный ком в груди. Деготь, смола…

Я позвонил, и симулировать больной голос не пришлось. Сердобольная начальница поняла, как сильно меня тошнит от гребаного утра, от трех пачек вонючих сигарет, от прошедшей, запомнившейся какими-то осколками, ночи, от всей моей мерзопакостной жизни.

И мы остались в постели. Я притянул тебя к себе с надеждой. Ты был трезв и напуган. Ты… любил меня? Или просто боялся.

А потом перелом.

— Слышь… до этого… я думал, что ты играешь. Дурачишься, бллин! Со своей жизнью. Я думал, ты притворяешься! Что шутка это и маскарад твой. Ты же…

— Нет.

— Но…

— Нет.

— Манерная девочка-психопатка лучше! Лучше, чем…

— Я не извиняюсь. Теперь ты пидор.

— Сука!!!

Снова драка. Вялая пародия на драку. Я бью его по морде. Мне всё по барабану. Просто болят запястья. Больше ничего не чувствую. И никак.

Ты берешься за них. Нюхаешь. Разве что не лижешь.

— Они у тебя слишком тонкие, — дурацкий шепот. Отпусти уже меня. — А еще… ты хорошо пахнешь. И я имею в виду не парфюм…

— О как мы заговорили… Ты пидор! Ты осознал это?

— Нет. И не хочу…

Но сказочный пошлый бред длится не более пяти минут. У тебя патология, у тебя заворот кишок, ты слишком боишься мнения людей, ты врос в свой социум, как гриб врастает в трухлявый пенек, твоя мать — алкоголичка, а ты… Ты начинаешь ненавидеть меня. За красоту и уют. За цинизм, за насмешки… за ум, слишком острый, чтобы…

Ты… Тебе нужно прицепиться хоть к чему-либо.

— Я больше не хочу, чтоб ты носил эти уродливые боты. Тебе ясно? Ты жуток в них. И мне не хочется идти рядом.

— Тогда иди нахуй.

— Если ты меня прогонишь, я второй раз…

— Ну вот и иди нахуй!!! Я все сказал.

Был ли день? Был ли вообще какой-то день?!

Снова ночь. Ночь порознь. И никакой Интернет не соединит по линии этой трещины. Твое отчаяние и твой алкоголь. Мое отчаяние и мой звонок. До утра… О Господи, до самого утра я слушаю тебя и узнаю, как ломали тебе жизнь. Ты клянешь меня и кроешь благим матом, ты так страшно нажрался, что я правда потом не верю, что это был ты… Сколько раз мы друг друга послали нахуй? Чтобы потом обессиленно понять, что ты не можешь меня отпустить, хоть и должен, а я не хочу от тебя уходить, потому что… Почему?

Я не врачеватель душ, но… я должен, должен был влезть в твою. И ты отделываешься от меня, унижая и оскорбляя, и с ужасом понимая, что ничего не действует. Старые методы… а новых нет.

И наконец…

Снова день. Он не приносит облегчения. Как и работа, как и чертов переулок после неё.

— Я конченый придурок! Сволочь! Мразь! Хоть и принимаю постепенно человеческий облик. Почему ты ночью терпел это?

— Потому что я не играл тобой. И не собирался.

— Но ты же… С тобой могут быть…

— Я знаю.

— Я все равно просто твоя игрушка! У тебя таких уже сто пятнадцать было…

— Нет!

— Иди нахуй! Зачем ты вернулся?! Я не допущу тебя к себе! Не допущу…

— Не пойду! Сам уходи, если надо.

— Тебе хорошо. ХОРОШО ТЕБЕ! И ты не представляешь, в каком кошмаре я живу!

— У меня свой ад. Это единственная отмазка?

— Не лез бы ты…

— Я еще помню. Помню тебя до начала кошмара. Неужели в твоем болоте не может быть светлых проблесков? — мои губы кривятся. — Неужели так сложно поверить в…

— ХВАТИТ!!! Я ДОЛЖЕН РЕШИТЬСЯ НА ЭТО! ТЕБЕ НЕ МЕСТО СО МНОЙ! Я НЕДОСТОИН ТВОЕГО МИЗИНЦА! Я ИДУ НА ДНО — ТЕБЕ В ДРУГУЮ СТОРОНУ! Я НЕ ПОТАЩУ ТЕБЯ С СОБОЙ, ЗРЯ ТЫ ТАК ПОВЕРИЛ. Я НИЧТОЖЕСТВО! И Я ОБЕРЕГУ ТЕБЯ ОТ СЕБЯ! ПРОСТИ. НЕ НАДО БОЛЬШЕ ВСТРЕЧ! НА ЭТОМ ВСЕ!!!

И много рыданий…

Разве тридцатилетний мужик способен так рыдать? А двадцатидвухлетний парень — спокойно на это смотреть? И наш сраный пресловутый переулок просто чернеет, средь бела дня.

Две темные фигуры стоят одна против другой. И у одной из них готовы сорваться с губ заветные слова…

Но я разворачиваюсь и ухожу. Я принц? Но он не знает. Какая разница…

Но он не нищий. Уж точно не нищий духом.

Гот… и гоп.

Гот. Гоп. Сейчас разница кажется такой маленькой…

Разница всего в одной букве.

* Картинка: http://vk.cc/4Pd5C4

Комментарий автора ориджинала Deserett

Режим бетинга временно недоступен. Пожалуйста, сообщайте авторам об ошибках с помощью личных сообщений, а не с помощью комментариев.

Обсуждение 

Нет комментариев

Страница сгенерирована за 0,010 секунд